Николаас Витсен. Северная и Восточная Тартария»

 

СИБИРЬ

 

 

 Сибирское царство, носящее свое имя от реки Сибер, или Сиберской, или от города Сибер, который теперь разрушен. Собственно, это область, нанесенная на карты под этим названием, около широко известной реки Обь. Главный город ее – Тоболь. Но широко взятая, она охватывает и много других областей, лежащих в большинстве своем вне России, к северу и востоку, под правлением Их Царских Величеств. Так под названием Тартарии в Европе известны все страны к востоку от Оби и Каспийского озера, то и я их под этим названием охватываю, хотя, собственно говоря, Сибирь находится не в Тартарии. Однако ввиду того, что она  расположена рядом, и по указанным причинам мы считали, что следует ее включить сюда. Она лежит приблизительно между 60° и 65° северной широты.

Сама Сибирь очень плодородна. Там находится много красивых лесов из ели, сосны, березы, мачтовой сосны, можжевельника, папоротника, липы, кедра, люмена, пихты, капока, черминги) и долоны – большинство деревьев нам неизвестны. Долона похожа на бразильское дерево. Далее, там растут груши и ягоды, похожие на цвет розы или розовые бутоны. Там хорошие соболя, а также бобры и разные звери и водяные птицы. Там встречается индиго. Имеются, как говорят, медные руды. Около рек разные благоухающие цветы и корень марены. Растут разные ягоды, на их языке называемые: малина, брусница, черника и черные ягоды, а также и анис.

Чтобы проехать с запада в Сибирь, надо ехать по рекам Оке, Волге, Кaме, Чусовой и Серебрянке. Затем надо ехать 4 мили сушей до рек Баранча, Тагит, Тура, которая впадает в большую реку Тобол. На ней стоит город Тобол, или Тобольской. Из деревень, стоящих возле этих рек, увозят хлеб на стругах. Это такие суда в Тоболе. В этой области есть уже много деревень, где живут люди, которые занимаются земледелием. У большой реки Исеть, которая выше города Тобола впадает в реку Тобол, растет очень много хлеба. По этой реке ходят корабли, и она очень богата рыбой.

Недалеко от города Верхотурье, расположенного в западной Сибири, в вогульской области, живут люди, называемые вогулыами. Они живут без религиозных законов и веры, делают себе богов по собственному желанию, из различных вещей.

 

Молитва Господня на языке вогуличей,      

или народа, называемого вогулы

 

Отче наш – Memjef

иже еси – conboye

на небеси. – Eterdarum.

Да – amut

святится – nema

имя Твое, – naerdaroin

да приидет царствие Твое – nerosca Sochtos

да будет воля Твоя, – Omut nun gerae

яко на небеси – tegali Eterdarum,

и на земли. – scinan Maanku

Hаш насущный – Candalas

Хлеб даждь – Tep mi

нам днесь. – me tiegalgad

И остави нам – Julokults me

долги наши, – gavarant, //

 

W 733

 

Вогульские тартары. Женщина и ребенок

 

яко же и мы – tulgali menik

оставляем – julgoli amut

должникам нашим. – izagaraldin.

И не введи нас – An mengolem

во искушение, – julvagarias,

но избави нас – toromalt dorom nerku

от Лукавого. – mem kul.

Яко Твое есть – Tagolodamu

царство, – Negotsku,

и сила, – vaan Booter,

и слава – Nemonsoigi,

во веки веков. – nokoztatiu,

Аминь. – Peitse.

 

Вогуличские тартары, которые живут около реки Чусовая, – грубые язычники. Они маленького роста, крепкого сложения. У них довольно большие головы. Они говорят на собственном языке. Вся их религия состоит лишь в том, что они один раз в год по своему обычаю приносят жертвы. Тогда они идут толпами, целыми селениями в лес и режут там по одному животному из каждого вида скота. В качестве  жертвы считают лучше всего лошадей и козлов. С жертвенного животного снимают шкуру, вешают ее на дерево или на жерди, падают ниц перед нею и молятся. Мясо они съедают сообща. И это все богослужение на целый год. Прежде чем они зарежут жертву, они делают с ней торжественный обход. Они не знают значения или происхождения своей веры и говорят только, что их предки тоже так выполняли обряд богослужения и что они им подражают. Если их спросят, не знают ли они, есть ли на небе Бог, они отвечают, что верят в это, ибо они видят на небе столько звезд, что думают – кто-то есть, кто ими управляет. Поэтому они поклоняются небу. Они не знают дьявола. В воскресение мертвых они верят. Однако, какое награждение ожидает благочестивых, и какое наказание – нечестивых, они не знают. Они почитают солнце и луну, а также и воду.

Когда кто-нибудь из них умирает, его кладут без гроба  на землю, одетого в лучшее платье. Около него кладут деньги, в зависимости от состоятельности умершего, считая, что эта одежда, //

W 734

а также деньги ему послужат на том свете. Над умершим они сильно плачут и причитают.

Когда умирает собака, хорошо служившая им на охоте, то они строят деревянный домик, высотой в одну сажень от земли, на четырех столбах, торжественно кладут мертвую собаку в него и оставляют там, пока домик не сгниет, после чего ее зарывают в землю. Иногда они хоронят ее сразу, с деревяшкой под головой, чтобы ей было удобнее. Все это делается в честь ее заслуг при жизни. У них столько жен, сколько они могут содержать. Покупают их у родителей, примерно за 40–50 дукатов, в зависимости от их состоятельности. Когда женщина беременна, они в лесу строят домик, где она рожает, и муж не смеет к ней явиться в течение 2–х месяцев. При браке у них мало торжественности, приглашают только самых близких друзей и угощают их обедом. Жених с невестой без обрядов уходят спать. Но пока жених не заплатил обещанную сумму, он ее не может увести к себе домой и рассматривать как свою собственность, хотя доступ к ней ему не запрещен.

Попов или духовенства у этого народа нет. Они вступают в брак с родственниками не ближе, чем в четвертой степени. Их трудно обратить в христианство, потому что они говорят, что хотят идти по стопам своих предков, будь это хорошо или плохо.

Они живут, как зимой, так и летом, в домах четырехугольной формы, построенных из дерева. В них имеется очаг с дымовой трубой и окна. Дым от сожженных дров выходит кверху, и как только от дров остались одни угли, они закрывают отверстие наверху, чтобы сохранить тепло внутри. Зимой отверстие закрывают куском льда, чтобы сохранить в комнате больше света. У них нет стульев, а широкие скамьи, расставленные по стенам комнаты, высотой в один локоть и шириной до двух локтей. На них они сидят, как персы, поджав ноги, а ночью на них спят. Они живут охотой, стрельбой из лука. Главная дичь – это лоси. Эти животные там встречаются в изобилии. Мясо их разрезают на длинные куски и сушат, вешая вокруг домов, не обращая внимания на то, идет ли дождь, и не гниет ли оно. Эти люди не едят ни свиней, ни кур, но едят куриные яйца. Они умеют ловить дичь ловушками в виде самострелов, поставленных в лесу; около ловушки кладут приманку, таким образом, что животное, дотрагиваясь, спускает стрелу, которая пронзает его тело: так добывают дичь. Они делают и ямы, закрывая их ветками. Животное падает в яму и оказывается пойманным. Земледелием они не занимаются.

Эти люди живут вдоль Чусовой, до крепости Утка и к северу от самоедов. Они маленького роста. Говорят (в чем я, однако, не вполне уверен, так как они не знают значения этого), что эти вогуличи, или вогулы, или многие из них, крестят своих маленьких детей. Имя дает старший в селении.

От города Тобол, или Тобольской, по рекам Иртыш, Обь, Кеть, до Енисейска, едут около 8 недель на больших кораблях. Они продвигаются очень медленно.

В одном сообщении, мне присланном из этих краев, рассказывается о завоевании Сибири и присоединении ее к московской короне следующее:

«Никогда еще ни одна страна не была завоевана с такой быстротой и таким малым числом людей, как королевство, или царство Сибири, царем Иваном. Больше 100 лет назад некий казак Ермак Тимофеевич, родом из Мурома, со своей дружиной отправился за добычей по реке Волге. Он разбил несколько стругов, принадлежавших царю, после чего был отдан приказ преследовать и поймать его. Он со своими товарищами бежал по реке Каме на Чусовую. Это был остров, выше Казани на 500–600 верст, принадлежащий одному знатному русскому купцу по имени Данило Строганов, который основал и город* Некоторые говорят, что этот городок под названием Чертова стоял на островке на рукаве Камы  под названием Строганов, на этом острове, но теперь он разрушен. Строганов не знал о его разбоях или, может быть, почитая нужду за благо, был вынужден помочь ему, так как был окружен разбойниками. Ермак просил о помощи, чтобы искать спасения в Сибири. Тот [Строганов] снабдил его необходимыми военными припасами, порохом, фитилями и ружьями. С этим он отправился по реке Танга //

W 735

на струге* Это вид судна до реки Туры. Там есть место, называемое Япанчин, в то время населенное тартарами, которых он оттуда прогнал. Ермак с отрядом пошел далее и пришел к городу Тюмени, который они тоже заняли. А оттуда они пошли по реке Тобол до города Тобола (резиденция князя той страны), который тоже заняли довольно легко. Оттуда Ермак пошел вверх по реке Иртыш, на 50 миль от Тобола, преследуя отступавшего князя. Он догнал его и обратил в бегство. Здесь он оставался в течение 6 недель и послал около 300 человек из своих людей, чтобы преследовать этого князя и дальше. Но из этих 300 лишь немногие вырвались из рук тартар, так что Ермак лишь с остальными 200 был вынужден скрыться [на островке] в окружении воды. Он подвергся нападению ночью, был загнан в воду и убит. Из спасшихся его людей около 40 отправились в Московию, чтобы объяснить царю Ивану, как обстояло дело и просить дальнейшей помощи. Тот немедленно дал 600 человек, с которыми они отправились обратно в Тобол и сохранили за собой это место, укрепив его. Они посылали ежедневно военные отряды до тех пор, пока окрестные Тартары, устав воевать, не сдались добровольно в повиновение царю». Здесь заканчивается упомянутое сообщение.

Может быть, правда, что Ермак имел основание воевать с сибирским князем, о чем в приведенном сообщении, которое я передаю, как я его получил, не сообщается.

По другим сообщениям, больше 100 лет тому назад несколько тысяч донских казаков, которые отделились от остальных казаков, вторглись в Сибирь, удачно заняли и удержали эту страну. Потомки их состоят на службе Их Царских Величеств до сего дня, при хорошем жаловании. Они, как и все те, которых теперь посылают в Сибирь на военную службу, по немилости или другим причинам, носят имя сибирских казаков.

В Сибири есть растение под названием коса-трава, о котором говорят, что оно ломает железо.

Фредерик Крижанич, польский монах, который много лет жил в Тоболе, рассказывает в одном сообщении, которое он представил его Польскому Величеству в 1680 г., что семья Строгановых многим содействовала завоеванию Сибири. Они еще живут в этих краях. Как почетный титул, им позволено подписываться, когда они подают царю челобитные, именем Сирота твой, что значит, как бы вассал, сирота, между тем как другие дворяне подписываются «холоп твой», что значит раб. Эта семья носит еще название мужик, то есть, крестьянин, преимущественно как почетное имя. Они владеют многими поместьями, которые им были пожалованы в прежние времена Их Царскими Величествами.

Тартарский князь, который потерял Сибирь, держал свой двор в городе Сибир или, как другие говорят, в Тоболе. Его звали Кучум. Казаки, которые заняли эту область, разрушили город, и когда умер последний князь Кучум, казаки убили его сына во время обеда (как он, Крижанич, говорит).

Продвигаясь по реке Томь, выше Оби, до ее начала, встречаются места, где перетаскивают барки по небольшому участку земли и так их переправляют до реки Енисей. Так это происходит и у устья реки Кеть. Здесь заканчивается сообщение этого духовного лица.

 

Следует другое сообщение о роде Строгановых, или Строганова,

и завоевании Сибири, как мне прислали из ближайших краев

«Происхождение богатых крестьян, по имени Строгановы, в России таково: их предок был родом из страны Золота, или Золотой Орды, расположенной недалеко от Астракани, и был сыном тамошнего царя. Он пожелал перейти в христианскую веру и отправился в Россию, где был крещен по греческому обряду. Царь России выдал за него собственную дочь. Когда этот Строганов женился и стал жить в России, тартары были этим очень недовольны и за это начали войну с русскими. Царь послал самого Строганова с войском против этих тартар. Тартары случайно захватили его в плен и исстрогали его тело и так умертвили его, ибо Строганов //

W 736

значит по-русски «строганный». Он оставил свою беременную жену, и она родила сына, которому дали прозвание Строганов, и все его потомки называются Строгановы до настоящего времени. Этот старый Строганов привез в Россию, как говорят, счеты, или арифметику, которые они еще употребляют до сего дня. Это костяные бусинки, нанизанные на железные прутики. Далее, эти Строгановы были первыми, открывшими Сибирь. Они помогли одному разбойнику, по имени Ермак Тимофеевич, оружием и припасами. Этот [разбойник] прибыл на судах вверх по Чусовой и так как он не мог подняться выше, чем до реки Утка, потому что река Чусовая там мелеет, то он переволок суда по земле и прибыл в Сибирь, где он, после многих стычек, продвинулся до реки Тобол. Но наконец, ночью, тартары напали на него. Проснувшись, он намеревался бежать к своим судам на реке. Но так как он был тяжело вооружен, одет в кольчугу, то когда он хотел вскочить в свою лодку, то просчитался и погрузился, как камень, в воду. Тела его не могли найти. Часть его оставшихся в живых товарищей вернулась из Сибири домой той же дорогой, по Чусовой, и они сложили, говорят, свои сокровища там в одной горе. Эта гора очень крутая и высокая. В обрыве у нее есть пещера, как я сам видел. Русские называют эту гору и сейчас Ермакова гора, или Ермакгора, что значит гора Ермака. Некоторые русские, с которыми я беседовал, заходили внутрь неё для поиска сокровищ, которые могли туда быть положены. Они спускались на веревках, с опасностью для жизни, в эту пещеру, но, хотя долго разрывали землю, ничего не нашли, кроме старого оружия, стрел, копий и других вещей малой ценности.

На реке Чусовой, которая впадает в Каму, вверх по реке около 200 верст, стоит городок, принадлежащий Строгановым, под названием Нижнее Усолье. За несколько миль оттуда, на противоположном берегу, стоит другой городок, Верхнее Усолье, или Усолье Камское, о котором многие говорят, что он стоит лишь на расстоянии 2–х миль от первого Усолья, тоже принадлежащего этой семье. Почти вся земля на обеих сторонах реки принадлежит им. Там нагружают много соли, которую в основном увозят к Нижнему, или Нижнему Новгороду, и по всей России. Оттуда, вверх по реке на расстоянии 25 верст стоит городок под названием Камассина. Оттуда примерно в 20 верстах, на левом берегу, стоит упомянутая Ермакова гора. Тут же, на расстоянии 30–40 верст, живут вогуличи, или вогулы, имеюще дома и жилища. На расстоянии примерно 6 или 7 верст вверх по реке 1650 лежат суда этого Ермака*, хотя истлевшие, но хранящиеся как память. Река течет в основном между каменистыми берегами, и она сама очень камениста, со многими порогами. Здесь добывают много лосей и другой дичи. Лосей они ловят в ямах, покрытых ветками и мхом. Вырубают тогда лес в окружности 5 или 6 верст и вырывают несколько ям. Они выбирают для этой цели такие места, где обычно больше лосей. Лоси, пройдя через эти проходы, падают в ямы, где их русские убивают. Русские еще и сейчас молятся в этих краях в своих церквах за Ермака, как выполнившего с помощью [божией] и умением, святое дело – открытие Сибири».  Здесь заканчивается это сообщение.

Другие письменные сообщения передают вышеупомянутое происшествие следующим образом:

«В 1572 г. после рождения Христа, в царствование царя Ивана Васильевича, несколько вольных донских казаков, под предводительством их атамана Ермака Тимофеевича, покинули Дон и тайно направились к реке Волге, где они причиняли большой убыток государству, грабили всяких людей, а некоторых убивали.

Они свозили все награбленное на своих судах так, что как бы запирали Волгу, не пропуская никого из Астракани с товарами. И хотя царь посылал против них разных русских людей с низовскими воинами, все же этот атаман их всегда разбивал и рассеивал.

В 1573 г. Его Царское Величество собрал большое войско, сухопутное и речное, и отправил со всякими военными припасами, против этих казаков. Но, когда последние об этом узнали, они, не дожидаясь войска, отправились вверх по большой реке Каме, на 60 верст выше города Казани. Они покорили бывших подданных //

 W 737

казанского царя Симиона – черемисов, мордву, вотяков, башкирцев и других тартар, живущих по этой реке, и по реке Вятке. Так как это очень отсталый народ, который не знает огнестрельного оружия, то он [Ермак] легко их покорил. Всем этим людям он приказал подчиняться Его Царскому Величеству Ивану Васильевичу. Он взял у них заложников и дань мехами для Его Величества. Он захватил города Рыбный, Чертов Городок, Алабуху, Сарапуль, Осу с окрестными землями, и их подчинил его Царскому Величеству Ивану Васильевичу. Отсюда, направляясь по реке, он достиг места, где жил некий Строганов. Этот человек был родом из Новгорода* Другие говорят, что он происходил из Золотой Орды, но за несколько лет до того, когда царь Иван Васильевич с большим войском пошел туда, чтобы наказать новгородцев за восстания и сопротивление, этот Строганов, с доброй частью своих сокровищ и со всем семейством убежал за Пермь, Устюг, мимо Кайгородка и поселился здесь, так как эта страна изобилует всем – мясом, фруктами и пушниной. Хотя атаман* Это значит, как бы, глава, начальник. со своими казаками были не очень приятны этому Строганову, все же он их всех прекрасно и обильно угощал, ибо был очень богат. Затем он им рассказал о Сибирском царстве, со всеми подробностями: что страна изобилует разной ценной пушниной, что люди там не храбры и беспечны. Главный город находится примерно в 4000 верстах от них [от строгановских мест]. Далее он рассказал, что до границ лишь 500 верст и сейчас самое подходящее время оказать услугу царю Ивану Васильевичу и получить от него прощение за совершенные преступления. Он желает их снабдить пушками, ружьями или мушкетами, порохом, свинцом, судами и военными припасами. Это очень понравилось атаману Ермаку Тимофеевичу и его товарищам. Тот обещал постараться, если он, Строганов, не оставит его. Все необходимое для похода приготавливалось со всей серьезностью, и Строганов прекрасно угощал атамана и его товарищей. Когда все необходимое было готово, атаман отправился со своими людьми вверх по реке Утке. Эта река протекает через дикие степи, или пустоши, и берет свое начало из огромных Верхотурских скал, или гор, и впадает в большую реку Каму.

Верхотурские горы простираются с севера или северо–запада до Каспийского озера. Они очень высоки и широки, в некоторых местах шириной до 300–400 или 500 русских верст. На этих горах растут прекрасные деревья: кедры, вязы, клены, сосны, пихты, липы и всякие другие деревья. Снег там выпадает ежегодно до 9 до 11 футов глубиной. Над этими скалистыми горами есть еще несколько высоких гор, вершины которых недоступны, и на некоторые можно с чрезвычайным трудом добраться лишь до половины, из-за пронизывающих холодных ветров. На этих высоких горах лежит слоями снег, и по ним можно было бы сосчитать много веков, ибо каждый год образуется черный, белый и желтый слои, так как от солнца снег тает. В этих высоких и каменных скалах водятся различные животные – лоси, олени и дикие козлы, козы, медведи, волки, лисы, соболя и зайцы. В этих каменных скалах есть большие стоячие озера, полные разной рыбы, кроме осетра и стерляди. Из этих каменных гор берут свое начало очень многие значительные реки. На юг и в Россию течет река Кама и впадает в великую реку Волгу. Другие, как Яик, Яр, которые тоже вытекают из этих каменных гор, впадают в Каспийское море. Но Яр впадает в большую реку Фуфу), которая течет до Бухарии.

В 1574 г. атаман Ермак со своими товарищами оставался у этих Верхотурских гор, около истока реки Утки, до первого зимнего пути. Здесь он разгрузил свои суда, приготовил лыжи* Это приспособления, на которых передвигаются зимойи нарты, перешел через эти горы, направляясь примерно к истокам реки Ницы. Эти реки – Ница, То, Верхотурка, Тобол, Обдора, Пелым, Исеть и еще другие – все выходят из названных гор и впадают в большую реку Обь. Обь впадает в океан или в Сибирское Мангазейское студеное море, откуда город Мангазея и получил свое название. Этот город стоит на реке Мангазея, которая там впадает в море. От устья реки Мангазеи можно в 2 или 3 недели мимо Пуст-Озера или Печоры доехать до Архангела. От Верхотурья, направляясь водным путем в Сибирь, //

W 738

идут вниз по реке Ницы, а затем по реке Тобол, мимо города Тюмени, дальше, к городу Тобольскому. Река Тобол впадает в большую реку Иртыш, под городом Тобольском. От Тобольского, вниз по реке Иртыш, проходят мимо Дамянского и местечка Саморовский Ям. На обоих берегах всех этих рек у лесов живут несколько народностей особой веры, в юртах. Несколько ниже Саморовского Яма река Иртыш впадает в Обь. От устья реки Обь можно на сибирских судах добраться мимо Пуст-Озера до Архангела, и это расстояние 6000 верст. Между Верхотурьем и Тоболом люди были данниками сибирского царя Кучума. Атаман со своими казаками усмирил их всех и привел в подданство русского царя, взяв у них постоянных заложников. Он наложил на них дань в виде пушнины, предупреждая их оставаться непоколебимо в повиновении его Царскому Величеству. Отсюда он пошел по рекам до Верхотурья, Ницы, Исети, Пелынькою, Тавды до города Тюмень. Этот город стоит между реками Тобол и Тюмень. Он храбро штурмовал город, занял его и тоже подчинил его Царскому Величеству. Когда царь Кучум узнал, что атаман со своим войском занял его города: Тюмень, Верхотурье, Томской, Пелым и другие – и подчинил их Его Царскому Величеству, он был сильно поражен, ибо Тюмень стоит лишь в 180 верстах от главного города Тобольского. И Кучум отправил своего любимого советника мурзу Канчея с войском в Тюмень, чтобы не допустить атамана ближе, а если возможно, отобрать захваченные города. Но атаман обратил этого мурзу со всем его войском в бегство. На другом берегу, в пяти верстах от Тюмени, он убил многих из ружей и взял в плен самого раненного Канчея. Из этой стычки осталось очень мало тех, кто мог бы ему [Кучуму] принести известия. Когда царь Кучум услышал об этом поражении, он был еще больше устрашен, но, посоветовавшись со своими приближенными, он решил разослать по всему царству гонцов, чтобы все его подданные, от мала до велика, без всякого промедления явились к нему. Посылал им вместо писем золоченые стрелы, чтобы они не ждали другого известия; все ослушники будут казнены. Он велел сказать, что против них идет могучий враг (неведомо, кто он и откуда), причиняя стране очень большой ущерб и намереваясь покорить все царство. Когда его подданные и орды узнали это от своего князя, они с большим рвением собрались в город Тобольской, или Тобол, с женами и детьми, что составило большие полчища. Царь Кучум несколько ободрился и набрался храбрости. Он посылал ежедневно гонцов, узнать, где находился атаман, и они доложили ему, что он идет прямо на него. Услышав это, он отправил свою супругу Симбулу с детьми на лошадях и верблюдах вглубь страны, в степи, в свое увеселительное место на Набоалак, где теперь стоит большая деревня. Из Тюмени атаман со своим войском спустился по реке Тобол на судах до главного города Тобольского. Этот город стоит на реке Иртыш, ибо река Тобол впадает около города в реку Иртыш, и  на реке Курдюмке, на очень высокой горе, окруженной деревянной стеной*. Теперь она из камня.  Он [атаман] расположился на расстоянии примерно 7 верст от города, на месте, где теперь деревня Шишкина. Здесь он захотел переночевать. На другой день, перед восходом солнца, когда эти люди, по своему старому обычаю, еще спали (ибо вечером они сидят долго, а утром встают поздно), атаман ушел из названного места, пришел со своими судами к Тобольскому и расположился на лугу. Утром, когда взошло солнце, царь Кучум увидел своего врага перед самым городом. Он немедленно выслал против него своих людей, вооруженных стрелами и луками. Атаман, увидев такую толпу людей, идущую на него, и еще больше людей наверху горы и в городе, приказал своим казакам зарядить пустыми пыжами пушки, ружья и мушкеты, чтобы подбодрить врагов. Те, которые шли из города, бросались с величайшим криком на казаков. Но казаки, держась в сомкнутом строю, отступили в полном порядке, стреляя одними только пыжами, вследствие чего никто из врагов не был убит. //

W 739

Когда кучумцы это увидели, они стали храбрее и смело набросились на врагов, которые вернулись к своим судам. Затем атаман велел отчаливать, и они поплыли вверх по Иртышу, дальше на 2 версты, до того места, где в него впадает Тобол. Здесь он оставался двое суток, приказав казакам чистить и держать наготове свое оружие и заряжать его четырехугольными кусками железа и пулями, такими зарядами, какие только может выдержать оружие. Он обратился к ним с речью, чтобы они вспомнили обо всем том зле, которое делали Его Царскому Величеству Ивану Васильевичу и христианству, пролив немало невинной крови, и чтобы теперь они мужественно сражались, тогда они не только разобьют этих неверных язычников, но и добьются милости и прощения царя. Услышав это от своего атамана, они отвечали ему со слезами на глазах, что готовы мужественно сражаться за Его Царское Величество и христианскую веру, они готовы рискнуть своей головой, «и мы (сказали они) вам покорно повинуемся и выполним все, что Вы нам прикажете». Затем атаман со своими судами и 600 человек вернулся к городу Тоболу и бросил якорь на прежнем месте. Кучум, увидев своего врага второй раз перед городом, обратился к своему народу с такими словами: «Мои храбрые герои, любезные и честные воины, нападайте без боязни и малодушия на этих нечистых собак – казаков. Их оружие не может нам повредить, ибо наши боги защищают нас. Только стойте храбро, а я вознагражу вас за вашу службу». Эти люди разных племен и верований* Некоторые из этих сибиряков были магометане, а другие – язычники., услышав это из уст своего князя, с великой радостью бросились из города, призывая друг друга к мужеству. В городе остались только царь Кучум с некоторыми советниками, чтобы с высоты наблюдать за битвой. Тогда его люди с большим шумом набросились на казаков, под крики: «Магомет с нами!» И всякий шел за свою веру. Атаман приказал своим людям, чтобы лишь одна половина палила из своих мушкетов, а пока те их перезаряжают, другие стреляют из своих ружей. Он внушал им быть храбрыми такими словами: «Братья, не бойтесь этой большой толпы неверных, ибо с нами  Бог». Битва началась во 2-м часу дня и продолжалась до вечера. Это было 21 мая 1574 г.. Наконец, атаман Ермак Тимофеевич победил, нанеся своим врагам разных племен и верований большое поражение, взяв многих живыми в плен. Казаки, одновременно с отступающим врагом, вошли в город. Царь Кучум, видя великое поражение своего войска, убежал с немногими людьми к тому месту, где были его супруга и дети, находившиеся на расстоянии около 20 верст от города. В городе Тобольске лежали две большие железные литые пушки, длиной в 6 локтей, стрелявшие ядрами в 40 фунтов. Кучум приказал во время битвы зарядить их и стрелять сверху во врагов. Но они не сумели стрелять в них, поэтому он с ужасным проклятием велел сбросить их [пушки] с высоты в реку Иртыш. Так атаман Ермак Тимофеевич занял город Тобол, оставаясь здесь в течение 6 недель. Самых знатных жителей он взял в заложники. На них и окрестных людей он наложил дань, с каждого охотника по 10 соболей с хвостами для его Царского Величества, и приказал им жить под покровительством [русского] царя. Атаман велел вытащить из реки одну из этих железных пушек с лафетом и привезти ее обратно в город, где она и стоит до сего дня.

Из Тобола атаман Ермак Тимофеевич послал одного из своих лучших казаков (вместе с пятью другими) по имени Гроза Иванович, к царю Ивану Васильевичу в Москву, и с ними собранную дань из 60 соболей с пупками и хвостами, 50 бобров, 20 лисиц чернобурых и 3 знатных пленников из войска Кучума, с челобитием, чтобы его Царское Величество милостиво простил атаману Ермаку Тимофеевичу и его товарищам совершенные преступления, ввиду их верной и трудной службы. И чтобы царь послал кого-нибудь, по его усмотрению, воеводой в Тобольск, кто мог бы принять столицу, вместе с другими городами и землями, и охранять их от имени его Царского Величества. Когда этот посол Гроза Иванович с товарищами и пленными явился в Москву, он пал в ноги его Величества, моля о милости и прощении за совершенные раньше злодейства, ради тяжелых трудов, положенных ими за его Царское Величество. //

W 740

Просил, чтобы царь соблаговолил принять дань, которую они собрали для его Величества, и пленных, которых они привезли, и соизволил послать туда кого-нибудь, кто бы мог принять от них главный город со всеми другими занятыми городами. Этими известиями царь был сильно обрадован. Он со всем духовенством поблагодарил Бога в Великом Апостольском Соборе за эту победу, роздал бедным очень много милостыни, простил атаману Ермаку Тимофеевичу и всем его казакам совершенные ими преступления ради этой службы. Он приказал принять от них привезенную дань и пленных и обильно угостить этих казаков. Допустил их к целованию руки и велел обеспечивать им ежедневно богатое содержание. Затем, отпуская их, его Величество пожаловал атаману Ермаку Тимофеевичу и всем казакам, каждому особо, несколько подарков. Ермаку он послал кафтан из шелковой ткани, вышитый золотыми цветами, с бархатными украшениями, и двойной дукат. А каждому казаку кусок сукна на кафтан и кусок дамаста, кусок бархата на шапку и каждому по золотой копейке*. Серебряная копейка стоит 5 центов. Еще письмо с большой золотой печатью, в котором царь хвалил их героический подвиг, прощал прежние злодеяния и выражал желание, чтобы они и в будущем продолжали свою верную службу, за что он их богато вознаградит, что зимой он туда пошлет воеводу, а пока пусть он, атаман Ермак, управляет всеми занятыми местами и собирает дань. В том же году, осенью, этот Гроза Иванович прибыл из Москвы в Тобол, привезя с собой почетные дары и письмо и прощение Его Царского Величества, чему атаман и казаки весьма обрадовались. Они молили Бога о здоровье и долгой жизни Его Величества.

После получения этого письма с помилованием и дарами Его Величества, атаман со своими казаками решили продолжать войну с царем Кучумом, оставив несколько верных казаков как гарнизон в занятых городах и местечках. В Тоболе он оставил Грозу Ивановича с шестьюдесятью казаками, а в других местах – атамана с 30-ю казаками, хорошо обеспеченными ружьями и военными припасами. Когда Его Величество отправил казака Грозу Ивановича из Москвы обратно к Ермаку, он дал Грозе открытую грамоту с большой висячей печатью, в которой было сказано, что все, кто желал с женами и детьми ехать в Сибирь, в Тобол или другие завоеванные города, могут свободно и беспрепятственно туда отправиться. Было приказано давать таким людям свободный пропуск. И в том же году с Грозой добровольно переселились в Сибирь 1500 человек с женами и детьми, Его Величество приказал епископу перевезти из Вологды 10 священников с женами и детьми вместе с Грозой на вольных подводах* Телеги или сани, и сверх того [дать] каждому 20 рублей денег.

Когда Ермак Тимофеевич во всех городах устроил надлежащий порядок, он с 6 сотнями казаков отправился вверх по Иртышу до реки Сибирки, которая за 15 верст от города впадает в Иртыш. Там еще находился царь Кучум, в большом страхе и тревоге. Не доезжая полутора верст до этого места, атаман Ермак приказал привязать у крутого берега свои лодки и устроился с войском в степи ночевать. Он приказал, однако, поставить кругом стражу, по старому своему обычаю. В полночь два казака, стоявшие на страже, были схвачены осторожно подкравшимися людьми Кучума. В лагере поднялась суматоха. Враг, вооруженный луками, стрелами и копьями, напал на них с большим шумом и ограбил их военные припасы. Атаман, спавший в палатке посреди лагеря, услышав шум, выбежал и крикнул своим казакам: «Братья, не бойтесь этих неверных, а возвращайтесь к вашим лодкам!» Когда они вернулись в лодки, атаман Ермак прыгнул с высокого берега в свою лодку, но так как сделал слишком длинный прыжок через 3 лодки, упал в воду. //

W 741

Так как река здесь очень глубокая, а на нем были два панциря и сверх того еще железные нарукавники, то он погрузился [в воду], как камень, и безвременно погиб. Однако в этой схватке погибли со стороны Кучума брат его супруги мурза Булат и 65 простых людей. Так казаки потеряли своего храброго предводителя атамана Ермака Тимофеевича. Они захватили в плен 5 человек, которых забрали в свои струги, или лодки, и вернулись в Тобол, не доставив только двух вышеупомянутых пленных. Как только казаки удалились, Кучум приказал своим рыбакам и другим разыскать тело утонувшего Ермака Тимофеевича, обещая тому, кто его найдет, столько серебра, сколько весит тело. «Ибо, – сказал он, – как достану его, велю разрубить на мелкие кусочки, и съем его сам с моей супругой и детьми, как врага моего и моего царства». Тогда казаки, возвращаясь обратно, чтобы не остаться без главы, выбрали атаманом, на место Ермака Тимофеевича, упомянутого Грозу Ивановича.

В 1575 г. атаман Гроза, совершив, по своему обычаю, службу в церкви, в таких же лодках, как и прежде, отправился с 1000 казаками вверх по Иртышу и дошел до места Абалак, где еще держался Кучум. Тот выслал против него своего шурина, Ики Ирку, но атаман Гроза разбил этого Ики Ирку и 540 человек. Взял в плен живыми 20 человек. Из его людей было ранено лишь 6 человек. Царь Кучум, увидев, что его народ как бы тает, убежал с женой и детьми к калмакскому хану Абдар Тайше, который приходился ему дядей. Этот Кучум имел 7 настоящих жен, хотя одна из них была главной, и 25 наложниц. От первых он имел 5 сыновей, а от последних – 12.

После этого Кучум со своими сыновьями большими полчищами часто нападал на завоеванные [казаками] места, надеясь возвратить свое царство. Но они ничего не достигли, и с Божьей помощью, их всегда разбивали».

Здесь заканчивается указанное выше сообщение.

После смерти атамана Ермака Тимофеевича, атаман Гроза Иванович со своими казаками отправился из Тобол по реке Иртыш до Оби и спустился по Оби до Березова*. Что касается правописания собственных имен рек, народов и городов, я придерживался присланного текста, но в наше время они несколько изменились. Это довольно крупное поселение. На всех людей, живших по обоим берегам большой реки, до самого океана, атаман наложил дань, на каждого человека – по его состоятельности. Он построил город Березов и в него поместил заложников, взятых от окрестных народностей, с условием, заменять их каждые полгода, если на их место назначат таких же влиятельных людей. Их знатнейших он взял с собой в Тобол. Этот поход совершил он в один год. Привел в подданство все эти народы и не только их, но и тех, которые живут по берегам рек Обдора), Сосьва, Вогулка, Комда, Мрасса и по другим рекам.

Относительно завоевания Сибири, происходившего больше 100 лет назад, мне оттуда пишут еще следующее короткое сообщение:

«Ермак Тимофеевич, который занял Тобол, убежал с Волги, где он разбойничал, вверх по Каме, и пришел к реке Чусовой. Там был известный богатыми землями Строганов. Еще и в настоящее время эта семья владеет большим количеством земли (70 немецких миль). К деду этого Строганова пришел Ермак просить помощи, чтобы добиться прощения у его Царского Величества. Тот [Строганов] протянул ему руку помощи, дал корабли, оружие, рабочих людей и прочее. Так он пошел по реке Серебрянке, которая впадает в Чусовую. Там он переволок свои суда сушей до реки Тагил. Спускаясь по ней, он пришел в Туру и занял город Тюмень. Здесь он перебил всех людей и подошел к Тоболу. Он захватил его. Там правил один тартарских князь по имени Алтанай Кучумович, иначе Кучум, сын сына которого и сейчас еще жив и в Москве известен под именем Сибирского Царевича. Его очень щедро содержат, он пользуется благодеяниями и почетом. Также говорят, что теперь еще есть кое-где мелкие сибирские князья, которых Ермак захватил в плен и послал ко двору. Он этим подвигом достиг своей цели: добился милости и прощения за свои разбои. Однако он не долго пережил свои победы, ибо во время вылазки из Тобола его преследовали тартары так, что он не успел //

W 742

подойти к судам, упал в воду и утонул. Здесь кончается присланное мне короткое сообщение. В Сибири по берегам больших рек, где разлив размывает землю там, где горы раскололись вследствие ливней и сильных дождей и по другим причинам, находят иногда клыки слоновой кости или, по крайней мере, такие, которые по виду, употреблению, весу, форме и окраске и по всем свойствам похожи на слоновую кость. Они бывают крупные и мелкие. Жители называют их мамутовой костью,  или кость животного мамута. Некоторые из этих зубов несколько крупнее и желтее, чем слоновые клыки, привезенные сюда [в Голландию] из Индии. Каким образом эти слоновые клыки оказались так глубоко закопаны в землю, это трудно сказать, тем более, что в этих краях не встречается слонов. Некоторые из московитов считают, что в давние времена земной шар или мир перевернулся и что там, где теперь холодно, раньше было жарко, так что слоны жили раньше в тех, теперь холодных, краях. Там же говорят еще вздор, будто эти зубы – рога животного бегемота, которого русские называют мамут, иначе  маммона, про которого можно читать у Иова Глава 40, песня 10: «Вот бегемот, которого Я создал, как и тебя; он ест траву, как вол;  вот, его сила в чреслах его и крепость его в мускулах чрева его; поворачивает хвостом своим, как кедром  и т. п. Они говорят, что он живет под землей и что иногда ломает там свои рога. Считают, что эти рога и есть [находимые] клыки. Воды, когда он через них проходит, расступаются; говорят, он издает ужасную вонь. Видят его редко, и если видят, то это к большому несчастью. Он темно-коричневого цвета, хвост, как у лошади, ноги короткие*. Словом «бегемот» обозначают всяких крупных ужасных животных, равно как словом «левиафан» обозначаются всякие ужасные рыбы. Они верят подобным глупостям про него. Клыки больше всего встречаются около Оби и у морских берегов. Они весят до 100 фунтов и больше. Самоеды делают из них наконечники стрел, очень остро отточенные с одной стороны в виде ножа, острием вперед. Такой наконечник у меня имеется. Московиты делают из клыков всякого рода вещи, которые в других местах обычно делают из слоновой кости, например, шахматы (такие шахматы хранятся у меня), гребни, рукоятки ножей и т. п. Говорят, что выкапывают и ребра и другие кости этих животных. Подобный клык, весом в 141/2 фунтов тоже хранится у меня, а так же мелкий клык, длиной в 9 дюймов. И еще 3 коренных зуба: один верхний коренной зуб и два нижних, весом в 61/4 фунтов. Эти зубы недавно были найдены и выкопаны глубоко из-под земли у Киева . У рукава реки Обь зубы найдены тоже под землей. В Москве я видел еще два подобных коренных зуба, которые были найдены под землей у берега одной реки, недалеко от Москвы; самый крупный из них сверху шириной в 71/2 дюймов, снизу шириной в 4 дюйма, глубиной в 7 дюймов. Он весит 7 фунтов. Самый маленький имеет сверху ширину 61/2 дюймов, глубина 5 дюймов, снизу ширина 4 дюйма. Зарисовки их хранятся у меня.

На Цейлоне встречается некий вид слонов, которых нидерландцы называют алиас, как самку, так и самца. Это особый вид, у них никогда не бывает клыков. На них не такой спрос, как на других слонов, потому что они менее красивы. Примечательно, что и другие слоны на этом острове часто без клыков, почему вся слоновая кость, которая встречается в Европе, приходит из Африки – из Гвинеи и других мест. Из этого можно заключить, что клыки, которые находят под землей в Сибири, вероятно, попали не с Цейлона, если они попали откуда-нибудь, то либо с материка Индии, либо из Африки, если это действительно слоновые клыки.

Я и эти клыки, и коренные зубы показал знатокам слонов, их клыков и зубов. Они считали, что они [находки] похожи на зубы или клыки слонов, живущих на материке, а не на берегу Цейлона, так как они заметно отличаются от тех. Следует отметить и приходится удивляться, как молодые клыки или коренные зубы (ибо один из коренных зубов, должно быть, очень молодого животного, равно как и один клык, как было сказано, по-видимому, от слоненка) попали в северные края под землю? Несомненно, эти коренные зубы и столь молодые клыки не привозились как товар для обмена, ибо они не годны для употребления.

