AskizON

AskizON

Е.А. Багрин г. Санкт-Петербург СПБФ РТА,

Л.А. Бобров г. Новосибирск НГУ

К ВОПРОСУ О РЕКОНСТРУКЦИИ КОСТЮМА СЛУЖИЛОЙ ЭЛИТЫ СИБИРИ КОНЦА XVI-XVII ВЕКА ПО МАТЕРИАЛАМ ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ.1

E. A. Bagrin, L. A. Bobrov

ON THE RECONSTRUCTION OF THE LATE XVI - XVII CENTURIES

SIBERIAN SERVITORS’ ELITE DRESS (ON THE BASIS OF WRITTEN SOURCES MATERIALS)

Ключевые слова: Сибирь, XVII век, историческая реконструкция, костюм служилых людей, вооружение.

Аннотация: В статье приведены примеры описания костюма служилых людей высокого ранга в Сибири конца XVI-XVII вв., которые могут быть использованы при создании научно-исторических реконструкций внешнего вида русских землепроходцев в Сибири и на Дальнем Востоке.

Keywords: Siberia, XVII century, historical reconstruction, clothes of serving people, weapons.

Abstract: The article contains the description of the clothes of high grade serving people in Siberia at the end of XVI-XVII centuries, which can be used for historical reconstructions of appearance of Russian pathfinders in Siberia and the Far East.

Важным направлением изучения материальной культуры народов Сибири в период ее присоединения к Российскому государству, является реконструкция внешнего вида (костюма, прически, вооружения) служилых людей Зауралья конца XVI-XVII вв.

Если для анализа металлических изделий русского населения Сибири рассматриваемого исторического периода ключевую роль играют археологические материалы, то при исследовании костюма значительная часть информации может быть почерпнута из письменных источников. В документах конца XVI - XVII в. встречаются достаточно подробные описания верхней и нижней одежды, головных уборов, обуви, оружия и амуниции русских служилых людей сибирских гарнизонов. Как правило, это документы об утерянном имуществе (украденном, отобранном, потерянном и т. д.), а также списки предметов вооружения, выдаваемые служилым людям из «государевой казны» на период походов и боевых действий. Такие материалы могут служить основой описательной реконструкции внешнего вида «начальных людей», казаков, стрельцов, «литвы» и служилых татар. Комплексный анализ вещественных, изобразительных и письменных источников позволяет, с высокой степенью достоверности, выполнить художественную научно-историческую реконструкцию костюма некоторых категорий служилых различных регионов Сибири и даже конкретных исторических личностей.

В настоящей статье рассмотрим сведения письменных источников, касающиеся костюма некоторых представителей сибирской служилой элиты. К данной категории отнесены дети боярские, атаманы, сотники, пятидесятники, служилые, занимающие должности приказчиков и другие управленческие посты, «начальные люди» «литвы» и служилых татар. Все они находились в более привилегированном положении по отношению к остальной массе служилых: получали больший оклад, имели больше возможностей для личного обогащения. Поэтому предметы их костюма и вооружение были дороже, разнообразнее и качественнее, чем у многих рядовых воинов. Кроме того, дети боярские, которые были посланы в Сибирь из Европейской России, привозили с собой дорогое оружие и одежду, которые достаточно трудно было приобрести за Уралом.

Некоторое представление о том, каким набором одежды обладали зажиточные люди Зауралья конца XVI в., дает следующий эпизод. В 1598 г. кабальный человек Исай Матюхин по «подговору» казаков «розных сибирских городов» убежал от своего хозяина Ивана Кологривого на Верхотурье. В списке украденных им и унесенных на себе вещей стоимостью 20 руб. с «полтиною» значились: «два кафтана настрафильныхчерленых»; «кафтан бурнатнойшебефин-ской»; «кафтан сермяжный»; «кафтан зеньфенинной лазорев»; шапка вишневая «с пухом сукно лундыш»; сапоги «сафьянные жолты»; 4 мужских рубашки «с тесмами и стачки»; 2 сабли «булатных» и сабля «люцкая московского дела» [Верхотурские грамоты.... 1982. С. 17-18].

Таким образом, И. Кологривов являлся обладателем целого гардероба составленного из кафтанов красного («чер-леный/червленый»), красно-коричневого («бурнатной») и темно-голубого («лазоревого») цвета, а также некрашеного «сермяжного» кафтана2, шапки «вишневого» цвета и желтых сафьяновых сапог. Комплекс вооружения Кологривова неизвестен, но мини-арсенал длинноклинкового оружия (пара «булатных» сабель и «люцкая» сабля московского производства) свидетельствует, что он был весьма внушителен.

Так же, на Верхотурье бежали двое «людей» зажиточного представителя служилой элиты Андрея Быкасова, украв у него «чемодан с платьем», среди которой числились: «однорядка3 черленаскорлатна, плетенек золото, обрасцы низаны жемчугом, завяски серебром золотом, варворки обнизаны жемчугом» и «кафтан камчат, бел, петли золоты», а также «шапка черная лисья, ферязи дороги алы, шуба соболья под камкою под золотою» и «ожерелье жемчужное мужское», «пугвицы жемчуга гурмыцкие».

