AskizON.ru - сайт о Хакасии и ее коренном населении... История, Культура, Быт, Достопримечательности...
AskizON INFO

AskizON INFO

Эл. почта: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Адрес сайта:

УРУНЧАХ

Любое внезапное заболевание, выраженное в общем недомогании, по-хакасски называется «урунчах». При урунчахе считалось, что человек или наступил «на дорогу нечистого духа» или непочтительно отнесся к оберегам домашнего очага — «тӧсям». Для лечения необходимо было совершить обряд окуривания «аллс» дымом богородской травы и гарью от крупы, положенной на совок с девятью горящими углями. Приглашали шамана или знающего человека, который обмахивал больного мужской одеждой и затем, стряхивая болезнь за порог, произносил:

«Хобат, хобат, хобат!

Превратившись в урунчах, не попадайся,

Превратившись в сабынчах, не сталкивайся.

Под ногами не вертись, у подола не крутись,

Откуда пришел, туда же возвращайся!

Ты перевалил дремучую тайгу,

Ты вышел из темной тайги,

Возвращайся обратно.

Я проще телки, глупее теленка,

Я безглазый мирянин, я как глухое яйцо!

Не поворачивайся ко мне!

Мои предки!   

Называю Вас дорогим именем,

Величаю Вас почтительно.

Мои дедушки и бабушки!

Я не называю Вас чертом,

Я не величаю Вас дьяволом

Отпустите держащую руку 

Выдерните выпущенную стрелу,

Возвращайтесь в свою землю Хобат, хобат.

Чтобы болезнь обратно не вернулась, под порог клали ножницы (если болела женщина) или ножик (если мужчина).

Источник: Бутанаев В.Я., Верник А.А., Чухрова Г.В. - Народная медицина Хакасско-Минусинского Края / подгот. проф. Бутанаев В.Я. Лаборатории этнографии НИС ХГУ им. Н.Ф. Катанова., изд. ТОО "МЕДИНКОМ", Лаборатория этнографии НИС ХГУ им. Н.Ф. Катанова.,- Абакан. 1995 г.

Подробнее ...

Сказки о человеке, знавшем язык животных - Бельтирская сказка. Н.Ф. Катанов

Сказки о человеке, знавшем язык животных - Бельтирская сказка[1]. / Н.Ф. Катанов

Источник: К вопросу о сходстве восточно-тюрских сказок со славянскими, по сказкам, записанным Н.Ф. Катановым и И.П. Рогановичем./ Общество Археологии, Истории и Этнографии при Императорском Казанском Университете.-. Типография Императорского Университета. Казань – 1897 г.

 

Одинъ человѣкъ собирался бить звѣрей и птицъ. Взявши ружьё и палку, онъ отправился на охоту. Когда онъ шелъ вверхъ, по направлению къ нему шли палы (т. е. пожаръ), а передъ палами ползла змѣя.

Змѣя сказала: „спаси меня отъ этихъ паловъ, и я окажу тебѣ тройное благодѣяніе: научу тебя тремъ языкамъ". Сунулъ онъ змѣю себѣ за пазуху, чтобы, миновавши палы, выпустить ее (на землю). Змѣя не захотѣла сойти и обвилась вокругъ шеи. „Зачѣмъ ты обвилась?" — „За добро добромъ не платятъ, —подставляй сюда свой лобъ, и я ужалю тебя!" — „Если такъ, не жаль, а отправимся на 3 суда! когда придёмъ, тогда ты и ужалишь меня!"

Теперь они идутъ и встрѣчаютъ одну деревню. По улицѣ ходитъ старая лошадь и собираете сѣно. Человѣкъ кричитъ лошади: „ну, лошадь, остановись, разсуди насъ!" Лошадь спрашиваетъ: „чтб случилось съ вами?" —Человѣкъ разсказалъ все по порядку, и лошадь замѣтила: „да, да, змѣя! дѣйствительно, за добро добромъ не платятъ,—жаль его вълобъ!" Послѣ этого лошадь сказала: „я пахала пашню у людей домовитыхъ, богатыхъ, и кормила ихъ, а когда я состарилась, хозяинъ прогналъ меня!" Человѣкъ сказалъ: „погоди, пойдемъ еще на 2 суда!"