В Амстердаме рыли колодец глубиной в 232 фута, и на глубине больше чем 100 футов обнаружили много тысяч морских рогаток и ракушек, //

W 743

а также волосы и конский навоз. Чем глубже копали, тем мельче попадались рогатки, свидетелем чего был мой дед, который мне оставил значительное количество их. Любопытно, что по цвету и виду это такие рогатки, каких теперь здесь на берегу моря не встречают. Они очень похожи на некоторые из тех, которые привозят с Молуккских островов, и которые по форме и цвету похожи на те, которые мне прислали из Батавии, но большего размера. Основная окраска у большинства из них белая, а вокруг идет цилиндрический каштановый или темно-пурпуровый тройной круг. Их называют финики, или финиковые косточки, из-за сходства с настоящими косточками. Те, которые находили здесь так же глубоко под землей, совсем белые и другой формы: более округлые, а другие остро-продолговатые с извилистыми или скрученными кругами светло-серого цвета, как можно видеть по некоторым, хранящимся у меня. Их называют перышки. Эти перышки встречаются на французском берегу и в других местах в Ост- и Вест-Индии, но не здесь или на берегах наших морей.

Встречаются там и маленькие ракушки, несколько похожие на ракушки Св. Якова, но более кривые и с выпуклым ребристым горбом, беловатого цвета. Все они теперь здесь не встречаются, но обычны для Ост- и Вест-Индии. О том, как эта морская живность и слоны попали так глубоко под землю, во время Всемирного потопа или при другом наводнении, перевороте земли или нарастании ее слоев, можно лишь гадать. Следует отметить, что если эти животные утонули, то они, вероятно, пошли бы ко дну и тогда не приплыли бы так далеко.

Когда я в 1703 г. от имени Их Высокомогуществ Господ Генеральных Штатов Объединенных Нидерландов был послан как уполномоченный в армию и мы расположились вокруг города Тонгерен, мне вспомнилось, что Тонгерен издавна был приморским городом, если верить писателям древности. Поэтому я исследовал расположение местности и нашел для этого много доказательств: мне показали старые морские дамбы, по всему видно, сделанные людьми. Мне показали место, где было море, и сказали, что иногда, когда роют, обнаруживаются раковины и морские рогатки. Я тогда приказал копать на том месте, что и было сделано, и мне выкопали и принесли много раковин, в том числе большое количество устричных раковин, которые содержали живых устриц, когда попали на морское дно, а также старые устричные раковины, опустевшие прежде, чем были покрыты землей. Это видно по тому, что старые умершие устричные раковины делаются снаружи гладкими и теряют ребристость. Второй вид рогаток, которые там нашли, это перышки, по форме, как вышеупомянутые, найденные глубоко под землей в Амстердаме. Третий вид, который я вырыл в Тонгерене, это раковина, которая встречается и в Вест-Индии, снаружи и внутри гладкая, белая, как мел, с тонкими зарубками внутри и снаружи. Эти раковины имеют в ширину два с лишком дюйма, с большим поперечником и довольно округлы. Хотя их находили отдельными и разъединенными, все же, когда я их примерил, я заметил, что они парные, ибо когда кладут их одну на другую, они закрываются, что верный признак того, что эти раковины не росли под землей, как некоторые ученые люди склонны считать, а что это настоящие морские раковины, рожденные и выросшие в соленом море.

Следует отметить, что в Тонгерене ежегодно еще устраивают праздник среди молодых горожан, который так давно был учрежден, что никто не помнит его происхождения. Говорят, что один корабль прибыл туда из-за моря с отрядом или поселенцами. В честь этих моряков, которые там поселились, группа молодежи, одетые в лучшие платья, с мехами, щитами и разным оружием, выходит из города под пение и танцы, с игрой на трубах, барабанах и других инструментах. Так они совершают поход через горы и хлебные поля до того места, где, говорят, находился морской берег, и где пристал корабль. Пробыв там некоторое время, распевая старинные песни, посвященные этому празднику, молодежь весело возвращается в город.

Достойно удивления, что один господин, заслуживающий доверия, бывший главнокомандующий от Нидерландской Вест-Индской компании в Гвинее, //

W 744

рассказал мне, чтонедалеко от Делима есть довольно высокая гора, состоящая почти исключительно из морских раковин, лишь покрытых тонким слоем земли, как бы колпаком. И что необычно: внутри нее находят железные и медные орудия, истлевшие и разрушенные, так же обломки горшков и покрытые глазурью глиняные сосуды, какие теперь в этих краях не встречаются. Жители говорят, что эта гора такая с незапамятных времен, уже много веков, и что они себе не представляют, как это морские раковины образовали в глубине страны такую гору и как в ней могли оказаться закопанные глиняные черепки, железо и медное оружие.

Мне еще достоверно сообщили, что в Мунстерланде под землей иногда находят окаменелых рыб.

В Маастрихте и в Тонгерене есть здания, где можно увидеть камни, похожие на морские раковины, очевидно, эти камни из земли, смешанной с раковинами, занесены морем, ибо это натуральные камни, а не кирпичи. Это особенно хорошо видно у самых старинных зданий, построенных несколько сотен лет назад.

В области Берна, в 1542 г., в руде, на глубине 100 саженей, нашли судно с железным якорем, с парусом из холста, совсем в иле; в нем было еще 40 человеческих скелетов.

В 1550 г. в реке де Руйпель около Виллебрука, в Брабанте, нашли скелеты морских животных.

У весьма ученого господина Сметиуса, известного пастора в Нимвегене, я видел несколько рогаток и морских раковин, вырытых из-под земли на горе Питерса, за городом Маастрихтом и за городом Акеном.

Много мамутовой кости встречается и к северо–востоку от реки Кеть, в особенности на реках Енисей, Турухан, Мангазея и Лене, и около Якутского вплоть до Ледяного моря. Больше всего их находят в конце зимы, когда лед вскрывается и захватывает с берегов целые куски земли, в которых обнаруживают эту кость, или эти клыки. Мне рассказали об одном очевидце, который сам занимался поисками мамутовой кости. Недалеко от Турухана он нашел целого мамута. Сначала обнаружил на берегу одной реки в обрушившейся глыбе замерзшей земли голову. Когда они отрыли ее, то обнаружили клыки, торчащие из пасти, как у слона. Их с большим трудом выломали, так же как часть головы. Когда стали копать глубже, наткнулись на переднюю ногу, которую он тоже отрубил и привез в город Турухан. Она была такой же толщины, как талия взрослого человека. В шее на кости было видно что-то красное, как кровь. В другой раз этот человек вырубил еще из одной найденной головы два клыка общим весом 12 пудов*. 1 пуд это 40 русских фунтов или 331/3 голландских фунтов. Когда эти клыки вынимают из земли, то они не повреждены и хороши, как слоновая кость, но когда они долго лежат на берегу, на воздухе, они чернеют и истлевают. Их возили по всей России и употребляли как слоновую кость. Многие христиане там думают, что эти животные, которых они принимают за слонов, там жили до потопа, когда климат там был мягче. Во время Великого потопа эти животные затонули и были унесены под землю, а после потопа этот край стал холоднее.

Другие же считают, что в древние времена в этих краях жили животные особого вида, но не слоны, и это их скелеты и клыки или рога. Затем они вымерли от какой-либо случайности: из-за потопа или были истреблены, или как иначе исчезли, так что от них не осталось потомства*. В Англии раньше было много волков, но теперь они все истреблены.

Третьи считают, что во времена Александра эти слоны были привезены сюда через Танаис. Эта река не очень далеко расположена от тех мест, где так же встречаются эти клыки. У этой реки он [Александр] сражался на слонах. В 1611 г. Джонас Логан совершил морской рейс из Англии в страну самоедов; как сообщают, оттуда привезли в Лондон один слоновый клык, который самоеды привезли продавать. Это, несомненно, была мамутовая кость. //

W 745

Около Оби, недалеко от берегов моря и в глубине страны, находят много этих старых клыков, известных под названием «мамунтекоос». Оттуда их меньше ввозят в Россию, потому что расходы на провоз довольно высоки из-за трудных  дорог. Но водным путем, вдоль берега, их можно было бы дешевле привезти в Архангел. В этом краю можно в течение всего года бить тюленей, которых там много. Говорят, что там на островах и берегах моря находят множество моржовых клыков, выброшенных на берег. Если на этих берегах перезимовал бы хорошо вооруженный и снабженный питанием человек, то можно было бы с помощью самоедов или их соседей добыть большое количество этих животных и вывезти их летом, когда плавает мало льдин, в Архангел. Самоеды выходят зимой, когда им нечего есть, в море, минуя льдины, бьют одного или двух тюленей, вытаскивают их на сушу и питаются, пока все не съедят. Иногда нужда заставляет опять убивать несколько тюленей для пищи и доставлять их на берег. Там большое изобилие перьев и пуха водяных птиц, ибо там водится бесконечно много птиц, которые высиживают птенцов и линяют на островах, в устье Оби и окрестностях.

Около реки Печоры можно летом создать промыслы белорыбицы, добывать много ворвани, а весной бить тюленей. Рейс туда должен происходить на мелких судах. На этих берегах много стекла и хрусталя. Говорят еще, что там есть медные руды, вверх по Оби.

Ввиду того, что там много необработанной земли, то можно было бы в верховьях Оби выращивать столько хлеба, что его можно было бы вывозить в большом количестве вниз по течению, до моря, и отправлять дальше.

Говорят, там есть сосна для постройки больших кораблей. Высокие берега Оби очень жирны и плодородны, так что со временем можно было бы вести крупную торговлю.

Соль можно вывозить вниз по Оби, такую же чистую, как испанская или французская соль, что добывается в Ямишевом озере.

Около Самаланского и Кемланского берега, говорят, попадается множество сельди, как и у Шотландского и Хитского берега и в окрестном море. Это такого же вида сельдь, как норвежская, хорошая и жирная. Но так как соль из России не так хороша, как сибирская и бусун, то есть испанская, то сельдь вкуснее, если ее солить первой, то есть, сибирской солью. Когда в настоящее время уходят на промысел сельди, то отправляются на маленькой лодке в море, а после ловли привозят рыбу к берегу. Из Мангазеи и окрестностей отправляются на лов китов.

Один московский воевода сказал мне, что 30 милями ниже Олонца на Танаисе видел, как около берегов этой реки, которая там протекает между высокими горами, в подмытом слое обнаружили кости людей и животных. Тогда начали, по приказу его Царского Величества, там рыть и на расстоянии двух миль в ширину и в длину нашли под землей, на глубине 8 или 10 футов, тысячи костей, человеческих и слоновых, человеческие головы, бедренные кости, руки, ноги, позвонки и т. д. Местами скелеты слонов были кое-где как бы упавшие и скорченные. В мире нет кладбища такого размера, содержавшего столько костей умерших. Они лежали, как бы сложенные в кучу, очень тесно. Это, несомненно, как считает этот господин, остатки сражения Александра со скифами, о котором сообщается в преданиях, а не мамутовые кости, или же слоновая кость, которую нашли, как было сказано: два слона лежали, упавшими на бок, скелеты были целы. Рядом с этими животными нашли около головы две серебряные чаши. Подобных костей нашли много на дне реки Танаис. Из них некоторые от времени и от воды становились такими хрупкими, что рассыпались, когда до них дотрагивались, и приобретали вкус соли из рога. Вышеупомянутый господин рассказал мне еще, что он видел перед воротами казацкого городка Чиркаский, в нижнем течении реки Танаис, выставленную большую кость, как человеческое бедро. Считали, что это была кость великана. Говорят, что в древние времена в этих краях жили великаны или очень крупные люди. Эту кость он тоже привез оттуда.

Другой клык нашли около берега Танаиса в присутствии его Царского Величества Петра Алексеевича. Этот [клык] был как бы превращен в соль и селитру. //

W 746

Понимающие люди в России считают, что мамутовая кость уже со времени потопа приплыла туда из других мест, а не выросла в земле. Хотя есть достаточно ученых людей, которые считают, что слоновая кость растет под землей. Среди них Теофрастес, а также Каролус Клусиус и Императус. К этому [мнению] присоединяется и Олаус Вормиус.

Интересно, что людям не известно, меняют ли слоны свои зубы. Говорят, что находят клыки, очень белые, гнилые, все в трещинах и без блеска. Поэтому считают, что это клыки от умерших слонов. Те же, которые выпадают при смене или от убитых слонов, имеют больше живого вещества, они гладкие и блестящие, и поэтому их находят так много. Против этого говорит то обстоятельство, что в Сиаме и других местах встречаются слоны, клыки которых отмечены вырезанными гербами нескольких королей, которые следовали один за другим. Из этого видно, что они не менялись. Или же приходится считать, что может быть на Гвинее и в других местах слоны теряют свои клыки, как олени теряют свои рога и меняют их, но у тех, которые находятся на Цейлоне и в других местах, этого не происходит.

Слоны на Гвинее имеют высоту около 10, 12 или 13 футов, что значительно меньше, чем в Ост-Индии. Самые крупные клыки, которые там находят, весят около 220 фунтов пара.

Измерение скелета гвинейского слона показало, что верхние части ног имели длину три, а нижние части ног – четыре с лишком фута, а длина головы была 4 фута.

Стоит отметить, что в 1695 г. в Дюрингерланде, около деревни Тонне, глубоко в земле был найден скелет слона, который лежал сильно скорченный. Видны были бедра, голова, клыки, позвонки – все в сохранности. Много спорили об этом случае, о том, в какое время и каким образом это животное попало под землю, и не были ли это кости, выросшие под землей. Однако в заключение этого спора мнение большинства было, что это действительно скелет слона, который, Бог знает, когда, либо потопом, либо по другим причинам, много веков назад был зарыт в землю. Ученые склонились к этому, потому что никогда не видели и считают невозможным, чтобы все части и кости скелета выросли вместе.

Таким же образом, как мамута, в некоторых краях находят и единорога под землей, подобно тем рыбам, которых встречают в Гренландии. Можно судить по их тленности и степени испорченности, что они лежали много веков под землей. Такого же единорога нашли около Акена, в одной горе, и говорят, что даже в Риме нашли единорога под землей, так же и в Калабрии.

Один известный торговец, родом из Вологды, от голландских родителей, который много торговал мамонтовой костью, рассказал мне, что он видел бедренные кости такого животного, которые, как он считает, принадлежали слону. Далее он говорит, что эти клыки, когда долго лежат на воздухе и на солнце, начинают лупиться, гнить и делаются малоценными. Он считает, что они туда приплыли во время потопа. Большая часть их встречается по берегам Оби, во время половодья вымывается водой. Он мне рассказал, что говорит с надежными людьми, которые находили целые скелеты. Он однажды купил в Вологде у человека, приехавшего из Тобола, 80 пудов этих клыков.

Господин Салтыков, который был главным воеводой в Тоболе, рассказал мне, что он сам нашел и велел выкопать много мамутовой кости в реке Иртыш, а в Оби нашел даже куски головы, бедренные кости, ноги и ребра*. Он считает, что они там лежали со времени всемирного потопа. В 1665 г. в Москве мне подарили зарисовку мамута с такими же рогами, как на присланной мне теперь голове, и с клыками, как у слона. Но я не ручаюсь за достоверность рисунка и не привожу его здесь (см. W. 66 о бубули pостом с вола и W. 98 о мугальском быке). Оба последних животных слишком малы, чтобы присланная мне голова могла им принадлежать. Скорее, она похожа на голову древнего вола. Наконец, мне из Сибири прислали* 1703 голову с рогами и череп неизвестного животного, которое рыбаки извлекли из земли или со дна глубокой реки. Он заметно больше, чем череп вола, и казался бы мне черепом крупного буйвола, если бы рога были закручены несколько иначе; хотя, насколько люди помнят, буйволы на этой земле никогда не водились.

Бохартус говорит подробно о //

W 747

бегемоте или мамуте и доказывает, довольно ясно, что в Святом писании речь шла именно об этом животном, когда писали о гиппопотаме что на нашем языке означает «морской бык» или «морская корова». Все свойства этого животного он сравнивает с описанием бегемота. Детеныша этого животного мне прислали с мыса Доброй Надежды; он сохраняется у нас в еще неповрежденном виде.

В хронике города Куворден, составленной господином Пикардом, мы встречаем следующее:

«В 1650 г., в июле, мне в Кувордене показали слоновый клык длиной в 12 пядей, найденный в земле и в песке между Куворденом и Харденбергом. Внутри он еще неповрежденный и плотный, но черноватый. Это может служить доказательством того, что он пролежал много сотен лет в земле, сотни лет до того, как здесь узнали о существовании слоновых зубов или прежде, чем их привезли из далеких стран. Я так же знаю, что около 1615 или 1616 г., недалеко от Бургстейнфорта, в глубоком мергеле, то есть, известковой глине, нашли настоящего единорога. Большая часть его попала в Мюнстер, но остальная, распиленная на кусочки, была роздана разным людям.

Отсюда можно было бы сделать вывод, что в очень древние времена, прежде чем эти страны были заселены, в этих пустынных, бесконечно густых и темных лесах водились такие животные. Это было до Всемирного потопа Ноя. Как я знаю, во многих местах, очень глубоко из земли и глины, были вырыты большие и маленькие оленьи рога. Это доказывает, что бурные волны засыпали землей и песком этих животных и засыпали их, как и другие создания, которые легко могли истлеть. Это относится к животным, которые живут на суше. Но что касается некоторых останков морских чудовищ, выброшенных во время потопа на сушу, то их осталось повсюду достаточно. Я видел и здесь, в Кувордене, зарытые в глубоких рвах, настоящие зубы морских чудовищ». Здесь кончается выдержка из книги Пикарда.

Как ошибочно и фантастично иезуит Авриль говорит об этих подземных слоновых клыках, в его описании Тартарии, можно видеть из следующего:

«Обнаружили некий вид слоновой кости, которая гораздо белее и глаже, чем та, которую нам привозят из Индии. Но кость эту доставляют не слоны, так как в этом северном крае слишком холодно (это говорится о Сибири – для такого животного, которое любит тепло), а другие животные, а именно те, которые живут и в воде, и на земле, под названием бегемоты. Их обычно встречают в реке Лене или на берегах Тартарского моря. Мне в Москве показывали несколько зубов этого чудовищного животного, длиной в 10 дюймов и толщиной в 2 дюйма в корне. Клыки слона с ними несравнимы ни по белизне, ни по красоте; они имеют свойство останавливать кровотечение, если иметь их при себе. Персияне и турки, которым их продают, так высоко ценят их, что предпочитают иметь саблю или кинжал с рукоятью из этой кости, чем из золота или литого серебра. Несомненно, те, кто ввели эту кость в употребление, знали ей цену, потому что они очень рискуют собой, когда нападают и ловят его [бегемота], так как он опаснее, чем крокодил. Открытием этого животного мы обязаны жителям одного острова, откуда происходило первое население Америки. Это нам рассказал некий воевода, который был хорошо знаком с краями, расположенными на восточном берегу Оби. Идя дальше по Оби к востоку, есть большая река под названием Кавойна, в которую впадает другая река под названием Лена. В устье первой реки, которая впадает в море, есть большой и густо населенный остров, замечательный тем, что там ловят бегемота, животное, которое живет и в воде, и на суше. Зубы его высоко ценятся. Жители часто ходят вдоль берега Ледяного моря охотиться на это чудовище. И так как им приходится преследовать его очень долго и с большим трудом и старанием, то они берут с собой всю семью, и случается часто, если их застанет оттепель и они находятся на льдине, то они отплывают [на ней] очень далеко, неизвестно куда. Считают, что эти охотники, плавая таким образом, //

 W 748

и приплыли на льдинах к северной части Америки, которая находится не очень далеко от части Азии, граничащей с Тартарским морем. Это мнение еще больше подтверждается тем, что северные американцы, которые заселяют эти области, по внешнему виду очень похожи на жителей этих островов, которые, в погоне за добычей, отплывали так далеко на льдинах, до чужой страны».

Можно к тому прибавить, что в Северной Америке встречается много животных, имеющихся в России, как бобры, которые, может быть, таким же путем перешли в Америку.

 В 1688 г. его высокоблагородие боярин Федор Алексеевич Головин, наместник в Сибири и главный военный комиссар его Царского Величества Петра Алексеевича, совершил путешествие через Сибирь к востоку и прошел вниз по реке Иртыш, туда, где она впадает в большую реку Обь, к месту, названному Самароской, или Самаровский Ям. Несколько выше этого места, в реке очень сильное течение и, как это в каменистых реках часто случается, большие куски земли отламываются и падают, размытые силой течения, изменяя русло. Случилось, что подобный большой обломок каменистой земли упал с горы на низкий берег реки. Тогда обнаружили, что вместе с землей упал в деревянном гробу скелет давно умершего человека. Там еще были серебряные изделия, браслеты, серебряное ожерелье, какие носили древние язычники, и серебряная чаша, которую мне оставил на память его Высокоблагородие, вышеназванный господин, когда он в 1698 г. был здесь [в Голландии] Великим послом Московии. Очевидно, согласно свидетельству многих писателей* В. Кромерус и Ботерус и др., древние язычники думали, что домашняя утварь, которую они кладут в гробы около умерших, послужит им на том свете.

В этой серебряной чаше, на дне в центре, изображен большой нагой мужчина, со щитом в левой руке; за ним еще другое изображение, только наполовину видного голого человека, кажется, со стрелой или кнутом в руке. Вокруг видны горы и кое-где вдали мелкие человеческие фигуры, одетые в грубые меховые кафтаны, и еще какое-то животное, вроде оленя. Но все это так стерто и потемнело от наложенной позолоты, что без увеличительного стекла нельзя разобрать. Чаша круглая, в виде полушара, весом около 25 гульденов серебра, в поперечнике полпяди. Этот человек [боярин Головин] дал ее позолотить, ввиду редкостной работы и места ее находки. На ней имеется колечко, очень искусно сделанное и прикрепленное к чаше. Нагая фигура, очень вероятно, изображает умершего человека, в гробу которого ее нашли. Напрашивается вопрос, где и кем мог быть сделан этот серебряный сосуд. Такие и им подобные встречаются в этих местах лишь в могильниках, ибо теперь в этих краях среди населения искусство обработки серебра неизвестно. Этот гроб был обнаружен, когда упал в реку из глубины не менее 8 саженей под землей.

В Сибири, недалеко от Верхотурья, недавно в деревянном срубе под большим холмом, где, очевидно, были похоронены несколько трупов, останки которых еще видны в истлевшем виде, нашли золотую статуэтку. Статуэтка изображает птицу, вроде курицы или индейского петуха, с раскрытыми крыльями и человеческой мужской головой с распущенными волоcами и острым носом. Как она туда попала и кем была привезена, это неизвестно. Очевидно, она имеет сходство с изображениями, какие встречаются в древних египетских могильниках около мумий и которые изображают идолов и символы этих народов. Почти такие же изображения видны на исинской таблице, но со сложенными крыльями. Пигнориус считает, что это ястреб. Почти такое же изображение и изделие мы находим у Кирхеруса, снятые с древнеегипетских обелисков, которые выставлены в Риме и в других местах. Древние египтяне и те, кто придерживались с ними одной религии и духовной культуры, помещают подобных идолов около тел умерших. Мертвых оставляют в подземных пещерах и сводчатые срубы на покой, такие же, как и в этом могильнике, который раскрыли. //

W 749

В древности изображали через лицо человека силу знания, а через распростертые крылья – быстроту и движение, которое придает божественная сила всем созданиям, укрепляя их значительным влиянием, как можно подробно прочитать у древних писателей.

Но как подобное египетское идолопоклонство оказалось в Сибири – это загадка. Или оно перешло через Персию, или же египтяне ездили туда, умерли там и были похоронены своими товарищами, оставляя, как признак своей ложной веры, в могильнике на память эту золотую статуэтку около тела и тел, ибо находили останки более чем одного умершего человека. Однако эта религия там не распространилась, ибо в настоящее время не делают подобных идолов и статуэток. Теперь не делают таких могильников и никто ничего не может сказать про египтян. Эвсебиус говорит, что раньше персы, как и народы Египта, употребляли подобных чудовищных животных при своем богослужении. Кто знает, не пришли ли египтяне в Сибирь во времена Сесостриса, ибо, согласно Диодору, египтяне поселились в Колхиде и около Меотийского озера, откуда они легко могли проникнуть в Сибирь. Далее о том, как религия египтян могла дойти до скифов, в среду которых включают и сибиряков, об этом можно подробно прочитать у Олуса Рудбекиуса: «Древние язычники поклонялись чудовищам-животным, как это делают и сейчас еще сиамцы. Некоторых изображали с телом человека и птичьей головой, у других – лицо человеческое, а тело птицы или животного. Многих из них я видел, но следует знать, что под видом этих чудовищ они пытались изобразить истинные божественные свойства».

Другого идола, размером в два пальца, из листового золота, мне прислали из Сибири. Он был тоже взят из древнего могильника. Около него нашли человеческие кости в кургане, или большом холме. Он представляет собой тело четвероногого животного, вроде тигра или льва, с головой человека и двумя опущенными крыльями. Внутри он пуст, стоит прямо, ступни его снизу просверлены.

У Кирхеруса мы видим изображение подобного чудовища на картинке в Исинской таблице, как отражение религии египтян. Только у него фигура изображена на коленях. Это означает, как он говорит, свойство солнца как укрепляющей силы. Солнце получило эту силу от высшего существа, как можно видеть здесь на рисунке обоих этих идолов.

Может быть, золотые, серебряные, стальные и другие остатки привезены в эти могильники китайцами или их единоверцами в то время, когда Чингис Хан в конце ХI века занял всю Тартарию и большую часть Сибири и переселил много народа. Или же это происходило уже до него, когда древние китайские короли имели большие владения в Тартарии и несомненно там оставили гарнизоны людей со своей верой. Я несколько склонен поверить этому, потому что золотая статуэтка, присланная мне оттуда, сделана из листового, а не из литого золота, как синцы часто делают. //

W 750

Изображение обратной стороны старинного стального зеркала, найденного в могильнике около Верхотурья в Сибири

И потому, что рядом нашли еще зеркало, которое мне прислали. Оно сделано из стали, диаметр его больше пяди. На рисунке показана его оборотная сторона, лицевая сторона гладко полирована, как синские и японские зеркала, которые еще и теперь делаются из какой-то смешанной стали. На нем видны древние синские буквы, их письменность. Синцы, как и японцы, употребляют и сегодня подобных чудовищ в качестве богов. У них есть обычай класть в могилу своих умерших друзей всякую домашнюю утварь и изображения некоторых идолов. Они, как и другие древние язычники, думают, что вся подобная дрянь послужит умершим на том свете. К тому же в Мугалии и на дороге между истоком реки Амур и Синской стеной находятся разрушенные города (как видно на некоторых моих рисунках), где встречаются обломки идолов. Таких же, как еще сегодня встречаются в Сине. Этот край теперь не имеет городов, крепостей или каменных зданий. Там ничего нет, кроме пустых земель, из чего видно, как все в мире меняется.

Недалеко от Тобола встречаются у подножия горы еще особого типа очень древние могильники, в которых находят, кроме скелетов, немного домашней утвари из металла – серебра, меди и железа. Вышеупомянутый господин Caлтыков сделал себе из такого, в могильнике найденного серебра, рукоятку сабли, в память об этой редкости.

Говорят, что в Сибири в ряде мест видны развалины древних стен и груды обломков, где, очевидно, в древности стояли города. В них иногда, говорят, встречаются памятники, из чего можно было бы заключить, что раньше в этих странах жили народы с лучшими обычаями, чем теперь, но сейчас там не видно таких зданий. Передают, будто современные сибиряки говорят, что народы, которые раньше строили такие города и здания, совсем ушли отсюда на юго–восток.

В Голландии, особенно в Амстердаме, глубоко под землей лежит много тяжелых деревьев, даже в таких местах, где почва настолько мягка, что теперь там не могли бы деревья расти.

Из Рурмонта мне сообщили, //

 W 751

что в Пееле болота и пустоши, и там, в окрестностях, когда копали, под землей нашли много сваленных деревьев. Некоторые думают, что эти деревья были срублены в то время, когда Св. Виллибрут (согласно хроникам Велдинаара) находился в Риме, примерно в 695 г., ибо тогда (выражаясь его же словами) шла такая сильная буря с северо–востока, что в Голландии почти все большие деревья, которые росли в этом диком лесу, в одну ночь были беcпощадно вырваны. Другие говорят, что падение деревьев в этих странах происходило в 860 г., за три г. до преобразования страны в графство, когда была ужасная буря и река Рейн около Катвейка остановилась. Другие же устанавливают, что это было в 1170 г., когда все дамбы прорвались и вода стояла у ворот Утрехта.

Считают, что ветер дул с северо–запада, потому что все деревья лежат на юго–восток на глубине нескольких футов. Они стали твердыми, почти как железо. Как особенность, следует отметить, что около городов Веесп и Муйден под землей, на глубине около 50 футов, лежит большое количество разбросанных кирпичей, так плотно, что когда забивают сваи бабою, то мачты с трудом пробиваются. Как и когда эти кирпичи попали так глубоко под землю в торфяную и болотистую почву, где не растут камни, [лишь] Всемогущему Богу известно.

Недалеко от Хардервейка, в море, обнаружили булыжную дорогу и много сваленных деревьев, которые лежат на юго–восток.

На  мели в Зюдерзее ощущается на дне лес и деревья, а недалеко оттуда – очень крупные камни.

На берегах реки Заан, а также в ее русле, встречаются различные морские раковины и улитки, из чего можно заключить, что издавна там было море или там было общее наводнение, или это море вошло в реки около Петтена и Вероны, в то время, когда река Заан была еще рукавом Рейна, и она около этих мест впадала в море. Устье ее было примерно в XIII в.  закрыто и перегорожено.

Один видный и заслуживающий доверия господин рассказал мне, что он был очевидцем, когда недалеко от ден Боша, на Маасе, большая верхняя вода и льдины прорвали дамбу и смыли ее, так что образовался водоворот глубиной в 62 фута. Из этой глубины вынули правую бедренную кость слона, рога и копыто лося, лежавшие вместе, из которых первые хранятся в Лейдене в анатомическом театре. Этим вещам, вероятно, уже много тысяч лет.

В Мейери, около Боша, во многих местах находят на глубине 30 футов под землей бесчисленные сосновые деревья, поваленные в одну сторону, теперь крестьяне их вырывают ради смолы, имеющейся в них, используют их для ламп или свечей.

В Англии, в некоторых местах, особенно в Линкольншире, находят в земле осушенных болот бесчисленное количество поваленных деревьев разных пород. Большие деревья лежат чаще всего сваленными на северо–восток, а те, что меньше лежат поперек них, некоторые над, а другие под ними. Есть дубы длиной от 20 до 35, а то и 40 локтей, которые продают за большие деньги, дерево стало черным, как эбеновое дерево. Оно годится для килей кораблей, для чего и употребляется. Многие из этих сосновых деревьев теперь почти не встречаются на этом острове. Они лежат, поваленные от корня, по-видимому, срубленные. Многие из этих подземных деревьев сгорели, другие нарублены коротко, четырехугольной формы, некоторые расколоты клиньями, с камнями внутри. Там обнаруживают и ореховые деревья и еловые шишки. Еще недавно там нашли болты, как армейские молотки, и вокруг них несколько римских монет, вычеканенных во время Веспасиана.

В Англии глубоко под землей нашли лодки, которые  древние британцы обычно употребляли, и человеческие кости, янтарь, бусы, медный котел и т. д. И около Модены в Италии, во Франции и других странах, во многих местах находили под землей деревья и разные другие вещи, которые использовались человеком. Что касается первого упомянутого болота, //

 W 752

то считают, что на этом месте в древности, когда Римская империя господствовала в Англии, были леса и что они по их [римлян] приказам были срублены, повалены, чтобы не могли служить убежищем; и что пока эти деревья там оставались лежать и запирали входы, вода поднялась и окружающие высокие земли нанесли туда столько песку и земли, что деревья оказались под землей, а вода, оттого, что проходы были заложены, осталась стоять. Когда позже воду отвели с помощью каналов, земля стала опять пригодная.

Около деревни Хиллегом, в Голландии, в глубокой песчаной яме нашли ребро и позвонок кита, которые я сам видел, и в память этого редкого случая их повесили напоказ перед фасадом одного важного дома.

Опыт мне показал, что во Фрисландии, в некоторых местах, особенно в северном Волдене, на глубине 5–6 футов под торфом обнаружили целые леса, в том числе такой, в котором нашли целые участки, где деревья сгорели до половины человеческого роста, что ясно видно по древесному углю и окружающей золе. В этих краях видно и много подземных ореховых и других деревьев, над которыми много футов торфяной земли. Но по какой случайности это много веков назад произошло, неизвестно. Об этом мы можем лишь догадываться. Мне вспоминается, что в Суринаме и других местах Америки встречаются такие же вещи. Предоставим ученым все это подробно исследовать. Это свидетельствует о том, что поверхность земли подвергалась многим изменениям и переворотам.

Сибирские налоги, прежде в размере 35 на 100, обыкновенно, как говорят, приносили в год не свыше 5, 8 и 10 тысяч дукатов. Однако при налоге на 13% ниже, говорят, один Нерчинской за год принес дохода больше 26 тысяч рублей или дукатов, а Верхотурье – около 17 тысяч рублей* 1694. Другие города Сибири, по примерным расчетам, [приносят] еще 6 тысяч рублей, или дукатов. По всей вероятности, этот доход повысится в скором будущем до 40 тысяч рублей.

Во многих местах Сибири ездят летом верхом или на маленьких низких повозках. Дороги там прокладывают люди, у которых на ногах плоские длинные коньки, сделанные из тонких дощечек длиной в 2 локтя, которые они называют лыжи. В середине [дощечек] они ставят ноги, привязывают их и так ходят по глубокому снегу, равняя дороги и делая их годными. Сибиряки питаются в основном овсом, мукой и крупой. Питье для простого народа – это вода. Но богатые приготовляют напиток, под названием сбитень, похожий на водку, из воды с разными пряностями, как орехи, гвоздика, перец и т. п. Его перегоняют и варят; от него быстро пьянеют.

Кедры там красивые, но не такие хорошие, какие растут в Сирии, откуда мне прислали образчик для сравнения. Соболя питаются шишками, которые растут на кедрах, потому этих животных больше там, где местность изобилует кедрами. Эти деревья имеют в поперечнике 4 или 5 пядей.

Главный город Сибири – Тобол имеет деревянную крепость, которую теперь переделывают в каменную. Только русские живут внутри крепости и города. Инородцы живут на берегах и в пригороде. Там происходит оживленная меновая торговля со всякими тартарами. Город Тобол стоит на соединении рек Тобол и Иртыш, которые, соединившись, впадают в Обь. Под этим городом недавно поселились 100 русских крестьянских семей*. 1690. Здесь живет главный воевода Сибири.

В монастыре, расположенном на реке Иртыш около этого города и около поселения Покровки, живет архиепископ.

Благодаря похвальным заботам воеводы Черкасского, теперь в Тоболе построены две школы.

В городе Тобол занимаются всякими ремеслами больше, чем в каком-либо другом городе Сибири. С давних пор говорили в Европе и других местах, что жители и народы на реке Обь, около этого города, поклоняются статуе, называемой Злата Баба, что значит «золотая старуха», и считают ее своей богиней. Как бы старательно я ни исследовал это, я все же не мог найти подтверждения правильности этого. Только //

W 753

один знатный русский господин сообщает мне следующее: «У подножия горы, в Обдории, стоит высеченная статуя Золотая Баба в виде женщины. Слова «Злата Баба» означают «золотая старуха». Мне сообщают, что остяки и другие язычники – туземцы около Тобола и на Оби, поклоняются дьяволу, который, они говорят, появляется им в виде женщины с детьми на коленях. У нее на теле звенящие колокольчики. Ее очень боятся и почитают».

Рутбекиус говорит, будто под словами «Злата Баба» подразумевается земля, а солнце и луна – это ее двое детей. Гуагнинус говорит об этой богине следующее:

«В области Обдория, около устья реки Обь, находится некий древний идол из камня – Золота, или Злата, Баба, что значит «золотая старуха»;  у нее при себе двое детей, один на коленях, а другого она держит за руку. Говорят, это ее близкие. Обдорцы, любрисцы, волнинцы и другие окружающие народы поклоняются этой статуе. Ей жертвуют самые ценные меха – соболя и другую пушнину. Для нее режут самых жирных оленей. Мажут руки и ноги богини их кровью; потроха жертв они съедают в сыром виде.

Во время жертвоприношения жрец просит у статуи совета, что следует делать или не делать, переезжать им и поселиться ли в другом месте, или нет, и если статуя отвечает «да», то говорят, будто в окружающих рощах и горах слышен звук, как от колоколов или труб, произведенный этой статуей, хотя, по всей вероятности, этот звук происходит от подземных ветров». И здесь заканчивается сообщение упомянутого писателя.

В другом месте, в описании морских походов англичан, совершенных ими раньше в Московию, мы находим, что когда переживают тяжелое время, голод, чуму и т. д., то поклоняются этой статуе богини. Они бросаются перед ней на землю, произносят в таком положении молитвы и ставят барабанчик. Окружающие кладут туда искусно сделанную жабу, затем ударяют палочкой по барабанчику. Тот человек, на которого прыгнет жаба или около которого при ударе по барабану она упадет, падает как бы мертвым. Но с помощью этой богини, как они верят, он воскреснет для жизни. Он тогда может указать причину несчастья и средство избавления. Когда богиня удовлетворена, страна и народ освобождаются от несчастья, которое их преследовало. Но теперь так больше не делают.

Недалеко от реки Туры, рукава Тобола, есть два притока, впадающих в Туру. Один называют Исеть, другой – Ишим.

Почти около всех укрепленных мест здесь находятся монастыри, построенные русскими.

Около Тобола довольно холодно. Я говорил с одним человеком, который там в праздник Вознесения [Господня] ездил на санях. Земля там не такая жирная и плодородная, как в Томске, [но] там растут разные хлеба. Вокруг всюду леса. В этих краях больше рыбы, пожалуй, чем где-либо во всем мире, хотя рыба около Томска вкуснее, чем здесь.

Крепость в Тоболе – это ровный квадрат. Внутри города находится монастырь с тремя воротами и высокими караульными башнями. В крепости четыре таких башни. Вокруг этого места растут тюльпаны, майоран и другие благоухающие растения, в диком состоянии.

Рыба осетр, из которой берут икру, здесь лучше, чем в Астракани или в реке Яик и Каспийском море. Там есть рыба, подобная нашей семге, которую ловят в большом количестве, тысячами, даже миллионами [штук].

Примерно 100 лет назад около 500 бухарских семей поселились в Тоболе, переселившись сюда из-за внутреннего раздора в своей стране. Их потомки все крупные купцы. Они живут в больших, хорошо построенных домах, с дымовыми трубами, в нижней части города и вдоль реки, вне крепости. Они довольно чистоплотны. Кроме них, там живут еще много свободных русских и прочих, родители или предки которых попали в немилость. Есть перекрещенные поляки, числом примерно 6 или 7 тысяч человек. Бухарцы – магометане, они имеют свой храм или мечеть. Они самые богатые и именитые люди. Повсюду в Азии, особенно в //

 W 754

Тартарии, Сине, Персии, Монголии и Мугалии  их считают сметливыми и знатными купцами. Величина города такова, что можно его обойти за один час. В окрестностях много соболей, но довольно плохих.

Считают, что в Тоболе, на территории этого города, имеется около 10 тысяч хороших домов.

Внутри этого города находится более 30 тысяч боеспособных мужчин. Усадьба, где живет митрополит, окружена каменной стеной. Митрополит считается духовным главой всей Сибирии и Даурии.

В Тоболе собирают дань для царя, состоящую из пушнины, которую собирают по всей Сибири и увозят в Москву один раз в год. Ее [дань] называют ясак. Главный или общий воевода отправляет своих посланцев до самых северных и восточных селений края собирать дань. Однако так, чтобы они побывали в каждом покоренном месте в отдельности. Эту дань сопровождают от одного воеводства до другого, вплоть до Тобольска, где она накапливается и откуда отсылается раз в год.

В землях вогуличейи черемисов тоже встречаются древние могильники под холмами, в которых иногда находят немного серебра. Выше уже было сказано, что под Тоболом и в других местах находят стрелы, луки, пряжки и другие вещи, зарытые вместе с телами древних язычников.

В городе Тоболе, под горой, на реке Иртыш, берег на большом расстоянии заселен магометанскими тартарами и бухарцами. У них для обучения молодежи есть арабская школа и духовное лицо теперь – араб по происхождению. Он пользуется у них большим уважением. Многие из них живут вне Тобольска, в окрестностях. Они ездят торговать в Сину, через страны калмыков, через озеро Ямышево; это самый короткий путь, которым можно было бы пользоваться, но он опасен для чужеземцев. У бухарцев есть соглашение с этими людьми. Когда посол русского царя в Пекине потребовал, чтобы его отпустили домой по этой дороге, китайцы ему разрешили бы, но отсоветовали это русским, говоря, что его зарежут живущие там народы.

Из Тобола идет по направлению в Сину дорога через Томск и далее, прямо через пустыни.