На сбежавших «людях» А. Быкасова - «новокрещене МихалкоПотлеховеТауте и Ивашке ВахромеевеБасман-нике» - числились: «конь бур» и «конь кар», 2 седла «сафьяновых», 2 саадака, 2 сабли, 2 епанчи4. Одеты они были один в «однорядку лазоревунастрафил» и «кафтан лундыш вишнев», а второй «однорядку лазоревушебедискую» и «кафтан черленнастрафил» [Там же. С. 193-194].

Значительная часть из упомянутой одежды сшита из дорогих шерстяных тканей, произведенных в Западной Европе: настрафиль, шебединское, скорлат, лундыш [Русская народная одежда., 2011. С. 21-22].

Значительный интерес представляют сведения письменных источников об одежде детей боярских и служилых «литовского списка» городов Западной Сибири. Так, например, в1616 г. служилый Яков Литвин требовал вернуть ему отнятые у него при отъезде от Никиты Строганова из крепости Орел «опашень багрецовый пугвицысеребрянные», «два самопала звериные», саблю и «лук бухарский» [Акты исторические., 1841б. С. 63]. Данные материалы свидетельствуют, что Яков Литвин являлся обладателем летней распашной верхней одежды без воротника с длинными широкими сужающими к запястью рукавами с разрезами. Красный цвет «опашня» гармонировал с белым блеском серебряных пуговиц. В отличие от других видов одежды, «опашень» носили не подпоясанным. Интересен и оружейный комплекс Литвина, состоявший из двух нарезных ружей, сабли и лука среднеазиатского производства.

В 1607 г. пелымский сын боярский Петр Албычев провозил с собой казенную одежду: 2 «однорядки лундыш брусничный цвет», 3 «однорядки настрафильныхчерлены» [Верхотурские грамоты., 1982. С. 204].

Особенностью внешнего вида русских служилых людей Зауралья, по сравнению с их коллегами в метрополии, было широкое использование элементов одежды аборигенного населения Сибири, оптимально приспособленной для климата этого сурового региона. Например, верхотурский ясачный сборщик Третьяк Кобылкин «бил и грабил» ясачных вогуличей, отняв у них «шубу пупчатую соболью да шубу белью» [Верхотурские грамоты., 1982. С. 129], а в казну Кузнецкого острога от ясачных людей поступили шапка и лук «телеской» [Акты исторические., 1841б. С. 374]. Шапка, возместившая недобор ясака соболями, наверняка, была дорогой вещью, принадлежавшей кому то из представителей аборигенной знати. В казне Верхотурья в 1609 г. лежали «однорядка черленавагульская» (красная), «два кафтанишкавагульских синь да черлен» (синий и красный), «пояс шолковый», вогульские луки, «тулы со стрелами», топоры и рогатины с копьями. Все эти вещи было приказано продать из казны русским людям [Верхотурские грамоты ., 1982. С. 80, 218]. Русские служилые охотно приобретали у местного населения овчинные, козлиные и [Бахрушин, 1959. С. 32, 34, 97]. Большим спросом пользовалось вооружение сибирского производства: саадаки, шорские, татарские, ойратские и бурятские пластинчатые доспехи («куяки»), татарские кольчатые «пансыри», шлемы, наручи, длиннодревковое, длинноклинковое оружие и т. д. [Бобров, Борисенко, Худяков, 2012].

Высокой популярностью среди служилой элиты Сибири пользовалась одежда, выполненная из среднеазиатских и восточноазиатских тканей. Лидерство прочно удерживали «китайка» (обычно однотонная шелковая или хлопчатобумажная ткань преимущественно китайского производства) и «камка» (шелковая ткань с рисунком). Кроме того в гарнизоны Зауралья периодически поступало сукно западноевропейского образца [Багрин, 2013. С. 136-138]. Характерно, что в Сибирь импортировались не только ткани и полуфабрикаты, но и готовые элементы костюмов европейского, бухарского и цинского производства.

Одно из самых интересных описаний комплекса одежды и вооружения высокопоставленного служилого человека конца XVII в. можно найти в делах, касающихся бунта «Бирюльских крестьян» Верхоленского уезда. Помимо прочих творимых бесчинств, они в 1692 г. ограбили «прикащика» Павла Халецкого. Среди снятых с него вещей числились: «шапка соболья»; «шуба мерлущатая овчинная под китайкою»; «опояска китайская шелковая с ножнами»; «рукавицы из лисьих лап пушенные соболем»; «мешочек китайский с деньгами, платок безинный»; нож в серебряной оправе; сабля «серебром оправленная»; пищаль; натруска; серебряный крест «с финифтом под золотом»; перстни.

В амбаре П. Халецкого были: 2 пищали, 2 пистолета и 2 лука [Ионин, 1895. С. 121-122, 128, 130-131].