Опять идутъ. Встрѣчается за деревней собака. Они кланяются собакѣ и говорятъ: „ну, собака, разсуди насъ!" Собака спрашиваетъ: „что случилось съ вами?" Человѣкъ разсказалъ ей все, и собака замѣтила: „оказывается, что за добро добромъ не платятъ,—я гонялась за соболями и птицами и, нашедши ихъ, доставляла своему хозяину, а теперь, когда я состарилась, онъ прогналъ меня, такъ какъ лишилась уже обонянія! жаль его въ лобъ!" Но человѣкъ сказалъ змѣѣ: „погоди, остается еще одинъ судъ!"— „Ну. пойдемъ еще на одинъ судъ!" говоритъ змѣя.

Идутъ они по большой .дорогѣ. Это была дорога столбовая, лежавшая по степи. Когда они шли, по степи ходила лисица. Человѣкъ подозвалъ ее и разсказалъ  все по порядку. Лисица сказала: „теперь, змѣя, спустись,—какь этотъ человѣкъ стоитъ прямо, такъ и ты стань!" Змѣя спустилась и стала прямо. Лисица спрашиваетъ: „ты, человѣкъ, для чего взялъ изъ дому ружье и палку?" Человѣкъ понялъ, что эту змѣю надо убить палкою, и однимъ ударомъ пересѣкъ змѣю пополамъ. Лисица тутъ-же бѣгаетъ туда и сюда. Человѣкъ снялъ съ плечъ ружье и, застрѣливъ лисицу, доказалъ еще разъ, что за добро добромъ не платятъ[2]. Взявши лисицу, человѣкъ пошелъ домой, уже зная всякіе языки. Когда онъ пришелъ домой, птицы, коровы и лошади стали жаловаться ему, говоря: „твоя жена не кормила насъ!" Онъ за это побранилъ свою жену, но, что научился разнымъ языкамъ, не сказалъ объ этомъ никому, ибо это грозило ему смертью. Жена спрашиваетъ ежедневно (почему ' онъ ходитъ около животныхъ), но онъ молчитъ. Изъ-подъ печки вышли курицы, и пѣтухъ пропѣлъ: „кукуреку, я справляюсь съ 40 женами, а ты, боясь смерти, не можешь справиться и съ одною!" Прокричавши такъ, онъ захлопалъ крыльями и загналъ своихъ курицъ подъ печку. Послѣ этого жена то и дѣло спрашиваетъ, откуда-де онъ научился языку (животныхъ). Лежавши однажды съ женой, онъ не утерпѣлъ и разсказалъ ей все, а къ утру оказался уже мертвымъ.

Сказки о человѣкѣ, знавішемъ языкъ животныхъ, лѣтомъ 1897 года я слышалъ также въ Белебеев. у. Уфим. губ. Отъ тептярей мусульманъ и крещеныхъ татаръ, но не записалъ ихъ, такъ какъ онѣ были пересказомъ джагатайской сказки, помѣщенной въ вышеупомянутой книгѣ Рубгузи. Эту книгу Рубгузи я встрѣчалъ въ Уфим. губ. у многихъ мусульманъ, и потому нисколько не удивился, что сказки о человѣкѣ, знавшемъ языкъ животныхъ, циркулируютъ и по Уфим. губ.



[1] Записана мною 14 декаб. 1889 года въ Минусин. окр. Енис. губ. На лѣв. бер. средняго теченія Абакана, въ 12 верстахъ отъ с. Аскыса, со словъ бельтира Аппака Асочакова, говорящаго по-русски очень плохо. По разсказамъ бельтиръ— стариковъ, Аппакъ — потомокъ одного бельтира, которому поручено было въ началѣ XVIII в-ѣка караулить пограничный знакъ № 24 на перевалѣ Шабинъ-дабага (на Саянскомъ хребтѣ).