Область Тобола простирается через Барабу, Верхотурье, до реки Обь, страны самоедов, остяков, до крепости Утка и реки Чусовой. Эта страна густо заселена русскими, которые пашут землю, а также всякими родами тартар и язычников. Хлеб там очень дешев, так же как и скот, рыба и дичь. Осетры имеются в большом изобилии в реке Иртыш. Одного осетра, весом в 40 или 50 фунтов, можно купить за 5 стюйверов, а стерлядь такую, что 7 человек могут есть весь день, продают за 2 стюйвера. Лоси, олени и козули, зайцы и т. д. там в большом изобилии, как и пернатые: фазаны, лебеди, журавли, гуси, тетерева, большие утки. В городе [Тобольске] и его окрестностях держат обычно войско в количестве 9 или 10 тысяч солдат; кроме того еще большое количество конных тартар. Последние часто выходят [сражаться] с грабящими калмыками или народами Тефтихана, главы вражеских бухарских тартар и с казакской ордой, а также с уфимскими и башкирскими тартарами, которые иногда бунтуют и беспокоят.

Поля на обоих берегах Тобола очень низкие и сырые. Они весной совсем затопляются и поэтому близко от берегов нет поселков. Подальше от берегов расположены поселки русских христиан и магометанских тартар.

Тот, кто собирается ехать из Московии через Тобол, главный город Сибири, к  реке Амур или в Сину, отправляется обычно в середине зимы, чтобы успеть добраться до Тобола по снегу и льду, так как из-за частых болот и воды дорога там летом тяжелая. От Тобола трудно добираться до Енисейского, иначе как летом водным путем, по рекам Обь и Кеть. Зимой от Тобола в Енисейской трудно ехать потому, что при ледоходе льдины высоко нагромождаются на этих реках, //

W 755

а на суше крутые и очень высокие горы затрудняют переходы. Это, разумеется, тяжело тогда, когда едут много людей с товаром или тяжелым грузом. А отдельные лица там обычно идут пешком по берегам рек. Они кладут немного пищи и все необходимое на узкие, легкие санки, сделанные из очень легких и тонких щепок, и запрягают собак. Две собаки могут без труда протащить груз в 200 фунтов. Эти путешественники, будь это отправленные гонцы или другие лица, обычно несут топор, чтобы срубить по пути ветки или другие препятствия. Собаки бегут вперед, или вправо или влево, останавливаются по одному слову или обращению путешественника, чему они хорошо обучены.

В городе Сургут мало русских жителей. И это, главным образом, ратники, а остальные жители остякского происхождения. Река там течет с большой извилиной, у нее много мелей и островов, так что без лоцмана по ней трудно плыть. Здесь в окрестностях встречаются еще белые соболя, но их мало. У меня хранится пара таких, они несколько желтоваты.

Поселок Нарым, расположенный на Оби, очень маленький.

Рыбный – это небольшая крепость или острог, теперь в основном разрушенная.

Зимой можно ездить между Тоболом и Самаровым на лошадях, а из Тобола в Сургут и Нарым ездят на собаках и на лыжах. Езда на лошадях происходит главным образом осенью, когда выпало еще мало снега. Когда снег глубокий, ездят только на собаках и лыжах.

Между городами Сургут и Нарым на Оби, по обоим берегам, почти нет жителей.

Местечко, или городок, Сургут расположен высоко над рекой Обью, он невелик и мало населен. Это деревянная крепость, где живет гарнизон, обычно человек семь-десять, чтобы держать в повиновении окрестных остяков и взимать дань. Горожан там очень мало. Нарым, расположенный неподалеку от берега, тоже маленькое, мало населенное и довольно разрушенное укрепление. С обеих сторон реки находится неплодородная и незаселенная земля. Там нельзя нигде достать съестные припасы, кроме монастыря, где можно запастись продуктами.

На обоих берегах реки Кеть растет очень много кедров и березы, земля там болотистая. Соболя около Тобола очень похожи на куниц, отличаются лишь по цвету.

Хотя земля вокруг Тобольска очень жирная и плодородная, все же там почти не растят овощей, кроме огурцов.

Что касается дороги из Сибири в Нерчинской, мне сообщают следующее:

«Чтобы проехать из Тобольска в Нерчинский, сперва плывут по реке Иртыш, затем по Оби, и вверх по реке Кеть, до близлежащего местечка на реке Енисей, где оставляют суда в реке Кеть и идут сушей, через леса, до самой реки Енисей и едут водою до города того же названия. Оттуда едут до озера Байкал, по нему до устья реки Селенга. Плывут вверх по Селенге несколько дней, до казацкого гарнизона, на службе Его Царского Величества. Там, у этого места, выходят на берег реки Селенги и едут на верблюдах и повозках до реки Ингода и до других рек, которые образуют начало реки Амур. Около реки Шилка стоит крепость московитов под названием Нерчинской, на реке Нерчи. Здесь русские последний раз заключили мир с китайцами. здесь кончается это сообщение.

Вблизи Тобольа находится местечко Красная Слобода, или Красный город.

Господин Салтыков, который был правителем от имени царя в Тоболе, приказал составить карту области Сибири, копия которой попала мне в руки. На ней видно, что он нанес устье реки Обь против Новой Земли, даже очень близко от нее, изобразив, как будто, после очень небольшого течения, она выходит из большого озера. Действительно ли она так расположена, в этом у меня остается сомнение, ибо многие другие очевидцы и карты, видимо, утверждают противоположное, поэтому я этот вопрос оставляю неразрешенным, пока не получу более определенных сообщений, //

W 756

считая, согласно почти бесчисленным сообщениям, что моя карта более соответствует действительности.

На карте, присланной мне в 1694 г., писанной рукой одного верхненемецкого человека в Сибири, в Тоболе, я нахожу сходство с той, которую я нанес на бумагу, поскольку это касается общего вида, с той разницей, что в устье реки Амур показана большая морская бухта, на севере образующая полукруг, в которую впадает много небольших рек. Кроме того, еще остров в устье этой реки, и островок, к югу и к северу от Ледяного мыса. Несколько морских заливов, которые в других сообщениях не встречаются, а также приток Лены, который к северу от Ледяного мыса впадает в море под названием Болтаской. Река, недалеко от Амура, известна под названием Брянта, что меня заставляет предположить, что это название, может быть, служило поводом к тому, что в древности считали, будто в Тартарии есть город и река под названием Брема. Напротив Новой Земли, к югу, между реками Обь и Енисей, на ней [карте] изображено большое внутреннее озеро с узким устьем, как река в море. Тураганской там изображен как остров. Серни показан как приток реки Енисей. Между реками Леной и Амуром я нахожу на этом рисунке, что реки Моласка, Яна, Алазея и Колыма впадают в море. Последний южный приток, который впадает в Амур около его устья там называется Сотинат, и два другие притока, которые в него впадают – Корга и Наок. Один восточный приток Енисея там назван Низотна.

Омни там нанесен как приток, недалеко от озера Байкал, к югу от него. Скио и Ангара – это два озера, которые к концу речных рукавов впадают в Селенгу.

Джида – это тоже река, впадающая в Селенгу.

Вишимнали – это ручей, который впадает в реку Тобол, и Ламе, два озерца, расположенные недалеко от озера Ясан. Эти подробности я на свою карту не нанес, потому что мне, кроме как по упомянутой карте, о них ничего не известно. Однако я должен здесь отметить, что может быть,  кое-что из них на моей карте нанесено, но под другими названиями.

В Тоболе очень много калмакских рабов, которых использует население. Кроме того, там живут и несколько потомков прежде захваченных в плен калмакских принцев.

В сибирских городах обычно держат запасы хлеба. Для распределения на питание и посевы, в случае нужды в неурожайные годы.

В Сибири в нескольких местах встречаются горы до небес. В некоторых из них есть хороший мрамор.

Отмечают как особенность, что русские крестьяне в Сибири более культурны, чем крестьяне в самой России; они учат своих детей читать и писать, говорят на более высоком и лучшем славянском языке, чем тот, на котором обычно говорят московицкие крестьяне. Причины, очевидно, в том, что большинство из них происходят от ссыльных из русских городов, а это люди более культурные, чем обычные крестьяне в Московии. Они обычно хорошо снабжены ружьями, так, что когда языческие разбойники пытаются напасть на них, они закрывают свои дома, стреляют из окон и легко прогоняют их.

Кто собирается ехать из Тобола в Енисейск, должен взять с собой съестные припасы, ибо в дороге почти ничего нельзя достать.

В Тоболе уже занимаются художественными ремеслами. Мне прислали оттуда эмалированную чашу, или миску. Фон ее белый, слегка посеребрен и украшен цветами. На ней изображены времена г. в виде человеческих фигур, сделанных в соответствующем цвете и с надписями. Фон совсем белый, на обратной стороне искусно изображены небесные знаки и 5 чувств человека. Фон ее тоже серебряный, так что, судя по таким работам, люди в этих краях умные и умелые мастера.

Иногда из Москвы посылают в Сибирь уполномоченных для проверки всех городов и дел: войск, судов, воеводств, торговли и других. //

W 757

Этому уполномоченному, если он в каждом месте задерживается лишь не надолго, потребуется [на осмотр] 3–4 года, и даже больше, но это очень полезное поручение.

Когда едут по Сибири, то иногда в течение 8 дней не встречаeтся русскиx людeй, а когда поселяется русский, то часто многие присоединяются к нему. Землю там раздают даром, и каждый может получить столько, сколько может обработать. Получивший право собственности на землю, записывает ее в казенном учреждении, которое находится неподалеку, и остается хозяином и собственником навсегда, если он платит надлежащую дань.

В сибирских лесах встречается земляника, смородина, красная и черная.

Из кедровых орехов в Сибири выжимают масло.

Сибирские ссыльные. когда прибывают в назначенное место, свободны, при условии, что они там остаются. Каждого используют по способностям. Кого принимают в казаки или в войско, тот получает в год 5 рублей жалования, 5 тонн ржи, 5 тонн овса и 5 пудов соли. Кроме того еще право свободной торговли без пошлины, до стоимости товара в 50 рублей. Однако за то, что они наторгуют сверх этой суммы, они платят 10%, наравне с другими купцами.

Казаки в этих местах великодушны и храбры, с ними считаются и уважают их. Рядовые казаки приехали туда добровольно из России. Они бреют бороду, но, чтобы казаться более внушительными, отращивают длинные, большие усы.

В Сибири делают вкусное пиво.

В областях, лежащих ближе к Синской границе, употребляют много чая. Его смешивают с конским, коровьим, ослиным или верблюжьим молоком и маслом, пьют за несколько часов до еды, потому что это очень питательно и мешает принимать другую пищу.

Теперь в Сибири находят много серы и селитры, чего раньше там не знали.

В Сибири, недалеко от Тобола, добывают камень, очень легкий и годный для обработки, который употребляют вместо дерева для выделки многих вещей.

Остяки там в окрестностях живут в домах, подобных лачугам, которые, поставленные вместе, образуют поселок. Перед поселком поставлен идол, изображение дьявола, грубо вырезанное из дерева. Некоторые из остяков живут в домах, таких же, как у русских; киргизы живут в глиняных или деревянных домах. У этого народа очень мало домашней утвари, почти ничего нет, кроме стрел, лука и сетей. Мужчина покупает себе жену от ее родителей или родственников. Если же мужчина молод, а женщина стара и ее выгодно отдать, тогда ее отдают даром ее мужу.

Вокруг города Панчин есть четыре протока реки, очень богатых рыбой*. Когда в этом труде встречается название «город», то не следует воображать, что это всегда такой город, как мы привыкли видеть в Европе; это часто маленькие местечки, как деревни, которые либо открыты, либо окружены деревянной стеной и несколько укреплены. Между ними находится 8 очень хорошо и плотно заселенных деревень, которые вместе окружены деревянным частоколом. Внутри живут 4 или 5 тысяч человек, чтобы обороняться от башкир и защищать деревни, город и окрестности. Город стоит на реке Тобол. Им управляет воевода, там живут более 600 московитов. В глубине страны живет больше русских. Она разбросаны и в деревнях, а туземных язычников держат, как говорят, здесь, как и около Верхотурья, несколько поодаль, чтобы они не заключили союза с восточными тартарами и не бунтовали.

В поселке Демьянский, на реке Тобол, живут рабочие, которые летом по реке, а зимой санным путем, перевозят людей и товар. Для защиты поселок имеет несколько круглых башен. Самария, Саммарок – это маленькое, незначительное поселение, на реке Тобол, недалеко от Оби, близко от берега, но на равнине. Там живут люди, у которых для защиты поставлен [всего лишь] частокол без башен. Жители этого поселка должны перетягивать суда до первого города на Оби.

Вокруг города Пелым, у истока реки Сосьвы, которая впадает в реку Тобол, на 64°, растят хлеб и есть леса, но пушнина там плохая.

В Ленской области, на реке Лена, где главный город – Якут, или Якутской, находятся 4 города. В этой области хорошие соболя, бобры, черные, белые, рыжие лисы и горностаи.

Зимой в Сибири употребляют сани и носилки, //

 W 758

для провоза товаров и груза по снегу.

Между Усольем и Кайгородом настолько пустынно, что, как мне рассказали посетившие этот край, в течение 7 или 8 дней езды не встречается людей.

В Соликамске много лошадей, которых считают самыми лучшими во всей Сибири, даже лучше, чем в России.

Около Иркута люди почти не встречаются.

Якутской – это главный город своего края. В летнее время отсюда до рек Собачьей, Онодиской и Камчатки ходят суда вдоль берега и мысов, для сбора моржовых клыков и ворвани. Там употребляют лодчонки, сделанные из кожи. Эти города снабжаются хлебом из Верхоленска и Киренги, где почва очень плодородная.

Так как море покрыто льдами, а там холодно и пустынно, то берега Лены не посещают дальше, чем до реки Тарсиды, ни водным, ни сухим путем. Люди, живущие между Тарсидой и Енисеем, это в большинстве самоеды, хотя встречаются и тунгусы, тоже дикие по натуре. Они большого роста, воинственны и часто воюют с соседями. У этого народа есть обычай, когда они находятся на охоте и не добудут дичи, для защиты от голода стягивать поясом себе живот каждый день на ширину одного или двух пальцев. Они возят с собой на охоту жену и детей, и когда поймают какое-нибудь животное, строят палатку и остаются на месте, пока не съедят мясо.

Около Верхотурья производят много хлеба и его посылают другим северо–сибирским селениям, так как там его мало сеют, и совсем не сеют у самоедов. Этот тот город, который московиты первым построили в Сибири. Путешественники, отправляющиеся дальше к востоку, должны там переждать до весны или стараться прибыть туда к весне, потому что только тогда река Тура годна для плавания.

Верхотурье – не очень большое поселение, застроенное низкими домами. Это стоянка или переход в Сибирь и из Сибири. Все, кто приезжает из Сибири, там обыскиваются, для оплаты пошлины. Поэтому те, кто боятся показать свои вещи или товары, или кто пытается вывозить запрещенные товары, перевозят их через Каму, или дальше, к северу.

Первый город, который встречают в Сибири, когда едут с запада, – это Верхотурье. Он защищен деревянной крепостью с четырехугольными башнями. Кругом живут языческие народы под названием вогулы, которые платят русскому царю дань соболями. Город стоит на высокой каменной скале. Река Тура и еще другой приток, протекают внизу мимо города, беря свое начало из скалистых гор. Вокруг города хорошо заселенные деревни с русскими и туземными жителями. Когда производят смертную казнь, виновного подвешивают за левую ногу и убивают стрелами.

Верхотурье – это красивый, великолепный город. Здесь живет много русских купцов, предки которых были отправлены [сюда] в изгнание. Они торгуют сукном, шелком и всякими европейскими и индийскими товарами, от Архангела к западу и к востоку, вплоть до реки Лены. Большинство местных жителей приняли русский образ жизни, в одежде, языке и жилище, но не в отношении религии, ибо многие из них еще язычники. В этом городе и в окрестностях Их Царские Величества содержат большое войско. Недалеко отсюда находится верфь, где строят суда, распространенные по всей Сибири, до Ледовитого моря и Новой Земли. Здесь строят большие корабли, напоминающие голландские, ломаное название которых – бюйс–  сохранилось в русском языке, так как они научились строить эти корабли в Нидерландах. Недалеко от города Верхотурье находится большой русский монастырь.

От Верхотурья до Соликамского, города, расположенного на реке Каме, говорят, 60 миль. Город [Соликамск] в основном построен московитами в конце прошлого века. Он стоит на высокой каменной скале в полумиле от берега Камы. С правой стороны, если идти с севера, расположен большой лес. Реки около Соликамска содержат очень вкусную, пресную воду, а соленые источники, которых там много, находятся глубоко под землей. Чтобы добраться до них, //

W 759

бурят каменные породы, и тогда начинает бить очень соленый источник. Если от Верхотурья ехать к государству Алтын, или к тому месту, где оно раньше было, путь идет по пустынной равнине, где растет мало деревьев, а только трава, вереск или кустарниковая поросль. Большинство городов Сибири открыты и похожи на деревни. В них живут переселенные русские, либо происходящие от родителей, высланных туда в наказание, либо пришедшие добровольно. А также живут крещенные туземцы, которых приходится охранять от нападения киргизов и других.

Из  последних полученных мною сообщений, выяснилось, что некоторые из железных руд Верхотурья настолько богаты и железо такое хорошее и плавкое, что можно лить из него хорошие пушки и мортиры, по качеству похожие на металлические, ибо оно выдержало испытание по сравнению с ним, к удивлению оказалось, что оно легкое, а не тяжелее металла, и поддается обработке напильником. А разница в цене на его обработку так велика, что металлическая пушка весом в 400 фунтов в Москве стоит 500 гульденов за работу, а железная, такого же веса, там обходится не дороже 18 гульденов. Из этого можно делать вывод, насколько эти руды богаты. Говорят, что когда железо расплавлено, его можно ковать без огня. Но этого я не могу принять за правду.

Кроме магнитной руды, около Верхотурья имеется еще несколько обычных железных руд, где железо залегает в земле не глубже, чем по колено, и простирается на расстояние не менее 300–400 саженей. Оно уже апробировано и одобрено. При испытании 60 и 70 фунтов получили прекрасное железо, не хуже шведского. Хлеб, мясо и рыба там очень дешевы. Во многих местах Сибири за стюйвер можно купить столько хлеба и рыбы, что одному мужчине не съесть за день. Имеется возможность перевозить водным путем железо по всей России и Сибири. Можно доставлять его и в Архангел, ибо от Верхотурья до Сольвычегодской расстояние примерно 500 или 600 верст. Туда можно доставить его на санях, а дальше, с небольшими расходами, водным путем доставить в Архангел.

При испытании магнитного камня или железной руды, присланной мне из Верхотурья, добываемого в 12 милях от города, я получил из 100 фунтов – 45 фунтов железа, и из тех же 100 фунтов еще 2 лота серебра стоимостью 3 гульдена, как я выяснил двумя испытаниями. Леса и воды там хватает в изобилии.

В горах находится жила этой магнитной руды, шириной больше 9 локтей и в 3 локтя высоты или толщины.

В 1700 г. опять открыли недалеко от города Верхотурье новую железную руду, которая обещает давать очень хорошее железо.

В Сибири, недалеко от Верхотурья, нашли на каменной скале несколько нарисованных изображений, которые там принимают за неизвестные слоги и буквы.

По сведениям самых старых людей, живущих там, эти рисунки находились на том же месте до занятия страны московитами, то есть, более 100 лет назад. Так что совершенно неизвестно, когда и кем эти изображения были сделаны. Они коричнево-желтого цвета, высота рисунка 7, а глубина – 6 пядей. Он находится на гладкой горе, в полутора саженях над водой, недалеко от того места, где раньше вогулы и другие язычники совершали жертвоприношения. Скала, суживаясь кверху, имеет в ширину 7, а в глубину 18 саженей. Река рядом называется Ирбит и близлежащая деревня – Писанец. Так же называют и эту каменную скалу. Секретарь по имени Коим срисовал это изображение на месте, в естественную величину, веточкой, так как другого приспособления у него не оказалось. Рисунок хранится у меня. Для него использована какая-то коричнево-желтая краска, которая там встречается в земле.

Когда я внимательно рассматриваю эту до сих пор непонятную картину, я в ней вижу только изображение горы Голгофы, где Спаситель был распят на кресте, как можно видеть по букве «N», а два //

W 760

креста, к которым были привязаны убийцы, изображены под буквой «К». Крестик с одной стороны, правда, косой, но так как это место на скале слишком узкое или крутое, то художник, очевидно, так мог изобразить. Около буквы «О» видно почти около ломаного «М» имя Мария. Может быть, полоса около «В» изображает ратников, а здание около «Р», может быть, изображает пещеру, и около «S» – отваленный камень. То, что кресты нарисованы не совсем так, как их у нас изображают, это не должно вызывать удивления у того, кто знает, что в восточных странах кресты рисуют не так, как у нас. Большая черта около «Т», может быть, должна изобразить затмение неба. У одного из крестов около буквы «К» изображено копье. Около «R» виден сломанный старый крест, как могло быть видно и на Голгофе, и еще выброшенный кусок дерева.

Изображение около «W», может быть, означает дом. Он изображен косым, может быть, по причине того, что у художника не было достаточно места, чтобы его поставить прямо, почему он и показан вкось. И все это, по моему предположению, здесь с тех пор, как первые христиане пришли туда много лет назад и поселились здесь. Они презирали языческое идолопоклонство, которое происходило обычно на этой скале, или около этой гладкой и ровной скалы, и изобразили признаки греческих христиан, при обряде, хотя и начертив неискусно. Может быть, христианская вера сюда проникла уже много веков назад, а теперь забыта. В таком случае, этот рисунок очень древний. Соединенные и изогнутые линии вокруг изображают неровную складку, а мужчина, изображенный вдали, в стороне, это может быть Иосиф из Аримафеи* Евангелие от Марка: 15-42, который пришел, когда настал вечер, и т. д. Или же нарисовано в память того, кто сделал это изображение.

Недалеко от главного города Тобола, говорят, находится рудник Марьин, иначе называемый Русское Стекло, где находят куски этого стекла длиной и шириной в 1 локоть.

Мне из Верхотурья прислали образец хрусталя, довольно хорошего качества, который там встречается в горах, а также немного Марьиного стекла, или его корень, как его там находят, еще два образца этого камня, из которого в других местах, в особенности около Сины, ткут холст, из которого делают несгораемое полотно, называемое асбест. Такие куски ткани тоже хранятся у меня. Эти камни в окрестностях упомянутого места вырыты из земли и растут там.

Река Чусовая, недалеко от Соликамского, быстрая, весной часто выходит из берегов, так что по окрестным берегам можно плавать на лодках. Маленький городок под названием Нижний стоит у этой реки. Там есть много алебастровых гор, а также горы из мела и гипса.

Некоторые называют реку Лену еще и Даирлаке, она отделяет Сибирь от страны Даурии.

Город Тураили Тамень, или Тюмерн расположен в центре Сибири, южнее Тобола, на реке Туре, которая впадает в Тобол. Раньше он был очень известен своей торговлей соболями и другими сибирскими товарами, так как туда приходили купцы из всех мест восточной Сибири и других земель. Они там встречались и ждали друг друга. За последние 45 с лишком лет это изменилось.

Этот город Тюмень был раньше главным городом княжества, или маленького государства, где господствовал тартарский князь, которого русские называют царь Тюменский. Он имел под своей властью много сибирских, самоедских и других тартарских народов. Он иногда воевал с русскими и причинял им ущерб. Около 100 лет назад его покорили. Войско этого маленького государства Тюмени раньше составляло 10000 человек.

Этот город, защищенный деревянной крепостью, можно обойти в течение получаса. В крепости стоит большой гарнизон, примерно 700–800 человек. недалеко оттуда живут башкиры, которые, правда, неверные, но умнее, чем другие язычники. Они употребляют иногда огнестрельное оружие, это хорошие солдаты. У этих людей здесь постоянные жилища и дома, встречаются деревни, но нет городов. //

W 761

Пушек у них нет. У калмыков изредка бывают пушки, которые привозят им китайцы.

Город Тюмень заселен только русскими, а тартары обязаны жить в домиках  на той стороне реки.

 Как говорит барон Майерберг, между Тюменью и Верхотурьем на высоких горах очень много кедровых деревьев. Почти все туземцы там идолопоклонники. Они не знают хлеба и теперь лишь познакомились с ним через русских. Они живут охотой и рыбной ловлей. Земля там довольно плодородная и годна для посева. Русские ее часто обрабатывают, в особенности вблизи Тюмени. На этом кончается выдержка из сообщения Майерберга.

Река Тура, или Тюмень, которая берет свое начало недалеко от города Верхотурья в Башкирской степи, летом несудоходна из-за мелководья, но весной она разливается от таяния снега, тогда она судоходна, и орошает землю.

Эта река очень извилиста, и суда часто волочат сушей, чтобы сократить путь.

Между рекой и поселком Ишимском, стоящим на 62° на реке Иртыш, земля пустынна и там не встречается людей.

Устье реки Салды, притока Туры, разделяется на два рукава. Один из них называют Калу.

Недалеко от Тобола, в глубь страны примерно на 4 мили, видны остатки древнего города Сибирь.

Один путешественник сообщает мне, что в Сибири от Тюмени до Тобольска идет дорога; сушей там расстояние 45 миль. Но водным путем, из-за извилин реки и тяжелого плавания, едут не меньше 7 дней.

Некоторые считают, что расстояние от Тюмени до Исетской, расположенной на реке Исеть, которая впадает в Тобол, 15 миль, хотя другие, к которым присоединяюсь и я, считают, что это расстояние больше. Между ними много деревень. Там встречается лес размером в 5 миль. Родится хороший хлеб.

Сама Тюмень стоит на горе. На вершине находится крепость, образующая четырехугольник, окруженный частоколом, с четырьмя воротами. Там есть монастырь. Город довольно густо населен.

Город Тюмень для этого края хорошо укреплен и заселен, но предполагают, что четвертая часть жителей – тартары (хотя они живут вне крепости, но считаются горожанами), которые исповедуют магометанскую веру. Они ведут большую торговлю как в Калмакии, так в Бухарии и других местах. Некоторые, живущие внутри страны, занимаются земледелием и рыболовством. Там много пушнины, кроме рыжих лисиц, волков, медведей. В нескольких милях оттуда находится лес под названием Илетский Волок, где добывают самых лучших белок, у которых цвет зимой и летом одинаков и шкурки в два раза больше, чем у других белок. Эти животные с таким характером, что когда к ним приходят белки другой породы из соседних лесов, они их кусают насмерть и съедают.

Город Тюмень построен из дерева. Он разделен на три части, как бы три отдельных города. В городе имеются часы и колокольня, что в этих краях необычно.

В Сибири есть река под названием Ница, которая впадает в Туру. Ее иначе называют Нельва, а некоторые называют ее Тура, потому что это ее верховье. Есть еще река Ирбит около местечка Ирбица, или Ирбитская, иначе называемого Боровское.

У истока реки Тобол стоит монастырь под названием Миасс , около которого находится местечко под названием Шадринское.

Миас – это тоже река и озеро в Сибири, расположенное у начала этой реки или у верховьев реки Тобол.

Около реки и поселка Терсюк, расположенного между реками Тобол и Исеть, в Сибири, есть другая река, под названием Кизилбас.

Тавда – это приток реки Тобол, впадающий в него несколько выше города Тобольска. Там есть деревня под названием Тавдинская, или Архимплая.

У устья реки Тагил находится деревня под названием Тагильская, а у истока реки Реж  стоит монастырь под названием Таско.

Мангазея – это город, к востоку от Оби, недалеко от моря, на 67,5°. Некоторые наносят его на берегу Оби, а другие, к которым и я присоединился, – несколько в глубь страны. //

W 762

Там живут немного русских и поляков, которые были высланы, попав в большую немилость, в гарнизон. Там есть только огороженная частоколом крепость, с одним деревянным больверком и несколькими круглыми башнями. Там зимой ужасно холодно. Ничего [жители не выращивают, кроме капусты, репы и моркови; питание им привозят ежегодно из Тобола.

Если следовать от Мангазеи прямо на север, до моря, то можно с гор при тихой погоде видеть либо Новую Землю, либо, [по крайней мере] некоторые из ее передних островов (как мне рассказали очевидцы) 1680. Этот город, или крепость, существует около 45 лет, когда она была построена русскими. На Новой Земле русские, говорят, намеревались построить крепость, но пока это еще не сделано. Летом жители с материка ездят на Новую Землю ловить рыбу.

На высоте Мангазеи, в Оби ловят много рыбы, которая приходит с моря.

Рассказывают, что около Мангазеи в реках встречается жемчуг.

Озеро Вах на некоторых картах, которые мне присылали из Сибири, нанесено несколько южнее берега моря. Один русский моряк, который обычно плавал к Новой Земле и в Ледовитое море ходил на моржовый промысел, меня хотел уверить, будто это озеро лежит на несколько миль в глубь страны.

Другие уверяют меня, что имеется река под названием Вах на 66° ниже реки Тобол, около городка Сургут. Эта река, говорят, особенно широка, и когда идет много дождей, разливается на несколько немецких миль. Около устья Оби она образует, по их словам, как бы целое озеро, хотя это, собственно, только река, по которой русские на больших кораблях с многими парусами, один или два раза в год проходят, к удивлению окрестных жителей, в большинстве простоватых остяцких язычников. Это озеро изобилует разными видами хороших рыб. Ее привозят на продажу вверх по всей Оби. Там часты сильные бури. Один путешественник сообщил мне, что видел там три парусных корабля, величина которых его удивила.

Река Вах простирается, как некоторые считают, почти до реки Енисей, так что можно было бы легко их соединить.

Многие наносят эту реку Вах выше города Саргут, или Сергут, как и я это сделал на своей карте, согласно большинству свидетелей, так как у меня нашелся лишь один свидетель, который был другого мнения. Однако я не твердо уверен в своей точке зрения: другие наносят ее ниже.

Люди, которые живут там, очень смирны, кротки, боятся чужих. Встречая чужих людей, они падают на колени, предлагая им все, что от них требуют и что у них есть, только бы их не трогали и не разрушали их идолов.

Перед городом Енисейском река Енисей имеет ширину в одну треть мили. Вода ее очень прозрачна, но не богата рыбой.

Жители города Труган, или Тругания, расположенного в низовьях Енисея, ходят ежегодно на моржовый промысел в Ледовое море, используя время, когда лед отходит от берега и дрейфует в море. Горожане Енисейска несколько лет назад построили большой корабль, чтобы на нем выйти в Ледяное море, промышлять моржей. Этот корабль, правда, вышел в море, но не вернулся обратно. По всей вероятности, он был поглощен льдами и волнами.

Между Новой Землей и материком выходят на рыбный промысел. Даже из сибирских городов Тобольска и Енисейска корабли спускаются к морю.

Остров Рыбный, лежащий в середине реки Тунгуски, около Енисея, заселен в основном русскими, хотя другие уверяют, что жилища стоят [не на острове, а] больше на твердом береге или на берегу реки. Остров получил свое название от слова «рыба», ибо «рыбный» значит рыба на русском языке. Другой остров на той же реке носит название Рыбной. Там есть много осетров, стерляди и форели необычайной величины.

Около этого поселка или городка Рыбной живут некие обособленные тунгусы. Они высокие, крепкого телосложения, носят одежду из оленьих шкур, спереди и сзади выкроенную, как одежда у нас. У большинства из них  длинные, черные волосы, заплетенные тремя прядями, одна сзади и по одной с каждой стороны. Они питаются дичью. У них есть ужасный обычай: когда кто-нибудь из их родных, даже отец или мать, состарились и стали бессильны, а также когда они очень больны, так, //

W 763

что не могут собирать необходимое пропитание, то они говорят: «он почти мертв», и уносят его в лес, для чего делают четырехугольный ящик, и кладут его туда. Этот гроб ставят на четыре небольших столба, на высоте 3–4 локтя от земли. Затем в него кладут старика и безжалостно оставляют его одного. После 3–4 дней они возвращаются, чтобы посмотреть, действительно ли он умер, и если да, то они под этим гробом разжигают костер и сжигают труп. В этом состоит их погребение. Но не все совершают эту жестокость.

Недалеко от моря, к востоку от реки Енисей, находится народ под названием турганский, он так назван по реке Турганской. Там встречается много белых лисиц, на которых в Сине большой спрос. Один человек рассказал мне, что раз он завез за Синскую стену больше 100 тысяч штук белых лисьих шкур.

[Земли] реки Тунгуская довольно густо населены, так же и реки Элимпи, недалеко оттуда. Одна из них впадает в другую, и обе они – приток Енисея. Недалеко оттуда к югу находится густой лес и река Ангара, с быстрым течением, тоже довольно хорошо населенная. На реках много порогов. В последней реке [Ангаре] есть пороги под названием Балагански, Каменка и т. д., о чем уже выше упоминалось. Близко оттуда живут братские, или браты, – это род мугалов, которые перешли в подданство Их Царских Величеств.

Усть Илима – это значит как бы устье Илима. Я его на моей карте нанес как городок, но я сомневаюсь, есть ли там больше, чем несколько домов.

Поселки Сургут и Нарым я нанес на небольшом расстоянии друг от друга, как я понял со слов очевидцев, которых я считаю наиболее достойными доверия. Я, однако, должен отметить, что другие свидетели мне сообщают, будто расстояние [между ними ] больше, так что следует ждать точных сведений.

Некоторые говорят, что Сургут стоит на острове реки Обь. Может быть, их ввело в заблуждение то, что один рукав Оби течет мимо города. Этот город стоит в области, которую жители называют Улускате.

Город Сургут  окружен частоколами, и для защиты имеет несколько деревянных башен. Он стоит полукругом к реке, имея три башни с воротами и 6 подобных же башен без ворот.

Около Сургута ecть соболя, но там нет хлеба. Если ехать от Нарыма, сушей, к реке Енисею, то по пути встретятся много людей, которые занимаются охотой на соболей.

Верхоленской, говорят, городок в Сибири, иначе называемый Кирхолинской.

Рафалов – это поселок, или городок, в Сибири, на месте соединения Тобола и Исети, иначе назван Рафалoва. Здесь очень пустынно.

В Калбазине, в Сибири, расположенном несколько ниже 60°, на озере, которое впадает в реку Итик (которая, в свою очередь, впадает в Иртыш) находится достопримечательный древний, теперь разрушенный, каменный дом, большого размера и прочности. Не знают, кем он был сделан, потому что теперь там таких домов не строят. В двух днях пути оттуда находится поселок под названием Ланкарага, и оттуда еще на один день дальше – речка Енкуля, которая течет с  каменных скал и впадает в Иртыш.

На реках, впадающих в море с обеих сторон Ледяного мыса, промышляют моржовые клыки, которые море выбрасывает на берег.

Земля по обоим берегам реки Лены и других рек, которые впадают в северное море, богата соболями и другой пушниной. Страна там очень лесиста, непроходима из-за множества каменных скал, густого леса, быстрых потоков и диких болот с глубокими мхами, которые образуют пустынные озера.

Река Обь, прежде, чем впадает в Ледовитое море, идет, как многие считают, через озера и заливы с пресной водой. Но Енисей впадает одним устьем в море.

Остров, который лежит в море перед рекой Енисей, называют Ганской. Он пустынен, как и острова, которые лежат перед Обью в море, согласно устного сообщения, мне сделанного бывшим сибирским главным воеводой, господином Головиным.

Нарымская крепость, расположенная выше Сургута, на реке Обь, построена в 1600 г. Теперь, однако, она разрушена и запущена. //

W 764

В Демьянской , на берегу Тобола, запрягают иногда по 200 лошадей для того, чтобы тянуть корабли.

Около Самарова земля часто затопляется водой.

От Тобола езды на судах до Оби 4 дня.

Река Обь на месте впадения Иртыша так широко разливается осенью, что cтановится необозримой.

Весной в Оби особенно много воды, но в течение месяца она спускается, иногда в один день спадая на 3-4 сажени. Когда отправляются от Тобола на Обь, то сперва спускаются по реке, а затем проходят в Обь (которая весной так разливается, что в некоторых местах не видны берега), потом тянут лодки вверх на веревках, привязывая их к веткам деревьев или с завозными якорями.

В Сургуте или в окрестностях впервые ставят мачты, а затем поднимают паруса.

Там есть два города под названием Березов, – один на Оби, а другой на Ангаре, которая впадает в Байкал. Около последнего теперь усиленно строят и туда поселяются люди, так как местность хорошая.

Нарым  – это городок, расположенный полукругом на восточном рукаве и берегу Оби, примерно на 65°, недалеко от реки Кеть, которая впадает в Обь. В нем живут около 200 человек и в гарнизоне было недавно около 100 русских казаков (так называют себя русские солдаты в Сибири). Он имеет 5 деревянных башен, на которых стоят огнестрельные орудия, и окружен частоколом. Гарнизон держит в покорности окружающих язычников и принуждает их вносить дань. Здесь растет плохой хлеб, но имеются хорошие соболя. У русских есть обычай: туземцев, когда они приходят платить ежегодную дань, состоящую из пушнины, угощают во славу царя в течение 3–х дней. Дают им вино и на 4–й день, когда они веселятся в честь русского воеводы. Им дают водку и муку. Из уважения, они обычно дарят воеводе или русскому главе несколько шкур.

Нарым, как предполагают, лежит на расстоянии 60 миль от Томска, а от Томска до Кузнецка, или Кузнецкого, предполагают 40 или 50 миль. От Томска до области калмакского князя по имени Коок, будет, предположительно, около 100 миль.

Доехать до Нарыма с запада можно на лошадях, но если ехать дальше к северу или востоку, то нельзя брать лошадей, потому что летом нет дорог и места непроходимые, а зимой там слишком много снега.

Город Нарым называют еще Пегая Орда (или «многоцветное место»).

Большая из двух рек Кеть (ибо их две с одним названием), узкая и очень быстрая. Там много глухарей. Они привыкли искать свою пищу в лесах и приходят в определенные часы дня к берегу реки, к тому месту, где есть белые песчаные мели или широкий берег без растительности. Здесь они едят песок, что им нужно для переваривания пищи в зобе. Кто собирается стрелять этих птиц, тот должен прийти к тому времени, когда они едят песок. Когда у этих птиц настает время спаривания и высиживания птенцов, они почти полностью теряют зрение и тогда их легко стрелять, как мне рассказывали очевидцы.

На берегах обеих рек Кеть растут красные, вкусные ягоды. Там встречается много ядовитых змей, но они не очень большие.

Выше города Кетской, на берегу Оби и на реке Кеть стоит монастырь, посвященный Святому Георгию. Несколько восточнее на этой же реке – деревня Воросейкина.

По реке Кеть, расположенной примерно на 62° или 63°, очень трудно плыть из-за извилин и островов. Там почти не встречается людей. Изредка увидят одинокого остяка, который при виде людей немедленно прячется. Остяки, там живущие, говорят на другом языке, чем те, которые живут на Оби, но их идолопоклонство одинаково. Дороги, как и реку, в зимнее время здесь невозможно использовать: там не найти питания, кроме того, что сами привезут. //

W 765

Земля вдоль обоих берегов этих рек – это равнина, заросшая мелкими деревьями и лесами. Река настолько извилиста, что можно плыть весь день, и вечером оказывается, что по сравнению с проселочной дорогой почти не продвинулись. Там летают фазаны, рябчики и т.п. На лугах растет земляника, черная и красная смородина, а также ежевика. Эта река не богата рыбой.

Между Кетским, который очень мало населен, и Маковским нет населенных мест, а только болотистые леса. На реках Кеть, которые впадают в Обь, очень трудно ездить еще и потому, что они очень маленькие и неглубокие, текут извилисто, особенно большой проток. Поперек реки, в воде, лежат много сваленных деревьев, которые мешают путешественнику.

В Новом Кетском поселке, который виден из старого Кетска, совсем разрушенного, держат гарнизон из 25 солдат. Там стоят 10-12 домов.

Если плыть до конца Кети и дойти до поселения Маковской , состоящего из 10 домов, окруженных частоколом для защиты, то там начинается переправа, где приходится разгружать корабли, и мелкие суда перетаскивают сушей до реки, которая впадает в Енисей. Прежде чем дойдут до Маковской, в течение двух дней ничего не видно, кроме леса. Это место зимовки русских, которые летом, чтобы держать народ в повиновении, ездят в глубь страны и собирают дань. От Маковской можно в 2–3 дня доехать до другого укрепления, под названием Енисейской и города Енисейск. По пути встречается красивая пахотная земля и деревни. Река Кемь, находящаяся неподалеку, очень мелкая, там мало судов и повозок, паромов и мостов, а также не хватает шкиперов и возчиков, и поэтому очень трудно передвигаться, в особенности когда едут с большим количеством людей и имеют много груза.

В сентябре, мне рассказали очевидцы, в этих краях уже сильные морозы. В середине августа встречается лед.

Около Маковской низкая и болотистая земля. Здесь почти никогда не ездят на повозках, а пешком или на нагруженных лошадях или на санях. К югу от местечка Маковского, в верхнем течении реки Кеть, находится земля, которую называют Казакская степь, Там есть маленький поселок. Некоторые говорят, что он находится на острове, в чем я, однако, сомневаюсь.

Одну реку Кеть называют иначе Стара, или Старая Кеть. Эта река меняет свое русло, она полна островов.