Таким образом, приказчик Верхоленского уезда Павел Халецкий, в холодное время 1692 г., носил соболью шапку, овчинную шубу, крытую шелковой или (что более вероятно) хлопчатобумажной тканью китайского производства («китайка»), которая подпоясывалась шелковым поясом с ножнами (рис. 1). Возможно, к поясу подвешивался «мешочек китайский с деньгами». Руки приказчика защищали от холода рукавицы из «лисьих лап», снабженные собольей опушкой.5 Что касается шапки, то речь, скорее всего, идет не о традиционном русском колпаке, а о зимнем головном уборе сибирского образца с наушами и назатыльником - наподобие якутского «чомпой», или схожих по покрою меховых малахаев кочевников Южной Сибири и Центральной Азии. Судя по сообщениям современников, в таком головном уборе из соболиного меха могла выполняться только опушка, в то время, как тулья шилась из шкур других зверей. Так, например, «соболья» шапка зажиточного казака Селенгинского острога (1686 г.) имела «вершок красный», «окол соболий» и беличью «тулейку» [Там же, 1895. С. 21].

Приведенное описание дает пример верхней осенней и зимней одежды служилого высокого ранга. Что касается обуви, штанов и нательной одежды П. Халецкого, то упоминаний о них нет, а вот у ограбленного пономаря из этого же уезда, были отняты «две рубашки китаечных, двои штаны пестрые, пояс шелковый» [Там же. С. 123-124]. С большой долей вероятности, можно предполагать, что схожий набор нижней одежды носил и П. Халецкий. Образ приказчика дополняли перстни и серебряный крест «с финифтом под золотом».

Значительный интерес представляет вооружение П. Халецкого. Наряду с традиционными пищалями, он владел «серебром оправленной» саблей (большая редкость для служилых данного региона), парой пистолетов и луков, а также ножом в серебряной оправе. Если пищали, пистолеты и натруска, почти наверняка, были ввезены с территории Европейской России, а лук был изготовлен азиатскими мастерами, то о происхождении сабли и ножа остается только гадать. В рассматриваемый период украшенное серебром клинковое оружие производилось, как в Московском царстве, так и в государственных образованиях кочевников Южной Сибири и Центральной Азии. Анализ вещественных источников свидетельствует, что русскими служилыми в Сибири применялось клинковое оружие, как европейского, так и азиатского образца [Бобров, Борисенко, Худяков, 2012. С. 44-49].

Комплексный анализ вещественных, изобразительных и письменных источников позволяет реконструировать внешний вид приказчика Верхоленского уезда начала 90-х гг. XVII в. (рис. 1).

Еще более богатым гардеробом обладал один из лидеров знаменитого «Красноярского бунта» 1695-1698 гг. Иван Злобин. При обыске у него обнаружены: «.три кафтана китайчатых, два кафтана камчатых, кафтан шубный на белках, два азяма (китайчатый и кумачный), холодник китайчатый, тулуп беличий под китайской камкой, опушенный кругом ворота выдрой, пять телогрей из камки, кумача и китайки, некоторые очень богатые, с кружевом мишурным и пуговицами одекуйными; два малахая волчьих, два малахая лисьих, семь пар башмаков и сапогов женских и мужских (из них пять сафьяновых), кушаки, кокошники, платы, шелковые и шитые шелками, подубруски камчатые и атласные; из белья: три полотенца, две рубашки мужские - одна скроенная, шесть рубашек женских, двое портов, штаны пестрядинные, наволока большая с кружевом нитяным и т.д.; из оружия: сабля «полоса польской работы, оправа железная, насекана серебром», три лука турецких, сулема простая, натруска, лядунка, шита по черному бархату, бумажник китайский, саадак со стрелами, два седла, узда, «серебром насекана» и т.д.» [Бахрушин, 1959. С. 79].

Таким образом, Иван Злобин мог носить шелковые кафтаны с рисунком («камка»), а также теплый кафтан с подбоем из беличьего меха. Один из двух легких халатоподобных азямов был изготовлен из китайки, а второй из «кумача» - хлобчатобумажной ткани, окрашенной в ярко-красный или пунцовый цвет. Кафтаны и азямы подпоясывались матерчатым кушаком. Особым шиком отличались беличий тулуп крытый «китайской камкой» (узорчатая ткань цин-ского производства) с отложным (?) воротником из меха выдры, а также крытые камкой, кумачом и китайкой «телогреи» украшенные кружевом и бисером («одекуй»). Штаны И. Злобина были изготовлены из льняной или бумажной ткани грубой выделки («пестрядина»). Под верхней одеждой носились рубахи и порты. На ногах были сафьяновые сапоги. Голову прикрывал южносибирский или центральноазиатский «малахай» с наушами и назатыльником, подбитый лисьим или волчьим мехом.