[2] Этотъ мотивъ, что «за добро добромъ не платятъ», или «старая хлѣбъ-соль забывается», встрѣчается не только въ сказкахъ тюркскихъ племенъ, но, и въ сказкахъ запад, народовъ, и даже въ сказкахъ африканскихъ, встречается именно: у русскихъ, итальянцевъ, французовъ, норвежцевъ, датчанъ, нѣмцевъ, грековъ, также у грузинъ и готтентотовъ. Срав. стр. 327 — 330 статьи Л. Колмачевскаю: «Животный эпосъ на западѣ и у славянъ» въ «Изв. Император Казан. У нив » за 1882 годъ.

Подробнее ...

АЛАС — ОБРЯД ОЧИЩЕНИЯ

 

Лечение любых болезней начинали с обряда окуривания «алао. В качестве дезинфицирующих средств применяли богородскую траву — «ирбен» или можжевельник — «арчын», дымом которых очищали помещение от нечисти. Ароматические травы кладутся на железный совочек с девятью горящими угольками. Больного начинали окуривать с ног, затем кадили над головой и заканчивали окуриваниехМ постели и жилища. В это время лекарь произносил следующие заклинания: 

«Алас-алас! Умывшись водой из Молочного озера,

Окурившнсь богородской травой из горы Сумеру,

Пусть человек очистится от злых сил!

Пусть дьяволы вернутся в свой мир!

Пусть жилище станет чистым и красивым! Алас-Алас!»

Обряд окуривания младенцев назывался «ызырых». Он применялся в профилактических целях от испуга. При вос-куривании на совочек клали девять горящих угольков, девять зернышек ячменя, семь щепоток соли и богородскую траву. Обряд «ызырых» совершали на каждый девятый день новолуния.

Богородская трава действовала на больного лучше плохого шамана. Она у хакасов считалась первой лечебной травой. Применение лекарственных растений (их насчитывалось более 100 названий) уходит в глубь веков. В героическом эпосе упоминается волшебная «трехсуставная белая трава», которой оживляют погибших богатырей. По хакасским обычаям лекарственные растения выкапывали утром, становясь со стороны восхода солнца. Вместо выкопанного корня клали белую шерстинку или серебряную монету и благодарили землю: «Мы тебя почитаем! Дай нам исцеление! Дай нам здоровье!» Заготовляли траву с июля и до первых заморозков. При лечении мужчина должен был употреблять траву мужской особи, а женщина — женской. Пили лекарства только вечером, когда на небе появлялись звезды. Считалось, что в это время лекарство действует сильнее. Лечение начинали при новолунии. Во время лечения остерегались называть имя болезни, иначе думали, что она может усилиться.

Источник: Бутанаев В.Я., Верник А.А., Чухрова Г.В. - Народная медицина Хакасско-Минусинского Края / подгот. проф. Бутанаев В.Я. Лаборатории этнографии НИС ХГУ им. Н.Ф. Катанова., изд. ТОО "МЕДИНКОМ", Лаборатория этнографии НИС ХГУ им. Н.Ф. Катанова.,- Абакан. 1995 г.

Подробнее ...

Кузнецкий Алатау

КУЗНЕЦКИЙ АЛАТАУ, хр. - представляет горную страну, вдающуюся высоким и широким мысом между Кузнецким каменноугольным и Минусинским девонским бассейнами. Тесно примыкая на ю. к хр. Корбу (Горбу), К. А. начинается на широте сев. побережья Телецкого оз., простирается на С.-С.-В. под именем Абаканского хребта (см.) до истоков реки Томи и отсюда, в виде Томского кряжа, в переменном направлении тянется на С.-С.-З., теряясь между pp. Яей и Золотым Китатом. С востока К. А. посылает в сторону Енисея Бистагский хр., Ба-теневский и Сологонс-кий кряжи (см.) и отделяется от степной предгорной части Тарчинско-Чебаковской и Минусинской котловин уступом не менее 400 м высоты.

