Войти
Обновлено 4:27 AM +07, Nov 20, 2017
Реклама на AskizON по тел: 8-908-327-37-77 email: info@askizon.ru, askizon@gmail.com
A+ A A-

Тагарская культура (ѴIII - II вв. до н.э., эпоха раннего железа. Скифская эпоха) - Хакасия - Хакасско-Минусинская котловина

Названа по месту раскопок эталонного памятника на острове Тагарский у д. Селиваниха рядом с г. Минусинском.

Начиная разговор о тагарской культуре, стоит вспомнить, что 90 % всех курганов, которые мы видим, совершая путешествия по нашему краю, относятся именно к этому времени. Это не значит, что этих памятников больше, чем в других культурах, просто курганы тагарского времени отличаются большими размерами и высокими каменными стелами по углам и стенкам ограды.

Природные условия края, ограниченная площадь степей, защищенная от соседних степных областей массивами горных хребтов и непроходимыми лесами, позволили местному карасукскому населению остаться на своих прежних землях, не переходить к кочевому образу жизни, а развивать свое хозяйство и культуру, заимствуя все полезное от соседей, не ломая своих сложившихся веками традиций. Так в пределах региона сложилась своеобразная культура, известная в археологической литературе под названием тагарской.

Самым первым научно раскопанным курганом стал памятник именно тагарской культуры (раскопки Д. Г. Мессершмидта в январе 1722 года). Впечатляющие кладбища тагарцев - это изюминка нашего культурноисторического ландшафта. К сожалению, сегодня лишь единицы знают о величии тагарской культуры, когда-то бытовавшей здесь. Люди принимают за чудо изваяния на острове Пасхи, египетские пирамиды, когда буквально у них под ногами находятся памятники столь же монументальные и столь же загадочные. «Царские» курганы тагарцев на момент постройки достигали, вероятно, 15-20 метров (на сегодняшний момент - 11-12 метров) в высоту и 70 метров в ширину. Юго-восточная угловая стела Большого Салбыкского кургана (Хакасия), по подсчетам, по весу достигает 50 тонн, а по высоте -более 5 метров. Другие вертикально установленные стелы по весу - от 20 до 30 тонн, по высоте - до 5 метров. Плиты ограды - от 5 до 20 тонн. Все сооружение насчитывает 83 массивные каменные плиты. Для сравнения, изваяния острова Пасхи по весу варьируются от 5 до 30 тонн, выделяется самое крупное изваяние «Патро» - его вес 82 тонны.

Согласно мнению С. В. Киселева, тагарцы известны в китайских летописях под названием «дин-лин», а их страна - «дин-лин-го». «Го» - по-китайски - государство. Признание страны тагарцев государством со стороны высокоразвитой китайской цивилизации свидетельствует о ее высоком политическом положении в регионе.

Тагарская культура относится к культурам скифского типа, т. е. идентична культуре причерноморских скифов - тех, о которых писал древнегреческий историк Геродот, и тех же, которых не мог покорить Александр Македонский.

Памятники и материальное наследие скифской культуры попали в поле зрения европейской науки задолго до ее окончательного сложения. Бронзовые и золотые предметы, изготовленные причерноморскими скифами, всегда привлекали любителей старины и коллекционеров. Когда в начале XVII века появились первые предметы из разграбленных курганов Южной Сибири, они оказались настолько похожими на причерноморские материалы, что первое предположение было о фальсификации. Когда выяснилось все же азиатское происхождение этих предметов, долгое время существовало мнение, что часть скифов со временем откочевала на восток, и этим объясняется поразительная похожесть материалов Саяно-Алтая и Монголии на наследие скифов Причерноморья. Но открытия, произведенные в последней четверти XX и начале XXI века, кардинально изменили эти представления. Оказалось, что, напротив, самые ранние памятники скифов находятся на территории Монголии и Саяно-Алтая. Более того - прослеживаются пути импорта скифской культурной традиции на запад вплоть до Черного моря и Южнорусских степей.