Самой северной рекой Кетью больше пользуются, ибо она удобнее для судоходства. К востоку эти реки сходятся, выше города Кетской. Товары, которые идут к рекам Енисей, Лена, Амур и к Синскому государству, перевозятся этим путем.

Город Кетской имеет, как сообщают путешественники, 8 деревянных круглых башен.

Так как река Кеть около Енисейска не впадает в реку Енисей (как я ее изобразил и как со мною большинство было согласно), то товары там перевозят сушей, перегружают на другие суда и потом везут дальше. Эта переправа, некоторые говорят, проходит внутри города Енисейска. Другие же говорят, что она идет снаружи, а именно перед поселком Маковский. Некоторые говорят, что ее длина четверть мили, другие же – что она меньше или больше.

Про реку Кеть мне заслуживающий доверия свидетель сообщает следующее:

Река Кеть берет свое начало не из реки Енисей, а из гор на этой [западной] стороне Енисея. Она на расстоянии 15 миль от Ямиша  судоходна. Оттуда приходится идти сушей до Енисейского через многие неудобные места. Здесь заканчивается письменное сообщение этого свидетеля, чьи собственные слова я захотел повторить, потому что у меня есть сомнение, впадает эта река в Енисей, или нет.

Катайской – это город, расположенный к югу от рек Реж и Ирбит, в середине Сибири. Рядом с ними стоит замок, который служит только для усмирения безоружных туземцев. Между этим местом и городом Уфа, или Уфимск, расположенном на реке Белой, которая впадает в Каму, встречается много красивых равнин, приятных полей, красивых рощ, по большей части из березы и других деревьев, растущих редко, но с очень толстыми стволами. Эти луга красивы и плодородны, как нигде в мире. //

W 766

Там не нужно удобрять землю и, говорят, она не терпит большого удобрения. Время от времени здесь поселяется какая-нибудь русская семья, занимаясь земледелием. Колосья растут такие, что стебель с трудом держит их. Земля там совсем черная и легкая, так что там очень пыльно. Есть много озер и рек, чрезвычайно богатых рыбой. Встречаются лоси, олени, лани, козули, барсуки, лисы и волки. Изобилие всякой водяной птицы, много тетеревов, серых куропаток и вальдшнепов. На полях растут разные лечебные травы и множество очень полезных кустарников, под названием зверобой. Его протирают, пьют и принимают те, кого побили, ранили или ударили. Их два сорта: с синими и желтыми цветами, которые при прикосновении дают ощущение жирности. Если его жевать в сыром виде, он имеет вкус бальзама. Зверобой значит «бьющий зверей».

Там есть горы, в которых находят русское стекло, а также хрусталь. Между каменными скалами, кроме того, есть еще нечистые, как бы разжеванные, мелкие камешки граната, в реках их находят большое количество. У меня хранятся образцы того и другого. Встречается халцедон, который, если его расколоть, похож на серебро. Но положенный в тигель, он не дает металла. В Сибири есть очень высокие горы, вокруг которых кое-где живут башкиры со своими семьями. Они живут главным образом рыболовством и разведением скота.

В Уфе и ее окрестностях роют очень хорошую соль. Там тоже встречается горный хрусталь.

Исеть – река в Сибири, у которой есть следующие притоки, ввиду недостатка места не нанесенные на мою карту: Миас, Камышка, Торсук, Кизилбаш, Ецкин, Мосленка, Поторца, Ольховка, Касивани, Кадоска, Кара Улания, Каменсай, Теча, Синара, Росарха, Кара. Следующие деревни есть на этой реке: Кизилбаш, где проходят многие путешественники, Куринской, Кунинская, Цафринско, Рофайло, Рапузан, Калмыцкое, Молбица и один монастырь под названием Далматов, Дантатория и Миас.

Азамил – поселок на реке Исеть, где находят много железной руды и магнитного камня, особенно на расстоянии 8 миль оттуда.

Тара – город, расположенный на небольшом рукаве реки Иртыш, на 61°. Он лежит в виде полумесяца, с деревянными башнями, на которых находятся пушки, и окружен частоколом.

В 1697 г. в декабре в Тару прибыл караван из 200 верблюдов с различными синскими и бухарскими товарами, которые перевозили оттуда в Тобольск и далее в Москву.

Недалеко оттуда, к югу, находится озеро, которое называют Озеро Итик, или Соль Озеро , что значит «Соленое озеро». Другое озеро, неподалеку, названо из-за своего цвета «Белые воды». Оно тоже соленое, отчего появляется его белая окраска, и некоторые говорят, что оно большего размера, чем я его изобразил, хотя я его нанес по данным большинства, наиболее заслуживающих доверия очевидцев.

От Тары до Томска предполагают 60 миль пути. Затем идут через Барабу, или Барабинское, – это местность, где земля низкая и пустынная. Там поселилось много калмыков и южных тартар, которые живут под властью собственных мурз или начальников. Они заключают браки с тартарами, живущими под Томском и платят не больше дани, чем русские.

Между Тарой и озером Зайсан сухим путем ездят по низменностям, лишенным деревьев.

Камни для ручных мельниц в Сибирь привозят из России и там же их обрабатывают, потому что в этих краях, хотя там достаточно камней, нет никого, кто умел бы вырубить и обработать их.

В посевное время и летом сибирские войска выходят в поля, чтобы защищать урожай. Главный город Тобольск посылает около 6000 войска, Томск тоже значительное количество. Они служат еще и для того, чтобы смотреть за туземцами и держать их в повиновении. Они передвигаются тогда взад и вперед. Из Тобольска во многие города, как Тара, Мангазея и другие, направляются ратники. Войско в западной и южной Сибири – это главным образом всадники, но есть и пехота, которую называют пешие казаки. В самых северных и восточных сибирских гарнизонах большинство войска – пехотинцы. Предполагают, что все сибирское войско составляет больше 50 тысяч человек. //

W 767

 Многие из них туда высланы из немилости к ним, либо к их родителям, иногда целыми отрядами, из-за того, что их начальники совершили преступления, а иногда начальники целых отрядов без солдат. Другие же находятся в немилости, добровольно едут туда, как отдельные лица, так и целые военные отряды. Московиты и народности, иногда и свободные немцы, которые находятся в немилости. Некоторые получают жалование, другие ничего, кроме питания. Кроме того, есть большое количество там рожденных ратников, известных под названием сибирских казаков, чьи предки уже больше 100 лет назад добровольно переселились туда.

Соболей в Сибири последние годы так много выбивали, что их количество уменьшилось.

В 1698 и 1699 годах многие тысячи людей, главным образом земледельцев, со своими семьями выехали из России в Сибирь, ибо там земля очень плодородная, и, хотя климат во многих местах гораздо холоднее, чем в Московии, так что там не растут яблоки, груши, вишни и дыни, все же земля дает очень много хлеба. К этому перечислению дали повод дороговизна и недостаток хлеба вследствие неурожая.

Между Рыбной, расположенной недалеко от озера Байкал, и Илимским лесом нет хорошей дороги или удобного прохода летом, из-за больших лесных болот осенью или ранней зимой – из-за большого снегопада. После небольшого мороза там прокладывают санные дороги, но мало кто ездит по ним. Требуется 5 недель, чтобы доехать от одного города до другого.

Следует отметить, что те, которых высылают в Сибирь, редко возвращаются оттуда. Туда едут не ради удовольствия. Письма туда трудно попадают без проверки. Все проходы тщательно охраняются.

Сибиряков, или туземцев, никогда не записывают в русские войска против их воли. Но случается, что некоторые из них добровольно служат у русских солдатами.

Некоторые из тех русских, которые сами, или их родители, были сосланы в Сибирь по немилости и приобрели там имущество, выкупают себя, так что их освобождают от военной службы, ибо многие из высланных туда по немилости обязаны служить. Некоторые немцы, которые под Ригой вели себя не слишком хорошо и были сосланы туда, были перекрещены в Сибири, и они и их дети живут спокойно.

Недалеко от Енисейского протекает река Тунгуска, или Усть-Тунгуска. Впереди нее находится порог под названием Стрельной порог, через который перебираются с трудом. А несколько ниже, около Рыбенской , под водой много скрытых камней, которых приходится остерегаться. В особенности ниже [по течению] есть опасные подводные камни, как и около Усть-Илима. Если приходится проходить эти пороги, то необходимо иметь с собой маленькие лодки, чтобы в них переложить груз с кораблей. Поэтому существует обычай давать на три судна одну лодку, для выгрузки.

Река Тунгуска и все воды в окрестности обычно замерзают в конце осеннего месяца [сентября] или в начале винного месяца [октября]. Земли в этих краях довольно пустынны, так что около вышеупомянутого порога, в течение трех дней пути не встречают людей или населенных мест.

В Рыбной находится около 50 семейств. Дорога от Рыбинска в Нерчинской очень тяжелая из-за пустынности и потому, что встречается много болот.

На притоке Енисея, у речки под названием Тунгуса, в области Таргутской к югу от него, есть камень, который, как считали, содержит золото, судя по окраске, блеску, весу и виду. Но когда оттуда привезли несколько камней и их расплавили в тигле, то все улетучилось, так что он оказался селитренный или из какой-то другой, легко воспламеняющейся каменистой земли. От надежды найти в ней золото почти отказались, хотя некоторые представляют дело не таким безнадежным и считают, что если бы можно было препятствовать испарению в тигле и собрать расплавленный минерал из руды и камня, то можно было бы получить из него хорошее золото. Находят, что область южнее реки Енисей очень красива, что есть долины с различными растениями и плодами, //

W 768

и это мне дает еще меньше надежды найти там ценный металл, так как опыт мой и других показал, что те края, где в земле скрыты металлы, очень неплодородны и лишены растительности. Там говорят, якобы, еще находятся старые серебряные рудники, которые были разработаны, в чем я сомневаюсь.

Воеводы, которые в Сибири представляют волю русского царя, отправляют солдат на соболиную охоту, а добычу распределяют.

На реке Енисей, Илиме и других соседних реках, так же как и на Волге, используют суда длиной в 80 саженей. Их делают такими длинными и мелкими, чтобы легче было перебираться через пороги.

Енисейской стоит довольно далеко от моря, как можно видеть на карте. Но Мангазея, стоящая ниже [по течению] – это довольно крупный город. Он населен русскими. В первом городе [Енисейском] строят и снаряжают корабли, которые плавают на Енисее и по берегам моря.

Город Енисейской довольно большой и хорошо заселенный. Там есть неплохая крепость. Вокруг нее несколько деревень и монастырей. Окрестные поля пригодны для земледелия. Там хорошая охота на птицу и дичь, но там нет фруктов или каких-либо плодов, имеются только смородина, черника и земляника. Многие тунгусы, которые живут около Енисейского, платят дань пушниной местному воеводе. Дань берется от каждого лука, как с мужчин, так и с женщин.

Вокруг Енисейского высокий частокол. Много народа живет как внутри, так и вне города. Но теперь многие уезжают в Иркутской, потому что там лучше пахотная земля, а около Енисейского почва болотистая. Там стоят около 200 домов. Есть приказ, или дом суда, церковь и дом воеводы. У города очень большие слободы или пригороды.

Вокруг Иркутского очень много диких свиней, у которых сало твердое и мясо вкусное. Дикие овцы тощие, но мясо у них хорошее. Там растут кедровые орехи и всякие ягоды: земляника, малина, но нет яблок или орехов. Все, что там строят, делается из кедрового дерева. Когда его моют или мочат, оно сильно пахнет. Местные язычники не носят рубах, а носят мех на голом теле. Люди лежат ночью голыми в войлочных юртах* палатки или хижины вокруг огня, женщины и мужчины вместе, как животные. Когда огонь гаснет, они пpикрывают его сверху. Когда браты или Мугалы, находящиеся под русской властью, берут в плен врага или сделают что-нибудь другое хорошее, московский воевода дарит им чарку водки и кусочек олова, из которого они делают серьги для женщин.

В Енисейском зимой довольно холодно, даже холоднее, чем можно было ожидать от места, расположенного на этой широте. В этой стране очень холодно. (Kaк и в окружающих местах).

Около Eнисейского есть промышленные солеварни. Здесь и в Сургуте вырабатывают лучшие юхты и делают очень хорошую кожу на подошвы сапог. Она тонкая, но очень прочная в носке, а когда сухая, то очень твердая. Там находят железо, и из него умеют делать очень хорошую сталь. Делают и хорошее мыло, белое и серое.

Несколько лет назад в Иркутском главным начальником был Иван Петрович Гагарин.

На реке Ангара ловят много рыбы удочками, которые, в большом количестве, привязывают к бревну и пускают [его] по течению. Пойманную рыбу нанизывают на ветки или прутья и держат ее живой в воде, продавая путешественникам.

Между Рыбинской, Иркутском, Усть-Илимском, расположенным недалеко от озера Байкал, редко бывает хорошая зимняя дорога из-за большого количества снега, который там обычно выпадает. В этих пустынных местах не достать другой еды, кроме того, что везут с собой.

Внутри Иркутского обычно находятся 500 человек ратников гарнизона, но они редко бывают все налицо, потому что их по частям посылают в окрестности.

Под Иркутском много марьина стекла. Овцы в окрестностях дают очень хорошую шерсть, блестящую, черную с мелкими кудряшками, похожую скорее на волосы, чем на шерсть. Я видел сделанные из такой шерсти красивые меховые кафтаны. Народ в Иркутском пьет много чая, с молоком и маслом, вместо пива.

В Иркутском, где выращивают пшеницу и рожь, примерно 4 года назад, один пуд ржи стоил стюйвер, //

W 769

овца – 8 стюйвров, вол или корова – половину рубля. Один безмен, (это два с половиной фунта) говядины стоил там 3 полушки, это равно четырем стюйверам или копейкам.

1700. Афанасий Байтон, прусский дворянин, который около 50 лет провел в сибирской ссылке, теперь стал воеводой в Иркутском. Раньше был в Удинском, а еще раньше в Албазине. Он так похвально защищал этот последний город от Синцев, что сохранил его, несмотря на то, что у него осталось лишь 12 здоровых людей. Достойно удивления, что с этим количеством людей он сумел продолжать стрельбу из пушек и с таким незначительным количеством людей сумел создать впечатление, будто у него много воинов. Поэтому ему позволили писать слово «вич» после своего имени, что является признаком почета среди московитов. Кроме того ему, в его настоящем воеводстве дали право по собственному усмотрению вешать солдат и бить их кнутом* это значит, бить плетьми. Его люди в Албазине умерли или были больны цингой, потому что они должны были находиться как бы под землей и в сырости. Синцы не штурмовали и их пушки были бессильны против крепости, потому что один солдат, который служил раньше в Шегрине, научился делать валы из переплетенных корней деревьев, обмазанных глиной, которые твердели, как камень, и их нельзя было пробить. Это происходило последний раз, когда Албазин был окружен синцами, как раз перед тем, как был заключен договор. После договора он ушел и это место было разрушено.

Удинской стоит на реке Удин, в которой водятся разные рыбы – щука, окунь, ерш, омуль, раки, пескари и проч. Там едят много риса, который привозят из Сины, а также сарану, корни которой толкут, сушат и превращают в муку. Она сладка, как сахар.

Один ссыльный, который должен был несколько лет жить в Удинском, мне рассказывал, что в июне и в июле ночь длится один час, и даже тогда почти всегда видно красное солнце. Удинской небольшой, четырехугольный городок, расположенный на высоком месте, построенный из дерева, с четырьмя башнями. У него большие ворота и над ними башни, все из дерева, с двойными стенами, между которыми насыпана земля. Имеются еще небольшие ворота, для вылазки, чтобы ходить к реке за водой. Они вырублены в каменной скале. Солдаты несут караул в замке, но все живут в слободе, или в пригороде, обычно в количестве 300 человек. В слободе 400 или 500 домов. Среди них только 4 или 5 для свободных горожан, их занимают купцы, другие рабочие, простонародье. Там одна бочка  ржи стоит 8 стюйверов. Много неприятностей терпят от Мугал, которые летом крадут скот, зимой из-за [глубокого] снега они не могут делать набеги.

В Даурии, около городов Удинского и Селенгинского, – яблоки мелкие на низкорослых деревьях. Они не больше детских шариков или большого ореха, с одной стороны красные, а с другой желто-белого цвета, очень сладкие на вкус. Чеснок и лук растет там в диком состоянии. Встречаются различные стручковые и корнеплоды, так что если бы там работали настоящие земледельцы и садоводы, то от этой земли можно было бы всего добиться.

Город Удинской построил и укрепил деревянной крепостью Федор Алексеевич Головин.

В Енисейском, на реке Енисей, еще недавно не было добровольно приехавших горожан или купцов, кроме нескольких крупных купцов, которые там жили, а может быть, и сейчас находятся. Туда посылают правительственных представителей. Далее до Якутска, города на Лене, как мне сообщают, совсем не пускают русских купцов. Кому что-нибудь нужно оттуда или туда везти, тот должен заказать это через русских солдат.

Город Енисейской расположен на реке того же названия, величиной примерно как город Алкмаар. У него плохая деревянная крепость, по виду похожая на старую крепость в Тоболе. Братской расположен на Тунгуске, это маленькое поселение. Иркутской, несколько южнее, размером с Енисейской, но построен лучше и красивее. Там более развитая торговля и соболя лучшего качества. Вокруг этого города течет река. По соседству с ней стоит Балаганской, этот поселок тоже принадлежит Иркутской области. Там правит чиновник. Недалеко оттуда в реке есть порог под названием Pogmely, что значит – , а другой называют Пьяный, а третий – Падун; еще один //

W 770

порог под названием Долгий Порог, потому что он длинный, в 4 версты.

Урачо – деревня, расположенная на берегу озера Байкал. Болскосаинска, или Линской – городок, расположенный к югу от Байкала, около устья реки Селенги, лишь недавно построенный и укрепленный по приказу Их Царских Величеств.

Уда, или Удинской, на реке того же названия, вблизи реки Селенги. Эта красивая крепость построена так, что вода течет вокруг крепости и орошает землю. Этот город был построен великим послом Их Царских Величеств Головиным, который заключил мир с китайцами и добился больших побед над Мугалами в 1686 г. Он засеелен казаками и царскими ратниками.

В устье реки Хатанги, которая недалеко от Енисея впадает в Ледовое море, живет род самоедов, которые платят дань Их Царским Величествам.

Говорят, что моржи, в определенное время г., лежат и спят в большом количестве по берегам моря, около реки Енисей. Тогда их много ловят и убивают.

Река Енисей на той широте, где стоит город Мангазея по ширине не уступает Оби. В устье есть много островов. Суша занята лесами. Пришлые жители, почти только ссыльные, состоят в большинстве из ратников, которые живут охотой и рыбным промыслом, как на реке, так и на берегах моря и в самом море.

Около реки Енисей море часто выбрасывает на морской берег моржей и китов, которых съедают медведи. Один очевидец рассказал в Архангеле, как он видел, что 4 или 5 таких животных [медведей] выпрыгнули из живота кита. Медведи часто уплывают далеко в море на льдинах.

В глубине страны, между реками Обь и Енисей, водится много белых лисиц, белок и белых зайцев. //

В 1678 г. в город Томской приехал посол одного князя желтых мугал, чтобы заключить мир и Их Царскими Величествами. Он рассказал, что у них идет война между братьями. После смерти князя-отца осталось два сына. Старший хотел один управлять страной и пытался отстранить от власти младшего брата. Младший брат владел землями отцовского наследства, расположенными вблизи Томска. Он боялся, что в то время, как они ссорились, войско русского царя вторгнется в его страну, и пытался воспрепятствовать этому путем заключения мира. Этого молодого князя звали Абела Кунтейша, а старшего его брата – Амесек Кунтейша. Упомянутое посольство привезло ценные дары: лошадей, серебро, золото, верблюдов, золотую парчу, бархат, ценные луки, синский фарфор, Синские ножи, чаши и миски, украшенные камнями, а также сосуды, выложенные жемчугом. Требуемый мир был заключен.

Позже узнали, что эти два брата сражались друг с другом и старший был взят в плен, после того, как потерял много людей, и его долго держали в плену, пока младший, наконец, не освободил старшего (разделив землю между ними, младший добровольно оставил старшему некоторое владение) и проводил его с добрым количеством войска к его владению и народу. Но некоторое время спустя, когда младший брат захотел дружески навестить старшего и без подозрений отправился к нему в сопровождении немногих людей, старший использовал случай, напал на него и убил. Так он получил во владение всю страну. После этой победы Мугальский князь тоже отправил посла в Томск и заключил мир с Их Царскими Величествами.

В городе Томском и в его окрестностях встречаются крысы, шкуры которых посылают в Москву, сушей и морем. Они благовонны, как мускус. Запах исходит главным образом от хвоста. Этот зверек там, как и в наших домах, вреден. Зимой он совсем черный, но летом он красновато-рыжий. Мне сообщили, что у кротов там такой же запах, но менее сильный. Курицы привезены туда русскими. Рожь в этом городе дешевая. Ее хранят там не как у нас, в амбарах, а под землей. Там ничего не знают о том, что происходит в Европе или других странах, живут спокойно и тихо. Хотя большинство русских в Сибири //

W 771

сосланные, попавшие в немилость, они все же верны своему государю. Язычники, туземные народы, которые живут в окрестностях этого города, не употребляют денег. Их одежда делается из шкур животных, шерстью обычно наружу. Они не знают рубах, кроме тех людей, которые общаются с русскими и путем обмена получают от них холст. Русские в Томском ходят одетыми почти как калмаки.

В этих краях людей необычайно мучают комары. Против них остяки и другие народы делают ткань из кишок, сквозь которую насекомые не могут проникнуть своим жалом. Ночью их разгоняют дымом гнилого дерева, а также горящим хворостом.

Большинство сибирских язычников в этих краях не умеют ни читать, ни писать. Поэтому, когда они платят дань в виде пушнины, то в знак платежа они получают марки с печатью и приложенный перстень, который они носят на пальце.

Кузнецкой имеет, говорят, 5 круглых деревянных башен. Он расположен в устье реки Томь. Как мне сообщают очевидцы, там хорошие соболя и железные руды.

Между городом Кузнецкoм (который имеет укрепления из частокола) и Томском находится большая сланцевая гора. Туземцы, якобы, видели на ней вырезанные буквы. И, хотя отрубают большие куски от этой горы, все же им кажется, что они видят буквы на камнях. Между этими двумя городами есть несколько деревень, где живут русские поселенцы.

Около города Кузнецкого земля еще плодороднее, чем под Томском. Там пашут в весеннем месяце, а в Томском – в цветущем месяце [мае]. Зима длится 4 месяца. Там есть много мрамора, но его не добывают. Там варят хорошее пиво и перегоняют водку. Пища там в большом изобилии. Водятся зайцы, серые куропатки, тетерева, которых продают по стюйверу за штуку. Кроликов и уток там изобилие. Дома похожи на дома в Московии, они построены из дерева, как и бани. Дороги там вокруг, правда, пустынные, но все же проложены. Зимой ездят по этим дорогам, когда они покрыты снегом, на саночках, запряженных собаками. Запрягают по две-три и четыре собаки, которых кормят сушеной рыбой. Летом ездят по этим дорогам на лошадях.

В поселке, или городе, Кузнецком много кузнецов, так как по берегам рек встречаются камни, из которых окрестные жители, разбивая их, выплавляют железо. Из него делают всякого рода изделия, как пики, наконечники для стрел, кинжалы, шашки и такие листы, которые они употребляют вместо лат. Много таких тонких пластинок пришивают к лосиной коже, защищаясь от стрел. Это железо, говорят, превосходит шведское. Когда оно горячее, оно мягкое, как олово.

Город Томской стоит на высокой горе, на притоке Оби. Он довольно густо заселен и укреплен деревянной стеной. Под городом течет быстрая река, впадающая в Томь, а эта, в свою очередь, впадает в Обь. Здесь много хлеба и других видов питания, как рыба, скот и птица, так что там хорошо жить. Кроме того, там ведется оживленная торговля.

Между этим городом и Кузнецкoм, главным образом, с левой стороны [Оби ], очень высокие каменные горы, на которых растут большие леса разных деревьев. Там растет дерево, которое производит ангарикум . Это дерево очень твердое, вроде старого дуба. Когда оно три г. пролежит в Томи, или какой-либо из окрестных рек, то превращается в камень. Жители затем вынимают его из воды и делают из него плиты, точильные камни и другие вещи. Оно имеет красивый муаровый рисунок. В этих лесах много дичи.

Между Томском и Кузнецком, говорят, в горах встречается ртуть. Но так как я это слышал только от одного очевидца, то не особенно в этом уверен. Встречаются и драгоценные серые камни, а также олово и железо. Из железа калмыки умеют делать разное оружие.

Город Томской уже так заселен русскими, что там встречаются различные ремесленники – плотники, кузнецы для грубых и тонких работ, а также золотых и серебряных дел мастера. Туземцы здесь грубы, не умеют читать и писать. Они знают, что существует Бог, но поклоняются дьяволу, у которого они, через своих попов, спрашивают совета. //

W 772

Стоит отметить, что жрецы этих бедных людей, которые похожи на остяков и киргизов, почти все слепы, так же как жрецы остяков. Они говорят, что это потому, что они должны говорить с дьяволом, который является их идолом. Они недостойны видеть его, и потому лишаются зрения, что с ними случается, они говорят, без боли, в одну ночь. Но по всей вероятности, это делается применяемыми средствами или от постоянного сильного дыма. Эти попы, как и сам народ, поют песни в честь дьявола, приносят ему в жертву соболя, непрестанно с ним беседуют и через него делают предсказания, могут даже знать смертный час людей. Это бедный и простодушный народ. Они платят дань русским. Ребенок (как мне сообщают) с 10 лет дает ежегодно двух соболей, до 15-летнего возраста, а с этого возраста – 3 соболя и так далее, до 20 лет, когда они должны давать ежегодно по 10 соболей до 60-летнего возраста, после чего они свободны от уплаты дани.

Когда кто-то из этих язычников умирает, его друзья устраивают обед, режут лошадь и веселятся. Кожу и голову вешают, поклоняются ей, стреляют в нее из лука в честь умершего, жгут перед этой растянутой кожей и головой огонь и [готовят] пищу. Они ничего не знают о блаженстве, собираются умереть, как собаки, и все их служение и моление происходит ради их мирского благосостояния. Они живут до довольно пожилого возраста.

В город Томском  приходит много торговых людей из Сины и Бухарской земли, которые привозят туда различные индийские и персидские товары. Некоторое время назад туда прибыли сразу 1500 нагруженных верблюдов и дромадеров, которых привели туда калмыцкие и бухарские купцы. Эти товары перевозятся по всей Сибири и даже в Россию. Русские в этот город привезли пушки, которых до их прихода в этих краях не знали.

Стоит отметить, что в город Томск приходят какие-то торговые люди, которых там называют Ганге-люди, это значит, народ с Ганга. Очевидно, путешествие отсюда к истоку Ганга не очень тяжелое и далекое.

В этой местности и повсюду в Сибири приготовляется напиток, который Тартары или сибиряки называют брагой. Его делают из ячменя, он довольно вкусный и опьяняющий.

В городе Томске много всякого рода ценной рыбы – осетров, стерляди, белорыбицы, тайменя, белой lasvisch; есть сорт пестрой рыбы – муксун и белая рыба, длиной в локоть. Есть еще рыба, которую называют сирка. Все эти рыбы доставляются из озера Вах.

Река Томск, или Томь, имеет очень чистое, каменистое дно. Его можно видеть на глубине 5 саженей. На берегу этой реки находится деревня, где поселились московиты.

Через город Томск течет речка под названием Ушайка. В 1668 г. туда пришло посольство из Бухары, которое имело с собой 100 верблюдов, тяжело нагруженных всякими синскими товарами, как шелк, золотая парча, серебро кусочками, длиной в палец, и два пальца шириной, треугольной формы, и еще хлопковая ткань.

Недалеко от Томска живут бухарские Тартары, которые издавна переселились сюда. Они в большой дружбе с русскими, населяющими этот город, и пользуются такими же правами, как и русские. Они, как и сами русские, платят дань только в одну десятую от охоты и урожая. Подлежат суду своих мурз или глав. Но если попадаются дела большой сложности и трудно разрешимые, тогда они подлежат суду в Томске, в русской тайной канцелярии, где их так же справедливо судят, как и русских. Они в большинстве своем магометанской веры. Они сеют пшеницу и ячмень.

Мурза этих тартар имел в 1664 г. 5 или 6 сыновей. Это народ, алчный по характеру. Они живут в домах. Употребляют огнестрельное оружие и знают деньги. Другие окрестные народы около Томска, как было сказано, не знают денег. Некоторые из них [бухарцев] живут даже у пригородов этого города. Они верны русским и являются разведчиками у калмыков. Они ведут значительную торговлю в Калмыкии.

Русский воевода или начальник этого города обычно в праздники приглашает в гости попов и самых богатых из тартар и //

W 773

веселит их. Они на другой день приносят ему дары. Жена воеводы приглашает тартарок, даже мурзу, и угощает их. Для того, чтобы быть в почете у воеводы, каждый старается принести лучше и больше продуктов пищи, пушнины и других вещей. Это принято делать по всей Сибири, как и делается в те дни, когда собирают дань, как было сказано выше.

Тартары, которые живут в окрестностях Томска, до города Кузмич, или Кузнецкий, хорошие всадники и служат Их Царским Величествам в конном войске вместе с русскими. Среди них встречаются зажиточные и богатые люди, имеющие по 3–4 жены.

Область между Томском и страной Алтын, находящейся в южной части реки Обь, почти вся состоит из степи. Эта равнина, пустынная земля, где растет высокая трава, нет больших деревьев и только кое-где встречаются невысокие деревца. Такого же вида земля между Томском и Тарой, близко от реки Иртыш.

Все сибиряки, как и упомянутые бухарцы, подлежат в серьезных делах русскому суду, хотя у них есть свои судьи или миротворцы, которые решают мелкие споры своих народов. Но когда они не могут прийти к соглашению, или дело не может быть разрешено мирным путем, то его передают русскому судье. Сперва русский приказный, или чиновник, выслушивает спор, и если не может разрешить его, тогда дело предстанет на суд воеводы или начальника, у которого имеется писец, помогающий ему при судопроизводстве. Туземцев судят справедливо при разбирательстве с русскими. Суд не защищает русских больше, чем туземцев, ибо его Величество желает их удержать справедливостью и доброжелательностью. Это поистине похвально.

Итак, город Томск находится к востоку от реки Оби, на 3–4 мили вверх по реке Томь.

В этих странах невозможно ехать прямо из-за отсутствия проложенных дорог и необитаемых пространств. От Устюга в Тобол тоже невозможно проехать прямо из-за плохой дороги, непроходимой ни зимой, ни летом. Там нет и подвод, ямщины (это грузовые сани или повозки) или почты. На севере используют больше оленей, а летом можно передвигаться на небольших судах по рекам. Чтобы ехать прямо из Сибири в Москву, было бы удобнее всего взять курс на реку Уфу. Но из-за башкир, которые занимаются грабежом, избегают этого пути и ездят от Верхотурья в Соликамск и так далее.

Берега Оби в этих местах, от верхнего до нижнего течения, очень редко или почти совсем не заселены, так же как и устье реки Томской или Томь, которая впадает в Обь. Там на 25 миль встречается лишь один человек. Люди живут у рек, которые идут вглубь страны, где им легче ловить рыбу, так как их сети не настолько большие, чтобы охватить Обь, хотя там очень много рыбы. Следует еще знать, что берега самой Оби мало заселены, потому что они не защищены дамбами, река часто разливается и затопляет соседние земли.

В городе Томском  зимой очень холодно, а летом очень жарко, земля там очень жирная и плодородная, так что урожай хлеба бывает сам сорок. Земля черная, как смола. Там в диком состоянии растут черные тюльпаны, чеснок, конопля, смородина, черника, а также angelicacalmus и много лечебных трав. Нет яблок или груш, но есть салат, турецкие бобы и разные овощи. Там много кедровых деревьев и сосен, но нет дубов. Внутри города и в пригородах живут около 6 тысяч человек, как русские переселенцы, так и перекрещенные поляки, а также другие свободные туземцы, тартары или калмаки. Город четырехугольной формы, укреплен деревянными стенами. На каждом углу – тяжелая башня, а еще по две [башни] – между углами. В одной из этих башен висят колокола, в другой находится военное снаряжение. Река Томь течет мимо города с одной его стороны. Он стоит на высоте, поэтому, естественно, укреплен и не нуждается во рвах. Вне этой четырехугольной крепости, которая, собственно, и есть город, есть еще дома, защищенные частоколом и несколькими деревянными башнями, однако не так прочно, как вал и башни внутреннего города или замка, //

W 774

где по валу можно ходить. Самая нижняя часть города, которую можно было бы назвать пригородом, внизу у реки не укреплена и остается открытой. Русские не разрешают, и с полным основанием, чтобы те, которые еще являются язычниками, жили внутри укрепленного города или замка. Они должны жить внизу, в пригороде.

Недалеко от этого города встречаются калмыцкие орды, которые не все одной веры. Некоторые впитали магометанское суеверие, другие же – язычники, и поклоняются лошадиным шкурам.

Народ Томского и войско Их Царских Величеств вокруг Томского  всегда наготове против нападения калмаков. Туземные народы там – врожденные враги калмаков и воюют с ними, всегда в непрерывных раздорах и волнениях, как казаки и крымские тартары.

Сто фунтов присланной мне из Томского руды, вырубленной из поверхности горы, содержат полтора лота серебра, стоимостью в 2 гульдена и 7 стюйверов, хотя, судя по внешнему виду, она кажется очень богатой. Этот точный опыт был проделан известным мастером-испытателем по моему приказу. Вероятно, в глубине [горы] скрыты более богатые залежи.

Город Томской построен по приказу Бориса Годунова, а название Том, или Томской, на местном языке означает что-то веселое, так как вокруг города красивые поля. Раньше эта местность принадлежала царю Алтыну.

В древности выдумали, будто около Томска жили люди с узким ртом, которые питались запахом вареного мяса. Недалеко от устья реки Обь находился раньше, говорят, большой замок. Напротив него древние наносили [на карты] мыс, под названием Кельтский мыс. //

Горные цепи: Аланус, Воросcус, Имаус, Сихиус, Белгиан, Рифеус, Алхас и др., известные в древности, – теперь трудно определимые из-за частого изменения названий, которое здесь происходит. То же  и с названиями рек, например: Тахмин, Ухардес, Маргус, Коскар, Коссин, Сосса, и многие другие, которые были известны в древности, теперь можно узнать только предположительно. Было заблуждение, когда древние считали, что Каспийское море через Обь соединяется с Ледяным морем. Многих городов, о которых говорили древние, найти там невозможно. Или они разрушены, или произошла перемена названия. Например, Арбам, Сема, Айбаир, Сианфур, Наиман, Канткоракур и т. п. Да, целые области и народы, известные из древнейших описаний земли, теперь не обнаруживаются под их старыми названиями. Унг или Гог, Сиорза, Кавона, Байда, Баргу и бесчисленное множество других, можно видеть на старых картах и в описаниях. Я не указываю на них, так как я пытался показывать современное, а не прошлое.

Около Ланкараги находится поселение, расположенное на западном притоке Иртыша, где стоят семь домов. Его называют семь елей, потому что столько же деревьев стоят перед этими домами, хотя некоторые считают, что это поселение и есть Ланкарага. В верхнем течении реки живет один калмакский лама, или жрец, у которого есть два больших каменных здания, снаружи обмазанных известью. У него на службе находятся бухарцы. Он занимается земледелием. Там растет пшеница, ячмень, горох и другие злаки. Бухарцы, которые находятся у него в подчинении, это выходцы из своей страны, переселившиеся туда.

Аблай – это небольшое тартарское княжество, у реки Иртыш, иначе называемое Энду. Там тоже поселились некоторые бухарцы для занятия земледелием. Люди там живут в маленьких домиках из глины и в палатках. Горы там заросли лесами, а на равнине растет трава. Воды там мало. Выращивают пшеницу, ячмень и другие хлеба. Там изобилие скота. Зимой этот князь, очевидно, выбирает себе постоянное место жительства, но летом он не сидит на месте, а ищет наиболее богатые травой луга, хотя он не перемещается далеко. Там очень вкусные козы.

В этой области есть речка Каракоба , которая течет с Каменных гор. И еще одна река под названием Беска, которая тоже вытекает из Каменных гор. Там князь Аблай построил два каменных здания, вроде крепостей, между Каменных гор, для чего ему из Сины //

 W 775

посылали мастеров. Там можно ездить безопасно.

Этого князя называют Шаблай или Тайша Шаблай, а также и Аблай Тайша. Некоторые говорят, что он или его отец калмакского, а другие говорят – бухарского происхождения, убежал, спасаясь от бунта, из Бухары или Калмакии. Он богат лошадьми, верблюдами, скотом и хлебом.

Прежде чем доехать сюда с северо–запада или от «белых вод», можно встретить много березовых лесов, высокие горы и кое-где бухарские хлебные поля.

В 1663 г. этот князь доставил московитскому послу, который проезжал через его страну в Сину, 4–х верблюдов и 50 лошадей, чтобы продолжать путь.

Говорят, что подобных мелких принцев, или корольков, у мугалов свыше 300.

Бисилбас, Есан, или Ясан, иначе Солинег – это небольшое озеро, через которое протекает река Иртыш, недалеко от ее истока. Вода этого озера зеленая и очень богата рыбой. Говорят, что недалеко оттуда встречается камень яспис, чего я, однако, достоверно не знаю.

Берега озера Ясан заселены неким родом, или семьей, по имени Аблаевых, которая приехала туда из России и размножилась.

Южнее озера Ясан, а также южнее родов Контайши и к северу от мугальских родов Булигал кочует еще другой мугальский род, племя, tribus или орда, под названием Урунги.

Около истока реки Иртыш обитает некий мугальский князь по имени Суруктокон или, иначе, Суратекан. Одну орду около Ирдекулу называют еще иначе Ярдакула.

Относительно реки Иртыш господин Тевенот говорит, что это одна из самых больших рек в мире, но она так мало известна, что на большинстве карт ее называют и не указывают, а если ее и наносят, то называют неправильно. Согласно большинству сообщений, полученных мною, она впадает ниже города Тобольского в реку Тобол, но, как говорят другие путешественники, выше этого города. Так как этот спор остается неразрешенным до получения более верных сведений, то я придерживаюсь мнения большинства, как я его показал и на карте. Эта река Иртыш берет свое начало из области, которую тоже называют Иртыш и реки под названием Посрвосера.

В устье реки Иртыш раньше был город под названием Обской, который по приказу Сибирского главного воеводы был снесен. Может быть, потому, что он много раз страдал от половодья. На его месте построили город Зерголт, расположенный выше, и город Березов, который, говорят, теперь не обнаруживается. Может быть, его тоже снесли.

У реки Иртыш есть рукав, протекающий около Кулембы, под названием Ишим, который другие называют Вишен. На этой реке, говорят, есть остров, где встречаются дикие пестрые лошади.

На реке Иртыш стоит деревня, известная под названием Ишимской, а также Вагайской, и деревня недалеко оттуда – Долгий Яр.

Бараба, Ямиш – это озеро, расположенное между реками Иртыш и Обь, недалеко от маленького алтынского государства. Здесь, говорят, встречается светящийся камень, о котором выше говорилось. Отсюда до Алтынского государства едут по каменистым и скалистым дорогам. Одну из четырех рек, которые впадают в это озеро, называют Кеть, как можно видеть на карте. Но другие сообщают, что она проходит ближе к реке Иртыш, о чем я не могу умолчать. От Ямиша, говорят, на малых судах можно меньше, чем за 20 дней, доехать до озера Ясан.

В озере Ямиш много соли, за которой казаки приходят на плоских судах. Отсюда недалеко живут калмыки, которые иногда ставят засаду против тех, кто приходит за солью, и вступают в борьбу с ними. Считая себя собственниками этого озера, они требуют пошлину. Интересно, что соль лежит на дне, в виде квадратных игральных костей, и прозрачна, как хрусталь, но эта, нижняя, соль горькая, а та, которая лежит в середине и выше, белая и вкусная. Ее лопатами перебрасывают на суда. Верхняя соль черная и горькая.

Каурдак – это крепость, лежащая в другом месте на Иртыше, иначе называется Кородуч.

Уй – это восточный рукав Иртыша, иначе называется Тыш. Несколько выше, к северу, находится рукав //

W 776

или маленькая река Шиш, или Шиб.

Относительно белых вод около реки Иртыш говорят, что они иногда высыхают.

В верхнем течении Иртыша есть несколько островов.

 

Югория, или Юргечи – это область, расположенная около реки Вычегда.

Это приток Двины, на 621/2°. Юргечц, или Юрга, как называют город, значит по-тартарски «лошадь», так что, очевидно, эта область получила свое название от того, что в ней много лошадей. Ее называют еще иначе и Югоренский, Югорши или Юргенской. Московиты думают, что венгры происходят из этой области, а также и из Перми, потому что этот народ и народ Венгрии очень сходны между собою и по характеру, и по нравам.

Говорят, что люди там живут очень культурно, и что там много остатков больших каменных зданий. Много каменных домов, в которых эти люди живут.