Личное оружие И. Злобина состояло из сабли с клинком польского производства и железной «оправой» украшенной серебряной насечкой, сабли южносибирского (?) производства («сулема»), трех «турецких»(!) луков и колчана со стрелами. Из огнестрельного оружия упомянуты только предметы ружейной амуниции: пороховница для мелкого затравочного пороха (натруска) и крытая бархатом сумка для боеприпасов (лядунка). Пожалуй, самым необычным элементом вооружения И. Злобина является «бумажник китайский». В русском языке XVII-XVIII вв. «бумажником» называлась разновидность «мягкого» стеганого (обычно на вате) корпусного панциря. Такие доспехи широко применяли кочевые народы Южной Сибири (енисейские кыргызы, телеуты, буряты), а также ойраты, монголы и маньчжуры. Словосочетание «бумажник китайский», скорее всего, обозначало стеганый панцирь, крытый «китайкой» (шелковой или хлобчатобумажной тканью). Однако не исключено, что не только ткань, но и сам доспех, имел восточноазиатское происхождение [Бобров, Борисенко, Худяков, 2012. С. 57]. В Цинском Китае стеганые панцири «олпок» (монгольское - «олбок», «дэгэлэй») кроились в виде распашного жилета со сплошным осевым разрезом, а также отдельно надевавшимися наплечниками и набедренниками. Реже встречался «олпок» монгольского образца - в виде халата с длинным подолом, короткими рукавами или наплечниками [Бобров, Худяков, 2008. С. 410-416]. Конская упряжь, принадлежавшая И. Злобину, представлена парой седел и уздой с железными накладками, украшенными серебряной насечкой. Опись имущества И. Злобина, а также материалы вещественных и изобразительных источников, позволяют реконструировать внешний вид представителя красноярской служилой элиты конца XVII в. (рис. 2).

Самой роскошной одеждой и экзотическим для региона вооружением могли похвастать представители сибирской «аристократии» (воеводы, головы и т. п.). Среди их имущества упомянуты богатые шубы и шапки из шкурок красной лисы, куницы, бобра, рыси, соболя, белки. Воевода А. Пашков, отправлявшся из Енисейска в Даурию, имел при себе шпагу и чекан, у ближних к нему телохранителей упоминается редкая для Сибири «колесчатая пищаль» [Дополнения к актам историческим., 1848. С. 45; Аввакум, 2009. С. 49, 70].

Рассматривая костюм сибирских служилых высшего ранга, нельзя не упомянуть об одежде тюркской и монгольской элиты, перешедшей на службу «Белому царю». Символом лояльности кочевников по отношению к новым властям было ношение «жалованной одежды государевой казны». Примером такого костюма является одежда представителей сибирско-татарской аристократии из числа потомков хана Кучума, «обласканных» Москвой в 1599 г.

Находясь в России, «царевичи» (Чингизиды) просили пожаловать им комплекты одежды и вооружения, которые, вероятно, представляли собой некий усредненный стандартный набор «жалованных подарков» для высшей сибирскотатарской знати: «амагил серебряной»; шуба; однорядка; кафтан; охабень; шапка; сорочка; порты; сапоги «сафьянные желты»; ожерелье жемчужное; кушак; саадак; сабля; седло с уздою; тафья [Акты исторические, 1841а. С. 21-22].

По их просьбе им выдали:

а) царевичу Асманаку (23 года): 1) «ферязь сукно багрец червчат (на черевех на лисьих), на корсакех, завязки шолк зелен с золотом»; 2) «кафтан камка Кизылбашская, шолк алый и зеленый, на черевех на лисьих»; 3) «кафтан Кызылбашскойазямской камчатый»; 4) «шапка лисья черная»; 5) «сапоги сафьяновые желтые»; 6) рубашка; 7) порты.

б) царевичу Шаиму (16 лет): 1) «ферязь сукно багрец, на хрептах на корсачьих, завязки шолк зелен с золотом»; 2) «кафтан камка, адамашка зелена, на черевех на лисьих (в другом документе «песцовых»)»; 3) «шапка лисья черная»; 4) «сапоги сафьяновые»; 5) порты.

в) царевичу Бибадше (8 лет): 1) «ферязь, сукно лундыш зелено, завязки шолкчервчат, на хрептех на бельих»; 2) «кафтанец, камка адамашкадвоелична, шолк зелен да червчат, на черевех на бельих (в другом документе «песцовых»)»; 3) «шапка бархат червчат»; 4) «сапоги сафьяновые желтые»; 5) рубашка; 6) «порты».

г) царевичу Моле (4 года): 1) «ферязь, сукно лундыш зелено, на хрептех на бельих, завязки шолкчервчат»; 2) «кафтан камка Кизылбашская, желтая, на черевех на бельих (в другом документе «песцовых»)»; 3) «шапка бархат черв-чат»; 4) «сапоги сафьяновые желтые»; 5) рубашка; 6) «порты».

д) царевичу Янсюеру (4 года): 1) «ферязь, сукно лундыш зелено, на хрептех на бельих, завязки шолкчервчат»;

  • 2) «кафтанец, камка адамашкадвоелична, шолк зелен да рудожелт, на черевех на бельих (в друг.док песцовых)»;

  • 3) «шапка бархат червчат»; 4) «сапоги сафьяновые желтые»; 5) «порты» [Там же. С. 17, 22].