Скифская эпоха на территории Хакасско-Минусинского края представлена тагарской культурой. Памятники культуры была впервые выделены в 1884 году В. В. Радловым в особый исторический «бронзовый и медный период». С. А. Теплоухов памятники этой эпохи отнес к «минусинской курганной культуре», которую разделил на четыре последовательных в развитии этапа. СВ. Киселев в 1928 году предложил новое название для культуры - тагарская - по месту раскопок на острове Тагарский у села Селиваниха. Было выделено три стадии развития культуры: 1. Х-ѴІІ вв. до н.э., 2. ѴІІ-ІѴ вв. до н.э., 3. Ill—I вв. до н. э. [Грязное, 1968, с. 18.].

В 1950 г. в рукописи «Минусинская курганная культура» М. П. Грязное разрабатывает новую периодизацию тагарской культуры, но опубликована она была лишь в 1968 г. В ее развитии М. П. Грязное выделил четыре последовательных этапа: баиновский - ѴІІ-ѴІ вв. до н.э., подгор-новский - ѴІ-Ѵ вв. до н.э., сарагашенский - IV—III вв. до н.э., тесинский — II—I вв. до н. э. [Грязное, 1968, с. 187.]

Периодизация М. П. Грязнова не потеряла значения по сей день, хотя и подвергалась корректировкам. После раскопок кургана Аржан в Туве автор удревнил нижнюю хронологическую границу существования скифских культур Саяно-Алтая до VIII в. до н.э. [Грязнов, 1980, с. 56-59.] Н. Ю. Кузьмин в 1994 г. отметил возможную синхронность погребений баи-новского и подгорновского этапов и отметил целесообразность выделения только трех основных культурно-исторических периода: раннетагар-ский (ѴІІІ-ѴІ вв. до н.э.), среднетагарский (V—III вв. до н. э.), позднета-гарский (ІІ-І вв. до н. э.). [Кузьмин, 1994, с. 57-61.]

Еще в 1975 году М. Н. Пшеницина систематизировавшая памятники тесинского этапа, высказала предположение о том, что они не относятся к тагарской культуре [Пшеницина, 1992, с. 224-235.]

Вопросами целесообразности выделения баиновского этапа тагарской культуры занимался И. П. Лазаретов. На основе систематизации и анализа доступных материалов комплексов, традиционно выделяемых в баи-новские, он пришел к выводу о наличии в них четко разграниченных двух самостоятельных групп - собственно баиновских и раннеподгорновских. Из этого следует, что включение комплекса материала «баиновских» памятников в состав тагарской культуры является ошибкой. [Лазаретов, 2005, с. 86-88; Лазаретов, 2006.]

Таким образом, на сегодняшний момент сложились следующие представления о хронологических рамках и периодизации тагарской культуры. Тагарская культура прошла в своем развитии два последовательных этапа -раннетагарский, подгорновский этап (VIII-VI вв. до н.э.), позднетагарский, сарагашенский этап (V - нач. II вв. до н.э.).

Ранние татарские (подгорновские) кладбища обширны и могут насчитывать более сотни курганов, но, как правило, их количество варьируется от 30 до 60 курганов. Конструкции надмогильных сооружений демонстрируют нам генетическую связь погребальной традиции с предшествующей карасукской культурой. Подгорновский курган представляет собой прямоугольную ограду из вертикально вкопанных «внахлест» плит песчаника, укрепленных контрфорсами, с вертикально установленными стелами по углам ограды; постепенно развивается традиция установления дополнительных вертикальных «простеночных» стел. Размеры ограды варьируются от 5x5 до 15x15 метров. В редких случаях сооружаются более крупные комплексы с размерами ограды до 20x20 метров. Интересны специфические комплексы раннетагарских курганов - т.н. «трамваи». Они представляют собой целую систему пристроенных друг к другу по линии север-юг прямоугольных оград, от одной до четырех в комплексе.

В центре ограды тагарского кургана сооружалась одна, значительно реже, две могилы, представляющие собой каменный ящик, перекрытый одной-двумя массивными каменными плитами, либо небольшой сруб из тонких бревен. Нередко встречаются надмогильные конструкции в виде каменной панцирной закладки. Внутри ограды подгорновских курганов возводилась невысокая, до полутора метров, насыпь, хотя часто встречаются и курганы без видимых земляных конструкций.

