Войти
Обновлено 4:27 AM +07, Nov 20, 2017
Реклама на AskizON по тел: 8-908-327-37-77 email: info@askizon.ru, askizon@gmail.com
A+ A A-

Сказки о человеке, знавшем язык животных - Бельтирская сказка. Н.Ф. Катанов

Сказки о человеке, знавшем язык животных - Бельтирская сказка[1]. / Н.Ф. Катанов

Источник: К вопросу о сходстве восточно-тюрских сказок со славянскими, по сказкам, записанным Н.Ф. Катановым и И.П. Рогановичем./ Общество Археологии, Истории и Этнографии при Императорском Казанском Университете.-. Типография Императорского Университета. Казань – 1897 г.

 

Одинъ человѣкъ собирался бить звѣрей и птицъ. Взявши ружьё и палку, онъ отправился на охоту. Когда онъ шелъ вверхъ, по направлению къ нему шли палы (т. е. пожаръ), а передъ палами ползла змѣя.

Змѣя сказала: „спаси меня отъ этихъ паловъ, и я окажу тебѣ тройное благодѣяніе: научу тебя тремъ языкамъ". Сунулъ онъ змѣю себѣ за пазуху, чтобы, миновавши палы, выпустить ее (на землю). Змѣя не захотѣла сойти и обвилась вокругъ шеи. „Зачѣмъ ты обвилась?" — „За добро добромъ не платятъ, —подставляй сюда свой лобъ, и я ужалю тебя!" — „Если такъ, не жаль, а отправимся на 3 суда! когда придёмъ, тогда ты и ужалишь меня!"

Теперь они идутъ и встрѣчаютъ одну деревню. По улицѣ ходитъ старая лошадь и собираете сѣно. Человѣкъ кричитъ лошади: „ну, лошадь, остановись, разсуди насъ!" Лошадь спрашиваетъ: „чтб случилось съ вами?" —Человѣкъ разсказалъ все по порядку, и лошадь замѣтила: „да, да, змѣя! дѣйствительно, за добро добромъ не платятъ,—жаль его вълобъ!" Послѣ этого лошадь сказала: „я пахала пашню у людей домовитыхъ, богатыхъ, и кормила ихъ, а когда я состарилась, хозяинъ прогналъ меня!" Человѣкъ сказалъ: „погоди, пойдемъ еще на 2 суда!"

Опять идутъ. Встрѣчается за деревней собака. Они кланяются собакѣ и говорятъ: „ну, собака, разсуди насъ!" Собака спрашиваетъ: „что случилось съ вами?" Человѣкъ разсказалъ ей все, и собака замѣтила: „оказывается, что за добро добромъ не платятъ,—я гонялась за соболями и птицами и, нашедши ихъ, доставляла своему хозяину, а теперь, когда я состарилась, онъ прогналъ меня, такъ какъ лишилась уже обонянія! жаль его въ лобъ!" Но человѣкъ сказалъ змѣѣ: „погоди, остается еще одинъ судъ!"— „Ну. пойдемъ еще на одинъ судъ!" говоритъ змѣя.

Идутъ они по большой .дорогѣ. Это была дорога столбовая, лежавшая по степи. Когда они шли, по степи ходила лисица. Человѣкъ подозвалъ ее и разсказалъ  все по порядку. Лисица сказала: „теперь, змѣя, спустись,—какь этотъ человѣкъ стоитъ прямо, такъ и ты стань!" Змѣя спустилась и стала прямо. Лисица спрашиваетъ: „ты, человѣкъ, для чего взялъ изъ дому ружье и палку?" Человѣкъ понялъ, что эту змѣю надо убить палкою, и однимъ ударомъ пересѣкъ змѣю пополамъ. Лисица тутъ-же бѣгаетъ туда и сюда. Человѣкъ снялъ съ плечъ ружье и, застрѣливъ лисицу, доказалъ еще разъ, что за добро добромъ не платятъ[2]. Взявши лисицу, человѣкъ пошелъ домой, уже зная всякіе языки. Когда онъ пришелъ домой, птицы, коровы и лошади стали жаловаться ему, говоря: „твоя жена не кормила насъ!" Онъ за это побранилъ свою жену, но, что научился разнымъ языкамъ, не сказалъ объ этомъ никому, ибо это грозило ему смертью. Жена спрашиваетъ ежедневно (почему ' онъ ходитъ около животныхъ), но онъ молчитъ. Изъ-подъ печки вышли курицы, и пѣтухъ пропѣлъ: „кукуреку, я справляюсь съ 40 женами, а ты, боясь смерти, не можешь справиться и съ одною!" Прокричавши такъ, онъ захлопалъ крыльями и загналъ своихъ курицъ подъ печку. Послѣ этого жена то и дѣло спрашиваетъ, откуда-де онъ научился языку (животныхъ). Лежавши однажды съ женой, онъ не утерпѣлъ и разсказалъ ей все, а къ утру оказался уже мертвымъ.

Сказки о человѣкѣ, знавішемъ языкъ животныхъ, лѣтомъ 1897 года я слышалъ также въ Белебеев. у. Уфим. губ. Отъ тептярей мусульманъ и крещеныхъ татаръ, но не записалъ ихъ, такъ какъ онѣ были пересказомъ джагатайской сказки, помѣщенной въ вышеупомянутой книгѣ Рубгузи. Эту книгу Рубгузи я встрѣчалъ въ Уфим. губ. у многихъ мусульманъ, и потому нисколько не удивился, что сказки о человѣкѣ, знавшемъ языкъ животныхъ, циркулируютъ и по Уфим. губ.



[1] Записана мною 14 декаб. 1889 года въ Минусин. окр. Енис. губ. На лѣв. бер. средняго теченія Абакана, въ 12 верстахъ отъ с. Аскыса, со словъ бельтира Аппака Асочакова, говорящаго по-русски очень плохо. По разсказамъ бельтиръ— стариковъ, Аппакъ — потомокъ одного бельтира, которому поручено было въ началѣ XVIII в-ѣка караулить пограничный знакъ № 24 на перевалѣ Шабинъ-дабага (на Саянскомъ хребтѣ).

[2] Этотъ мотивъ, что «за добро добромъ не платятъ», или «старая хлѣбъ-соль забывается», встрѣчается не только въ сказкахъ тюркскихъ племенъ, но, и въ сказкахъ запад, народовъ, и даже въ сказкахъ африканскихъ, встречается именно: у русскихъ, итальянцевъ, французовъ, норвежцевъ, датчанъ, нѣмцевъ, грековъ, также у грузинъ и готтентотовъ. Срав. стр. 327 — 330 статьи Л. Колмачевскаю: «Животный эпосъ на западѣ и у славянъ» въ «Изв. Император Казан. У нив » за 1882 годъ.


для детей старше 16 лет