Со стороны Кузнецкого бассейна К. А. также отделен резко выраженным уступом выс. в 300 — 600 м. На Ю.-З. к К. А. примыкает Бийский массив (см.), отделенный от Алатау Лебедос-ким грабеном (в бассейне р. Лебеди). В пределах Ачинского окр. отроги К. А. становятся пологими, понижаются и выделяются в рельефе до района горы Черничной (476 м) и Арказы-на; далее же к С. отроги хр. орографически уже не выражены. Ряд исследователей склонен видеть в К. А. весьма древнюю континентальную пенепленированную (почти равнину) страну, подвергшуюся чрезвычайно длительным процессам денудации; всюду, и особ. в обл. развития водораздельных пространств, в нем усматривают остатки древнего пенеплена; эти пространства б. ч. обладают плоско-волнистым или равнинно-холмистым рельефом, среди к-рого выступают лишь отдельные возвышенные точки, имеющие характер усеченных или уплощенных куполов или небольших хребтов, переходящих иногда в плоские вытянутые гривы. Резко очерченные альпийские формы рельефа, характерные для Тигир-Тыш (Тигер-Тизы), имеют ограниченное развитие, и возникновение их находится в тесной связи с образованием каров, к-рые относительно широко распространены в К. Алатау. Большинство вершин К. А. представляет гольцы, поднимающиеся выше пределов лесной раст-и; предел распространения леса в сев. части К. А. определяется выс. в 1.100 м и, постепенно поднимаясь к Ю., достигает 1.400 — 1.500 м и более. Выше этой границы леса высоты К. А. покрыты тундрой, а ниже — склоны хребта (и зап., и вост.) покрыты густой лесной раст-ью, среди которой распространены, преимущественно, пихта и кедр.

Г и д р о г р а ф и я К. А. орошается реками, принадлежащими к бассейнам Енисея и Оби (сист. Чулыма, Томи и Лебеди). Реки его отличаются быстрым, местами бурным течением, различной степени порожистостью и доступностью для сплава и лодок. Долины больший-ства рек не широки, местами каньонообразны и в редких случаях необычно широки, как, напр., долина Ниж. Терси. Самые вершины рек в большинстве случаев (Ниж. Терсь, Уса, Томь и др.) расположены на обширном болотистом плоском или седлообразном водоразделе; истоки других (Верх. Терсь и др.) лежат в узких ущельях; некоторые же реки берут начало из каровых озер, окруженных крутыми, часто недоступными, скалистыми склонами (Бель-су, Казыр, Садра, Коный, Лебедь и др.). В период таяния снегов или после дождей реки быстро прибывают и также быстро спадают. В общем, реки К. А. имеют два гл. направления: меридианальное и широтное. Так, прав. и лев. прит. Лебеди, преим., обладают меридианально простирающимися долинами, при чем лев. притоки длиннее правых. Мрассу и ее притоки Пызас и Умзас текут с Ю. на север. Далее, Яя с Барзасом и Золотым Китатом, а также Кия имеют сев. направление. Долины Чулыма и составляющих его Белого и Черного Июсов в пределах К. А. обладают тем же меридианально-вытянутым характером своих долин. Широтное направление рек К. А. в общих чертах является типичным для большинства прав. прит. Томи и Мрассу (Терси, Бель-су, Казыр, Ортон, Кобыр-су и др.). Озера К. А., расположенные в его высокой части, — немногочисленны и принадлежат исключительно к ледниковым; расположены они в цирковых котловинах. Озера по своим размерам не велики, и их поверхность редко достигает 1 км2 (Казырское, Садринское); чаще же они меньше, имеют округлые, овальные и редко прямоугольные очертания. Глуб. озер редко достигает 68 м (оз. Казыр) или 60 м (Каныгой), чаще глуб. колеблется от 2—4 м (оз. горы Шалап) до 17,7 м (Тумьяс). Ложе озер обставлено крутыми и часто недоступными скалистыми склонами; в ниж. конце озера подпружены моренным валом до 50 м относительной выс. (Каныгой). На оз. Большой Казыр такой вал поднимается на 72 м над поверхностью озера. Садринское оз., расположенное в долине, подпружено невысокой мореной. Редкие из озер К. А. не содержат рыбы.