В могиле погребен, как правило, один человек, положенный вытянуто на спине, головой на ЮЗ, либо в противоположном положении. У головы погребенного устанавливался керамический плоскодонный сосуд баночной формы с жидкой пищей. В ноги покойному укладывался стандартный набор мясной пищи - левая лопатка, ребра и бедро овцы либо коровы, иногда лошади. Очень часто в районе пояса умершего находятся бронзовые изделия - нож пластинчатой формы с небольшим отверстием у окончания рукоятки, шило и зеркало. В мужских могилах на уровне живота и бедер можно обнаружить также бронзовое оружие - кинжал-акинак, чекан, боевой топорик, втульчатые наконечники стрел.

Размеры и характер погребальных конструкций, а также состав погребального инвентаря позволяют предположить, что в это время еще не было четкой социальной дифференциации (не выделилась знать). Но среди курганов подгорновского этапа выделяются пофебения высоких, сильных взрослых мужчин, отличающиеся по размеру и богатству пофе-бального инвентаря среди массы других. Это свидетельствует о существовании развитого культа воина. На черепах многих из этих пофебенных всфечаются отверстия от удара чекана - тагарского оружия ударного действия, что свидетельствует о насильственном характере их смерти.

В комплексе предметов, сопровождающих этих мужчин, обязательно встречается оружие - вышеуказанные бронзовые чеканы, кинжалы-акинаки специфической формы. Оружие тагарцев, видимо, также являлось предметом почитания и украшалось скульптурными изображениями животных и растительным орнаментом. Впервые в истории древних обществ Минусинской котловины появляются наскальные изображения сражающихся воинов - бой лучников, поединок воинов с чеканами, убийство поверженного воина кинжалом и т.д. Регулярные боевые столкновения становятся неотъемлемой частью повседневной жизни тагарцев.

Временем расцвета общества тагарской культуры можно назвать сарагашенский этап. Курганы этой эпохи менее многочисленны, чем курганы подгорновского этапа. Количество памятников в одном могильнике варьируется от 2-3 курганов до одного-двух десятков.

Уменьшение количества курганов объясняется изменением погребальной традиции. На протяжении подгорновского этапа происходил постепенный переход от традиции сооружения небольших индивидуальных курганов к крупным курганам с родовыми склепами. Курганы сара-гашенского времени - монументальные сооружения из земли и камня, по размерам и трудозатратам не имеющие себе равных на территории Саяно-Алтая. Ограда из вертикально вкопанных массивных плит песчаника обрамлена 4 угловыми и от 4 до 14 простеночными стелами. Размеры ограды варьируются от 10x10 до 30x30 метров. Внутри ограды возводилась насыпь высотой, на сегодняшний момент, не меньше метра. Встречаются и более впечатляющие комплексы с размерами ограды 50x50 метров и высотой насыпи до 10 метров.

В центре ограды, как правило, со смещением к западу, сооружалась могила, представляющая собой опущенный в фунтовую яму бревенчатый сруб, размерами от 3x3 до 5x5 метров, перекрытый потолком из 2-3 ярусов бревен. Реже встречаются курганы с 2-3 большими могилами-склепами, расположенными по линии север-юг. Сверху пофебальное сооружение перекрывалось берестяным настилом, либо бревна перекрытия оборачивались в бересту. С. В. Киселев предположил, что таким образом лиственница (из которой чаще всего сооружали срубы) как бы превращается в березу - культовое дерево. По центру западной стороны (гораздо реже с южной стороны, ближе к восточному углу) склепа сооружался вход или лаз для подзахоронений. К входу вел дромос - земляной коридор-лестница в теле кургана.

В сарагашенских склепах похоронено 15-30 человек, в исключительных случаях до 150 пофебенных (Новый Сарагаш). Пофебальный инвентарь, по отношению к количеству пофебенных, скуден и представлен керамическими сосудами, ножами, шильями, зеркалами, предметами вооружения и украшениями из бронзы и т.д. Примечательным является то, что количество сосудов с заупокойной пищей зачастую меньше, чем пофебенных. Этот факт наводит на мысль о том, что в данном случае пофебение жертвенной пищи связывается не с конкретным человеком, а с самим актом пофебения - вскрытия склепа (родовые склепы, безусловно, служили длительное время, после их заполнения покойными над ними возводилась курганная насыпь). Возможно, по количеству сосудов можно приблизительно подсчитать, сколько раз склеп вскрывался для подзахоронения.