Таким образом, старший из «царевичей» - Асманак - мог щеголять в суконной «ферязи» темно-красного цвета, подбитой лисьим мехом с зелеными шелковыми завязками с золотом, красно-зеленом узорчатом персидском кафтане с длинными рукавами, шапке с опушкой из черно-бурой лисицы и желтых сафьяновых сапогах. Его младший брат Шаим красовался в темно-красной «ферязи» с лисьим подбоем, украшенной зелеными шелковыми завязками с золотом, зеленом узорчатом кафтане на лисьем или песцовом подбое, шапке из черно-бурой лисицы и сафьяновых сапогах.6

Мурзы татарские, сопровождавшие Кучумовичей, имели более скромные запросы. Они просили следующий набор вещей на человека: однорядка (верхняя широкая и долгополая одежда без воротника и подкладки с длинными рукавами снабженными разрезом), кафтан, рубашка, шапка, порты, сапоги сафьяновые, кушак, саадак, сабля, седло с уздами. Получили: ферези из сукна «настрафаил» зеленого и лазоревого цвета, «на хрептех на бельих, завязки шолкчервчат» (зеленые и темно-голубые халатообразные кафтаны на беличьем меху с красными шелковыми завязками), шапки «сукно багрец» (темно-красные), сапоги сафьяновые, «барановые» и «телятиные» желтые и зеленые [Там же. С. 18, 23].

Обычно перешедшие на русскую службу представители племенной аристократии из числа коренных жителей Сибири получали в подарок оружие из московской казны. Например, Павел Гантимуров кроме дорогой одежды получил в Москве две богато украшенные сабли, копье и 2 панциря [Артемьев, 1999. С. 53]. Для реконструкции предметов вооружения могут быть полезны следующие сведения с подробным описание оружия. Мергень-ахай тайше были выданы в Селенгинске привезенные специально из Москвы: «сабля новая, полоса обоюду остра, булатная, ножны хозъ черной, оправа и крыж серебрянные с чернью под золотом, на Турецкое дело, черен рыбейщедровой, ценою в 17 рублев»;«пищаль винтовальная с замком, ствол вороненой, мерою аршиш 6 вершков, у запала и на средине и на дуле и поясье на стволе насеканытравы серебром, ложа с пером кленовая, врезаны кости, на пере травы и скобы и шонпор с ботинком, и фурма и трещетка и пыжевник, цена 3 рубли» [Дополнения к актам историческим., 1867. С. 271]. В число предметов вооружения, преподносимых в дар представителям лояльной сибирской знати, также включались кольчатые панцири различных типов покроя, саадаки, копья, пищали, пистолеты и т. д. [Бобров, Худяков, 2008. С. 333-336].

Собранные материалы свидетельствуют о том, что костюм элиты сибирского служилого сословия отличался значительным богатством и разнообразием. Главной особенностью одежды местной знати, по сравнению с их сослуживцами из Европейской части России, было широкое использование элементов костюма сибирских народов. Наибольшей популярностью пользовалась теплая зимняя одежда (шубы, тулупы, шапки), а также саадаки, панцири и конская упряжь, изготовленные сибирскими мастерами. Обращает на себя внимание широкое использование высокопоставленными служилыми Центральной и Восточной Сибири «китайки» - шелковой и хлопчатобумажной ткани восточноазиатского производства. «Китайкой» покрывали теплую зимнюю одежду, стеганые панцири и головные уборы, из нее же изготавливали пояса и кошельки. Интересно, что если русская служилая элита охотно обзаводилась одеждой сибирского производства, то местная тюркская аристократия, напротив, стремилась получить от своих новых сюзеренов костюм «московского покроя», который, в глазах аборигенного населения, являлся символом по-

кровительства могущественного «Белого царя». Данное явление представляет собой интересный пример межкультурного диалога, характерного для периода присоединения Сибири к Российскому государству и начальных этапов освоения Зауральского региона русскими переселенцами.

Источники и литература

Аввакум Петров. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное. - Чита: «Экспресс-издательство», 2009. - 144 с.

Акты исторические. - СПб., 1841а. - Т 2. - 565 с.

Акты исторические. - СПб., 18416. - Т 3. - 519 с.

Артемьев А.Р. Города и остроги Забайкалья и Приамурья во второй половине XVII - XVIII в. - Владивосток: Изд-во «Дальнаука», 1999. - 335 с.

Багрин Е.А. Военное дело русских на восточном пограничье России в XVII в.: Тактика и вооружение служилых людей в Прибайкалье, Забайкалье и Приамурье. - СПб.: Изд-во «Нестор-История», 2013. - 288 с.

Бахрушин С.В. Очерки по истории Красноярского уезда XVII в. // Науч. тр. С.В. Бахрушина. - М.: Изд-во АН СССР, 1959. - Т IV - С. 100-105.

Бобров Л.А., Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. Русские воины на южных рубежах Сибири в конце XVI - XVII вв.: Вооружение и военная организация: Учеб. пос. - Новосибирск: Изд-во НГУ, 2012. - 128 с.

Бобров Л.А., ХудяковЮ.С. Вооружение и тактика кочевников Центральной Азии и Южной Сибири в эпоху позднего Средневековья и раннего Нового времени (XV - первая половина XVIII в.). - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008. - 776 с.

Верхотурские грамоты конца XVI - начала XVII / Авт.: Е.Н. Ошанина, А.А. Преображенский. - М.: Изд-во ИИ АН СССР, 1982. - Т 1. - Ч. 1-2. - 298 с.

Дополнения к актам историческим. - СПб., 1848. - Т 3. - 557 с.