Г е о л о г и ч е с к о е с т р о е н и е К. А. сложно и пока окончательно не выяснено. Тектонически, этот хр. рассматривается как горст, окруженный с З., С. и В. тектоническими депрессиями. Вдоль окраин К. А., в виде почти непрерывной оторочки, развиты девонские порфириты и порфиры. Существенное участие в геологическом строении К. А. принимают находящиеся в сложных тектонических отношениях нижнепалеозойские и агното-зойские породы, к-рые прорезаются мелкими телами и огромными массами и многочисленными жилами интрузивных, а также корнями экструзивных пород, принадлежащих как низам, так и верхам палеозоя. Как горст, К. А. впервые получил существование уже в девоне; к концу третичного времени он входил в состав сиб. значительно пенеплениро-ванной равнины, так что в период первого (гюнцс-кого) оледенения развившийся на нем ледник имел гренландский характер и только позже, благодаря многократным поднятиям и подновлениям эрозии, К. А. получил современную конфигурацию.

Из п о л е з н ы х и с к о п а е м ы х исключит. развитием пользуется золото, к-рое в виде россыпного добывалось по речным системам, берущим начало в обл. К. Алатау. Кроме россыпных, известны коренные м-ния золота в

Ачинско-Мариинской тайге (район Центрального и др. рудников), Саралинском районе, в районе прииска Коммунар (б. Богомдарованный), Балык-су и др. М-ния железа известны по Камыште; м-ния меди находятся в районе Улень-Юлия, Божье озеро; м-ния молибдена — в Алексеевском медном руднике; м-ния асбеста — в Бистагском хр. и у Биджинско-го улуса. К. А., несмотря на большое его значение в золотоносном отношении, далеко нельзя считать достаточно исследованным. Первые сведения о н ем, собиравшиеся различными путешественниками и исследователями, носят спорадический, чисто случайный, противоречивый характер. Сист. исследования в пределах К. А. и в прилегающих к нему районах начинаются со времени проведения Сиб. ж. дороги. Исследования К. А., входившего в состав б. Алтайского округа (см.), были предметом исследования Геологической части Кабинета. Позже, под руководством Геологического К-тета, началась сист. геологическая с’емка вост. склонов и сев. и сев.-зап. предгорий К. Алатау. С 1919 Геологический К-тет свои исследования распространил и на ю.-з. склоны К. Алатау. В горах и предгорьях зап. склонов К. А. живут шорцы (см.) — охотники и звероловы, у вост. склонов — хакасы (сагаи, качинцы и частью бельти-ры) — охотники и скотоводы; там и здесь разбросаны редкие заимки и пасеки русских. Сообщение через К. А. крайне затруднительно; впрочем, с вост. стороны на зап. есть два невысоких перевала: один-из вершины Уйбата в вершину Теренсука (прит. верховьев Томи), выс. 1.067 м, другой — из вершины Таштыпа в вершину Балык-су, выс. 943 м. См. Золото, Медные рудыі, Асбест.

Л и т.: „Тр. Геологической части Кабинета", т. VII, СПб., 1909 (содержит разбор лит-ры о К. А.); Геологические исследования в золотоносных областях Сибири. Енисейский район, в. VII, 1909, в. X, 1910, в. XI, 1912, в. XII, 1915; Толмачев, И., Тихонович, Н. и Мамонтов, В. Геологическое описание и полезные ископаемые района проектируемой Южно-Сиб. ж. д., СПб., 1913 (список лит-ры); Кузьмин. Материалы к стратиграфии и тектонике Кузнецкого Алатау, „Изв. Сиб. Отд. Геолог. К-тета“, т. VII, в. 2, 1928; Обручев, В. А. Геологический обзор золотоносных районов Сибири, в. 1, 1911; Obrutschew, W. А. Geologie von Sibirien, Berlin, 1926; Обручев, В. А. Геологический обзор Сибири, М., Гиз, 1927. А. К у з ь м и н.

 Источник: Сибирская Советская Энциклопедия - 2 том З-К (в четырех томах)/  Западно-Сибирское отделение ОГИЗ. - Москва. 1931 г. 

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS
для детей старше 16 лет