 

Крайне схожи по внешним признакам, но ярко отличны по содержанию курганы с погребениями родовой знати. К концу подгорновского этапа тагарской культуры и к началу этапа сарагашенского фиксируется выделение племенных вождей из основной категории населения. Это приводит к появлению больших элитных и «царских» курганов. Эти курганы выделялись своими огромными размерами, большими трудозатратами на их возведение и богатым погребальным инвентарем. Размеры их офады варьируются от 25x25 м. до 74x74 метров и высота насыпи на момент сооружения кургана - от 5 до 15 метров. К сегодняшнему дню земляные насыпи под воздействием вефов и весеннего таяния снега «оплыли» и достигают в высоту от 2,5 до 11 мефов. Но при этом стоит помнить, что насыпь оплыла и за пределы офады, соответственно увеличив визуальную площадь кургана. Например, курган Барсучий Лог, имеющий размеры офады 54x54 мефа, имел ширину насыпи 80 метров.

Тем не менее, по конструкции элитные курганы практически неотличимы от кургана с родовым склепом. В элитном кургане также сооружалось центральное пофебение-склеп, но в данном случае в нем будет похоронено от 1 до 6 человек с большим количеством богатого сопроводительного инвентаря - комплектов вооружения (чекан, кинжал-акинак, наконечники сфел), «оленных» блях, бронзовых наверший-факельниц, широкой категории украшений из бронзы, кости, аргиллита, золотой фольги.

Пофебения знати демонстрируют нам высокое развитие изобразительного творчества скифской эпохи.

Искусство скифов представлено замечательными предметами мелкой пластики, изображениями на предметах и наскальными рисунками. В этот период на обширной степной территории от Днесфа на западе до Тихого океана на востоке распросфаняется особый анималистический стиль в художественном творчестве, который был назван «скифосибирским звериным стилем». У скотоводческих племен раннего железного века появляется обычай украшать предметы конской упряжи, пояс, одежду, вооружение, зеркала и т.д. изображениями, выполненными в скифо-сибирском зверином стиле. Основной составляющей этого стиля является устойчивый набор изобразительных элементов и образов животных, воспроизводимых в фадиционных позах с помощью особых приемов и на определенных предметах. Самыми распросфаненными в скифо-сибирском искусстве являются образы оленя, козла, барана, кабана, фифона, хищника (волк, тиф, барс). Редко изображались: лось, сайгак, фантастическое животное, верблюд. Наиболее популярными были сцены терзания и борьбы животных.

Среди предметов мелкой пластики в тагарской культуре широкое распространение получают бронзовые рельефные бляшки, изображающие оленя с подогнутыми под брюхо ногами. В литературе эта экспрессивная поза получила название «летящего галопа» [Киселев, 1951, с. 268.] На сегодняшний момент эта поза небезосновательно трактуется как жертвенная связь с солярным культом.

Фигурки стоящих животных представлены скульптурными или рельефными изображениями кабанов, козлов, баранов, лошадей и кошачьих хищников. Иногда они изображались стоящими как бы на кончиках копыт или, так сказать, на «пуантах». Эта «неестественная» поза со сжатым, приподнятым кверху туловищем и безвольно опущенными ногами, позволила исследователям предположить, что животное, изображенное таким образом, может символизировать акт жертвоприношения [Савинов, 1987, с. 122-177; Шер, 1980.] В этнографических данных есть сведения, где подробно описывается, как производилось жертвоприношение. Обычно с убитого коня (оленя, козла и т.д.) снимали шкуру с головой и нижними частями ног. Затем эту шкуру превращали в примитивное чучело и устанавливали на козлах, сколоченных или связанных из жердей. Естественно, что в таком случае ноги убитых животных, утяжеленные копытами, безжизненно свисали вниз. В скифском искусстве животные в жертвенной позе (на кончиках копыт) изображались чаще всего на предметах воинского снаряжения (ножах, чеканах, ножнах, украшениях одежды и т.д.) и, вероятно, предназначались для усиления магических свойств этих вещей.