Относительно земли Югория некоторые писатели говорят, что древние называли ее Паскатир, а другие, на которых я ссылаюсь при составлении карты, наносят ее к северо–западу от истока реки Яик. Жителей, которых некоторые принимают за булгар, их соседей, или связывают с ними, как выше было сказано выше, выгнали авары и гунны из Дакии и, говорят, владели Паннонией. Но что их нынешний язык похож на язык венгров, как некоторые уверяют, этого я никогда не находил. Правда, он сильно отличается и от языка других сибиряков. Народ здесь тоже красивее, чем другие сибиряки: не такие толстоголовые и плосколицые. Со времени царя Ивана Васильевича они признавали русскую Империю, как некоторые считают, хотя другие говорят, что она [Югория] уже находилась под господством русского государства во время Ивана Васильевича Грозного. Они платят дань мехами и другими вещами.

Во время знаменитого Атилы, югорские жители и их соседи помогали занять многие европейские области. Некоторые московиты еще и теперь хвастают героическими подвигами этого народа, столь древнего по происхождению. Там мало хлеба. Редко пашут землю. Там пустынно и много лесов. Ни малейшего признака письменности древних венгров. Все жители язычники, кроме русских, которые поселились [там] по приказу их царя и начинают распространять христианство. Нигде на Оби не встречается признаков того, что там когда-то были христиане.

Усольское – это городок в области Вычегды около реки того же названия, которая впадает в Двину. Там воевода этой области имеет свою резиденцию.

Язык народа зырян области, расположенной на 64°, отличается от московитского языка.

Страну зырян, расположенную недалеко от Вычегды, рядом с Сибирью, называют иначе Волость Ужги. У этих людей свой собственный язык, который совершенно ничего общего не имеет с русским языком, а похож больше на лифляндский язык, а также несколько на пермский и остякский, так что, говоря на этих языках, они могут почти понимать друг друга. У зырян греческая вера, и подданство Их Царских Величеств, но они выбирают своих собственных судей и у них не русского воеводы или начальника, а трудные дела посылаются на решение в Москву. Очевидно, в очень давние времена эти народы были закинуты туда из страны колеров, из Финляндии или из Лифляндии войной или другими обстоятельствами, о чем, однако, нет ни сведений, ни преданий. Они живут земледелием, одеваются в меховые оленьи кафтаны, называемые ягга. Они маленького роста, неопрятны и грязны, не знают ни чистки, ни мытья. Около реки Сысола встречается немного меха. Эта область довольно большая, она простирается до города Кайгорода. Люди там живут по большей части одиноко или в маленьких деревнях, в больших лесах, как бы рассеяны по стране, не селятся в больших деревнях или городах.

 Московиты не очень уважают зырян, считают их глупыми и грубыми. За 50 верст от города Сольвычегодска, на реке Вычегда, которая впадает в Двину, начинается лес, простирающийся до Сибири, на расстоянии примерно 900 или 1000 верст. Там нет проложенных дорог, так что путешественники //

W 777

должны их сами прокладывать. Через нее протекают реки Сысола, Касим и Пера.

Город Кайгород на реке Каме принадлежит зырянам. В 1692 г. 40 или 50 смелых разбойников на судне приплыли к этому городу. Они его обстреляли и ограбили жителей.

Около поселка Серегова в Зырянии, на реке Вычегде, или Сольвычегде, очень хорошие солеварни, где вываривается ежегодно 8–9 тысяч мешков соли. Это ямы глубиной в 90 саженей, из которых вычерпывают соленую воду.

В верхней, или южной, части реки Обь имеются красивые леса и прекрасные черноземные поля. Там много зверей, рыб и птиц.

На Оби, около реки Катуня находится остров довольно большого размера. Через него проходят черные калмаки в Мугалию, а также в Киргизию, равно как мугалы через него направляются в страну черных калмаков, так что там большое движение. Но это место до сих пор никому не принадлежит, хотя в окрестностях нигде больше нет столь удобного перехода.

Катунь – это восточный приток реки Обь, напротив которого, на другом берегу Оби, имеется река, на моей карте названная Катунь. Это название и местоположение мне указали свидетели, которые путешествовали в тех краях. Иначе можно было бы сомневаться, из-за сходства названия, действительно ли это Катунь, или она неправильно была нанесена или нанесена повторно. Я, однако, так оставляю ее до получения более подробных сведений. Чтобы ехать сушей по ее берегам, до конца реки Катунь, потребуется 3 недели, настолько трудны и тяжелы там дороги. Кое-где встречаются на берегах жилища.

Реки Бия, Катунь впадают с обеих сторон в Обь, около ее истока. Народы, живущие там, не имеют скота и живут рыболовством, платят дань чернокалмакскому князю Босхоте, или Бушукти xану, а именно – пушнину и обработанное железо в виде котлов, стрел и т.п. и необработанное железо. С обеих сторон этих двух рек – Бии и Катуни – вверх по течению встречается плодородная земля, а также озера, в которых имеется соль, чистая и вкусная.

Около Катуни, которая идет к востоку, протекает еще другая река из Мугалии, из большого озера, на туземном языке называемая Алтын Кула или Канкула, что значит «Золотое озеро». Вокруг этого озера живут мугальские князья. Земля там очень плодородная и дает пастбища для разного скота. В это озеро впадает много рек. Оно богато разной рыбой, даже тюленями, как море, размер его 75 миль в окружности. Вокруг этого озера, а также у впадающих в него рек живет ежегодно в течение 4 или 5 месяцев Мугальский князь Саин Лодсхан и другие князья. «Бей» значит «князь», «катуни» – «княгиня» на мугальском языке. Там, где эти две реки сходятся, их называют Обь, из-за ее большого размера, потому что на местном языке это значит «величие, большой». Некоторые говорят, что река Катунь местами имеет в ширину 300 саженей и очень быстрое течение. Поблизости находится поселок Ноксинской .

1704 Около озера Алтын. или Алтынкула, часто появляются мугалы тайши или князя Лопcана, иначе называемого Лопса Хан.

Княжество Алтын, говорят, сейчас, после того, как этот труд уже напечатан до этой главы, совсем разделено, вымерло и рассеялось. Так что, хотя 30 лет назад это была очень плодородная область, князь или король которой обычно жил оседло на одном месте, теперь его имя забыто и его подданные смешались с соседними народами.

Около реки Таз есть поселок Кровая, или еще иначе – Кровавая.

У реки Таз, которая несколько восточнее Оби впадает в море, есть приток под названием Росохитам или Россогу. Летом он высыхает.

Около одного рукава Оби, под названием Талаам или Таган, который течет выше Томска, добывают много пушнины.

Между Каспийским морем и королевством Сибири, на границе Калмакии, в пустынных местах, называемых там «степи», находилось //

W 778

в 1694 г. много калмакских тартар. Это выходцы из Золотой Орды, которая обосновалась около Каспийского моря, на том месте, где я указал на своей карте. Из самой Калмыкии к ним присоединились еще разные другие люди из окрестных народов, численностью около 25 тысяч человек. Они управляются главой из своего собственного народа. Они кочевали ради грабежа, и еще полтора г. назад ограбили русский поселок Красный, недалеко от Тюмени в Сибири, зарубили много людей и увели в плен 200 человек и много скота. Их называют казаки или казачья орда, но Золотая Орда* Орда или хорда – это много людей вместе, под одним главой, живущие в степях поднялась против них и изгнала их из своих владений и разбила. Оттуда происходит название «казаси», что оно обозначает, мне неизвестно, но я полагаю, что им дали это название потому, что они, как и казаки – храбрые ратники. Эти орды часто смешиваются.

Братской – это красивое село или церковная деревня, построенная из дерева, севернее озера Байкал, на реке Енисей, где находится особенно красивая деревянная башня. Укрепление двойное, пространство между стенами можно, если нужно, для прочности заполнить землей. Оно было построено и занято по приказу Их Царских Величеств, чтобы держать окружающих в надлежащем подчинении.

В южной Сибири встречаются овцы, у которых рога очень большие. Один из таких рогов хранится у меня. Он кривой, толще ладони, и весит около 14 фунтов.

Купец или кто-нибудь другой не имеет права покупать и вывозить черных лисиц, которых в Сибири много. Эти ценные меха собирают в дань для Их Царских Величеств.

Говорят, что выше Обдора, это крепость и поселок, стоит около Березовой у устья Оби к востоку поселок под названием Югиский, точное местоположение которого мне неизвестно.

Река Сосьва, которая впадает в Тобол, очень извилистая. Некоторые говорят, что она берет свое начало из реки Вишеры, но другие сообщают, что ее исток лежит далеко оттуда. По их указаниям я нанес ее на карту, как кажется, наиболее правдоподобно. У нее высокие берега.

Гора Улу-Тау иначе названа Великая гора, расположена севернее реки Яик. Она содержит олово. У этой горы встречаются три реки одного названия, как Верхняя Сорила или Сорила, которая, говорят, впадает в реку Исеть, Средняя Сорила и Нижняя Сорила. Эти обе, говорят, впадают в реку Тобол.

Из этой же горы, говорят, берут свое начало еще три другие реки: Кан, Дерлики и Джиланджик. На берегах их встречается много желтой и красной краски.

10-ю милями дальше попадается река, под названием Серсу, или Сарса, в эту реку Серсу впадает река Фундерлик, или Кендерлик*. См. W. 668. Никогда мне не сообщали, куда впадают эти две реки, но так как они находятся у устья Яика и в окрестностях не попадается других больших рек, то я решил присоединить их предположительно, до получения более подробных сведений, к Яику.

Эта и многие другие области к северу, вплоть до реки Амур, заняты кое-где русскими крестьянами, с помощью которых держат в подчинении огромные области и неисчислимое количество людей. Ими управляют милостиво и особенно мягко. Прежде их покорили предки Их Царских Величеств, широко прославленные усопшие цари, почти без кровопролития и обязали их покориться и платить дань, участвовать в строительстве замков, большей частью из камней и глины. Говорят, что очень многие отдались добровольно, по собственному желанию, сами по себе собрались и встали под сень этого дерева, от которого собирают обильные и сладкие плоды, за что они его глубоко почитают. Здесь ждет богатый урожай в возможности приобщения к христианской вере. //

Кунгур – это большой поселок, недалеко от реки Камы, в области Уфы. Это отдельное воеводство. Жители Кунгура язычники, которым не разрешается строить крепости, так как они находятся под русской властью. Кунгур находится в 18-ти милях от Оссы, где русские теперь построили крепость, сперва только из частоколов, а потом из бревен. Несколько лет назад там стояли в гарнизоне около двух отрядов солдат, когда местные жители, башкиры, начали бунтовать. //

W 779

Солдаты были набраны из окрестных русских крестьян, над которыми были поставлены московитские, английские и немецкие начальники; их сперва научили обращаться с оружием. Башкиры, не очень привыкшие к стрельбе, хотя самые культурные среди них его иногда употребляют, убегали, только при виде нескольких солдат, как только услышат звук ружья.

На реке Каме, в поле, есть две солеварни, одна с правого, а другая с левого берега реки, напротив друг друга. Последняя принадлежит Их Царским Величествам, а первая – господину Строганову. Глава этой семьи теперь живет в городе Орел, на реке того же названия*. Об этом Строганове см. выше. У него было три брата, но так как они умерли, все имущество переходит ему одному.

Область Пермь сохранила свое название, полученное, как говорят, от человека, который принес туда христианскую веру.

Итак, жители Перми христиане и, хотя у них церковная служба греческая, то есть, русская, но все же это происходит на их собственном языке, с употреблением для этого московитские буквы, ибо у них нет своей письменности. Простонародье вовсе не умеет читать, хотя некоторые из самых знатных научились читать.

Самую лучшую соль, говорят, варят в Перми.

Матеус Миху сообщает, что в области Перми башкиры и черемисы поклонялись в прошлом столетии идолам. Многие из них, говорит он, поклонялись солнцу и луне, созвездиям и диким зверям, а также той вещи, с которой утром встречались первой. Там не обрабатывали земли, так что они не знали хлеба. Они жили в густых чащах, в хижинах из веток, одевались в шкуры животных и не употребляли шерстяной ткани. У них нет металлов, поэтому они платят дань пушниной. Здесь кончается сообщение Миху.

Когда вычерпывают соленую воду из колодцев на этом берегу реки, тогда в колодцах с пресной водой на противоположной стороне нет воды, так что ждут 24 часа, прежде чем из противоположных колодцев будет можно черпать воду. Недалеко оттуда стоит монастырь на горе Пыскоре. Там находятся 30 черен или солеварен. На этом усолье или солеварнях, говорят, ежегодно варят соли на полтора миллиона гульденов.

Городок Кайгородок иначе еще называют просто Кай. Он стоит на речке Каме.

Сольвычегодская расположена на реке Вымь, которая впадает в Вычегду, а эта, в свою очередь, в Двину. Это закрытый город. Это место построено, как место отдыха для путешественников, заселено русскими и тартарами. В окрестностях много деревень. Зимой дороги здесь, из-за снега, негодны, если их не проложить, как часто делают на полпути жители этого места и в Верхотурии, которые пролагают дорогу навстречу друг другу. Летом там ездят только на лошадях.

В этом городе, который довольно большой, живут много богатых купцов, а также ремесленников, обрабатывающих серебро, медь и кость. Там имеется и много солеварен. Там царит постоянный мир, и Их Царские Величества владеют этой страной в полном покое. Киргизы и башкиры находятся несколько отдельно и не так покорны, как остальные. Иногда, частично добровольно, а частично вынужденно, они посылают вспомогательные отряды. Многие из туземцев в Сибири и здесь подвергаются крещению.

Соликамск – это город на речке Усолке, которая впадает в Каму, и та, в свою очередь, впадает в Волгу, в 60 милях от Верхотурья. В реке Каме, которая течет мимо города, пресная вода, и в городе имеются соляные болота, из которых выпаривают много соли. Город без крепостных стен, похож на деревню. Там живут 4-5 тысяч человек. Рыба здесь в большом изобилии.

Проезд в Кайгород из Москвы довольно тяжелый, так как приходится преодолевать много рек, без мостов, а оттуда в Соликамск почти невозможно проехать сушей. От Соликамска в Верхотурию едут сушей, а груз перевозится на лошадях, а не на повозках.

Соликамск – главный город Великой Перми. Чтобы ехать от этого города в Тобольск, можно зимой пройти через Верхотурье, но летом //

W 780

этот край негоден для путешествия из-за болот и размытых дорог. Поэтому приходится там останавливаться, если желают ехать в Сибирь, до тех пор, пока реки не замерзнут. Правда, можно было бы, делая круг, ехать дальше, но детом это недопустимо. В этом городе живут много именитых купцов, и имеется много солеварен. Насчитывается свыше 50 соляных источников, глубиной от 25 до 35 саженей. Эту соль привозят оттуда в Казань и другие места, на таких больших судах, что в них перевозят по 700–800 грузов соли. И также перевозят от 700 до 800 человек. Там есть комнаты, часовни и бани. Длина их 35–40 сажен. На них мачта с парусом шириной в 30 сажен. Весла употребляют для удержания судна в равновесии, ибо руль для этой цели слишком слаб. Судно сделано только из дерева, без железа и гвоздей. Соль перевозится в Нижний и дальше по Волге.

На Усолке, это узкая и быстрая речка, которая течет через Соликамск, добывают соль из чистой солоноватой воды из почвы.

В Соликамском обычно находятся 300 ратников в гарнизоне. Улицы там очень нечистые.

Кайгородок меньше, чем Соликамской.

В городе Соликамском, расположенном на реке Усолке, 80 солеварен, которые дают очень хорошую соль. Ее вычерпывают или выкачивают из этих соленых источников. И вне города имеются еще несколько таких солеварен. В окрестностях очень красивые поля. В 20 верстах от Соликамска находился в 1692 г. 2–го мая московский гость* это название должности Алексей Астафьевич, у которого там было имение и [должность по] надзору над солеварнями Их Царских Величеств, где, говорят, имеется около 2 тысяч рабочих. В то время нагружали 2 судна с солью в Казань, в каждом по 800 грузов [мешков?] и по 500 человек, которые гребут и тащат суда. Они сменяются в пути, в определенных местах, так что те, которые работали, могут отдыхать. Соль там из-за расходов, стоит примерно полтора пятачка за пуд* один пуд это 331/3 голландских фунта, а в Казани ее продают почти за 20–30 стюйверов.

Считается, что река Кама образует границу между Европой и Азией, и что Чусовая течет в Азии.

Река Кама богата рыбой и ее берега украшены многолюдными деревнями, где имеется много солеварен. Поля плодородны, засеяны хлебом, покрыты красивыми цветами, травами и приятными рощами.

Река Чусовая имеет тоже красивые берега и очень плодородные поемные луга; по обоим берегам довольно густо заселенна людьми. Там много крупной и мелкой дичи.

Иногда река так сильно разливается, что путешественники, которые собираются в Верхотурье и Тобол, должны делать большой круг, через более высокие земли. На реке Каме встречаются иногда разбойники. Считают, что от Соликамского до Верхотурья 50 миль.

В городке Нижняя Чусовая тоже солеварни, и встречают их еще в одном местечке, недалеко оттуда. Здесь, в окрестностях, красивые поля и леса, и встречаются там горы из мрамора и алебастра, в которых имеется и гипс. Здесь встречаются деревья, несколько похожие на ель, на которых растет большой белый гриб, называемый «агарикум».

 

Следует кое-что, что мне сообщили из Соликамского 4–го мая 1692 г.,

относительно пути в его окрестностях

«Мы благополучно прибыли по санному пути в Кайгород 6–го апреля, но [по дороге] досюда мы подвергались большой опасности и перенесли много трудностей, ввиду того, что встречали много рек, которые нам пришлось преодолеть, от чего нас часто бросало в пот. 23–го мы водным путем отправились из Кайгорода и 27–го мы прибыли сюда. Оттуда трудно ехать сухим путем сюда, но мы не сможем отсюда отправиться в Верхотурье водным путем, а сушей, и наши вещи перегружают на лошадей. Отсюда в Верхотурье нельзя ехать //

 W 781

на повозках, а только на лошадях». Здесь заканчивается это короткое сообщение.

По местности вокруг Утки течет река под названием Сылва, шириной в 15 саженей. Здесь кругом так много комаров, что они причиняют путешественникам массу неприятностей. Между Уткой и Солоком живут мало людей и местность занята главным образом пустынями и лесами. Утка находится в 3–х днях пути от Верхотурья. Между Уткой и Соликамском находятся очень высокие горы. Около Чусовой есть очень высокие каменные скалы. Утка – это только местечко, хотя довольно хорошо укрепленное от нападения врагов, ибо оно окружено деревянной стеной и хорошо снабжено пушками. В нем имеются 20 жилых домов.

Итак, местечко Утка – небольшая пограничная крепость против башкир и уфимских тартар. Недалеко от того места есть крепость Аята, и когда едут с запада через реки Нейва и Реж, то приходят к крепостям Арханах и Невьянской. Там очень красивые деревни, заселенные русскими. Встречаются плодородные поля, пруды, богатые рыбой, и красивые рощи.

Здесь можно использовать повозки. Земли около реки Реж и городка Ромашова густо заселены, так что почти на каждой версте встречается деревня.

Между этим городком или местечком Нейва находятся очень красивые земли, и они хорошо заселены. Там красивая пахотная земля и встречаются прекрасные стройные кедры, благоухающие травы в изобилии и некоторые поля заросли двойными дикими розами.

Местечко Нейва стоит у реки с таким же названием берущей свое начало в Сибири.

Поля вокруг местечек Рудня и Ничинской очень плодородны и хорошо заселены. Там встречаются поля, покрытые розами.

Город Тюмень довольно большой. В нем живут много тартар, которые являются крупными торговцами. В окрестностях тоже много тартар. Эти люди очень гостеприимны и щедры, они приветливо снабжают путешественников питанием и не берут платы.

Около Тобола, Соликамского и по всей Сибири встречается мало равнин, а больше горы.

Около городов Соликамского, Верхотурье, недалеко от реки Тура, от которой последний город получил свое название, начинаются скалистые горы под названием Каменный Пояс. Это значит, каменная лента или кушак. По-видимому, это древние Рифейские горы. Русские думают, что они охватывают землю. Там растут очень крепкие деревья и много благовонных трав.

 Когда выходят из Иртыша по какому-нибудь притоку в Обь, видят, что ее восточный берег состоит из высоких гор, а западный берег – равнина, насколько видит глаз. Река там в ширину несколько больше немецкой мили. На некотором расстоянии вглубь страны от Сургута до поселка Нарым водится много соболей, но светлой окраски, и больше, чем где-либо красивых крупных горностаев. Очень много рыжих и черных и черно-серых лисиц, не уступающих по ценности самым лучшим черным соболям Даурии. Этих животных добывают с помощью собак. Там много росомах и бобров. Первые – хищники, ибо они бесшумно сидят, подобно pысям, на деревьях, пока под дерево не подойдет олень, лось или заяц. Тогда они прыгают и убивают его.

Этих животных много встречают в Сибири. Тартары и сибиряки называют их иначе росомахой, а самоеды – пандой. Они несколько похожи на поросенка в возрасте 8 недель. Шерсть их подобна щетине или шерсти волка, серая с черным пятном на спине*. См. Джонстон об этом животном. Это лучший мех, из которого делают шапки. Об этом животном говорят, что оно, когда чрезмерно наедается, протискивается между двумя близко стоящими деревьями и таким путем выталкивают лишнюю пищу.

О бобрах, которых в этих местах много, рассказывают то же самое, что рассказывают о них в Новых Нидерландах и в других местах, а именно, что это очень умные животные. Они живут по берегам рек, богатым рыбой, где люди бывают редко, или только проходят. Весной они собираются не только парами, а в большом количестве, образуя селение. Они берут своих собратьев в плен, ведут их в свои лагери в качестве рабов. //

W 782

и сваливают зубами много деревьев на постройку жилищ, делают бревна одного размера и строит из них жилища, склады, в которых они летом собирают разную пищу, запасая к тому времени, когда самки рождают детенышей, Тогда они сообща отправляются в лес и зубами сваливают дерево, толщиной около одного локтя. Они его передвигают, бросают в воду и помещают перед входом в жилище, на глубине около сажени под водой таким образом, что остается отверстие, и кладут его так плотно и неподвижно, что ни ветер, ни течение его не раскачает. Еще многие другие свидетельства ума этих животных рассказывают в Сибири и христиане и язычники, хотя я не смею утверждать всех подробностей.

О хребте Каменный пояс, реках Обь и Енисей рассказал мне один немецкий рудокоп, который долго жил там, следующее:

«Каменный пояс берет свое начало на другой стороне Новой Земли, около города Мезень. Он идет шириной от 20 до 50 миль, через Соликамск, Пермь и страну Пашкирна до Каспийского моря, отделяя Калмыкию от Нагаев таким образом, что последние оказываются с правой, а первые с левой стороны. Далее он простирается от Каспийского моря в Бухару, оставляя ее с правой, а калмыков и киргизов с левой стороны. Наконец, он доходит до Сины, окружая его на расстоянии свыше 100 миль, со стороны Бухары, которая граничит с Мугалами. Рудбекиус ошибочно продолжает этот пояс мира в Норвегию.

Река Обь, говорят, весной имеет в ширину 5 миль, достаточно глубока для нагруженный кораблей. Она, якобы, сквозь два больших ущелья впадает в море. От первого главного потока плавают на расстояние 40 миль до расщепления реки, откуда другое главное русло идет на 150 миль* русских миль, я полагаю по течению, до моря. Если бы отправляли по ней суда, то можно было бы избежать опасных мест с льдинами. Земля между ними [потоками], говорят, очень гористая и полная белых медведей, которых здесь убивают.

Другие говорят, что здесь имеется внутренняя вода, называемая Мангазейское море, которое двумя главными устьями впадает в Ледовитое море.

Енисей, говорят, шириной с Волгу. Он впадает в море на расстоянии 50 миль от источника вышеупомянутого восточного рукава Оби. Енисейской – это значительный город на реке. Этот край называют Вика Тынческая Земля». Здесь заканчивается письменное сообщение. Мы видим, что здесь говорится о двух рукавах реки Обь, о чем я не считаю себя достаточно осведомленным.

Юго–восточные берега реки Иртыш заняты песчаными горами и заросли кедровыми деревьями, но на северо–западном берегу находятся низкие поля и луга. На этих берегах встречаются большие черные медведи, волки и рыжие лисицы. Недалеко от поселка Самаровской Ям есть река, под названием Касымка, которая впадает в Обь. На ее берегах встречаются лучшие во всей Сибири белки. В упомянутой деревне живут рабочие, которые обслуживают летом путешественников с лодками, а зимой с санями и везут их до города Сургута. Эти люди держат очень много собак, которых зимой запрягают в сани и ездят [на них] через льды и снега. Собаки среднего роста, с острыми мордами, стоячими острыми ушами, а хвост совсем закрученный; некоторые похожи на волков и лисиц. Говорят, что эти собаки иногда скрещиваются с волками и лисами.

Относительно Рифейских гор Мартинус Капелла говорит, что там находится конец людского мира. Плиний то же самое говорит о Гиперборейских горах. Около Гиперборей, считали, находится ось мира и первый венец созвездий. Солин говорит о них: «В Европе находятся Гипербореи; считают, что там кончается мир и что там последний венец созвездий.».

Клювериус говорит о них следующее: «Говорят, что выше Аримаспена лежат Рифейские горы, откуда дует северный ветер, где всегда лежит снег. Выше них встречаются Гипербореи, которые простираются до другого моря».

В 2–х днях езды от Соликамска //

W 783

есть горы под названием Косьвинский Камень, а еще в 2–х днях пути – Чиргинский камень, и еще в 4–х днях дальше – Подвинский. Это самая ближняя точка от Верхотурья, так что эти горы, которые близлежащие народы называют Поясом мира, собственно разделены на 3 части. Там встречаются постоялые дворы и почтовые станции, которые находятся на службе императора и используются путешественниками. Хребет Подвинский самый высокий, во многих местах он покрыт снегом и поэтому трудно проходим. Тартары и самоеды посещают эти горы из-за дичи, которая там водится. Там и различные растения и деревья.

Горы, идущие через Косьву по направлению к Верхотурью, называют Сайба. Земля вокруг Соликамска поросла соснами и елями. Вокруг Косны более красивые леса и приятные травы, чем в краях, лежащих южнее.

Если едут из Соликамска через Каменные горы в Верхотурье, то проходят через сплошные леса и пустыни.

Около реки Обь и в Калмакской степи, недалеко от города Томского, встречаются целые горы каменной соли. Хлеб растет в южных областях Сибири в большом изобилии. Кедровых орехов, которые, как виноград, растут пучками на больших кедровых деревьях, там изобилие. Из их зерен выдавливают вкусное масло. Язычники в этих краях счищают деревянными ручными мельницами скорлупу с кедровых орехов так, что зерна остаются целыми. Они едят их зернами и употребляют выдавленное из них масло, которое считают очень полезным. Шишки или кедровые орехи, которые там растут на кедровых деревьях, несколько круглее, чем в других местах. Несколько таких орехов хранится у меня. Дерево весьма пригодно для постройки домов.

В Сибири встречаются здоровые старики. Некоторые еще в возрасте 120 лет здоровы и свежи.

В большинстве областей Сибири, особенно на севере, приходится брать с собой питание в дорогу.

В самых теплых краях Сибири очень легко пахать, ибо достаточно врезаться в землю на три пальца, для чего употребляется легкий плуг с одной лошадью. Там не удобряют землю. У них особенный способ косить траву. Коса у них обоюдоострая, короткая, с кривой ручкой, так что она режет и влево, и вправо.

У некоторых сибиряков встречаются идолы, сделанные из стволов деревьев или просто из дерева. Они вкапывают их в землю у дороги. Верхний конец изображает голову. Они вешают на них шкуры соболя или другие меха.

Около некоторых родников, ключей в Сибири, к концу реки Пишма стоит поселок под названием Благовещенский, иначе – Благовещение Марии. Может быть, так названо потому, что он был впервые заселен в день Святой Девы. Другой поселок там называют Бешила или Бескинской. Там есть монастырь под названием Донатов, его иначе называют еще Даматов, в верхнем течении реки Исеть. А город Тара на притоке Иртыша под названием Аркарке, называют иначе еще Туринской.

Местность называется Тобольской по городу Тобол, это то же самое, что и Тагильская. Поселок между реками Ирбит и Исеть носит название Чубаров, или Чубары. А Кирга на речке Пишме называется еще Киргенской.

Реж – это река в Сибири, которая выходит из небольшого озера и впадает в Туру, которую иначе называют Бобровка.

Поселок Слутка, между реками Ирбит и Реж, называют еще и Бело Слутко. А поселок, или городок, Ощепково, в Сибири, называют иначе Ощопуи Ницинская.

Между поселком Ощопуи и рекой Исеть, в Сибири, находится железный рудник, который обрабатывает семья Донефиянского и крепость там называют Невьяльское. Там есть еще город Арaмашева. Оба они стоят недалеко от реки Нице* См. W. 761, которую иначе называют и Арамашева; она впадает в Туру в области Тобола, о чем уже говорили раньше.

Вверх по течению реки Исеть стоит поселок под названием Бескинкаc. От Бескинкаса, или Бескинска, до Исбетского считают 5 миль.

Некоторые называют поселок Мурзинская, недалеко от города Верхотурье, около реки Тура, – Мурзинской. //

W 784

Кроме этих, есть три поселения под названием Ницинской, Низоцинской и Верхненецинской. Их точное расположение я не мог выяснить, почему и не нанес на карту, а также не нанес реку Имай.

На реке Тобол стоит поселок Ялуторовской.

Народы каманцы, караганцы, или карагайцы и уцуги, живущие около озера Алтын, – это свободные люди. Они никому не платят дань. Между этими народами и синскими границами лежат большие степи или равнины, лишенные деревьев.

На реке Собе, которая впадает в Обь, недалеко от ее устья, есть каменный волок, по которому перетаскивают суда. Жители этих мест удивительно ловко умеют обращаться с судами, перетаскивая их. Таким образом они могут путешествовать по всему северному краю.

Березовской – это поселок, расположенный на западном берегу реки Обь, хотя другие говорят, что он стоит на противоположном берегу. Он окружен частоколом в виде овала. Для укрепления есть несколько круглых деревянных башен.

Из реки Сосьвы можно вниз по течению выйти в море за несколько дней. Оттуда идут под парусами через моря до устья реки Таз 4 дня. Но эти морские рейсы очень опасны и страшны из-за частых бурь и ветров, тумана и льда.

От устья реки Таз до вышеупомянутого города Мангазея См. W. 744 и 761,  4 дня пути. По этой реке нельзя плыть, волоча корабли канатами вдоль берегов, а приходится плыть либо по ветру, либо грести, так как там еще не умеют лавировать. От этого города идут сушей и водным путем на маленьких судах до Туруханского зимовья на реке Енисей, за 4 недели. И так как здесь отмечены некоторые изменения названий городов Сибири, то можно было бы привести еще много других названий, ибо в различных наречиях изменяются и названия этих мест. Я не буду перечислять расстояний между всеми городами, хотя мог бы привести названия большинства из них, но многое там меняется в зависимости от состояния дорог во время езды*. О дорогах смотрите ниже подробнее. Поэтому нельзя делать точных расчетов, а на картах можно видеть расстояния, указанные прямым путем.

Ласки – это белые четвероногие маленькие животные, не больше обычной собаки. У них красивый мех и они очень чистоплотны, как и горностаи, которые никогда не пачкаются и не ходят по грязи.

Следует отметить, что мех соболей, встречающихся в Сибири, зимой гораздо крепче, чем летом, а также, что шерсть тогда крепче держится, более темно-коричневого цвета, длиннее и приятнее.

Горностаи – это белоснежные мыши, которым придает красоту черный мех хвоста.

Черных лисиц добывают больше на ближайших к северному берегу островах около Оби, в то время как лед ломается у берега и льдины отплывают, что можно заранее узнать по определенным приметам.

Многие из древних сибирских городов и селений разрушены, они сохранили, однако, свои названия, хотя в них почти нет домов.

Зубры, или дикие быки, и саяки, или дикие козы, встречаются в особенности в тех больших степях, которые лежат в направлении Крыма.

Aнглийский посол, по имени Клочер, находился в 1588 г. в Москве и рассказывал, что в том году, когда он там был, в казне его Царского Величества находилось 18640 соболей. Теперь, как рассказывают, Сибирь вывозит мехов на 200000 рублей и больше.

Соболей добывают, как выше упомянуто, стрелой с шишкой на наконечнике со сквозным косым отверстием. Когда она летит между деревьев, то производит свист, звук, вызванный ветром, проходящим через шишку стрелы. Этот звук пугает соболя и сгоняет его вниз с дерева, и тогда обученные собаки его ловят.

Соболь дает самый ценный из всех сибирских мехов. Это животное величиной с кота, живет в лесах и пустошах. //

W 785

Его ловят с собаками, как выше сказано, и деревянными ловушками, в которых, когда соболь дотрагивается до приманки, падает палка и его убивает; или же на деревьях, под которыми натягивают сети, затем дерево срубают и таким образом их ловят. Еще их стреляют тупыми стрелами с утолщением спереди (я могу показать такие стрелы), чтобы не повредить шкурку, а также петлями, луками и огнестрельным оружием.

Каждый из жителей имеет право идти на охоту за соболями, и каждый должен платить русским дань соболями. Но, если не добудет соболей, то может дать бобровые или лисьи шкуры. То, что в их пользу остается от охоты, они продают.

В Сибири много медведей, которых стреляет охотник, скрываясь на дереве. А если случится, что зверь начнет лезть на дерево, ему отрубают передние лапы.

В лесах между Казанью и Сибирью водятся белки, которые летают с дерева на дерево, и с одной горы или вершины на другую, что, по моему мнению, до сих пор не было известно в Европе. Мне попала в руки шкурка такого животного. У него другой хвост, нежели у обычных белок, длина его более 5 дюймов, а ширина два. Из этого меха нельзя делать подкладки, так как он слишком тонок. Они прыгают, или, скорее, летают в воздухе на расстоянии от 50–60 до 100 саженей. У них короткие лапки. Задние длиной около дюйма, а передние несколько длиннее. Между лапками, в особенности между передними, у них тонкие пленки, которые во время полета широко растягиваются. Головка заостренная и мордочка выступает вперед. Шерсть особенно мягкая, как тончайший шелк, мягче бархата. Они белые с черным. На брюшке больше белого, чем на спинке. Все тело имеет в длину около пяди, кроме хвоста, но вместе с короткой шеей и головой. В тех местах, где встречается этот зверек, считают, что их шкурки действуют целебно, если ими протереть больные глаза.

Во многих местах Сибири, около Оби, Мангазеи и Верхотурья, встречаются очень большие горные хребты. //

W 786

Около Кузнецкого и Краснояра тоже есть высокие хребты. Начало Оби на равнине. От моря до Томского по берегам тоже в основном равнина.

Остяки и тунгусы – самые многочисленные среди сибирских народов.

В Сибири встречаются краски, но их не употребляют; встречается и селитра.

Всякие индийские товары, как шелк, хлопок, фарфор, табак, камни, мускус – и тот, который летом берут от кабарги (он считается самым плохим), и настоящий, который берут во время течки, зимой, все это привозят из Индии на верблюдах и дромадерах. В Тобольске, Уфе и Астракани меняют их на разные меха: бобра, выдры, лисицы, соболя, горностая и т. п.

Одного сибирского принца, который, говорят, еще недавно находился среди башкир и калмыков, почтили титулом князя. Он жил около реки Уфы, которая впадает в Белую, а эта, в свою очередь, в Каму. Против него там обычно находились вооруженные силы. Его люди ходили иногда до самой Волги, около Самары и Саратова, чтобы грабить и разорять. Говорят, будто причина беспокойства этого сибирского князя в следующем: будто этот князь в третьем или четвертом поколении происходит от древних сибирских государей. Русский царь разрешил ему жить в Сибири среди калмыков, при условии оставаться мирным. Но несколько человек, занятых перевозкой соли на судах [русских], возвращаясь из Калмакии, разрушили его жилище, ограбили все ценное и угнали 3 тысячи лошадей. Поэтому он с женой и детьми убежал к калмакам, с князем которых он состоял в свойстве. Он вернулся оттуда как враг. Его люди доходили до самой Волги около Самары и Саратова, грабя и разоряя. Против него обычно выходили войска. Однажды, когда он во время боя поднял свой щит и солнце отразилось в нем так, что его узнали, его прежние соплеменники, которых вели против него, закинули свои луки за спину (как говорят) и прекратили бой. Но все же беспорядки вскоре были подавлены. Его вера похожа на веру башкир и необрезанных калмыков.

Тобольск, главный город Сибири, имеет под своим судом и управлением 9 городов, как Тара, Тюмень, Туринской или Паншин, Верхотурье, Пелым, Березов, Мангасея, Самарово и Демьянский. Кроме того, еще много деревень.

Второе Сибирское Воеводство находится в Томске, это главный город мест, лежащих по Оби и по реке Енисей и простирающихся до реки Амур. В его управлении находятся еще 7 городов, как Сургут, Нарым, Кетской, Енисейской. Там идет основная охота на соболей в этом краю. Есть еще города Краснояр, Кузнецкой и еще много деревень.

Третье воеводство находится на реке Лене. Его главный город Якутской. В этой области находятся 4 города и много деревень.

На севере восточной Сибири, говорят, есть город под названием Джуди, который я не нанес на карту, потому что мне неизвестно его точное расположение.

Чтобы прибыть в Сибирь с запада, едут через Верхотурье или Пелым. Кроме этих мест нет удобного пути.

Морские берега Сибири редко заселены. Там мало плавают, лишь вдоль берега, от одного мыса до другого. Там лето длится три месяца, и тогда море открытое, но даже в это время берега еще заняты льдинами, в особенности, когда ветры дуют с юга.

Северные сибирские народы не очень плодовиты.

У них совершенно нет желания посмотреть чужие страны или поехать куда-нибудь из своей страны. Они думают, что вне пределов своей страны они умерли бы с голоду и погибли бы. У них лучшие в мире рыбные промыслы и они добывают больше дичи, чем где либо. Они говорят, что не могли бы так работать, как, по их мнению, работают вне их страны.

Говорят, что там раньше был князь, который жил к востоку от реки Обь и управлял землями, лежащими у моря, южнее реки Вах и восточнее Енисея. Этот князь, как говорят, мог выставить больше 50 тысяч вооруженных людей. Но его происхождение теперь неизвестно.

Оружие сибиряков – это стрелы, луки и тесак или топор. Даже женщины стреляют из лука. Они изготавливают одежду из рыбьей кожи, из кожи осетров, которые там очень велики, и из кожи налима. Они из него даже делают сапоги и умеют обработать эту кожу так, что она делается мягкой, как уже выше рассказывалось. Туземцы, кроме тех, которые живут близко от русских, не знают ни весов, ни мер. //

W 787

Земли, воды и реки распределены между туземцами, и каждый имеет своего господина, которого русские называют князем. Например, князь Петр, князь Ян и пр. У некоторых много, а у других мало людей в подчинении: есть князья, у которых 100 человек, и у которых 1000. Но все они находятся под главным управлением московитских воевод.

См. W. 632. Летом этот народ кочует повсюду на рыбных промыслах, а зимой они живут в юртах (это их домики) в деревнях, близко друг от друга. Иногда на расстоянии многих миль не встречается людей. Они живут разбросанно, далеко от дорог, в отдаленных тайниках и деревнях. Их жилища или юрты, сделанные из досок, наполовину в земле, как погреба. Они покрыты дранкой или щепками, и корой деревьев. Жители теперь почти никогда не ведут войны между собою, так как русские их держат в своей власти.

У сибиряков, которые живут близко от русских, встречаются коровы и свиньи, но живущие далеко, даже не знают о них.

Их занятие – это охота, особенно зимой.

Те, которые живут близко от русских, сажают капусту, репу, морковь, салат, турецкие бобы, петрушку, шалфей и другие овощи, но у тех, которые живут далеко, огороды отсутствуют. Драгоценных камней они не знают.

До города Мангазеи, по морским берегам, начиная от Архангела, живут самоеды.

Киргизы, остяки и некоторые другие сибирские народы называют себя, кроме своего отдельного названия, еще общим названием «тата» или «nартары».

В Сибири водятся следующие рыбы. Осетр, он даeт самую лучшую икру; мне рассказывали очевидцы, как от одной рыбы получают по 40–60 и до 80 фунтов икры.

Максун, или муксун, – это рыба величиной с треску. Она встречается в Оби, весной и осенью, в таком изобилии, что 100 штук покупают за 1 рейксталер.

Щуки там такие крупные, как, может быть, нигде в мире.

Тюлени, или нерпы, там такие большие, что из их кожи шьют кафтаны и сапоги.

Есть окунь, крупный и мелкий, семга, ерш или пост и еще вид рыбы, очень похожей на сельдь, но с пестрой кожей. Хорошо просоленную и очищенную от кожи, ее можно принять за сельдь, у нее такой же вкус.

Нельма – это сладкая рыба, белая и круглая, по-русски называется белорыбица.

Чир) – плоская с красными плавниками, как у окуня.