Дополнения к актам историческим. - СПб., 1867. - Т 10. - 504 с.

Ионин А.А. Новые данные к истории Сибири XVII века (г. Иркутска, Иркутского Вознесенского монастыря, Якутской области и Забайкалья). - Иркутск: Типо-литография П.П. Макушина, 1895. - 232 с.

Русская народная одежда: Историко-этнографические очерки. - М: Изд-во «Индрик», 2011. - 776 с.

Какие древние народы России мумифицировали умерших Источник: https://vk.com/wall-137185265_7672 Всем известна знаменитая мумия вождя пролетариата В. И. Ленина, которая покоится в мавзолее на Красной площади. Мумифицировать его тело советских ученых заставили две причины – идеология и научный интерес. Однако на территории России жили народы, которые мумифицировали своих покойников из религиозных соображений и старались сделать все возможное, чтобы тела их родичей сохранялись. Сделать это было трудно во влажном, болотистом климате с ежегодными перепадами температур, поэтому многие мумии сохранились лишь частично. Цивилизация пызырыкцев Скотоводческая культура пызырыкцы была распространена на территории России в южных районах Горного Алтая – на плато Укок и Улаган и сосуществовала рядом со скифами. Этот ирано-самодийский народ проживал на обширных землях Монголии и Казахстана в течение четырех тысячелетий — с VI по II век д.н.э. Культура была названа в честь распадка Пызырык (республика Горный Алтай, Улаганский район), где в XIX веке были найдены первые захоронения вождей. Это было развитое, но разнородное, состоявшее из европеоидов и монголоидов, сообщество, осуществлявшее активную торговлю с Ближним Востоком, Египтом и Азией. Благодаря найденным захоронениям, известно, что у пызырыкцев была развита хирургия. Древние медики делали трепанацию черепа точно так же, как это делали в Древней Греции, что говорит о связи цивилизаций. Тело они покрывали татуировками в скифо-сибирском стиле – фигурками птиц, оленей и мифических животных. Они мумифицировали своих покойников с помощью смолы, ртути, масла и воска. Мумифицировали всех Самой известной мумией пызырыкской цивилизации стала «Принцесса Укока» – мумия молодой (около 24 лет), европейской женщины, которая была найдена на одноименном плато в 1993 году. Тело женщины было похоронено в гробе, высеченном из дерева, и опущено в глубокий сруб под насыпным курганом. Благодаря сохранности мумии, медики выяснили, что скончалась «принцесса» от рака груди. «Принцессу» мумифицировали тщательно – удалили все внутренние органы, гортань и глазные яблоки. Все это было сожжено, перемолото в пыль, смешно с сухой травой, растущей на Укоке, после чего этой смесью заполнили полости тела. Археологи Института истории материальной культуры РАН считают, что такой способ мумифицирования пришел на Алтай из Ирана. Вместе в «принцессой» были найдены мумии двух мужчин – они также были замумифицированы и похоронены поверх могилы «принцессы», что позволило сделать вывод, что пызырыкцы мумифицировали всех покойников без исключения. Раскопки экспедиции археолога Вячеслава Ивановича Молодина в 1995 году выявили упрощенный способ подготовки тела к похоронам с помощью вскрытия брюшной полости и удаления внутренних органов. Таким способом был мумифицирован белый мужчина ростом 180 см из укокского могильника «Верх-Кальджин-2», в могилу ему положили лук со стрелами и коня. Анализ ДНК мумий показал, что пызырыкцы близки к селькупам (живут на севере Сибири – в Ямало-Ненецком АО, в Красноярском крае и в Тюменской области; по переписи 2010 года их осталось 3 649 человек) и к кетам – малочисленному народу, который живет на севере Красноярского края (1 219 человек). Это соответствует предположениям ученых, что во II тысячелетии до н.э. пызырыкцы были вытеснены хуннами на север. Северные самодийцы Поэтому ничего удивительного, что мумии находят и на Ямале. Большинство их найдено в комплексе «Зеленый яр» (Приуральский район Ямало-Ненецкого АО), который открыли в 1997 году в ходе проекта «Живой Ямал». Могильник относят к VIII-IX векам и XIII веку. Сейчас вскрыто больше 80 захоронений, обнаружены останки взрослых, детей и младенцев. Сохранность тел обусловлена не только вечной мерзлотой, но и способом захоронения.Для погребения родичи надевали на тела меховую одежду, закрывали открытые части тела и грудь листами раскатанных медных котлов, а затем помещали в деревянные колоды или заворачивали в бересту. Медь реагировала с телом и сохраняла его нетленным. Особенный интерес ученых вызвала мумия мальчика 6-7 лет, которого похоронили в берестяном коробе. Специалисты Тюменского Института проблем освоения Севера Сибирского отделения РАН реконструировали внешний вид одного мужчины и пришли к выводу, что он был северным самодийцем и мог принадлежать быть ненцем, энцем, нганасаном или селькупом. Таштыкцы Еще одно место, где находят мумии – это Хакасия. Например, зимой 2014–2015 гг. экспедиция «Хакасского НИИ языка, литературы и истории» прямо в Абакане нашла курган таштыкской культуры V века (могильник Абакан-8), в которой лежала мумия женщины 50 лет, в честь которой было убито и сожжено 95 человек. О том, что тело было специально мумифицировано, говорили отверстия в черепе, – об этом сообщил руководитель экспедиции Петр Борисович Амзараков. Тело покоилось в обширном срубе с алтарем, сруб был засыпан землей и обложен сверху плитами. В могиле была найдены погребальные куклы в масках, керамика, медные амулеты и золотая фольга. Народы тытштыкской культуры жили в Хакасии 700 лет, начиная со II века до н.э. Это были разнородные племена – одни были европеоидами, а другие, принадлежавшие к знати, – монголоидами. Религия была общей, и хоронили мертвецов одинаково: тела сжигали, а кости зашивали в погребальные куклы, лица которых покрывали ритуальными масками. Советский археолог-вотоковед Леонид Романович Кызласов считал, что тыштыкская культура отразила формирование енисейских киргизов (хакасов), которые образовались при смешении угро-язычных динлинов с тюрками гяньгунями. Антропологи считают, что таштыкцы – представители уральской расы, занимающей промежуточное положение между европейцами и азиатами. ДНК говорит в пользу того, что тыштыкцы – прямые потомки тагарцев, которые жили на Енисее ранее и были носителями гаплогруппы R1a, распространенной у народов Европы, Скандинавии и Средней Азии. Позже енисейские кыргызы вошли в Уйгурский каганат, а затем в Кыргызский каганат, который просуществовал до 924 года.