Достаточно много в тагарском искусстве изображений голов животных (барана, козла и кабана) и хищных птиц (орла, грифона), сделанных из бронзы и кости в виде скульптурки или рельефа. Нередко ими украшались навершия ножей и шильев, перекрестия кинжалов и другие предметы. Иногда встречаются синкретические изображения, сочетающие признаки хищных и травоядных животных. Так на одном шиле-вкладыше ножа показаны две головки, одновременно напоминающие баранов и грифонов.

Одним из центральных образов всего скифского искусства является изображение свернувшегося в кольцо или полукольцо хищника. В такой позе его тело обычно образует круг, а морда примыкает к крупу или хвосту. Наиболее часто в таком виде изображали хищников семейства кошачьих - барсов, львов, пантер. Этот образ обычно использовался для украшения поясных бляшек, декоративных элементов одежды, предметов вооружения и бронзовых зеркал. В Минусинской котловине было найдено 26 предметов поясной гарнитуры с изображением свернувшегося в кольцо хищника. Самые ранние экземпляры бляшек имеют в центре круглое отверстие для крепления на ремне и не превышают 2-4 см в диаметре.

Стремление вписать изображение в замкнутый формат бляхи, пряжки, бутероли и при этом максимально заполнить поверхность привело к возникновению феномена «загадочных картинок» в скифском искусстве. На ограниченном пространстве воспроизводилась своеобразная композиция, в которой изображения фигур животных и их части, причудливо переплетаясь, покрывали весь предмет. В подобных изображениях несколько «сросшихся» зверей могут иметь общие детали - головы, рога, копыта. Разгадать такие изображения довольно трудно.

В искусстве скифов встречается прием симметричного удвоения изображения, условно называемый «геральдическим», или антитетическим (от греч. antithesis - противоположение). В V в. до н.э. в художественных произведениях появляется новый сюжет «когтящих хищников», терзающих копытных. Из района Минусинской котловины происходит несколько бляшек с изображением кошачьего хищника, открытая пасть которого захватывает голову козла или барана [Дэвлет, 1980, с. 9, рис. 4.] Возможно, появление данного изображения объясняется влиянием южного горного населения. Сцены терзания, относящиеся к III—I вв. до н.э., связаны уже с восточным, хуннским воздействием, прототипов им в тагарском зверином стиле нет. Это заключенные в рамку прямоугольные поясные бляхи, на одиннадцати из которых показана борьба двух коней и на одной - терзание хищником копытного животного [Дэвлет, 1980, с. 42.] Искусство скифов иногда называют «скифским барокко» из-за его вычурности и пышной орнаментализации деталей.

Татарский пласт петроглифов представлен двумя основными блоками: изображения зооморфные и антропоморфные. Зооморфные характеризует, как правило, «скифо-сибирский звериный стиль» и типичные позы: преобладающее большинство изображений выполнено в «позе внезапной остановки», другие - с подогнутыми под живот ногами или в стремительном беге. Основные образы - благородный олень, конь, горный баран, козел, хищник, птица. В основном изображения выполнены контурной выбивкой, чуть меньшее количество - силуэтной, единичные изображения выгравированы. Нередко изображения животных украшают спиральные завитки на плече или бедре животного. Особенностью Минусинской котловины являются изображения, где туловище животных разрисовано извилистыми или пересекающимися линиями.