Налим – рыба, у которой большая печень и икра. Она похожа на линя.

Таймени – очень вкусная, похожая на треску, рыба. Ее встречают в озере Байкал и в окрестных реках.

Милло.

Омуль – несколько похож на пикшу, но несколько мягче.

Пелядь – мелкая и костлявая рыба.

Стерлядь.

Требаки.

Морж,  тюлень.

Кета,  кит.

Хариусы, очень крупные.

В Тоболе имеются устрицы и сирки. Это тоже хорошая рыба, длиной в пол-локтя.

Венгалы, которые тоже несколько похожи на сельдь. Эти рыбы размножаются в озере Вах.

Угорь, крупный и мелкий. Кроме того, еще много других видов белых рыб, которые у нас неизвестны.

Разных птиц в Сибири тоже очень много.

Орлы.

Соколы, крупного и мелкого вида, и еще какие-то грифы, которые  ценятся  для охоты больше, чем соколы.

Аисты, которые летают стаями по 300-400 и до 500 штук, особенно в Вычегде.

Журавли, цапли.

Там есть большая птица, несколько похожая на гуся, называемая «баба». Она белая с желтым, и у нее длинные когти.

В изобилии водятся гуси.

Утки живут тысячами.

Глухарей особенно много на реке Кеть. Фазаны с длинными хвостами.

Рябчики. //

W 788

Пеликаны и дрохвы.

Колпицы.

Серые куропатки.

Перепелки.

Воробьи.

Чибисы.

Кукушки.

Скворцы, еще какие-то птицы с пестрыми перьями и много других неизвестных птиц, крупных и мелких.

Там водится и вид крупных зайцев, которые всегда бегают прямо вперед, а не мечутся в стороны, как это обычно делают зайцы.

Бурундуки – это белки величиной с большую мышь или мелкую крысу. По хвосту и по всему остальному они похожи на больших белок.

Из растений там встречаются:

Аир.

Ангелика.

Чеснок.

Встречается некий гриб – мухомор, что значит «смерть мухам». Его едят для веселья. Он опьяняет человека, если его употребляют мало, но если его съесть много, то он смертельно ядовит. Жители его употребляют в таком количестве, что от него делаются безумными; их приходится привязывать к деревьям, как бешеных. Они тогда бьются головой и делают безумные движения. Это искусственное бешенство, которое доставляет им веселье, скоро проходит.

Земляные орехи.

Lavas.

В изобилии дикий крестоцвет и мята. Тюльпаны разного цвета, даже черные.

Розы в изобилии. Красная, черная и белая смородина и земляника.

Красная смородина растет около города Енисейска, в диком состоянии.

Хмель.

Вишни, не везде, главным образом, в степях и на южных низменных полях. Они кисловаты.

Еще имеются крупные красные ягоды, под названием клюква, которые всю зиму сохраняются и используются как лекарство. Они повсюду растут в диком состоянии в мокрых местах. Много еще и других целительных трав. Но фруктов, как яблоки и груши, там мало.

В Сибири растет дерево, которое используют для выделки саней, кнутов, тростей. Оно твердое, не очень толстое, красного цвета. Скобленная стружка этого дерева, если небольшое количество его принимать внутрь, действует против задержки мочи, считается лечебным, в особенности для лошадей, когда кусочек этого дерева вставляют в пенис лошади, он вызывает мочу, как я это неоднократно наблюдал.

Саромкен – это дерево, которое дает плоды. Их едят в зрелом виде и запекают в пироги. Такие пироги называют parogen.

Там встречается и крушина.

Есть еще деревья, большие и плотные, из которых делают доски для ящиков. Дерево совсем коричневого цвета, красивое и очень твердое.

В Сибири собирают квасцы.

 Из дерева липа делают шкафы; из этого дерева, если мочить [его кору, делают московские циновки.

Там есть и березы. Из них вытекает сок. Упавший на землю, он превращается в твердое вещество, которое постепенно из падающих капель вырастает в целый ком, крепкий, как дерево, и несколько похожий на водяное дерево. Из этого вещества, которое там называют кап, хотя некоторые считают, что это корень, делают ложки, блюда и чашки, ручки для ножей, и очень его ценят. По стоимости оно почти равно серебру. Оно пестро-желтого цвета. Когда его кладут в теплую воду, оно делается мягким и гибким, что видно по кускам, хранящимся у меня. Его редко достают в чистом виде.

В Сибири встречается вид смолы, которая капает с дерева, у нас неизвестного. Образцы этой смолы хранятся у меня. Их считают очень хорошего качества. Имеются еще красные камни, которые я сам видел. Из них, говорят, можно делать краски.

В Сибири есть дерево, под названием левеница. Оно бывает двоякого рода. У одних листья, а у других нет. Древесина очень похожа на сосну.

Волчий корень – это растение, которое, как считают, действует целебно на свежие раны. Вода, в которой мочили этот корень, считается, если ее пить, целебной и полезной.

На сибирских границах и около Казани добывают прекрасную соль, которую вырывают твердыми кусками //

W 789

глубоко из-под земли. Такой кусок был привезен оттуда к нам. Часть ее [соли] я здесь велел сварить. и при пробе она оказалась очень хорошей, лучше, вкуснее и острее на вкус, чем какая-нибудь соль здесь у нас и наравне с солью из Аллемата. Ее особенность, по сравнению со всеми другими видами соли, та, что она блестит, как зеркало или полированный мрамор, между тем как другая горная соль тусклая. Она гораздо тяжелее, чем любая другая соль такого же размера, по окраске похожа на чистые квасцы и состоит из тысяч кусочков величиной с полногтя, так плотно сросшихся, что они составляют одно целое. Она по твердости не уступает самому твердому камню, как можно видеть по куску, хранящемуся у меня.

Говорят, что в Сибири для путешественников были изданы и выполняются очень хорошие приказы, а именно, во многих местах, даже в Тоболе, главном городе Сибири, и дальше, на расстоянии каждых 200 русских миль, были построены дома, куда поселен крестьянин со своей семьей, которому отдали даром окружающую землю для обработки, а так же даром дали для начала три лошади, при условии, чтобы он держал их для обслуживания путешественников. Они получают от частных лиц за каждые 10 верст (это равно двум немецким милям) по три стюйвера за одну лошадь. Но служащие Их Величеств должны пользоваться лошадьми даром. Для путешественников и купцов в этих краях повсюду построены, благодаря заботам Их Царских Величеств, большие грузовые суда.

Некоторое время назад в Сибири, в стране самоедов, нашли ангарикум особенно хорошего качества, который в аптеках очень хвалят. Он превосходит обычный raponticum по силе. Его там называют лиственничная губа. Это гриб, который растет главным образом на старых и сухих лиственницах. На самом дереве растут какие-то сосновые шишки. Дерево высокое, с длинными узкими листьями. Из него течет сок, несколько похожий на мед. Хорошим считается, если он белый, легкий, мягкий, упругий, хрупкий и на вкус сперва сладкий, а затем горький и вязкий. Деревянистый, длинный, жесткий и тяжелый не годится. Этот гриб, образцы которого хранятся у меня, в течение многих лет не теряет свою силу. Через Архангел его ежегодно вывозят определенное количество фунтов. Он растет и в Альпах. Дискоридес, Додон и другие знатоки трав очень хвалят силу этого гриба, будто он лечит от лихорадки, выводит глистов и мягко очищает, как можно у них подробно прочитать.

Кабардин, или Capra Indica, это животное, от которого получают мускус и кабардин. Ловят в стране калмаков и южнее Нерчинска, оно величиной с маленькую косулю, похоже на нее шерстью (кроме того, что шерсть у некоторых стоит дыбом), и по внешнему виду, за исключением головы, ибо из верхней челюсти у него выступают два больших кривых зуба; в остальном голова похожа на собаку или волка. Сибирские купцы уже несколько лет привозят в Москву каждую зиму несколько целых шкур, с головой и ногами. Мускус еще находится у них в пупе. В Москве их покупают иноземцы за полтора-два рубля и посылают, как нечто особенное. Мне привезли шкуру. Мех негоден ни на что. Шкура, которая имеется у меня, величиной до шеи 41/2 пяди. Ноги высотой 11/2 пяди, а спина такой же ширины. Приятный запах мускуса еще чувствуется. Копыта острые и раздвоенные.

Мускус, который привозят из Сибири и Калмыкии, продается в России в своих собственных мешочках вместе с тарой. Следует отметить, что советуется закупать его, как и все другие сибирские товары, зимой, так как тогда можно его достать у сибирских купцов сразу из первых рук. Мускус находится в пупе кабарги; кровь скапливается там объемом почти с полкулака, к известному времени там созревает и тогда побуждает животное выжимать ее о камни или обо что-нибудь другое. Именно это – мускус, ввиду его полной зрелости, самый лучший, но но он встречается редко. Это животное очень преследуется ради драгоценного товара. Чем ближе время созревания крови в пупе, тем выше качество мускуса. Но когда кровь только наполовину созрела, то вытекает не мускус, а только кабардин. Поэтому случается, //

W 790

что кто в этом товаре не понимает толку, может оказаться обманутым. Он получает вместо мускуса кабардин, который едва ли стоит половину. Но он очень похож на мускус, и только по вкусу может быть отличим. Кабардин, от которого эта кабарга получила свое название, это самый плохой мускус. Он не так хорошо пахнет и получается после удаления самого жирного, лучшего мускуса. Некоторые умеют раскрывать мешочки, вынимают оттуда мускус и вместо него кладут в них козью кровь. Иногда они кладут в эти мешочки мелкие кусочки кожи, дерева, а иногда свинец весом в 2–3 золотника* Золотник – это вес, несколько больше английского трайса. 96 золотников весят 13 унций. 4 английских унции – это 1 русский фунт. 1 золотник – это 23/4 английских [фунтов], и так хорошо зашивают его потом сибирским швом, что никто этого не заметит.

Там говорят, что около города Уфы встречается мускусное животное под названием сайгак, от которого берут безоар. Их встречают больше и лучшего качества в Бухаре и в стране калмаков. Они, однако, не дают такого хорошего мускуса из-за холода и недостатка той пищи, которая способствует росту мускуса. У этого животного блеклые белые рога, которые можно гнуть и выпрямлять. У меня хранится кнут, сделанный из него [рога], и несколько рогов длиной в две с лишком пяди. Они несколько согнуты и довольно прозрачны, с 15–ю или 16–ю кольцами.

Куницы, которых в Сибири много, есть двух родов, называемые «лесные» и «каменные». В Башкирии встречаются самые лучшие куницы, а около Казани – самые многочисленные. Горностаев, меха которых раньше привозили в большом количестве из Сибири в Москву, теперь закупают в Тоболе для вывоза в Сину, где на них очень большой спрос.

Сибирские белки самые лучшие, а за ними самыми лучшими считаются те, которые встречаются в Казани и около Мезени

Выхухоли – это порода крупных водяных крыс, которых много встречается в Сибири и сопредельных странах. У них толстые хвосты, которые издают приятный запах. Поэтому их кладут в ящики с одеждой. Несколько таких хранятся у меня.

От людей, приезжающих из Сибири, в виде пошлины требуют 1/10 часть мехов. Ежегодно собирают около 20-30 тысяч дукатов и, говорят, даже больше, в виде пушнины в дань Их Царским Величествам.

Из Сибири и из сопредельных краев вывозят и значительное количество оленьих шкур по реке Юге, а дальше по Двине в Архангел. Тех, которые попадают в глубь страны, собирают в какой-нибудь город. То, что не могут продать местным купцам, привозят в Москву и продают там. Но если им это не удается, они с товаром зимой отправляются в Вологду, где остаются до вскрытия рек и тогда едут в Архангел на ярмарку. Там ежегодно собирают их до 5000 штук.

Марьинское стекло находят между Архангелом и морским берегом у Вайгача, на берегу моря, и его встречают в самых скалистых и высоких горах. Один пуд стоит от 15 до 140 рублей, в зависимости от размера стекла в куске*. См. W. 721. 1 пуд = 40 русских фунтов или 331/3 голландских фунтов.

Рыбий клей, по-русски называемый карлук, получают из большой рыбы белуги, от которой получают и икру. Ее ловят около Астракани на Волге. Этого товара продается, предположительно, ежегодно до 300 пудов тому, кто предлагает больше – от 7 до 15 рублей за пуд.

Бобровая струя имеется двоякая – сибирская и украинская; первая самая лучшая.

Корень ревеня является в Сибири ввозным и вывозным товаром, ибо он там не растет, а привозится в Россию через Сибирь из Сины, из областей по ту сторону Стены, и из Мугалии. Его хорошо знают в аптеках, и как и ангарикум, употребляются в числе лучших или очистительных, или слабительных средств. С ним часто случаются подлоги, часто продают Rhaponticum вместо ревеня. Хорошим считается ревень круглый, плотный и не расщепленный, снаружи коричнево-красный, а изнутри красновато-желтый, похожий на мускатный орех, когда его протирают или раскусывают; дает окраску шафранового цвета.

Когда вытаскивают корень ревеня* В 1666 г. я привез из Москвы семена настоящего ревеня, которые привезены были туда через Астракань, где их вырастили. Когда его здесь посадили, он выродились. До сего дня можно видеть в ботаническом саду его ростки. из земли, то его нельзя //

 W 791

сразу сушить, так как тогда он теряет свою долго сохраняющуюся влажность и делается легким. Куски кладутся сперва на длинные столы. Их переворачивают ежедневно по 2–3 раза, чтобы сок оставался в кусках, когда влага свертывается, его нанизывают на веревки и сушат на ветру или в тени, но не на солнце.

Зимой ревень выкапывается до появления зеленых листьев, тогда сок и сила лучше объединены и собраны. Но если вырыть корень летом, когда уже появились зеленые листья, тогда он уже не будет хорошим. В свежем виде его продают около главного синского города Пекина, как мне рассказывали очевидцы, полную повозку за маас* серебра Маас – это японские деньги стоимостью в 7 стюйверов, но в Сиаме они ценятся в 10 стюйверов, Тонкине 1 маас = 10 кондринов, что равно 131/2 пенни., а в сушеном виде он уменьшается от 100 до 20 фунтов. Тартары употребляют ревень как благовоние во время жертвоприношения идолам. Он растет и в Тартарии, недалеко от Стены, в диком состоянии.

В Синской области Сухуен  встречается тоже много очень хорошего ревеня.

Далее следует то, что мне сообщили из Москвы относительно этого корня:

«Ревень растет в пустынных полях или степях, около Тангута, в диком состоянии. Бухарцы, которые занимаются торговлей (некоторые их них являются подданными калмакского князя Контайши) приходят закупать его караванами и привозят в Сибирь. Его выкапывают весной, нанизывают на веревки и сушат. Обычно привозят его ежегодно по 80, 90, 100 и 120 пудов. Каждый пуд стоит в Тобольске 5, 6, 7 и 8 рублей. Каждый рубль считается равным 5 гульденам. Пошлину платят за 1 пуд 20 рейхсталеров твердыми деньгами, или 55 стюйверов, что равно одному рейхсталеру [21/2 гульдена]». Здесь заканчивается это короткое сообщение.

В 1700 г. были по всей Сибири учреждены почтовые станции,  //

W 792

поэтому письма ходят теперь в два раза скорее, чем раньше.

LyquiritiaGlycerica, или солодковый корень, растет в нагайской Тартарии, ее окрестностях и Сибири в таком количестве и такой величины, как нигде. Его привозят на рынок расколотым, куски длиной примерно с ладонь, очищены от корки и нанизаны на нитки.

Бадьян, или Anisum Stellatum, – это растение, величиной с половину рейхсталера, у него кругом 6 концов, как у звезды. По запаху, качеству и вкусу он похож на обычный анис, но несравнимо крепче. Сибирские купцы перевозят его семена, как и чай, из Сины, а зимой их перевозят в Москву. Его мочат в водке, которая тогда делается сладкой, и считают укрепляющей и целебной для больных.

Сибирские купцы привозят на рынок хинный корень, Radix который употребляют против венерических болезней, но обычно он очень плохой. Он встречается в Китае и в сопредельных странах. Снаружи он красный или черноватый, внутри – белого или красноватого цвета; чем он чернее, тем лучше. Образцы его, привезенные из этих краев, хранятся у меня.

В 1654 г. русские начали серьезно заниматься торговлей с Катаем, или Синой, через Сибирь и отправили туда свое первое посольство к великому тартарскому хану, синскому императору в Пекин, или Камбалык, там они добились того, что с тех пор в сибирском городе Тобольске существует торговля между русскими и китайцами, которая из г. в год расширяется. Кaтайские, или Синские, купцы привозят теперь всякого рода тартарские и Синские шелковые товары и ткани, плис разных цветов и крепкий ситец, либо совсем белый, либо какого-нибудь другого цвета. Русские называют его «китайка». Каждый кусок имеет размер ни больше, ни меньше, чем 83/4 аршина* Русский локоть. Они также привозят драгоценные камни, такие как: рубин, топаз и лаллы, несколько бледнее, чем рубины, а также простой фарфор, мускус, чай и различные товары, которые встречаются в синском королевстве и в Великой Тартарии. В частности, они теперь начинают ввозить в Сибирь шелк, который гораздо тоньше, чем персидский. В 1673 г. они продали для двора в Москве 45 пудов очень ценного тонкого шелка. Тартарские купцы приходят со своими товарами не дальше, чем до пограничных городов и до сибирского главного города Тобола или Томска, откуда русские увозят купленный товар в Москву или Архангел*. 1680. Синские или тартарские купцы скупают всех сибирских и большую часть казанских горностаев, так что этот мех повысился в цене. Они увозят с собой и много обычных соболей. Для развития этой торговли большую роль играет река Иртыш, которая идет из глубины Тартарии и впадает в Обь.

Со стороны Сибири идет река под названием Мезень. Она течет через земли Кондории и впадает в Белое море. На 280 верст вверх по течению от устья этой реки в нее впадают две меньшие речки, одна под названием Пендора, впадает в нее с севера, а другая – с юга. Около первой недавно, как говорят, нашли хорошую медную руду в плотной черной или синеватой глине.

У другой небольшой реки, которая впадает с юга в Мезень, как говорят, тоже нашли подобную медную руду, которая содержит много серы в скалах или в сером камне. Эти два минерала лежат, говорят, в 18 милях друг от друга.

См. W. 784, 785. Кроме Сибири, ни одна страна не вывозит столько наилучшей пушнины. Не только охотники Их Царских Величеств добывают соболей, но и окружающие тартарские народы ловят и стреляют их. Им это разрешается, и они платят одну десятую часть добычи. Ни одному воеводе, чиновнику или купцу не разрешено там закупать самые красивые [меха], то есть, те, которые стоят больше 20 рублей (дукатов) за пару, или один тиммер* стоит больше 300 рублей Один тиммер – это 20 пар.. Такие должны быть сданы в государственную казну Их Царских Величеств (где им платят). Для этой цели во всех нужных местах поставили караул, чтобы следить за этим, и если найдут, кто нарушает этот закон, то тот сейчас же лишается своих соболей. Но если кто захочет ими подшить свою одежду, то на это он имеет право. 1688. Теперь в тех местах в Сибири добывают главным образом обычных, посредственных соболей, так как лучших соболей от беспрерывной охоты //

 W 793

на них разогнали, и они стали там редки. Самые красивые теперь встречаются далеко от сибирских городов и всегда около рек в обширных лесах, вследствие чего такие соболя теперь стали несколько дороже, чем были до сих пор.

В Сибири встречаются такие реки, которые превращают дерево, попадающее в них, в камни. У меня хранится подобный окаменелый кусок дерева, присланный мне оттуда. Он коричневато-черного цвета, несколько похож по цвету на тутовый камень или черный мрамор, но в нем еще видны жилки и волокна дерева и несколько серых полосок. Он легче обычного камня, но тяжелее дерева.

Московиты называют это окаменелое дерево – адамово дерево, считая, что оно очень древнее, тем более, что его находят не только в руслах рек, но, главным образом, в середине гор, глубоко под поверхностью. Оно, судя по волокнам, весу и внешнему виду, похоже на дерево липы.

Любопытно, что свидетели, заслуживающие доверия, которые несколько лет жили в Сибири и около Астракани, говорят, хотя я не смел бы подтвердить это клятвой, так как сам не видел, что позади города Азова, или несколько глубже в Тартарии, находится местность, где в степи видны окаменевшие люди в различных позах, будто живые. Один очевидец насчитал их 18 и собственными руками собрал кучу камней и на них посадил одного из окаменевших мужчин, как всадника на коня. Упоминаю здесь еще, что на карте Тартарии, изданной Ортелиусом в 1562 г., можно читать об этих окаменевших людях. Кроме того, один персидский писатель ясно указывает, где видели эти окаменевшие тела: на месте, где он нанес озеро, которое он назвал Китаем, у начала реки Обь. Здесь находятся (он говорит) камни в виде людей, верблюдов, скот и другие предметы, будто целая пасущаяся орда со скотом окаменела, удивительно и непонятно изменилась, быстро и мгновенно, не изменяя позы. Эти чудеса, сообщает он, происходили за 300 лет до него, то есть, примерно, в 1200 г. //

W 793

Генеральный консул в Триполи, в Барбарии, сообщил мне в письмах, что область, называемая Огелой, лежит в 7 днях пути от Дерны, что составляет полпути между Триполи и Александрией, совсем окаменела. Так что люди, звери, деревья и травы – все это еще можно увидеть в окаменевшем виде. Это же мне и другие люди рассказывали, которые долго жили в Алжире. Когда верблюды своими мягкими ступнями должны ступать по такой каменной земле, им надевают кожаную обувь с гвоздями, чтобы не поранили ноги о каменную траву. Такого окаменевшего человека привезли оттуда в Венецию, и можно там его посмотреть.

Два других письма из Триполи в Барбарии, которые следуют ниже, от консула этого государства и еще другого человека, подтверждают, что это правда.

«Милостивый Высокоуважаемый государь,

Господин,

французский консул, отправляясь отсюда в Бенгасу для покупки лошадей, послал, между тем, своего вице-консула в область Огелу, превращенную в камень, что нам казалось невероятным, но теперь больше не приходится сомневаться, так как он привез оттуда большие куски финиковой пальмы и оливкового дерева, весом более 200 фунтов, выглядевшие так, как будто не прошло и года, как их срубили. Среди этих редкостей находится кусок фигового дерева, в котором еще ясно видно молоко, или леггебе. Вокруг этого места лежат повсюду на дороге деревья, все из камня, куски их пришлось отбивать молотками. Дома и люди очень густо покрыты песком, лишь с большими затратами и трудом можно было до них добраться. У меня есть несколько кусков от них, которые я хотел бы послать Вашему Высокоуважаемому и т. п.

 С этим остаюсь Вашего Высокоуважаемого государя

 покорный слуга N.N.

Триполи,

20 июня 1691». //

W 794

Милостивый государь,

Господин,

французский консул, который ездил в Бенгасу  для покупки лошадей для своего короля, послал своего вице-консула в Огелу, на 7 дней пути к востоку, в глубь страны. Эта область превращена в камень, что нам казалось невероятным. Он привез оттуда большие куски финиковых и оливковых деревьев, весом до 2–х квинталов. Они выглядят так естественно, что можно легко узнать прожилки и цвет, будто это живое дерево. Теперь больше нет сомнений. Он дал мне большой кусок фигового дерева и два куска оливкового дерева. Я их сохраняю для Вас, которому я с уважением целую руку и т. п.

Триполи, Варвария, Милостивому Государю,

16 июня 1691 г. от Вашего, весьма обязанного Вам,

 слуги N.N

 

Область новой Огелы, которая граничит со старой Огелой, обязана платить дань Управлению Триполи. Она плодородна и заселена, размером в несколько дней пути. Окаменевшие деревья в брошенной Огеле лежат целыми аллеями, все в одном направлении, будто свалены сильным ветром, они скрыты слоем песка. Иногда, однако, они открываются, когда песок относит ветер. Там нет животных, кроме очень неприятных змей. Встречаются окаменевшие фиговые деревья, на которых еще, как живые, видны плоды и молоко. Древесина, плоды и деревья полностью сохранили свою естественную окраску. Местность старой, окаменевшей, и новой Огелы, равнинная, лежащая примерно в семи днях пути от моря.

Упомянутый бывший государственный консул в Триполи при своем приезде сюда рассказал мне об этом подробнее, после выяснения у очевидцев. Он сообщил мне еще, что в пустыне, внутри страны, позади Триполи, часто встречают окаменевшие предметы, как например, различные плоды. Он видел окаменевший хлеб, еще очень похожий на настоящий, на котором еще хорошо можно было увидеть снизу черноту от печи.

Я не берусь объяснить причину появления этих окаменелостей. Но подобно тому, как дерево, положенное в воду, окаменеет в силу того, что каменистые частички, плавающие в воде, проникают внутрь дерева, остаются там и охватывают деревянные части, так же, может быть, дождь или смерч каменистой воды, поднимаясь с земли, накрыл этих людей и вещи, задушил, оцепенил и окаменил их. Подобно этому, вместе с дождем миллионы саранчи в Африке бросаются на поля и все пожирают. Целые поля и области в Суринаме осыпаны гусеницами. В Норвегии видели, как во время дождя или росы падали какие-то мыши, которые вредили полям, как об этом пишут Вормиус и Бартолинус.

Возможно еще, что это случилось во время урагана или шторма, подобно тому, как вокруг Амстердама под землей находят много деревьев, сваленных в одну сторону ветром, впоследствии засыпанных песком и землей. Эта земля, может быть, содержала вещество, от которого окаменевают (равно как в окрестных областях иногда происходит окаменение), которое затем превратило в камень все эти деревья, а также людей и скот, которые находились на этой земле, ибо мне рассказали, что обнаружили окаменевших людей на коленях, в такой позе, будто бы они молились. Но так как окаменевших людей находят не так много, то, вероятно, большинство людей, когда ветер свалил деревья, а плодородная земля покрылась песком и каменистой землей, убежали в плодородную новую Огелу.

Мне оттуда прислали несколько довольно крупных кусков дерева, ветки и корни, которые в этом окаменелом краю, в древней Огеле, превратились в камень. Самый большой кусок – это часть финикового дерева, которое так хорошо сохранило внешний и внутренний вид дерева, что разница только в весе живого дерева и этого окаменевшего. //

W 795

Другие куски – это корни финикового или оливкового дерева, которые также похожи на еще растущие корни, и по цвету, и по внешнему виду, во всем, кроме веса. В финиковом дереве много круглых отверстий, будто червоточины, оно несколько ноздревато и беловато, не очень тяжелое. Оливковое дерево коричнево-зеленого цвета, крепкое, тяжелое и плотное, как и окаменевшие ветки. И, чтобы дать более верное доказательство этого явления, мне из соседних краев прислали корни этих двух деревьев, которые во всем сходны с окаменевшими кусками, если их не взвешивать. У меня хранится и кора дерева, тоже окаменевшая, на которой видны все признаки настоящей коры. Оливковый камень настолько тверд, что им можно добывать огонь. Один из окаменевших корней, часть которого хранится у меня, был такой большой и тяжелый, что верблюд нес его с трудом. Сюда еще добавили окаменевшую человеческую кость, которую тоже там нашли. Она тверда, как камень, сохраняя при этом цвет и внешний вид кости. Мавры не хотят, чтобы христиане говорили об этой области или узнали о ней, так как они верят, что Бог наказал эту область окаменением за грехи древних жителей. Они пытаются скрывать это явление и не хотят дать христианам возможность утверждать, что грехи людей, живших там прежде (которые, якобы, были магометанами), были тяжелее, чем грехи христиан.

То, что окаменение этой области Огела является фактом, мне еще подтвердил один юноша, по имени Роберт Теунис, который в Тунисе был взят в рабство и был камердинером у Али Бея, изгнанного короля, в глубине страны очень далеко на юге, в упомянутой местности. Он изучал местность внимательнее, чем какой-нибудь европеец. Он бродил около этой окаменевшей земли. Он видел куски окаменевшего дерева, привезенные из этой местности и хранящиеся у меня, и рассказал мне, как один из его товарищей, по имени Корнелис, родом из Влиланда, тоже раб, ездил в свое время со своим хозяином в Мекку, и проехал через этот окаменевший край, и тот рассказал ему, как он видел, что деревья, плоды и все там превращено в камень.

1680. Причина, по которой они проходили через дикую Африку, заключалась в том, что Али Бей, или князь Туниса, чьим рабом он являлся, проиграл битву своему брату Магомету, при этом много сотен людей были убиты. Он должен был бежать, чтобы спасти свою жизнь, и с тремя сотнями людей он дошел до границ языческого королевства Борно, где люди черные и ходят голыми. Шесть месяцев продолжалось это бегство, во время которого он редко отдыхал больше, чем 4 дня. Вначале, после битвы, у него было еще несколько тысяч человек, но они убежали от него и погибли в дороге от лишений. Его войско истаяло до 300 человек. Много редкостей он там встречал. Вначале, идя на юг, он видел очень плодородную землю, где было много львов, тигров и других хищных зверей. Земля довольно плотно заселена людьми магометанской веры, одетыми в наброшенный на них кусок ткани или одеяло. Чем южнее, тем люди были темнее. Потом он дошел до пустыни, без людей и без зверей, где не хватает воды и ничего не растет. Там он видел озеро, покрытое слоями соли, толщиной в несколько футов. Они переходили это озеро в южном направлении в течение целого дня. Озеро простирается далеко на восток и запад. Мавры называют его замерзшим или закрытым соленым озером – Море Фаро. Вода под этой затвердевшей, или сгустившейся, солью была очень соленой и зеленой. С помощью палки длиной в два копья они не могли достать до дна. В середине озера, на острове, стояли финиковые деревья, до которых не могли добраться, так как сгустившаяся соль вокруг острова была хрупкой. Мавританские принцы и господа имеют магометанскую веру, но они очень несведущи в учении. Тех, которых он кое-где встречал, принимали бежавшего изгнанного князя любезно, предлагали ему пищу из баранины и неизвестных здесь зерен, похожих на ячмень. Люди там живут почти все в палатках. Там встречаются древние местные мавританские и арабские роды, которые ведут кочевой образ жизни.

Южнее лежит необжитая пустыня, а потом появляются голые негры. Там, говорят, имеются слоны и золото. С ними [неграми] жители Борно воюют и пленных продают в рабство триполийским купцам. //

W 796

Те иногда приходят в Борно выменивать золото, слоновую кость и рабов. Затем идут, очевидно, те негры, которые живут около Гвинеи.

Бартолинус рассказывает, как в окрестностях Триполи в короткое время один город превратился в камень, откуда привезли во Францию окаменевшего ребенка и где, он говорил, видел окаменевшее дерево. Упомянутый господин, несомненно, подразумевал под названием «окаменевший город» эту область Огела.

В 1691 г., 19 октября, писали из Парижа относительно окаменения в новых озерах следующее:

«Говорят, что в Африке нашли город, полностью превращенный в камень, что оттуда привезли королю мужчин и женщин, и что намереваются оттуда же привезти еще некоторое количество их для украшения садов в Версале».

Ныне покойный, весьма ученый Гендрик Франкен, который долгие годы в Смирне служил пастором реформатской церкви, сообщил мне, что окаменевшая область Огела там очень известна, и что он видел очень много костей, деревьев, фиников, дынь, лимонов и других плодов и окаменевшие предметы, привезенные оттуда через Тунис.

С острова Суматра, где Нидерландская Ост-Индская компания имеет владения, мне привезли тяжелый кусок дерева, который от долгого лежания в болотистой земле превратился в камень. Он весит около 100 фунтов и выглядит как обычное дерево. На нем ясно видно, что оно внизу как будто отрублено топором, видны еще и остатки сучьев. По цвету оно похоже на дуб. Наружная кора серее, чем внутренний ствол. Ясно видны жилы и полосы дерева. Оно твердое, как мрамор, и из него можно высекать огонь. Видны круги, ход и извилины дерева, да, видны даже несколько трещин. Длина его 21/2 или почти 3 фута, а толщина в окружности около 4–х пядей. Оно обрублено с обеих сторон, то есть, снизу и с одной стороны, так как это кусок ствола. Когда я его показал знатокам камня и дерева, они подтвердили, что он имеет все признаки дерева и внутри, и снаружи.

Когда я велел раскрыть, расколоть это окаменевшее дерево, внутри оказались куски и обломки, более черные, чем наружная кора, и очень похожие на старое дерево, но по твердости как камень.

Мне в 1702 г. прислали из Ост-Индии еще кусок дерева, превратившегося в камень, как их находят в реках в верхнем Палембанге. Высота этого куска 6 с лишком футов, а внизу толщина около 5 пядей в окружности. На нем видны трещины и оторванные щепки, большинство которых превратилось в камень, хотя внутри похожи на дерево, и частично еще являются деревом; да, встречается среди каменных кусочков истлевшее или, скорее, гнилое дерево, которое, очевидно, не могло подвергнуться изменениям. Его можно в разных местах расщеплять, как можно делать с обычным деревом. Окраска дерева еще ясно видна. В некоторых местах камень тверд, как булыжник, так что из него можно добывать огонь, а в других местах окаменевшее дерево мягче, и отличается по цвету. В некоторых местах оно белоснежное, блестящее, а в других – коричнево-желтое, а в середине близко к черному, даже совсем черное, что, очевидно, и есть естественный цвет дерева. Оно весит несколько меньше 800 фунтов. По этому большому куску видно, что снаружи есть нарост очень твердого камня, белого, как мрамор, который помимо окаменения отложился на старом дереве и прирос к нему. На нем еще видна кора, хотя цвет изменился, и этот кусок своей необыкновенностью заслуживает особого внимания.

В горах Италии, под названием Руссиди, в землях Тоскании, встречается камень, который разрубают как дерево, который похож на него, как можно видеть по нескольким его кускам, хранящимся у меня. Но может быть, и мне кажется, это на самом деле так, это – подземное дерево, отвердевшее, как камень, очень похожее по цвету, весу и виду на то дерево, которое встречается в Голландии, в низких болотистых или торфяных полях под землей, которое крестьяне выкапывают и употребляют как планки для покрытия своих домов. У меня хранится еще и кусок древесного угля, который был выкопан в Этрурии, очень глубоко под землей. //

W 797

Рыбы, найденные между сланцевыми камнями глубоко в Тосканских горах

У меня есть очень крупный окаменевший лимон особого вида. Можно прекрасно отличить наружную и внутреннюю кожу, а также и мякоть плода, внутренние перепонки, волокна и сок внутри. Все это можно очень хорошо различить, так как он расколот, да даже выступ, или то место, которым он был прикреплен к дереву.

У меня хранится еще большое количество оливок, крепких, как булыжники, и в расколотом виде они обнаруживают внутри оливковый цвет, а снаружи – кожицу. У меня еще есть и фисташки, на которых еще видна сморщенная кожица, по окраске и внешнему виду они настолько естественны, как будто только что сорваны с дерева.

В моей собственности находятся еще несколько окаменелых устриц, открытых и закрытых, твердых, как булыжники, и так похожих на свежие, живые устричные ракушки, что по внешнему виду их нельзя отличить. Кроме того, еще немало других красивых морских ракушек.

Также имеется несколько белых, коричневых и черных окаменевших грибов, сохранивших свой цвет и внешний вид, так натурально, что не видно отличия между теми, которые растут на полях, и этими окаменевшими. Но на ощупь они твердые и тяжелые.

Стоит рассмотреть несколько кусков камней – сланца и других видов, присланных мне из области Тосканы. Ясно видно, что в них скрыты или включены рыбы, и что они тоже окаменели. Можно различить чешую, плавники, головы и хвосты. Их вырыли из глубины гор. Две из них показаны здесь, их величина больше одной пяди.

В земле Гессен встречаются иногда в горах морские ракушки, а также изображения рыб многих видов в натуральную величину или самые рыбы.

На острове Кипре есть недалеко от Фамагусты местность, где около одной скалы находят множество костей людей и животных, сросшихся вместе и превратившихся в камень. Как мне сообщают очевидцы, среди этих костей находили и окаменевший мозг. //

W 798

На этом же острове, на месте под названием Никосия, видна маленькая горка, полностью состоящая из окаменелых устриц в их раковинах, тоже превращенных в камень и сохранивших до сего дня все внешние признаки устриц и раковин.

В Триполи ди Сориа встречаются тоже окаменелые рыбы глубоко в горах, как можно видеть из описания путешествия де Брюина.

Мне сообщают, как достоверное, что в Чили на высокой горе или между гор нашли трех испанских солдат, лежавших на боку, которые пробыли там долгое время, то есть внешне окаменевших, но когда сняли с них каменный слой, то нашли там еще и мясо, и кровь, кто знает, не произошло ли это от перелета облака, несущего каменную пыль, или, может быть, от долговременного покоя тел, лежавших в соприкосновении так тесно, что они окаменели. Может быть, и мягкие части истлели, и самые крупные и грубые части от долгого соприкосновения затвердели как бы в одно тело и превратились в камень, сохраняя при этом свой прежний вид.

В книгах господина Тевенота мы читаем, что и в Монголии нашли подобные окаменелости.

В окрестностях вышеупомянутой Огели, в направлении к морю, встречаются остатки почти всего засыпанного землей древнего города, который, видимо, был украшен мраморными домами и постройками, так как встречается множество тяжелых, обработанных кусков белого мрамора на глубине одного или полутора футов, покрытых землей, и много больших столбов и резных камней. Считают, что это был город Лептис. //

В Сибирских горах, недалеко от города Уфы, расположенного на реке Белой, которая впадает в Каму, встречаются красные камни, которые принимают за крупные гранаты. Несколько таких камней хранятся у меня. Они темно-красного цвета, но малоценны. Их находят рядом с горным минералом и внутри него. У нас его называют русским, или марьиным, стеклом, растущим в упомянутых горах.

Магометане, живущие под Уфой, имеют храмы. Другие, которые рассеяны по разным местам, не имеют храмов, а совершают свое богослужение в открытом поле.

Около поселения на реке Утке живут вогуличи. Здесь, как и в других местах Сибири, встречается хрусталь, особенностью которого является то, что он находится здесь в горах в виде пластов параллельно поверхности земли, в то время как в других местах он углубляется внутрь. Он тверже, чем хрусталь, который находят в Германии, но редко бывает такого большого размера.

Пробирный камень тоже встречается здесь в некоторых местах. У меня хранится кирпич из пробирного камня, присланный оттуда.

Хвосты соболя идут в Сибири, как деньги.

Земли там не так густо заросли лесами, как в России. Встречаются низменности, горы и леса.

Сибиряки во всех отношениях совсем не глупы. Мне прислали из Сибири, я не уверен, сделана ли она в Тоболе или в Енисейском, очень любопытную доску из одного куска дерева, шириной в три с лишком пяди, и длиной в семь, на которой нарисована не только вся область Сибири, но и весь тартарский край до крайнего востока и севера, вплоть до главного города Сины Пекина. Эта доска охвачена плоской рамой в 3 дюйма, на ней нарисованы цветы той страны, в том числе тюльпаны, розы и другие, мне неизвестные цветы, каждый в своей окраске. Сама эта доска гладкая и блестящая, как зеркало. Она, очевидно, покрыта каким-то местным желтоватым лаком, несколько похожим на синский, с очень сильным блеском. Под этим прозрачным блестящим лаком изображена карта упомянутых земель с чертежом и записями. На ней изображены горы, реки, леса, болота, животные, люди, города и деревни. Очень хорошо нарисованы животные: лошади, коровы, собаки и верблюды. Браты и другие северо–восточные народы изображены, как живые, в своей одежде, а также показано, как они передвигаются по снегу и по льду на плоских длинных лыжах из дерева. //

W 799

Показана и форма зимних нагруженных саночек, запряженных собаками или оленями. Горы, идущие по этим землям, там, очевидно, изображены с натуры, так же, как и песчаные пустыни позади китайской стены. У устья великой реки Амур видно море, два острова и проход между материковым тартарским берегом и островами Есо, севернее Кореи и Японии. Эта географическая деревянная доска – я считаю, что она сделана из кедра, – почти совпадает с моими картами. Она хотя и небольшого размера, но охватывает много земель, с немногими названиями или указаниями городов, деревень и местностей. При сравнении с этим, нашим, трудом, она подтверждает его правильность. Долгота и широта здесь не указаны, так как люди в этих местностях об этом не имеют ни малейшего понятия, равно как и расстояния намечены не очень правильно. Перед рекой Обью в море изображен остров, а восточный мыс Новой Земли выступает в море на небольшом расстоянии от большой земли, к востоку от реки Оби, равно как и перед дальними устьями восточных рек, видны в море островки и нечто нарисовано белой краской, что изображает льдины.

Близ живущие люди подтверждают, что к северо–западу и к западу от Ледяного мыса море всегда покрыто льдом, а к юго–востоку и к востоку никогда не видно льда, поэтому море называется с одного берега теплым, а с другого берега – холодным морем. Названия местностей на этой доске, так же как и названия городов, деревень, мест стоянки, гор и рек написаны искаженным русским языком и буквами.