О маршруте первого китайского посольства в Хагяс (VIII век)
 
Интерес Китая к кыргызам возник давно, сразу же после первого визита в эту страну эльтебера (титул правителя) кыргызов в 648 году. Впервые посланцы империи Тан побывали на Енисее в стране кыргызов во второй половине VIII века. Маршрут этого посольства подробно описан в средневековых исторических источниках. Дело в том, что с юга в страну кыргызов на Енисее был один – так называемый «южный путь». Он пролегал через районы внутренней Монголии, выходил на Туву и через хребет Танну-Ола пролегал через Тувинскую котловину (Урянхайский край) далее в страну кыргызов (Хагяс). Однако во второй половине VIII века этот путь был перекрыт Уйгурским каганатом и сообщение между империей Тан и енисейскими кыргызами было невозможно. Однако китайские посланники нашли выход: они двигались обходным путём, делая большой крюк на северо-восток, обходя восточные границы Уйгурского каганата, с выходом к реке Селенге и далее в страну кыргызов.
Вот как об этом повествует «Тан-Шу» – История династии Тан: посланники шли из Ордоса на северо-запад, «из Тьхянь-дэ 200 ли до городка Си Шеу сян чен; далее на север 300 ли до Гагарьего ключа; от Ключа на северо-запад до Ойхорской (уйгурской) орды 1500 ли. Находятся две дороги: восточная и западная. Дорога от ключа на север называется восточною. В 600 ли от Ойхорской (уйгурской) орды на север протекает Селенга; от Селенги на северо-восток Снежные горы. Сия страна изобилует водою и пастбищами. По восточную сторону Чёрных гор (Цинь Шань) есть река Гянь хэ. Все реки текут на северо-восток. Минуя Хагяс, они соединяются и текут на север. Далее, по восточную сторону моря (озеро Хусугул, Косогол) пришли к Мума, где кочуют три дулгасские (тюркские) аймака: Дубо, Милигэ и Эчжы. Князья их называются Тэгинь. Живут в избах, берестою покрытых. У них много хороших лошадей. В обыкновении кататься по льду на деревянных лошадях. К ногам подвязывают лыжи, а под мышками упираются на клюки. При каждом упоре подаются шагов на сто вперёд чрезвычайно быстро. По ночам занимаются воровством и грабежом, а днём скрываются. Хагясы (кыргызы) ловят их и употребляют в работу».
***
Таким образом, первое китайское посольство попало в Хагяс (страну кыргызов) по, так называемой, «восточной» дороге, обогнув восточные границы Уйгурского каганата вышла к границам Южной Сибири, повернула на запад и шла в ставку правителя Хагяса, которая находилась в левобережной части среднего течения реки Улуг-Кем (Енисей), на северных склонах Западных Саян. Их маршрут пролегал через обширные земли правобережья Енисея. Первые сведения о стране кыргызов они получили от местных жителей. В основном это были племена финно-угорского происхождения – охотники и рыболовы. Кыргызский элемент на правобережье Енисея в то время был представлен очень незначительно. Местные племена были, как повествует китайский источник, «в общем, рослы, с рыжими волосами, с румяным лицом и голубыми глазами». Они-то и сообщили, что называют кыргызского правителя «Ажо», а его ставку – «Мидичжи».
Известный немецкий синолог конца XIX века В. Шотт установил, что слово «мидичжи» происходит от самодийского «миди» (меади) – «место палатки», а сам титул Ажо он сопоставлял с самоедским «ассе», т.е. «отец», в значении «отец страны». Это ещё раз свидетельствует, что путь китайского посольства, шедшего в ставку кыргызского правителя, проходил через восточные районы страны кыргызов (Хагяса), и что они прошли по землям, расположенным в правобережной части Енисея, где обитали, в основном, потомки древних обитателей этих краёв (динлинов). Для них и был характерен европеоидный тип сложения, хотя среди них в то же время были и черноволосые и кареглазые люди. Они то и могли именовать кыргызского правителя отцом страны, т.е. Ассе или Ассо (Оссо), что и было зафиксировано китайцами как Ажо. Кроме того, они также именовали местопребывание кыргызского правителя, его большую войлочную юрту – местом палатки, т.е. как – «миди» или «меади», что и было зафиксировано китайцами, как – «Мидичжи».
Таким образом, первые сведения о стране кыргызов на Енисее средневековые китайцы, как очевидцы, получили именно от элей правобережной части Енисея, восточной стороны Хагяса, через земли которых и двигались китайские посланники вглубь страны кыргызов, в ставку правителя. Известно, что в кыргызское время наряду с тюркоязычными кыргызами в правобережной части Хакасско-Минусинской котловины жили финно-угорские племена, которые сохранились на этой территории вплоть до современности. Они и в таштыкское время жили в горно-таёжных районах Восточных Саян, прилегающих к Хакасско-Минусинской котловине по правобережью Енисея. В последующие века, наряду с кыргызами, в Хакасско-Минусинской котловине и смежных горах продолжали жить племена, говорившие на угорских, самодийских языках, а на северо-востоке, вниз по Енисею и вверх по Ангаре – на кеттском языке.
***
Следует отметить, что ещё в XVII веке в Хагясе (стране кыргызов) на Енисее употреблялся термин Ажо (Ожо) – в значении судьи. Ещё в таштыкскую эпоху племена, жившие по правому берегу Енисея, судя по погребальным сооружениям, резко отличались от остальных (юртообразные курганы, склепы без входов, отличия в керамике, отсутствие статуй животных и людей и, вообще, деревянных предметов, в том числе зонтов, отсутствие миниатюрных бронзовых воспроизведений сосудов, большая скромность инвентаря и т.д.). Анализ источников указывает на значительную этническую обособленность правобережных племён от левобережного населения. При всём этом левобережные племена играли доминирующую роль в общем Минусинском племенном союзе, центр которого находился в степях по Уйбату.
В ходе этой поездки посланцы империи Тан собрали подробные и ценные сведения о стране кыргызов на Енисее. Они были обнаружены и переведены на русский язык известным русским учёным-синологом Н.Я. Бичуриным (Иакинф) в середине XIX века. Эти сведения внесли большой вклад в изучение истории и культуры енисейских кыргызов Танского периода (начало VII-IX веков).
Источник: «Хагяс. История Енисейских кыргызов (С древнейших времён до начала XVIII века)».
Автор: Эсен уулу Кылыч.
Понедельник, 03 февраля 2020 11:42