Среди антропоморфных изображений выделяются фигуры в характерных головных уборах (типа колпака, султана на головном уборе или двух пучков перьев). Наиболее популярен в этот период образ пешего воина или всадника с луком, чеканом, кинжалом или копьем в руках. Вооруженные люди изображены в батальных и охотничьих композициях, в сценах ритуального жертвоприношения коней и др. При этом очень сложно определить, реальные ли это сцены охоты или битвы, или же на скалах воплощены мифологические сюжеты

Искусство скифского периода - сложное культурное явление, в котором, безусловно, нашли отражение и религиозные, и социальные аспекты жизни кочевого общества. При отсутствии письменности мифы, легенды, эпические сказания о героях и исторические предания передавались устно или запечатлевались в произведениях изобразительного искусства. Изображения зверей в эпоху, предшествующую появлению отдельных родов декоративного и прикладного искусства, не украшали, а выявляли, обозначали и «усиливали» функцию предмета. Персонажей «звериного стиля» немного, они повторяются и ясно подразделяются на три группы соответственно трем «зонам» мифологического деления вселенной: небесной (птицы), земной (копытные) и подземной (хищники). Среди птиц выделяются грифоны греческого типа с архаическими серповидными крыльями, грифо-бараны, фантастические крылатые звери, имеющие аналоги в персидском искусстве. Среди копытных изображаются олени, козы, быки, бараны, кони. К «медиаторам» (лат. mediator - посредник) относится кабан, свободно «передвигающийся» по стволу «Мирового дерева» из одной зоны в другую (поскольку имеет двойственную природу: он и копытный, и плотоядный, хищник).

Распространены также изображения всадников, что говорит нам о развитии института наездничества. Об этом свидетельствует большое количество случайных находок предметов конского снаряжения тагарской культуры. При этом нам известно только два случая находок предметов конского снаряжения в памятниках, остальные отнесены к тагарской культуре типологически. На этом основании Н. JI. Членова сделала вывод о том, что «верховой конь не играл большой роли в жизни татарских племен и они, во всяком случае, не были кочевыми.. .»[Членова, 1967, с. 66.]

Тем не менее, на сегодняшний момент насчитывается более 200 удил и псалий скифского времени из случайных находок, что превышает количество пӧдобных находок на сопредельных территориях, где важнейшая роль коня в скифских культурах никогда не отрицалась. По нашему мнению, отсутствие удил и псалиев в татарских погребениях может говорить лишь об отсутствии традиции использования их в погребальном инвентаре.

Тагарцы достигли совершенства в технологии обработки бронзы. Их изделия обладали высоким качеством и прекрасным внешним видом. Как пример можно привести факт из истории исследования курганов в XX веке. Когда проводились раскопки курганов, попадающих под зону затопления Красноярской ГЭС, художники археологической экспедиции, рисующие планы курганов, использовали бронзовые ножи тагарцев, найденные неподалеку, без какой-либо дополнительной заточки для того, чтобы заострять карандаши.

Тагарцы также достигли успехов в ведении хозяйства. На памятниках татарской культуры встречается большое количество костей домашних животных - овец, коров, реже лошадей. В качестве жилищ тагарцы научились изготавливать цельные бревенчатые дома, сооруженные по принципу соединения «лапа в лапу».

О жизни тагарцев повествуют также изображения на петроглифах, в частности, Боярская писаница. На Большой Боярской писанице на скальной поверхности, длиной 10 м., при ширине 1,5 м., выбиты изображения жилищ различных конструкций, домашний скот, домашняя утварь, в том числе котлы, кожаные сосуды, оружие, люди в молитвенных позах или за повседневными делами. Видимо, на писанице представлен идеальный поселок в момент традиционного календарного праздника. В больших котлах готовили пищу для участников празднеств, а из маленьких пили кумыс. Можно предположить, что межгорные долины Боярского хребта являлись центрами первобытных святилищ, посещавшихся во время сезонных праздников.

Многие исследователи в появлении у тагарцев алтарей («факельницы-штандарты»), украшенных фигурками горных козлов (олицетворение фавна), усматривают результат проникновения в Минусинскую котловину иранских племен, идей зороастризма.

История высокоразвитой татарской культуры закончилась внезапно. Страна тагарцев была захвачена пришельцами с юга в первой половине II века до н.э.89

Источник: Очерки истории Хакасии ( с древнейших времен до современности) / гл.ред. В.Я. Бутанаев; научн.ред. В.И. Молодин.  Абакан. Издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2008. - 672 с. Илл.

Последнее изменениеЧетверг, 07 Декабрь 2017 08:15

для детей старше 16 лет