Восточнее реки Енисей, вдоль берега или вблизи моря, а так же на некотором расстоянии в глубь страны, к северу и до великой реки Амур, все жилища изображены только в виде лачуг и палаток. Видны изображения охотников, которые на лыжах, окруженные собаками, преследуют дичь, очень быстро отталкиваясь длинной палкой с набалдашником или двумя набалдашниками, на каждом конце по одному. Но это делается на равнине или при спуске вниз по склонам, ибо через горы они вынуждены идти пешком. Другие изображены сидящими на маленьких санках, на корточках, на коленях, как портные. В санки запряжен олень, привязанный к передней части санок за рога или лямками через грудь, так это животное тянет санки. Мужчина держит в руках длинную палку, которой управляет санками. Этой же палкой, без поводка, он подгоняет и оленя. На озере Байкал нарисованы три острова, что является особенностью [этой карты], и о чем я не встречал никаких сведений ни в одной другой записи или рассказе, почему я и сказал раньше, что на Байкале только один главный остров.

Река Ангара берет свое начало из этого озера и впадает, как известно, в Ледяное море, поэтому не удивительно, что говорят, будто там, в ее воде, встречаются тюлени.

На реке Оби, вниз по течению, между рекой Иртыш и морем, нарисовано несколько островов.

К югу от реки Амур в море на этой деревянной доске виден остров, около которого написано название Новой Землии прямо к востоку, напротив устья Амура, в нескольких милях в море остров, около которого написаны слова «Каменная скала». Кроме него еще один остров без названия, перед устьем самой реки Амур.

На самом северо–восточном краю Азии на этой доске изображен лед, написано во множественном числе слово «льды», в знак того, что там, должно быть, всегда находится масса льда, и что местность находится довольно высоко к северу, этим, очевидно, и показывают, что в конце этого мыса находится вода и, следовательно, что он не соединен с Америкой, хотя некий воевода, который проживал в течение 20 лет в этих далеких восточных сибирских краях, меня хотел уверить, что он простирается до Америки, но что на него не вступали и его не использовали лишь из-за холода и пустынности места.

Язычники в Сибири как бы расселены и отделены друг от друга, живут вне деревень. Но московитские крестьяне, которые там поселились, живут вместе в городах за частоколами для защиты. Это горожане, количество которых насчитывает уже несколько сотен тысяч человек, помимо детей, а императорские войска находятся в крепостях и острогах. //

W 800

С целью продолжения [распространения] христианской веры, священники кое-где разбивают полотняные палатки, где устраивают церковную службу.

Одежда сибирских народов узкая, застегивается под мышкой. Они носят кожаные штаны и маленькие шапочки. Холст и ткани, которые носят в этой области, часто провозятся из Сины.

В озере Ямиш, из которого вытекает река Иртыш, имеется соль. Она нарастает толстыми корками несколько под поверхностью воды, не глубже примерно полутора футов от поверхности. Во время сухого, жаркого лета образуется самая лучшая и толстая соль.

Говорят, что под властью Тобольского митрополита находится 3000 церквей. От каждой он, якобы, имеет ежегодный доход в 3 рубля или 15 гульденов, кроме того еще доходы за крещение и венчание 6 гульденов. Говорят, что в его пользу назначен штраф за беременность девы вне брака.

Дома в Сибири, в которых живут тартары, содержат обычно лишь одно помещение, но дома московитов – два и больше. В тартарских и сибирских жилищах встречаются высокие печи, в них или на них всегда стоит на огне горшок из красной обожженной глины, в котором варят пищу.

Во многих сибирских областях есть мрамор различного сорта и цвета.

В Сибири встречаются собаки, которых продают за высокую цену. Их используют на охоте за соболями. Они очень крупные, но худые и стройные.

Пермяцкий народ, который тоже причисляют к сибирякам, умеет читать на московитском языке, но плохо говорит на нем. Их древний алфавит и собственная письменность, ибо этот народ прежде имел собственную письменность, исчезла и забыта. Сохранилась лишь церковная письменность. На этом языке написана книга более 100 лет назад одним духовным лицом, которое их обучало христианской вере. Многие из них в то время, избегая крещения, покинули страну и переменили свое название на остяки и вогулы, которые и сейчас язычники. Их языки отличаются, как отличаются верхне- и нижненемецкий языки, так что вогульский и остякский языки – это ломаный пермский.

Некоторые считают, что поселение Туринского иначе Япанчин, в Сибири, расположено дальше от Верхотурья, чем я его нанес. Этот вопрос я оставляю неразрешенным.

В Сибири, недалеко от Туринского, расположен поселок под названием Долгой Яр. Это значит «длинный овраг». Cлово «яр» значит еще и высокий берег реки.

Поселок Еpинской, по мнению путешественников, которые мне это сообщают, стоит на 25 миль выше Сольвычегодской , расположен на реке Вымь или Вишера, впадающей в Bычегду, впадающей в свою очередь в Двину. Там переправа шириной в 13/4 мили.

Оба берега реки Вымь пустынны, не заселены. На них растут кедры.

На реке Исеть, имеющей очень извилистое течение, есть поселок под названием Мехонина-Куна, что значит участок механика. Эта церковная деревня очень богата рыбой. За 3 стюйвера покупают 40 фунтов хорошей рыбы. Гусей там тысячи, а также водятся мелкие черные казарки. Это место стоит в 3–х милях от Катайска, вниз по реке. На ее берегах находится еще много деревень, которые на карте не показаны. Пахотные земли на реке Исеть жирны и плодородны. Там есть укрепление, называемое Шадринский. Оно находится около поселка под названием Мехонина-Куна.

От озера, поселка и реки Катайской до Увальских  гор в Сибири два с половиной дня пути. По дороге встречается несколько озер. От Увальских гор до Уфы езды обычно 7 дней.

В 5 милях оттуда, около начала реки Исеть, есть поселок под названием Краснополье. Там в горах встречается магнитный камень.

В стороне от реки Утки, в Сибири, есть укрепленное поселение под названием Колчеданск, расположенное в 2–х с половиной милях от поселка Катайск. Его лишь недавно построили. Колчеданск значит «огненный камень». Там встречается сера, очень тяжелая, белая и внутри светлая. От окружающих огненных камней этот поселок получил свое название. Там течет речка того же названия. На ее берегах с откоса или из земли капает некое красное масло, которое за четверть часа каменеет. Оно выходит каплями, когда греет солнце.

На реке Колве находится Чердынь – прежний главный город Пермской земли.

Около сибирской речки Ветлуги //

W 801

находится деревня из 300 домов и вокруг нее большое болото, из которого вытекает эта река, так же как и другая близлежащая река.

Ночью, для освещения, люди в Сибири обычно зажигают в поле большие костры. В домах они не зажигают восковых свечей, а сушеные деревянные лучины. Но люди именитые употребляют и свечи.

Башкиры держат кобылье молоко в горшках под землей и приготавливают его так, что оно делается крепким, как вино. Они, как и другие сибирские народы, смешивают куски кислого сыра (который они делают из прессованного и сушеного кислого молока) со свежим молоком и делают из него приятный напиток.

Они едят корни желтых лилий, которые сушат, толкут и превращают в кашу.

Сибиряки, в целом, [люди] не распутные.

Рассказывают, что около Краснояра – города, расположенного между Обью и Енисеем, в древности жили люди высокого роста, потому что там находят древние луки и стрелы, слишком большие, чтобы современный человек мог ими пользоваться.

Сибирские женщины в области вогулов носят волосы, которые у них, как почти у всех сибиряков, черные, – распущенными, свободно спускающимися вокруг головы. Они носят на голове платки с кистями, сапоги такие же, как у мужчин.

Вятские женщины тоже носят распущенные волосы, а на голове шапку в форме хлебной лопаты, с которой свисают назад бусы и шелковые кисти.

Когда сибирские язычники веселятся, они употребляют музыкальный инструмент, в который дуют и он тогда издает звук. Его называют сибизга. Он несколько похож на норвежскую дудку. Другой инструмент похож на арфу и называется торнабас. На нем натянуты три струны из конского волоса.

Сибиряки делают очень красивые трубки из березовой коры, длиной примерно полтора-два фута. Третья часть трубы не очень широкая, остальная часть, спереди, широкая. Из них они извлекают довольно приятный звук. Такой инструмент хранится у меня.

Остяки, которые, если смотреть широко, принадлежат к Сибири, как и другие тартарские народы, очень неразборчивы в еде*. См. W. 630. Они употребляют [в пищу] водяных крыс, мертвых лошадей и другую нечисть. Они не молятся перед едой. К ним привозят из южных и более восточных стран табак различного цвета.

Сибиряки, которые явлются язычниками, не едят в определенное время, а едят, когда голодны. Пища их обычно вареная и очень грубая, ее берут полными горстями, как дикари. Они делают комки или лепешки из муки, которые пекут на горячих камнях около очага, а затем разрезают их на полоски и варят. Когда они едят, голову наклоняют над горшком, чтобы излишки падали изо рта обратно в горшок.

Пища в Тобольске так дешева, что за 5 гульденов можно прокормить человека целый год.

Бухарцы, живущие вокруг Тобольска, чистоплотнее в еде. У них есть домашняя утварь, как сундуки, ящики, обои.

Около селения Мурзинская Слобода, расположенного недалеко от Верхотурья, встречается красный хрусталь.

Между реками Березовая или Обдо и Кода, которая впадает в Обь, в нижнее течение, а также в области Белозера, Пустозера и Кондории, есть несколько болот и озер. Мимо них ездят путешественники к западу, ибо летом, когда дождливо, используют на реках и болотах маленькие лодки, которые местами перетаскивают волоком по суше, а затем снова спускают на воду. Эти болота там называют котлами, потому что вода в них выходит из земли.

В Пелыме, главном городе небольшой Вогульской области, находятся на службе обычно около 100 ратников. В городе двое ворот, он расположен в виде полумесяца, окружен частоколом. Там есть 7 круглых деревянных башен.

Самый лучший беличий мех, называемый илец, или исец, а также олени, лисицы и куницы встречаются в большом количестве у реки и деревни Пышма. Здесь местность очень хорошо заселена и земля довольно плодородна.

Когда путешественники в Сибири едут по небольшим рекам и бухтам, где вода слишком мелка, то было найдено решение натягивать поперек реки, под водой, запруду из парусов, от которой вода поднимается и становится глубже.

Население Сибири ежедневно //

W 802

прибавляется, и за последние 12 лет там построено много новых городов.

Когда едут от реки Камы в Верхотурье, то встречают сперва леc, затем горы, где много железа и магнитный камень, а затем плодородную равнину.

Ссыльные в Сибири живут неплохо, но получают мало жалования, только на пропитание.

Сибиряки умеют делать масло из коровьего молока. Земля там во многих местах такая жирная, что дает лучшие урожаи без удобрения, чем с удобрением. Они не имеют рабов из своего народа, кроме тех, кого продают в рабство за преступления. Рабы у них из калмыков или другого иноземного народа.

Кое-где в Сибири встречаются еще князья древнего рода, которым оставили право карать смертной казнью, и они делают это, используя стрелы. Они пользуются уважением среди своих соплеменников, производят суд и имеют некоторую власть, но под влиянием русских начальников*. См. W. 787.

Тартары-магометане в сибирских областях между Верхотурьем и Тюменью живут среди язычников, они говорят почти на одном языке с астраканскими тартарами, согласно сообщению путешественника Никифора.

Мужчина в сибирском хозяйстве выходит на охоту и рыбную ловлю, делает стрелы и лук, режет скот или пойманное животное. Женщина назначает обед и приготавливает пищу. После родов они долго не лежит, быстро поправляется. У них нет постели или кровати. Они спят на полу, на скамейках или на печках.

В Сибири пьют из деревянных чашек, сделанных из досочек или маленьких планок. Наверху у них ручка, около одной из клепок, которая выступает выше других. Там делают и глиняные глазированные горшки, которые употребляют для варки пищи.

Дома покрыты глиной, а также тесом. Очаг в середине дома, находится в вырытой яме, как и сами дома частично углублены в землю, и имеют один этаж.

Некоторые живут в хижинах, в которых имеется небольшой круглый очаг зимой, а летом его несколько увеличивают и делают четырехугольным. Под Уфой люди имеют довольно хорошие жилища, самые лучшие в этом краю.

О загробной жизни сибирские язычники не имеют понятия, но некоторые пустословят о мирских забавах на том свете: будто там будет много скота, изобилие пищи и питья и т. п.

Родители рано обучают своих детей обращению с луком, чтобы научить их стрелять дичь в лесах. Они обучают их еще использованию короткой пики для войны. Лесов много с различными деревьями, хотя они не такие густые, как в России, где деревья почти одного вида, а именно, ели и сосны.

Много сибирских земель находятся под властью русских и русского царя, подобно тому, как нидерландцы имеют в Индии свои владения, а именно, сохраняют их путем благодеяний и страхом тяжелого наказания за преступления.

В Сибири существует наказание, при котором ворам выламывают руки и клеймят их, а также отрезают нос и уши.

Мугалы также клеймят воров или разбойников, а также тех, кто стрелой кого-нибудь ранит. За кражу скота или другой грабеж и воровство у них никого не казнят, а наказывают штрафом в несколько лошадей или рогатого скота, в зависимости от размера преступления. Согласно обычаю, украденное должно быть возмещено в троекратном размере.

Считается, что Европа отделяется от Азии там, где начинается Сибирь – у рек Чусовой и Утки.

Чусовая часто так сильно разливается, что в 1692 г. 16–го цветущего месяца [мая] путешественники должны были ее переплывать [на уровне] верхушек деревьев.

Около берегов Оби в Сибири и в земле самоедов, говорят, часто выкапывают кости великанов.

Около поселения Самаровской Ям, где река Иртыш впадает в Обь, живут много ямщиков.

Люди в Сибири не знают цинги и мало болеют.

В реке Тобол много рыбы, хотя в Оби ее больше, а именно крупных осетров, лещей, окуней и крупный щук, но в этой реке нет белуги, а в реках Енисей, Ангара, Тунгуска и Лена имеется белуга, еще больше ее в Байкале.

В Тобольск приезжают не только персидские, но и индийские торговые люди, и даже купцы с Цейлона. //

W 803

Теперь решили окружить прочными стенами города Тобол, Верхотурье, Тюмень и другие, где есть камень и известь; построить там из камня хлебные амбары и другие склады, для чего назначены на работу несколько сот человек, из тех, которых ежегодно ссылают в Сибирь по немилости.

Башни и стены в Тоболе стоили, как говорят, свыше 15 тысяч рублей и недавно они, простояв лишь 2-3 г., сгорели, так что в течение 20 лет этот город дважды пострадал от пожара. Кроме того, деревянные крепости обычно после 15 лет гниют. Тобол стоит на горе, на высоте от 30 до 50 саженей.

Древние сибирские города, существовавшие до завоевания русскими, теперь по большей части разрушены и в них не живут люди.

Когда посылают ссыльных из России в Сибирь, их перевозят в санях зимней дорогой в Тобольск, причем едут день и ночь. Приезжая в Тобол, неженатых заключают в башни, но тех, у которых есть жены и дети, помещают у населения. Когда наступает летнее время, их распределяют и посылают каждого туда, куда он назначен, в зависимости от его преступления, в хорошее или плохое место. Тому, кого используют на крестьянской работе, дают 5 рублей, корову и лошадь, а земли там, кроме северных областей, можно получить всюду столько, сколько могут обработать. Других ссыльных используют на военной службе.

Когда едут в Сибирь, нужно в Кайгороде предъявлять паспорт, иначе никого не пропускают.

Считают, что Сибирь, особенно южная часть, одна из самых благословенных частей мира. На лугах много скота, в лесах много зверей и птиц. Реки богаты самой лучшей рыбой.

Народы, которых господин граф Федор Алексеевич Головин, великий посол его Царского Величества, встречал на пути к синским границам, согласно его собственному сообщению, были следующие* Названия я написал  так, как они мне даны. Иногда их пишут иначе.:

I.Вогуличи, небольшой народ, имеет собственный язык, но не имеет письменности. Они идолопоклонники.

II. Магометанские тартары.

III. Барабинцы – это народ, смешанный из тартар и калмыков.

IV. Нижние остяки – народ без письменности, численностью около 10000 человек. Это простой народ, oни идолопоклонники.

V. Березовские самоеды – без письменности. Они идолопоклонники.

VI. Верхние остяки – без письменности, питаются рыбой. Они идолопоклонники. Имеют собственный язык, который не совпадает с языком нижних остяков.

VII. Чулымские  тартары, которые платят его Царскому Величеству дань, и киргизские тартары – идолопоклонники, но с магометанами во многом сходятся. У них нет письменности. Их можно было бы назвать помесью с магометанами.

VIII. Алорны тунгусы– воинственный народ. Они ездят на оленях, не имеют письменности, они идолопоклонники. Этот народ очень многочисленный в Сибири. Он распространяется до синских границ. У них свой самостоятельный язык. Они могут прострелить из лука железный лист толщиной в полдюйма. Это он во время своего посольства сам видел. Живут они по 3-4-7 семей вместе, широко рассеяны в лесах.

IX. Якуты. Это многочисленный народ. Они идолопоклонники, не имеют письменности, живут вокруг реки Лены, имеют собственного князя или князей.

Х. Браты – язык их несколько сходен с языком калмаков. Они живут вокруг озера Байкал. Они идолопоклонники, не имеют письменности.

XI. Сойоты– язык их смешан с языком тартар. Они идолопоклонники, без письменности.

XII. Монгалы являются идолопоклонниками. Они имеют письменность.

XIII. Конные тунгусы – идолопоклонники, без письменности. Это воинственный народ.

XIV. Калмуки являются идолопоклонниками.

XV. Башкиры – магометане. Они живут около Тюмени.

XVI. Лопари на Лене и лопари около озера Монгазеи. Они идолопоклонники.

XVII. Киргизы, магометанской или калмакской веры. Не имеют письменности.

XVIII. Между Леной и Амуром живут ютеры и другой род – йилатеби, у них разные языки. Они идолопоклонники.

Морские берега около Оби и островов пустынны.

Мангазейск– это поселение в Сибири, //

 

W 804

раньше носившее название Туруханской.

Иезуит Жербийон, говоря о Сибири и сопредельной Тартарии, пишет: «ils parcoururent (les Moscovites) en ces vastes, & immenses pais de la Tartarie, dont nous ne connoissons que le nom». Это значит: «Они (московиты) прошли эту просторную и пустынную страну Тартарию, о которой мы ничего, кроме названия, не знаем».

Насколько тартары раньше казались нашим людям ужасными, можно видеть еще и по книге, написанной на пергаменте, на латинском языке, и теперь хранящейся у меня, где рассказывается о том, что происходило в этих странах во время и до первого графа Голландии Дидерика. В ней рассказывается, как Радбодус, король фризов, стоя одной ногой в купели перед крещением, спросил, где его предки, на небе или в аду. Когда ему ответили, что они осуждены на вечную муку и горят в аду, он отступил назад и решил остаться с ними. По-латински слово «Ад» выражается словами «Tartarea damnatione», что значит: «тартарские проклятие», из чего явствует, что самое ужасное на свете – Тартары и их поступки. Эта книга написана от руки древними готическими буквами, около 450 или 500 лет назад, когда тартары были под Чингисом или его преемниками, или под Тамерланом, покорили с необычайной яростью столь большую часть мира. Вероятно, эта книга, которая была найдена в аббатстве Эгмонта, более древняя, чем хроника в стихах; самая древняя о них написанная книга из имеющихся у нас, и еще не напечатанных.

Во время Яна фан Ассаувена, 39–го епископа в Утрехте, примерно в 1267 г. Гейсберт фан Амстел стал во главе многих жителей Амстеланда и Кеннемерланда. И так они, согласно Бека (чьи собственные слова, сказанные более 200 лет назад, здесь в переводе даются), «тайно прошли перед городом Утрехтом перед восходом солнца. Они его окружили бесчисленными вооруженными людьми. Караульщики, которые в эту ночь, стоя на стенах и башнях удивились, увидев такое множество людей, так внезапно пришедших. Они быстро разбудили горожан и сообщили им: «пришли Тартары и уже окружили город, с бесчисленными вооруженными ратниками и т.п».

В журналах, которые вел служащий Нидерландской Ост-Индской компании в Батавии в 1639 г., я читал, что когда говорится о тартарах, которые тогда вели войну в Сину, то их разделяют на белых и черных тартар. Под названием «белые» подразумеваются «восточные», а под «черными» – западные Тартары.

Когда едут через Сибирь, то не встречают постоялых дворов, а для остановок используют крестьянские дома, с согласия или против воли хозяина.

Каждый покупает себе столько жен, сколько он хочет, но большинство имеет их немного. Природа людей, в особенности к северу, не так склонна к многоженству, как в других, теплых, языческих краях, хотя сибирские женщины приятны мужчинам и горячи по натуре.

В трех милях от деревни Слобода на реке Вятке, которая впадает в Каму, находится народ карымские тартары, названный по деревне Каримо, или Карино. Это магометане. Местечко недалеко оттуда, под названием Глинов, является главным городом этого края. Там, в замке, построенном из земли и дерева, живет начальник. И, хотя эта область считается Вятской территорией, там живут черемисы.

В поселении Слобода находятся 100 маленьких плохих домов, а в Глинове, или Хинове, – тысяча. Слобода не укреплена, и вокруг Глинова много деревень.

В городе Кайгороде, на Каме, живут около 100 горожан. Там платят пошлину, с каждого человека, который там проходит, требуют 10 стюйверов, а за товар – в зависимости от его количества. Земля вокруг [Кайгорода] пустынна и большей частью покрыта лесом. Во всей области насчитывается не более 500 крестьянских семей.

В одном написанном по-русски сообщении о Сибири и Тартарии, хранящемся у меня, говорится: «Город Мангазея стоит на реке Мангазее, которая впадает в океан. Из этого моря проходят мимо рекиПечора в Архангел, водным путем //

W 805

на судах, в течение 3–х недель. Но если не грести, а идти под парусами, то проходят за полторы недели. На обоих берегах этого моря (говорится в сообщении) живут на островах и вдоль рек люди, которые платят дань московскому двору – остяки, самоеды и другие.

См.  W.  775. На берегах озера под названием Ямышево, или Бараба, есть соль. Русские ее выламывают ломами и перевозят на повозках, которые они сами тянут, но употребляют для перевозки этой соли еще и верблюдов и лошадей, которых берут у калмыков.

Соль, которую там находят, бела, как лед или снег. Вокруг этого места много подобных соленых гор. Длина этого озера 3–4 мили, и оно лежит на расстоянии больше 1 мили от Иртыша*. Мне сообщили, что река Иртыш течет через него.

Здесь русские ведут большую торговлю с калмаками, иногда с бухарцами, но товары царя и товары, предназначенные для него, имеют преимущество при купле и продаже. Не разрешается продавать этим язычникам порох и оружие, однако иногда это происходит тайно.

К югу от этого места живут много калмыцких князей, которые совершенно самостоятельны и никого не признают. Калмаки иногда ведут борьбу между собою. Говорят, что происходили битвы, при которых погибло 50 тысяч человек.

Озеро Зайсенкуль, или Соленое, иначе Большое озеро, лежит недалеко от земель Босехти Хана. Река Иртыш, говорят, течет через него. Этот Босехти Хан – один из самых сильных князей черных калмаков. Он может в течение 15 дней, вместе с калмацкими князьями, его союзниками и соседями, собрать и вооружить 100 тысяч всадников. Они на войне не пользуются пехотой, потому что калмак пешком пропадет. У многих из них, вследствие постоянной езды верхом, с юных лет искривлены ноги. Они употребляют обычно лук и стрелы и копья, и редко ружье с фитилями. У них есть верблюды с одним и двумя горбами. Много различных коров, крупные овцы, мелкие лошади с большими ушами, длиной около пол-локтя, и ослы. Там водятся тигры, леопарды и лисы. Там растет многолетняя пшеница.

Считают, что Калкихан – это князь желтых мугал.

Тартары, живущие вне Синской стены, называют синского императора Богдохан Маха*.  Так называют еще и некий народ, живущий вне Синской стены, как бы называя их подданными Богдохан Маха.

 Калмаки и мугалы привозят в Сину для продажи лошадей, верблюдов, рабов и разный скот, а вывозят золото, серебро, камни, белые кораллы, мускус и т. п.

Река Томь течет очень быстро.

Около реки Томь и города Кузнецкого – это значит «город кузнецов», много железа, очень хорошего и мягкого. Там употребляют вместо железных наковален твердые камни. На одном берегу реки Томь находятся очень высокие каменные горы и темные леса. Народ – тубинцы, мраасцы, кондомцы и верхние киргизцы, которые живут вокруг, платят дань московскому двору. Предполагают, что от города Томска через страны киргизов и Мугалию хана, или князя, Саиндо, сына Алтыкова, месяц пути сушей, с гружеными лошадьми, до страны Ловсан хана, а затем еще 10 дней до мугальского князя Ачирой хана* Или Зурoйсаин, или Сирой.  и от него до Синской стены, считают еще 3 недели и 5 дней пути.

От устья реки Томь там, где она впадает а Обь, вверх по Оби до реки Бии и Катуни* Хатуния живут на обоих берегах тартары и белые калмаки, которые платят дань черным калмакам князя или хана Босохмага.

В семи с половиной милях от города Самары, на Волге, стоят в степи две каменные фигуры, изображающие женщин. На речке Унеровка стоит фигура мужчины из камня. Около этих трех фигур разбойники из Белгорода иногда кладут свои послания, чтобы извещать товарищей.

У этих фигур живущие вокруг люди молятся и приносят жертвы.

Недалеко от Самары, между реками Волга и Кирк, находится тартарская церковь из камня, в окружности около 20 саженей. Отсюда до Перекопа нет лесов. От этой тартарской церкви до Конских вод, в которых вода пресная, 5 миль.

Чтобы ехать из этого места в Перекоп, с левой стороны Мееровской дороги, приходится, из-за отсутствия воды направляться от Конских вод к Молочным водам, где живут нагаи. В этих местах вырыты колодцы. //

W 806

От реки Кубань и гор до Черного моря, к Азовскому морю и до начала реки Манача  живут малые нагайцы, которых называют Касиева Улус.

Вдоль рек Пак, Баксан Меньшой и Баксан Середний, Чегем, Белая и вокруг реки Терек, которая впадает в Каспийское море, живут пятигорские черкасцы. Пятью милями ниже реки Курпа в реку Терек впадает горячий источник, и 10-ю милями ниже этого горячего источника в эту же реку впадает еще другой теплый источник.

На реке Кума, около реки Терек, с правого берега находятся 7 тартарских мечетей, из которых одну называют Мосаков Юрт, а на другом берегу Кумы есть мечеть под названием Арак Кишеен. Кроме того, есть другая магометанская церковь, в 25 милях от Терка, напротив реки Кумы, под названием Айса Ахмет.

Ниже горы Гелка, около Каспийского моря, живут неоседлые малые нaгайцы. 12-ю милями ниже, на реке Яик и на нескольких безымянных притоках, с левого берега, там, где река Илек впадает в Яик, есть гора, названная Туртоба, где ломают соль. В устье упомянутой реки есть остров под названием Косяик, а между этими водами и рекой Яик находится на острове казацкий городок.

Вокруг истока реки Уил, которая течет недалеко от того места, где Яик уходит в глубь страны, находятся 50 озер*, Имеется в виду большое количество озер. названных Корагом, что значит «черные озера».

Между реками Сунгурлук, или Сундерлук и Уил две реки поворачивают в глубь страны, а именно, Аспуга и Кусейе. Они берут свое начало с гор, на которых находится лес.

Напротив реки Уил, в 12 милях от реки Яик, стоит гора, называемая Индеер. Под этой горой есть стоячая вода, в которой находят соль, как лед. Напротив этой горы находится, на левом берегу Яика, лет.

Озеро Синее расположено по эту сторону Окса, на реке Сыр, которая является рукавом Канда, Сихуна, Чесела или Яксартеса, в вышеупомянутом сообщении названо Синим морем, или Синим озером, (это море там описывается и нанесено гораздо больше, хотя, по моему мнению, ошибочно, по сравнению с моей картой). В этом Синем озере, или море, вода соленая. Из этого озера, якобы, выходит река, называемая Азар, которая впадает в Каспийское озеро.

На восточном берегу реки Яик есть город Унак, напротив горы Корочатово, или Кусуково, между стоячим озером Акбаши и рекой Саук находится стоячая вода Акол. Здесь и на реке Сарсу и Каракун, на обоих берегах реки Селенсика живут неоседлые казацкие тартары.

Река Вор течет, говорится в сообщении, с гор Урала, с еще двумя реками, к северу и впадает в Яик.

Река Арвис течет из стоячего озера Акбаши к востоку и река Гем, говорится там же, течет к Каспийскому озеру, в стоячее озеро.

Между Синим морем и рекой Яик, говорят, лежат три большие болота или песчаные пустыни, а именно: Бурсукум, недалеко от реки Иргис, Аракум и третье – под названием Каракум . Бурсукум в ширину около 30 миль, а Аракум – 6 миль.

На реке Сыр стоят города Сунак и Ясирван, расположенные в 22 милях один от другого.

В 25 милях от города Ясирван стоит город Тюркустан, расположенный в 4–х милях от берега [реки] Сыр.

В 35 милях от Тюркустана стоит на реке Сыр город Аркан, а оттуда в 15 милях к югу находится город Мангургам, расположенный в двух с половиной милях от берега Сыра.

Город Акнурган стоит в 18 милях от Мангургама.

В 27 милях от Акнургана стоит город Сайириам, в 4–х милях от реки Сыр.

Севернее Сыра, в 40 милях от города Сайириам, стоит город Машкун, в семи с половиной милях от берега реки Сыр.

К югу от города Таскун стоит гора у реки Сыр, простираясь довольно далеко.

В 50 милях от этой горы стоит гора Карабас, на которой находится некий город. От этого горного города до города Бухары 35 миль.

У города Бухары, как и по всей бухарской стране, воды Сыра проводят по засеянным полям, так как это страна безводная. //

W 807

На расстоянии 43 миль напротив города Бухары течет из стоячего озера река под названием Агус Абиш, которая впадает в Каспийское море.

На реке Агус стоит город под названием Каган, в котором живет брат юргенского короля. В 12 с половиной милях от Каспийского моря и в 55 милях от Кагана стоит город Ургенч.

Под городом Узинской, или Белая Волошка, течет река Уфа. Река Белая Волошка берет свое начало из реки Юрок Caкмаар и горы Арантова, или Улотова, лежащих недалеко от Яика.

От устья реки Белой, в верх по течению и вдоль реки Уфы, с обеих сторон горы Арантова и дальше живут башкиры. Их пища – мед, дичь и рыба. Они не занимаются земледелием.

На З0 миль ниже Казани стоит на Волге, со стороны гор, город Тетюши*. Тетус.  Напротив него, несколько ниже того берега Волги, где идут поля, находятся болгары, или булгары.

Вдоль Волги, около устья Камы, на ее берегу и около устья рек Свияги и Царицы, находятся горы.

У правого берега реки Сок, в 23 милях от города Самары, есть озеро, из которого добывают серу.

Несколько ниже реки Боликлея, или Балыклейка, на Волге, находятся горы Стрельные. Напротив Балыклейки, на другом берегу Волги, находится соленое озеро, а вокруг этого озера, на берегу, пресные источники.

По реке Ахтубе располагается Золотая орда. Там есть каменные тартарские мечети. Напротив Золотой орды, в 25 милях от Ахтубы, находятся Наринские, или Нарымские, пески, длиной в 60 миль. Между этими песками растет трава и там много источников.

Между Золотой ордой и рекой Усима, одно довольно большое озеро орошает эти пески.

Река Тиуртс Аган впадает в реку Терк и Окчук и впадает в Тиуртс. Считают, что от города Терк до Дектума 20 миль.

За пределами Золотой орды и речки Ахтубы, напротив нарымских песков, находится озеро Баскунчак, иначе еще называемое Соленое озеро. Около этого озера, в песчаных землях, стоят 5 тартарских мечетей. В 7 милях от этой песчаной земли, находятся холмы, из которых выходят два источника. В упомянутом озере ломают соль, чистую, как лед.

В 15 милях от холмов Кастарина есть другие холмы, названные Цомгат. В 12 милях от упомянутых мечетей, которые еще иначе называют Бееские, есть длинная гора. Около этой горы бьют 10 источников. У другой горы, близко от нее есть около 40 источников, а около горы Теешискен, неподалеку оттуда, только один источник.

Ниже Астракани, говорится в сообщении, находятся три рукава Волги, которые направляются к морю, несколько ниже этих рукавов есть четвертый рукав, на котором стоит городок, а около него вытекают из Волги в море 10 протоков.

С правого берега Волги, из полей, на расстоянии 7 миль от Астракани, течет другой извилистый проток, и впадает в море, в 7 милях от самой Волги.

Между этим протоком и Волгой, на острове, есть озеро Том, там добывают соль. Считают, что расстояние от Астракани до этих солей 20 голландских миль.

Напротив этих солей, на другом берегу притока, который впадает в Волгу, есть еще два соленых озера на острове. Несколько ниже упомянутых озер есть опять одно озеро, которое впадает в море.

Mежду реками Коротаево и Кара есть в море остров Вайгач, от земли отстоит на 3 мили.

От реки Кара, вдоль берега, впадают в море три реки, наименование которых неизвестно.

От высокой горы на кровавой земле у Ледовое моря до реки Обь 30 миль.

За рекой Обь [к востоку] находится река Таз. В Таз впадает река Пур, недалеко откуда стоит город Мангазея.

Река Щегур впадает в Печору с правой стороны, выше реки Уса. В эту реку Щегур, в свою очередь, впадает Писенуц. Они обе берут свое начало с Каменных гор, на большом расстоянии друг от друга.

Река Лемва  течет вдоль левого берега реки Щегур, выходя из лесов около Босвы.

В 62 милях от устья реки Мыло берет свое начало река Печора* Или, как другие говорят, из озера под названием Постра, или Пустра.

Выше города Тара, река Ишим берет свое начало с гор и впадает в реку Иртыш. //

W 808

На этой реке есть остров, где водится много диких пестрых лошадей. С этих гор берет свое начало и река Тобол. На расстоянии примерно 40 миль от этих гор находятся горы Улотова или иначе – Великая гора, где есть олово.

С этой горы Улотова берут свое начало три реки одного названия, а именно: Верхняя Сорока, или Сорила, или Сорелов, Средняя Сорока и Нижняя  Сорока. И на этом кончается изложение вышеупомянутого русского сообщения.

И хотя, вероятно, перечисленные места, которые я выписал из этого сообщения, там и находятся или находились (хотя, может быть, в него вкралось несколько ошибок), все же я не осмеливался их все нанести на карту, в таком виде и под таким названием, потому что это покоится только на одном свидетельстве и довольно старом, а карта составлена на основании свидетельства большого количества современных путешественников.

Люди, ведущие торговлю в Сибири, продают колокольчики, ножи, зеркала, простые ткани, краски и яды, которыми население пользуется для отравления соболей и другой дичи.

Ввиду того, что многие писатели, как в этом веке, так и в прошлом, считают, что остатки увезенных евреев встречаются в Сибири и северо–восточных азиатских странах или Тартарии, и живут под собственным управлением, то я здесь даю сообщение об этом, присланное мне одним господином, который посещал эти страны.

«Со всей тщательностью, с какой это было возможно, я велел исследовать в сибирских областях, в Мугалии, Калмакии и в областях, расположенных между Амуром и Синской стеной, не находятся ли там теперь остатки пропавших еврейских племен. Однако я не смог получить сведений о том, наблюдались ли в тех областях потомки упомянутых евреев, так что то, что еврейский народ утверждает или, видимо, думает, якобы на северо–востоке Азии имеются области, где евреи имеют власть и народное управление или господство, к чему склоняются и многие христианские, как древние, так и современные, писатели, оказалось неверно. По всей вероятности, эти пропавшие и увезенные племена растворились среди других народов и исчезли». Здесь заканчивается упомянутое письмо.

Мнение тех, которые считают, что эти колена скрываются в Тартарии, основывается на следующем тексте Ездры, [книга] IV, глав. XIII, песни 39 – 48, хотя это одна из апокрифических книг: «И вы видели, что он собрал вокруг себя другую мирную толпу». Эти 10 колен, которые из их страны были увезены в плен во время короля Осее, которого взял в плен король Ассирии Салманасер, и повел их через реку в другую страну, чтобы покинуть общество язычников и уйти туда, где не было других людей. Они хотели там жить по своим законам, чего не могли делать в этой стране. И перешли они туда через узкие притоки реки Евфрат, ибо Всевышний дал им знак, задержав течение рек, пока они не перешли их. По этой стране была долгая дорога, в полтора г., поэтому эта страна была названа Ассарет. Они там жили до последнего времени, и когда они теперь начнут возвращаться, то Всевышний снова задержит течение рек, чтобы они могли их перейти, поэтому вы видели эту толпу мирной, но те, которые остались от вашего народа, это те, кто встречаются в пределах границ моей страны и.т. п.

Один весьма ученый еврей сообщает мне в письме следующее относительно этих потерянных десяти колен, поддерживая мнение большинства раввинов:

 «Господин, среди наших раввинов находится только один, который считает, но без всяких доказательств, что пророк Иеремия вернул эти десять колен назад и восстановил их в своем отечестве, после того, как король Ассурa их увел. Так что, по его мнению, эти упомянутые 10 колен находятся среди всех теперь известных рассеянных евреев, и следовательно, по его мнению, все 12 колен находятся в полном составе, и достаточно известны, и что нет никаких скрытых евреев.

Все другие раввины считают, и мое мнение такое же, что упомянутые 10 колен после //

W 809

увода никогда не были возвращены. Господь Бог сам их держит скрытыми, и что мы не знаем место или те места, где они находятся. В подтверждение этого мнения я привожу следующие выдержки. Во-первых, последняя песня главы 27 у Исайи, где Бог обещает, что те, которые потерялись в стране Ассура (то есть увезенные 10 племен) в назначенный день появятся, а именно этими словами: «И в этот день произойдет так, что будут дуть в большие трубы, тогда придут те, которые потерялись в странах Ассура».

В главе 11, песне 12 этоже явствует, ибо там называют те 10 племен, которые были увезены и потеряны: «И он воздвигнет знамя (говорит пророк) среди язычников, и он соберет увезенных израилитов и рассеянных из Иуды, с четырех концов земли».

И так как пророк Иеремия рассказал и пророчил об уводе, происходившем так давно, (глава 31, песни 15 и 16), то достаточно верно, что он их и восстановил, тем более, что на том месте говорится и обещается полное восстановление 12 колен следующими словами: «Ибо они вернутся из страны врага».

Так получается по учению названных раввинов. Мы думаем, что пророк Иеремия в упомянутой главе говорит, что эти 10 колен в пути, когда их истребляли, покаялись в своих грехах, и что господь Бог их после увода спас из рабства и дал им свободу, которой они и сейчас еще пользуются, в неизвестном нам месте, до того времени, когда 12 колен соберутся в Обетованной земле и вновь построят храм, как пророк Хосеа ясно говорит в главе 2, что дети Иуды и дети Израиля соберутся и выберут себе главу. Упомянутые раввины считают, что эти 10 племен скрыты в некой области, которая отделена рекой под названием Сабатион, а эта река, согласно преданию, в течение 6 дней в неделю так бурно течет, и так запружена камнями и мелями, что ее невозможно перейти, а на 7–й день, а именно в Шабат, она спокойна и судоходна, в доказательство того. что именно этот день и есть Шабас, который Бог велел праздновать, и мы, евреи, его и принимаем так таковой, и нет ни малейшего сомнения в том, что мы празднуем нужный день, так как из рассказа про эту реку явствует, что это – чудо.

И не должно казаться или считаться странным, что эти 10 колен столько лет остаются скрытыми, и мир о них ничего не знает. После того, как мы знаем, что в центре  Испании в течение сотен лет были скрыты многие семьи в области Батуекас, которых лишь несколько лет назад случайно обнаружили. Эти семьи убежали туда в то время, когда мавры напали на Испанию и заняли ее». Здесь кончается переданное мне сообщение этого ученого еврея, который тоже был раввином.

Но насколько автор этого письма пишет неосновательно, и как он неправильно объясняет тексты пророков, это так ясно для того, кто раскроет Священное писание, что не стоит на этом долго останавливаться. Я остаюсь при том мнении, что эти увезенные и потерянные 10 колен рассеялись среди других народов так, что потомками стали неузнаваемы.

То, что думает весьма ученый господин Германнус Витсиус, очень известный профессор в Лейдене, относительно этих 10 еврейских колен, можно, как пример, видеть из следующих слов, взятых из его никогда достаточно не похваленного труда о 10 коленах Израиля: «Описатели земли сильно оспаривают точное местопребывания уведенных израильских колен, и вопрос еще не разрешен. Справедливо, что никого не удовлетворяет то мнение, будто их увезли в Колхис, Армению или далекую Скифию, ибо в Писании ясно говорится, что они переселились в Ассирию и в города меденов, тем более это становится ясным, потому что в Ассирии или в той части Мидии, расположенной рядом, встречаются названия, очень похожие на названия, указанные в Священной истории, как Халах, Хабор, Гозан и пр. Халах – это Калахена, известнaя у Птолемея, лежащая на севере, в Ассирии. Хабор – это у того же писателя гора Хабарос, между Медией и Ассирией. Идя от этой горы до Каспийского моря, //

W 810

встречается приблизительно в середине пути город Гаузания.