Кӧме (Кӧмер, Кӧмет, Кӱмее)

КӦМЕ (КӦМЕР, КӦМЕТ, КӰМЕЕ) I

1. ненасытный человек;

2. запасливый человек;

кӧме харын обжора, ненасытный ребенок, набивающий желудок;

кӧмерленген кізі стяжатель;

ср. кибее.

 

КӦМЕ II

изгнание; преследование;

айнаны кӧмелепчедір изгоняет чертей.

Понедельник, 03 февраля 2020 11:41

Кӧллер

КӦЛЛЕР

коллер — название сеока кайбалов.

Понедельник, 03 февраля 2020 11:41

Кӧліг

КӦЛІГ

упряжь;

ат кӧлии упряжь коня;

ср. абра.

Понедельник, 03 февраля 2020 11:40

Кӧлеткі

КӦЛЕТКІ I

тень человека;

ӧлген кізі кӧлеткі чіли кӧрінче душа умершего похожа на тень;

кӧлеткі алып джин, появляющийся в виде тени.

 

КӦЛЕТКІ II

колпачок для пороховой полки у кремневого ружья, сделанный из заячьей лапы.

Понедельник, 03 февраля 2020 11:39

Кӧлем

КОЛЕМ

объем; большой размер;

кӧлемніг ипчі беременная женщина с большим животом.

Понедельник, 03 февраля 2020 11:37

Кӧлек

КӦЛЕК

I тень (от предметов);

2. двор;

кӧлек ізігі ворота, калитка;

3. навес от солнца и дождя;

4. деревянный сруб над могилой;

иб кӧлегі навес перед скотным двором.

Понедельник, 03 февраля 2020 11:33

Кӧлей

КӦЛЕЙ

залежь;

кӧлей оды пырей;

хыраны кӧлей от пазыбысса, кӧлейге тастапчалар если пырей задавит пашню, то ее оставляют в залежь;

кӧлей тартхыс повилика;

кӧлей тартхыс кӧп сыхса, кӧлейге артызарға кирек если (на пашне) будет много повилики, ее надо оставлять в залежь;

кӧлей чайы душица

Страница 1 из 129
© 2013-2020 Личный сбор материалов о Хакасии, ее Истории, Культуре и Традициях. Все материалы принадлежат их авторам, и это все для ознакомления All rights reserved.