Это Гозан, между двумя притоками реки Кирус. Эта область и близлежащая река, вероятно, получили свое название прежде, чем персы имели там свое господство». Здесь кончается [цитата] из Витсиуса.

Этот весьма ученый господин считает, что ошибочно принимают Харзарет за область, расположенную в полутора г.х езды от Ассирии, ибо Птоломеус наносит Арсаратам в середине Медии, около реки Аракс, по ту сторону Каспийских гор.

Эта область, вероятно, сохранила название от израелитов, и не кажется правдоподобным, чтобы народ, изгнанный так далеко из своей земли, без армии, против воли тех, которые над ними господствовали, искали бы такие отдаленные края, как восточная Скифия. Из любви к своей вере им тоже не было надобности отправляться так далеко, среди диких людей, а скорее они вернулись бы обратно, на свою родину, вместе с племенами Иуды и Бенжамина, так что вероятно они остались в тех странах, где победители их поместили, и смешались с соседними народами. Правда, может быть кое-где несколько человек из этих 10 колен впоследствии переселились в далекие края, но не должно быть, чтобы целые племена переселились так далеко. Многие из них смешались таким образом с народами той страны, замарали себя идолопоклонством и чужой верой, отчего впоследствии они помрачились и были рассеяны, как сказано в DeuteronomiumXXVIII. Неправдоподобно то, что один еврейский раввин мне сказал, будто остатки этих племен скрываются в Сине, и появятся снова оттуда. Он подкрепляет свое мнение тем местом из [книги пророка] Исайи, 49, песня 12, где написаны следующие слова: «Смотрите, они придут издали и увидите, эти придут с севера и запада, а те из страны Синим»*.

Genesis 10, песня 17. См. и слово Сини. Он принимает слово Синис за Сину, к чему склонны и некоторые наши богословы, как можно видеть в примечаниях на полях, которые принимают Синим и Синиты за один народ, не думая о том, что название Сина, или Хина не принято в этом государстве, как оно принято лишь недавно иноземцами. Ибо это государство у его собственных жителей и других окружающих его народов известно под другими названиями. Названия государства также иногда меняются по желанию той династии, которая находится у власти, о чем можно было бы подробнее написать.

Один знатный господин, который долгие годы жил в Хоксиу, когда я его спросил, известны ли евреи в Сина, сказал мне, что он думает, что среди синцев есть евреи, что он знал одного человека и разговаривал с ним, который по внешнему виду не был похож на других синцев. Говорили, что он был из одного древнего рода, который блуждал по всему свету, и что у него особая вера (вероятно, иудиейская), но что он его никогда не спрашивал относительно иудейства, он [ничего] не знает о каких-либо иудейских синагогах в Сине, но что он в Хоксиу однажды встретил синца с рыжими волосами, между тем как у синцев почти всегда черные волосы, и у этого человека была совсем другая внешность, чем у других синйцев. Синские переводчики и те, которые были связаны с португальцами, и знали о евреях, сказали, что он был евреем, а другие Синцы о евреях ничего не знают.

В Сибири находится около 20 значительных городов, больших и малых, и хотя Тобол является главным городом, все же некоторые другие города превосходят его по торговле и количеству людей.

Калмаки, которые живут около Сибири* О калмыках см. выше на W. 276., не знают хлеба и принимают его за глину или землю. Когда у кого-нибудь есть раб из этого народа, то его нужно постепенно приучать есть хлеб, ибо, если давать его сразу, они умирают. Эти люди продают жен и детей.

В Сибири, а также и в Калмакии и Мугалии, делают очень красивые кружки, чашки, сосуды для питья и другое – из свиной кожи. Красиво, прочно, крепко, но прозрачно, так что похоже на рог черепахи.

В Сибири, а также в Сине, Бухаре и Персии приготавливают очень ценный красный или оранжевый благоухающий бальзам, под названием «темсуй». Его продают как хорошее лечебное средство по высокой цене. Им лечат раны и в растертом виде принимают внутрь. Он считается целебным средством от многих болезней. Люди знатные, в особенности в Сине и Персии, намазывают им рот, чтобы хорошо пахнуть, смешивают его с табаком, ради хорошего вкуса и нюхают его, чтобы чихать. //

W 811

Мне прислали несколько таких кусков, а также несколько сосудов для питья, о которых говорилось выше.

Мне сообщают из АрхангелАрхангела, из уст сибирских купцов, относительно этой мази или бальзама следующее:

Его делают из различный вещей, в том числе из крови разных ядовитых животных и менструирующей женщины, и это, якобы, является целебным средством от разных опухолей и воспаления, а также лечит свежие раны, если его намазать на рану с небольшим количеством слюны. Он является и сильным чихательным средством, если его нюхать в растертом виде. Но если его много употреблять, он очень вреден. Сибиряки его растирают и пьют против других болезней и т.п.

На одном из кусков этой земли, или бальзама, написаны следующие слова, на арабском языке, позолоченными буквами:

«Molla Thalib Sahehen», что значит: «неподдельный из Молла Талиба», подразумевается «бальзам». Слово «молла» значит «учитель»*, Жрец или главный жрец. так как, очевидно, этот бальзам назван так по имени какого-нибудь значительного врача или лекаря и сделан в Бухаре или в другой области около Персии, где пишут по-арабски, как можно действительно видеть и на другом куске этого бальзама, хранящемся у меня. У него не такой хороший запах, он не такой плотный и светлый и красивый по цвету, как этот кусок, на котором написаны буквы, не похожие ни на персидские, ни на турецкие или арабские буквы, а скорее на китайские или верхне-тартарские, быть может, это на мугальском, калмакском языке или на языке каких-нибудь других соседних народов, где он, по всей вероятности, и был сделан. Слово «темсуй» похоже на «бензуй», это арабское слово и значит «благоухающая смола». У меня хранится несколько веток такого дерева, мне присланных из Ост-Индии, из которых капает смола.

Земли Перми, иначе называемые Пермь Великая, имеет соседями с юга башкир, а с севера зырян, на западе Вятку, а на востоке область вогуличей и Сибирь. Эта область получила название от города Пермь, расположенного около реки Вишеры, которая является притоком Камы. Этот народ, говорят, приносит дань в виде пушнины и лошадей его Царскому Величеству. Зимой здесь перевозят товар на собаках и ходят на длинных плоских конках по снегу и льду. Русские крестили этих людей, и вместо того, чтобы, как раньше, служить идолам, они теперь почитают истинного Бога. Мы видим там христианскую веру в полном расцвете, к вечной чести Их Царских Величеств. Однако, говорят, что в лесу, встречается еще много тайных знаков их языческой религии. Прежде они почитали солнце и луну. Раньше они почти не употребляли хлеба. Прежде это было княжество. Земля там очень влажная и болотистая, так что летом плохо ездить. Многие живут в палатках или шалашах из веток. Денег или монет там в обращении мало, а раньше совсем не было.

Вначале было очень трудно обратить эти народы в христианскую веру. Говорят, что первого архиепископа Стефана (в городе Пермь находится престол архиепископа), посланного туда русскими, они убили стрелами, содрав с живого кожу. В городе Пермь находится престол архиепископа. Их считают очень древним народом, они живут охотой. Самоеды, которые живут дальше к северу, очевидно, произошли от этого народа.

 

Молитва Господня на языке Перми

Mian aje, – Отче наш

kon dose vilin – иже еси

Olaniin – на небеси

Namid – Да святится

 имя Твое – medrezasas tead

Canulni medvoas – Да приидет царствие Твое

Mianorda it zytujnasmedvo – Да будет воля Твоя

zegol vilin olani in, – Яко на небеси

imu vilien – и на земли

Nian – хлеб

Mon cudolai – наш насущный

vaimiando oni. – даждь нам днесь

Lez – и остави нам

mianlo uzjez, – долги наши,

tegol mi – яко же и мы

leziam mian – оставляем нашим //

W 812

uzjezuvotirla – должникам

vozty – И не введи нас

porsalomes, – во искушение,

dorz – но избави

mianlo – нас от

kulordis. – лукавого

 

Если хотят ехать из Перми дальше в Сибирь, то приходится из-за высоких гор и каменных скал идти на Верхотурье.

Жителей Перми называют пермяками. Как рассказывает Магинус, их язык и письменность очень отличаются от языка московитов. Другие же говорят, что они совсем не умеют писать. Река Кама пресноводная, хотя на ее берегах есть колодцы с соленой водой. Говорят, что из них ежегодно извлекают 1000 раз по 1000 пудов соли. Река Кама получила свое название оттого, что она камениста и течет из Каменных гор, ибо «камени» значит «камень». Считают, что эти горы – Sona Orbis или Пояс Земли, о котором столько говорили древние. Там мало хлеба или ржи. Ездят там в санях на оленях. Говорят, что еще живы потомки древних пермских князей. Они крещены, и Их Царские Величествa содержaт их очень щедро и в почете.

Народы Перми, так же как и песервис, юнгус угуличи и пиннагис, по Йовиусу, приходили в Устюг на рынок менять ценные меха. Народ Перми, говорит он, несколько раньше до него, поклонялся идолам. Уходя с Вогульских  гор, путешественники приходят к высоким горам, которые, по его мнению, являлись Гипербореей древних.

В Вогульской области, расположенной около Перми, живут люди, называемые «вагуличи» или «вагулы». Это язычники. Там встречаются крупные мужчины и маленькие женщины.

Относительно дороги из Сины в Сибирь мне пишет весьма ученый господин Клейер, бывший главный врач и советник юстиции в Батавии, следующее:

«То, что существует дорога из Сины через Сибирь и Тартарию, явствует из письма, мне написанного из Сиама 9 ноября 1678 г. отцом Иоанном Батистом де Малдонадо); переведенное с латинского языка, оно звучит так:

«Посол московских великих князей (подразумеваются Его Царское Величество) в этом году приехал в Пекин. Он предлагал, между прочим, императору Сины взаимную торговлю. Посол спросил, как обстояли дела прежде, во время отца его князя, когда посол приезжал в Сину, в Пекин. Говорил много, чтобы установить дружбу и прославить своего господина. Он сказал, что все народы до Синской стены, находятся в зависимости от Московии и попросил разрешения осмотреть Великую стену, которая отделяет Сину от Тартарии, в чем ему было отказано, ибо Синцы знают хорошо, что московиты имеют поблизости много замков, крепостей и гарнизонов. И хотя они великолепно приняли посла, они все же не удовлетворили его требования, в особенности при его отъезде. Ибо, когда император хотел передать ответ, посол заметил в титуле разницу между «императором» и «великим князем», и он не захотел принять ответа, если не приравняют титул его господина к титулу синского императора, что и было сделано, так как он является императором многих государств. Но так как синцы не во всем удовлетворили посла, он уехал рассерженным. Посол был осанистый человек, говорил по-латыни и мог много рассказать про польскую войну с турками. Некоторые говорят, но об этом отцы мне не пишут, что он потребовал, чтобы император принял христианскую веру». Здесь кончается упомянутое письмо.

Так как в этом труде в нескольких местах упоминаются русские мили или версты, то я здесь даю некоторые замечания.

 Дойген считает, что 91/2 верст содержится в одной шведской миле (содержащей 18000 шведских локтей, это более 10000 французских локтей), считает, что 111/2 шведских миль составляют 1 градус. Тогда, следовательно, в 1 градусе прямого пути содержится 109 верст или больше 7 верст в обычной немецкой миле, а 15 таких миль составляют 1 градус.

Снелиус тщательно измерил и выяснил, что 1 градус имеет длину 28500 рейнландских палок, одна немецкая миля содержит 1900 палок. Таким образом, каждая верста содержит 2611/2 рейнландских палок. //

W 813

Янсониус, в своей книге о России, описанной Массой, определяет 1 градус в 80 верст. Это 51/8 версты в 1 немецкой миле, а каждая верста имеет длину в 3561/4 палок.

На карте России, изданной Гесселеусом, 1 градус считается 87 верст, и таким образом мы имели бы 54/5 версты в одной обычной немецкой миле и, следовательно, в 1 версте около 328 рейнландских палок.

Олеариус (который обычно довольно хорошо отмечал расстояния и правдиво рассказывал о том, что видел) говорит, что 5 русских верст составляют 1 немецкую милю, и что таким образом 75 верст составляют 1 градус.

Согласно последнему измерению верст, недавно произведенному в России, по дороге между Новгородом и Москвой, каждая верста или русская миля отделяется камнем, на котором написано ясными русскими буквами расстояние, с помощью чего каждый, кто умеет читать, может его узнать. По этим новым измерениям составили новую меру верст, приблизительно из двух старых, для которых не имели точного размера. Эти новые версты содержат 3000 русских аршин. Каждый аршин содержит приблизительно 2 рейнландских фута.

Как видите, 1 градус содержит между 115 и 109 таких старых верст, то есть, тех старых, неизмеренных верст, на которые нельзя положиться. Из двух таких старых составлена одна современная верста нового измерения.

Некоторые считают, что можно было бы с полным основанием для сравнения определить в 1 градусе 92 версты. Другие считают, что в 1 градусе 109 верст. Третьи же – 85 верст, или еще меньше. Современные версты берутся, как было сказано, больше, чем раньше, потому что их теперь измеряют, в то время как раньше брали только предположительно. Считают, что самое верное, если принять 75 верст в 1 градусе. Это значит – 5 верст в одной обычной немецкой миле, к чему и я склонен присоединиться, как к наиболее верному определению. Но следует отметить, что не все расстояния между городами в этих краях как следует измерены, а часто составлены по предположению крестьян, которые их никогда не мерили, так как они ходят либо пешком, либо верхом, летом или зимой, что создает большую разницу. Потому на это нельзя положиться. Расстояние между городами в Сибири часто считают целыми или половинами дня пути, неделями и месяцами. И так как большая разница, ездят ли летом или зимой, через горы или по равнинам, против или по течению водных путей, то можно легко судить, как тщательно нужно было следить, чтобы правильно определить расстояние между городами в этих краях. Дороги около Украины довольно хорошо помечены камнями, но в Сибири они определены часто лишь cтарыми верстами.

В Сибири существует измерение расстояния между двумя городами, называемое «позыв рекою», что значит как бы расстояние, на котором можно едва слышать голос человека, громко кричащего на воде или через реку.

Устюг – это известный город, расположенный на реке Двине. Здесь ежегодно собирают людей, которых ссылают в Сибирь, чтобы переждать до зимней дороги.

Его называют словом Устюг, что значит как бы устье реки Юг, ибо он стоит на устье реки Юг или Сухона. Этот край находился издавна в Новгородской области. Пушнина здесь не такая хорошая, как в других местах. Соли там много, ее вываривают из ям.

Недалеко оттуда, некоторые считают, что он находится ближе, чем я нанес его на карту, стоит город Сольвычегодская. В этом городе находятся несколько тысяч домов и около 7 монастырей, каменных и деревянных. Окружность этого города – 2 часа ходьбы. Через реку построен мост. Там растет много хлеба и земля вокруг засеяна. В реках очень много рыбы. Там можно достать все, даже меха, вино и другие вещи, которые привозят издалека.

Несколько лет назад некие московские купцы проделали путешествие через Сибирь в Китай, откуда обратно привезли товар, состоящий главным образом из золотой и шелковой парчи и драгоценных камней, которые они в течение 4 месяцев наторговали в главном городе Пекине, //

 W 814

они называли его Бадзин, а иногда Камбалу. Туда они привозили меха и различные товары. Они рассказывали, что, согласно их ежедневным записям, они от города Устюга до главного города Сины проделали 2800 немецких миль*, Что касается указанных расстояний между городами, я вижу, что здесь допущены ошибки. а от Устюга до крайних границ Сибири, поскольку они находятся под управлением Их Царского Величества (по их словам), 1890 миль. Они прошли много диких и незаселенных, а также много неплодородных земель.

Страна бухарцев, которые тоже ведут крупную торговлю с Синой, оставалась у них с правой стороны, по пути туда. Бухарцы торгуют с синцами скотом, который они в большом количестве ввозят в Сину и меняют его там на различные золотые, серебряные, шелковые и другие товары. Они жаловались на то, что их торговля вышла не так выгодна, как они хотели бы, ввиду того, что одна из самых богатых областей Сины, которая вывозит наибольшее количество шелка, восстала против Хана, хотя они за некоторые товары, стоимостью в 1 рейхсталер, выручили 60 рублей, или 120 рейхсталеров. На голландские сукна там было мало спроса, так что часть их пришлось взять обратно. Они их потом продали тартарам. Пекин был, по их словам, величиной с Москву, внутри белой стены. Они называли синского императора Богды Хан, а его древних подданных, к северу и на этой стороне стены Сины – богдoйцы. Вначале их приняли за шпионов, и они подверглись опасности быть убитыми, так как шел слух, будто за ними по пятам шла армия. Но когда все исследовали, и оказалось, что это неправда, их приняли с большим почетом и вежливостью. Во время их пребывания, они за счет хана были обеспечены всем необходимым. Их Царские Величества в тех краях пользовались очень большим уважением и его называли Великим, Грозным и Белым царем. Глава духовенства, который у них находился в большом почете, советовал хану жить с Их Царскими Величествами в добром согласии и искать их дружбы, что он и намерен был делать, отправив с этой целью посольство к Их Царским Величествам для того, чтобы просить помощи против мятежников. Раньше Их Царские Величества отправилии посольство туда, но послали его к императору династии Тайминг, когда тот [уже] умер, посольство безрезультатно вернулось, а теперь находился другой посол в пути.

Они рассказали далее, что по пути туда они около 30 недель скитались по степи (так русские называют обычно всякую дикую пустынную, сухую и бесплодную землю) и были введены в заблуждение тартарами. На лошадях, на которых эти люди [тартары] ездили, очень легко ими управляя, русские могли ездить с большим трудом.

Как происходит путь от упомянутого города до Пекина, по каким дорогам и областям он идет, об этом следует здесь очень краткое и правдивое описание, как записывали время от времени эти купцы.

21 февраля 1673 г. они в количестве 6 человек с сопровождением из 40 человек, отправились из Устюга на санях и приехали сперва в Верхотурье, лежащее от Устюга в 1000 верстах или 200 немецких милях*.

В этом, 1704 г., из Тобола правит Сибирью губернатор князь Михаил Яковлевич Черкасский.

От Верхотурья до Тобольска 700 верст или ………....140 миль

Это главный город и столица всей Сибири. Здесь купцы должны были ждать 2 месяца, пока откроется река. Они оттуда сперва поплыли вниз по реке Тобол, а затем

вверх по Оби. Суда люди волокли, так же и по реке Кеть.

После 12 недель плавания, они прибыли в острог или

местечко Енисейск, лежащее от Тобольска на....600 миль

 Отсюда они водным путем добрались в течение

7 недель до острога Яконский*, Это место,

 которое, очевидно, лежит на Енисее, мне под этим

названием неизвестно, куда они прибыли 15 февраля. //

 W 815

Там пришлось им ждать три с половиной месяца до Зимнего пути. Они считали, что до этого места

От последнего (острога Яконского) ……….720 миль

Этот путь они прошли быстрее, потому что не при-

ходилось так бороться с течением реки. Оттуда они,

на санях, за 4 недели прибыли в Селенгинский ост-

рог. Это последнее место на территории Их Царских

Величеств в той стороне. Проделали от Яконской 220 миль

 Отсюда сушей, на верблюдах, через области Мугальских тартар, большей частью по пустынным местам, они пришли к местопребыванию Хана, или императора, этих народов, которого они называют Ачирой

 царь и местожительству его главного жреца,

которого они называют святым или пророком Катухта.

Расстояние от Селенгинска ………………….100 миль

 Отсюда до сухой песчаной пустыни,

называемой Гоби..... …………….120 миль

 По этой пустыне они шли 5 дней и рассчитали,

что это расстояние в.................. 40 миль

 Перейдя ее, они за 10 дней пришли к границам

Синцев или тартар, которые теперь владеют Синой,

и прошли..............................80 миль

 Пройдя за Синскую стену, они за 7 дней про-

шли 17 городов, окруженных стенами, до Пекина,

который они называли Бадзин или Камбалу.

Он расположен от упомянутых границ на...200 миль

 

Таким образом, они прошли от Устюга до Пекина 2220 немецких миль, каждую милю за час ходьбы. Тартары, калмаки и дауры с севера от Стены, жили обычно не в городах, а некоторые, подобно мугалам, в хижинах, некоторые в полях, кочуя, там, где пастбища казались лучше для их скота.

29 зимнего месяца [декабря] 1674 г. они прибыли в Пекин, в количестве 43 человек, а именно: 6 купцов, 17 слуг и переводчиков, и 20 казаков или русских солдат. 25 февраля 1675 г. они отправились оттуда и 20 декабря этого же г. прибыли в Устюг. Около 8 недель они задержались где-то в дороге. Но они быстро ехали, потому что теперь шли вниз по рекам и еще потому, что по пути туда Мугалы и калмаки месяцев пять кружили с ними, а они могли бы пройти этот путь за два месяца.

Земли Их Царских Величеств и синских тартар разделяются приблизительно рекой Амуром*. В 1688 г. в этом отношении произошли некоторые изменения. Дорогу от Тобола до этой реки, якобы, можно обычно проехать за 7 месяцев. Вся область, вдоль моря, к северу от Амура, находится под властью русского царя, и все народы, которые там живут, платят ему дань. Несколько лет назад казаки или русские солдаты, которых держат на царской службе в этих краях, разбили или разогнали однажды 12 тысяч, затем 30 тысяч, а в третий раз – около 40 тысяч синских тартар. С тех пор они жили в мире с ними.

Некий иезуит, который в остальном в своих описаниях выражается о русском народе во враждебном тоне, говорит, однако, про их границы следующими словами:

«..чтобы одновременно показать победы московитов, земли которых граничат почти только с известной Стеной, которую императоры Сины прежде построили против вторжения западных тартар.. и т.д».

 

Описание

некоторых городов и мест в Сибири,  доставленное мне одним знатным русским господином,

 который в 1689 г. их все посещал

В начале зимы обычно едут к границам Сибири и там сперва попадают в область под названием Великая Пермь, которая со стороны Московии граничит с областями Устюг и Вага. //

W 816

С левой стороны, к северу, она простирается до реки Печоры и до народа самоедов, иначе Пустозерска, который тоже приближается к сибирским границам, а именно, до города Березов, через незаселенные места. Этот город ведет торговлю, имеет общение с иноземцами. Главный город упомянутой Великой Перми – это крепость, называемая Соликамская, расположенная на реке Каме. Там здания обычно построены из дерева и не особенно украшены, однако там встречаются богатые купцы, извлекающие прибыль из торговли солью, которую они, вокруг этого города и в других местах этой области, варят и увозят для продажи в других краях Московского государства. Среди пермяков встречается много людей, которые живут в поселках и не знают ни слова по-славянски или по-русски; у них особый язык и они знают несколько коротких молитв, которые переведены на их язык мучеником Стефаном, проповедовавшим им христианскую веру. Эти люди имеют до сего дня епископа в Перми, но не имеют ни книг, ни рукописей на своем языке. Они живут в многолюдных деревнях, очень богаты хлебом, скотом и рыбой. Они охотятся в лесах на различных зверей. Там повсюду водятся соболя очень плохого качества, которых они продают вместо куниц. Через несколько миль от этого замка начинаются каменные хребты, которые образуют границу сибирского государства между Соликамской и городом в Сибири – Верхотурьем. Расстояние от этого места до Верхотурья 74 голландских мили. Мало приходится ехать по ровным дорогам, а большей частью через очень высокие горы. Там нет летней дороги из-за очень крутых каменных скал и лесов. В них встречаются болота и источники, выходящие из каменных скал. Между гор в некоторых местах есть прекрасные долины, не очень большие, но с плодородными полями. Однако они большую часть г. подвержены сильным морозам. Горы, о которых говорилось выше, простираются с севера к западу до земель Казанского государства и до города, называемого Уфа. В этих горах раньше искали серебряные руды. Так как в месте под названием Уральские горы, [руды] не нашли, то и прекратили поиски. В этих местах живет народ, обитающий в хижинах, называемый башкиры. В военных делах они очень храбры и их очень боятся калмаки, которые живут недалеко от них в степях. По языку и нравам они похожи на тартар, но в некоторых словах имеется разница. Они придерживаются закона Магомета. Крепость Верхотурье получила свое название от реки Туры, на берегу которой она стоит. Она построена из дерева на небольшой каменной скале, у конца названных гор. Жители этого замка не очень богаты. Между прочим, они считают за честь брататься с сибирскими народами. За несколько миль от Верхотурья обитает небольшой народ, который называют вагуличи. Они живут в лесах, вместо домов у них лачуги, построенные из дерева. У них особый язык, который не имеет ничего общего с другими языками. Они не знают ни законов, ни письменности.

Если проехать от Верхотурья на восток 6 немецких миль, то слева начинается река Тагил. Через несколько миль она впадает в реку Туру. Вокруг нее прекрасные поля, очень плодородные хлебом. На этой реке стоят самые лучшие деревни этой области.

Когда пройдут от Тагила несколько миль через дикие леса, то начинаются владения крепости Турин, или Епанчин, с прекрасными полями. У живущих там людей, среди различных предметов питания, – большие запасы хлеба.

С левой стороны к северу от Верхотурья стоит еще замок, называемый Пелым. Я не могу его подробно описать, но, как мне сообщают, это небольшое местечко, и оно имеет на самом деле только один надежный вход. Туринск, или иначе Епанчин, стоит на берегу реки, на красивом месте. В его подчинении находятся несколько тартарских деревень, которые причисляются к Сибири. //

W 817

От Верхотурья до Турина, или Епанчина, расстояние около 65 миль. Когда едут от Епанчина на юго–восток, приезжают к крепости, называемой Тюмень, очень известной в Сибири. Это большое поселение, красиво расположенное на берегу реки Тобол. В Сибири не такой большой запас хлеба и скота, как в Тюменском ведомстве и в поселениях Тобольского ведомства, которые ведут торговлю с ведомством Тюмени имеющимися у них товарами. Река Исеть течет через ровные красивые поля из вышеупомянутых каменных скал, с севера на юг, в Уфимском ведомстве, куда на жительство часто отправляются уфинские башкиры. В Тюменском ведомстве находится большое количество деревень, большей частью тартарских. В этих местах живет много тартар и бухарцев, которые там уже давно жили. У них магометанская вера. От замка Тюмени до города Тобольска 40 миль. Он стоит на востоке от Тюмени, на большой реке Иртыш, которая течет с юга на север. У этого города река Тобол впадает в Иртыш. С другой стороны этот город, или деревянная крепость, стоит на очень высокой горе. Вокруг нее недавно сделан земляной вал и жилища многих горожан. Жители имеют свои жилища у подножия горы на берегу Иртыша, где расположены и многие дома бухарцев и тартар, из которых некоторые служат на жаловании у царя, в коннице, а остальные жители занимаются торговлей. В Тобольском ведомстве между русскими деревнями попадается много тартарских деревень. Все Тартары и бухарцы сохраняют, еще с завоевания Сибирского государства, магометанскую веру. Город Тобольск был при завоевании Сибирского государства перемещен из прежнего расположения на верхнем течении реки Иртыш на расстояние около одной мили, где и сейчас можно видеть большие земляные валы. Купцы в этом городе (где живет митрополит) очень богаты, но самые богатые – это бухарцы, которые ведут крупную торговлю различными синскими товарами с другими бухарцами, из Бухары. Они живут около калмаков и на базарах стоят около них, когда приходят устраивать ярмарку. На этой ярмарке существует обычай, по которому воевода Тобольска посылает с войском из Тобольска, Тюмени и из других городов несколько судов, построенных для этой цели, к озеру за солью, вверх по реке Иртыш. Этот путь составляет, как говорят, 200 небольших миль. Соль сушится на солнце. В это время прибывают в большом количестве бухарцы со своими китайскими товарами. Их много видно в тех местах, где калмыки имеют свои жилища. Они устраивают ярмарку вместе с русскими, обменивают товар на товар и ничего не продают за деньги. Когда они кончают торговлю и нагружают соль, они снова приплывают по реке Иртыш вниз, к Тобольску. В винном месяце [октябре] из Тобольска – вверх по Иртышу. Сама река течет на юг до крепости под названием Тара, в 60 милях от Тобольска. Она тоже очень хорошо расположена и имеет большие запасы хлеба. Если отсюда ехать несколько на север, то там начинается тартарская община, под названием Бараба, численностью около 3–4–х тысяч человек. Когда с них собирают дань в царскую казну, что обычно делают военные отряды зимой, в октябре и январе, тогда одновременно ее собирают и от калмыков, принуждая их платить ввиду полного отсутствия защиты в крепостях, а также из-за слишком большой разбросанности этих племен. От Тобольска вниз по реке Иртыш, который идет прямо на север, до Демьянского Ямa, находящихся на русских землях, в 4–х днях пути. От Демьянского Яма до Самаровского Яма, которые тоже под русской властью, и около которых река Иртыш впадает в большую реку Обь, – 6 дней езды. От Тобольска до Демьянского Яма, с обеих сторон Иртыша, красивые места, очень пригодные для земледелия. //

W 818

Там встречается много русских и тартарских деревень Проезжая по реке мимо этого Демьянского Яма, начнутся большие болота и леса, в которых живут люди, называемые остяки, любители охоты на разных зверей, а также и рыбной ловли. У них особый язык, который не похож на языки упомянутых народов. Это простоватые, очень бедные, глупые и несчастные люди. Они все идолопоклонники и открыто почитают дьявола. Вокруг Самаровского Яма совсем нет пахотных земель, из-за сильных разливов реки летом и морозов зимой. От Самаровского Яма вниз по течению реки Иртыш, полмили до реки Обь, которая идет там с востока на запад. Это большая и спокойная река. Вокруг много лесов и очень низкие места. Около этой реки, на обоих берегах, живут люди, которых тоже называют остяки. У них такие же нравы, но они отличаются по языку и их называют Верханские остяки. Они одеты лучше, носят одежду, сделанную из рыбьей кожи. Ниже по реке Обь на 40 миль находится крепость под названием Березов, расположенная от берега реки Обь в 2 днях пути к западу. Вокруг крепости живет много людей, которых называют самоеды. Они такие еже, каких мы встречали около АрхангелАрхангела. Этот народ распространен до реки Печоры. Они общаются с самоедами, которые живут около АрхангелАрхангела. Вверх по реке Обь (в устье Иртыша, за 5 дней езды) находится замок на левом берегу, под названием Сургут, очень маленькое населенное место, которое не имеет в подчинении деревень. Их нет кругом из-за больших болот по берегам реки Обь. В Сургуте живут слуги Их Царских Величеств для собирания дани соболями. Дань собирают от остяков, из которых многие живут на реке Обь, с такими же обычаями, как у тех, о которых выше рассказывалось.

Река Обь очень большая. Она течет не быстро, в направлении с востока к северу. Когда едут от Сургута вверх, в течение двух недель, что составит около 100 немецких миль, то встретится небольшой замок под названием Нарым. Он стоит от берега Оби на одну восьмую мили. Вверх по течению на расстоянии одной мили оттуда впадает в реку Обь большая река под названием Кеть, которая течет несколько влево от реки Обь с востока. Названная река Кеть впадает в эту реку двумя или тремя рукавами. Первый рукав около замка Некети на реке Нарым, которая иначе называется Некет, расстояние в 4 дня пути. Он небольшой, там только около 20 жилых домов. Около Нарыма нет больших полей, но там много деревень и пашни, но она редко бывает плодородна из-за частых и сильных морозов. Жители там живут охотой на зверей. От нижнего притока реки Кеть в направлении реки Обь идут равнинные места к югу. От Нарыма вверх по течению Оби, в 8 днях пути, есть большая крепость, называемая Томск. В ней живут много служащих Их Царских Величеств и купцов. Вокруг него [Томска] много прекрасных пашен. Он стоит на реке Томь. Он находится от реки Обь примерно в 3–х небольших [?] милях. Если ехать от этого замка на 150 миль к северо–востоку, до доедут до небольшой крепости, называемой Кузнецкой Острог, где живут несколько сот служащих для сбора дани от иноземцев. От Томска влево, к югу и по равнинам у реки Обь, живут дикие люди, под названием киргизы и Мугалы. Алтын хан, который был не очень силен, и владения которого перешли к другому хану, жил здесь в постоянных домах, около озера под названием Ямиш. Нынешнего князя зовут Бушухту хан. У Мугал и калмаков существует обычай, по которому, когда хан или тайша слишком обременяет чем-нибудь своих подданных, и иногда и без всяких причин они не хотят повиноваться ему, то они уходят и переходят под власть другого господина, как настоящие подданные. Если смотреть с севера на юг, то по левую сторону от Кузнецкого острога находится известный в Сибири город Енисейской, стоящий на реке Енисее. //

W 819

Самая лучшая дорога туда идет от Кетского острога (возможно, это Вагайский,) или укрепленного места на крепость Кеть, или до московитской деревни Волока , в которой находятся несколько бедных крестьянских домов, и откуда от реки Кеть идут прямо на восток сушей около 12 больших миль до Енисейска. Расположение этого города очень красивое. Вокруг него очень много деревень на реке Енисей, а также хорошие пашни. Между реками Обь и Кеть есть еще одна река, не меньшего размера, под названием Чулым, которая выходит из очень больших болот с северо–востока и впадает в реку Обь. На этой реке живет очень бедный народ, который имеет свой собственный язык; по вере они магометане. Жители города Томска, которые выше описаны, требуют от них дань. Этот народ полностью зависит от власти его Царского Величества. Он не особенно многочислен, как свидетельствуют живущие там люди. Их насчитывают до двух тысяч. Вблизи города Мангазея, в котором стоят около 500 домов, служащих и разных жителей, из-за сильного мороза и холода нет пашен или населенных пунктов в поле, только в лесах там живут самоеды и тунгусы, у которых разные языки, но они все идолопоклонники. От Мангазеи до реки Енисей около 12 дней пути. Прежде по этой реке плавали суда, которые назывались кочи, такими же пользуются в АрхангелАрхангеле. Они шли от устья реки Обь в реку Енисей, но из-за плавающих в море льдин получали большие повреждения. В этих местах водится много оленей, белых и черных песцов с длинными хвостами, а также росомах и соболей. Вверх по реке Енисей, около 30 миль к северу в эту реку впадает большая, к северу идущая река, так называемая Верхняя Тунгуска, а также еще две реки того же названия: Средняя и Нижняя Тунгуски, которые тоже впадают в реку Енисей. На ней живут народы, называемые тунгусы. Около реки Верхняя река Тунгуска поворачивает прямо на восток по равнинам, где стоит сибирский город Краснояр. От города Енисейска до Краснояра будет около 100 миль. Вся эта местность прекрасна и очень плодородна. В нем [Краснояре] около 1000 домов. Здесь иногда приятно тепло. Имеется несколько пригородов, где живут служащие Его Царского Величества, которые там собирают дань с жителей. Ввиду того, что пригородов вокруг этого города очень много, я сознательно не даю их описания, а возвращаюсь к описанию устья реки Верхняя Тунгуска, потому что это ближайшая дорога в Сибирь. Река Верхняя Тунгуска берет свое начало из вод Байкала. У нее очень хорошая вода и стремительное течение с сильными водоворотами, так что если кто погрузится в реку нижней частью тела, то от сильного напора воды не сможет удержаться на ногах и будет вынужден плыть. У нее очень прозрачная вода: на глубине 5-6 саженей видны на дне мелкие предметы. Эту реку называют около Добратского острога, или Братского, Ангарой. Но когда река соединяется с рекой Окой*,  В другом месте находится еще одна река Ока. (а эта Ока впадает в нее с юга от Братского острога), тогда ее называют Верхняя Тунгуска. Эта река хорошо известна по всей Сибири не из-за ее величины, хотя она и не маленькая, но из-за ее больших порогов и других каменистых мест, которые встречаются и в других реках Сибири, у Краснояра на реке Енисей. Когда от Енисея едут вверх по Тунгуске, то на расстоянии одной большой мили находится большой порог, называемый Стрельно, длиной в полмили. С обеих сторон стоят большие каменные скалы. Затем вверх по этой реке в 6 днях пути находится Мурской порог. Он не очень большой и получил свое название от реки Мур, так как расположен у устья этой реки. Река Мур не очень большая, она впадает с юга в реку Тунгуску. Оттуда в 3-x днях пути находится порог, очень затрудняющий движение судов, который называют Казина Шивера. //

W 820

Здесь переправляются под парусами, так как в середине реки есть впадина, и канатами невозможно перетаскивать суда, потому что река шире 800 сажен. Если судно подходит к этому месту и нет попутного ветра, то оно вынуждено ждать, пока не подует попутный ветер, как это с нами произошло, когда мы под парусами подошли к этому месту, и некоторые из наших судов прошли против сильного течения, а другие, которые не успели пройти с тем же ветром, были вынуждены ждать 10 дней, пока не подул попутный ветер. От этого места в 3–х днях пути находится порог, называемый Плиниский. Он не очень большой, однако из-за множества камней очень затруднителен для судов. Через несколько дней пути оттуда приходится проходить мимо устья реки Илим, которая слева, c востока впадает в Тунгуску. Река Тунгуска поворачивает на север и течет несколько к востоку, где на расстоянии одного дня пути есть порог, который называют Шаманский порог, очень труднопроходимый, длиной около 3–х больших верст. Когда корабли переправляются через него, с них снимают все товары и закрывают окна и входы просмоленными шкурами. Отсюда за 2 дня пути приходят к порогу Долгой, длиной в большую немецкую милю. Через этот порог, однако, есть свободный проход. За один день пути от этого порога есть еще один порог, называемый Падунский, очень трудный и длинный, около 200 саженей. Берег здесь равнинный и рабочие могут без затруднения выходить. Здесь заканчивается это короткое описание Сибири.

 

Следует

описание Сибири, составленное около 12 лет назад в России

и присланный мне* В 1670 г. мне вручили это сообщение,

 как и другие, в годы, отмеченные мною на полях.

«Сургут  расположен на Оби. Это очень плохое место. Зимой жители там должны перевозить товары и людей по суше на маленьких санках, которые называются нарты. в них запряжены собаки. У этих собак к ногам привязаны маленькие узкие дощечки, которые называют на языке той страны лыжи. Собаки с помощью этих дощечек быстро продвигаются вперед, почти с быстротой лошади. Или они тянут саночки без таких лыж под лапами. Используют этих собак по всей восточной Сибири, вдоль реки Лены, к даурам и по холодному северному берегу.

Когда люди приходят к ровным проложенным дорогам или к замерзшим озерам и рекам, они сажают собак в сани, а возница, который на лыжах обычно идет впереди собак и ведет их, садится сзади на санки, поднимает небольшой парус на маленькой мачте, которая, пока не нужна, лежит сбоку санок, и едет под этим парусом, будто по воде. В руке он держит шкот, или привязывает его к санкам и правит ногой, как можно видеть здесь, на рисунке.

От Самарова до Березова местность мало заселена. Между этими двумя городами соединяются реки Обь и Иртыш, Там Иртыш теряет свое название и принимает название Оби. У озера Соур, около Березова, русские садятся на корабли, направляясь по Оби в город Мангазею, расположенный довольно далеко к северу. До него простирается Тобольское воеводство, которое начинается от Верхотурья. Около Мангазеи встречаются ценные соболя и другая пушнина, почти такая же хорошая, как на Лене (которую считают самой ценной) или у дауров.

Сургут окружен частоколом и башнями. Там не растят хлеб. Промышляют прекрасной рыбной ловлей, хорошей охотой на соболей, черных, белых и рыжих лисиц, а также горностая и белку. Страна до реки Вах обильно заселена остяками.

Несколько вверх по течению Оби, к городу Нарым, тоже довольно густое население, но не такое густое, как в описанной области. Вокруг этого городка растет немного хлеба, но там плохая пушнина.

Около Нарыма, или несколько выше, река Кеть берет свое начало из страны киргизов, и идет до города Кетской.

Начиная с Нарыма, вверх по Оби, до Томска, страна густо заселена. //

W 821

Там идут хорошие хлебные поля, до города Кузнецкой, лежащего несколько южнее, ближе к калмыкам и киргизам. Здесь встречаются соболя и бобры, но не такие хорошие, как в Сургуте.

Томск – главный город этого края, начиная с Оби, вниз до реки Енисей и до Даурии. Он стоит на высокой горе, недалеко от маленькой речки того же названия. Его укрепления построены в форме квадрата, с деревянными башнями и частоколом. Под замком на берегу реки Томь есть большой пригород. Здесь жизнь дешевая. Места вокруг красивые, густо заселенные. На реке Обь живут калмыки, а вверх по реке Томь – Тартары, которые живут с русскими в большой дружбе. В стороне от города Краснояра, Енисейского и Кетского живут киргизы. Вниз по Оби живут остяки, которые платят дань Их Царским Величествам.

В город Томск приезжают бухарские и калмаккие купцы, так же как и в Тобол. Они отправляются с разными индийскими товарами в Енисейск, расположенный вблизи реки Енисей, в Краснояр и в Кузнецкой. В этом последнем городе такое же хорошее железо, как и в Швеции.