Войти
Обновлено 4:27 AM +07, Nov 20, 2017
Реклама на AskizON по тел: 8-908-327-37-77 email: info@askizon.ru, askizon@gmail.com
A+ A A-

Хакасские княжества и их население в XVII в. - ХАКАСИЯ В XVII —НАЧАЛЕ XVIII в.

В конце XVI в. в котловине Больших озер Северо-Западной Монголии возникло государство монгольских Алтын-ханов, ко- торое включило в свой состав бассейн Верхнего Енисея—-Ту­винскую впадину. Пытаясь подчинить себе население Хакас­ско-Минусинской котловины, конные полчища Алтын-хана по­стоянно наседали с юга на жителей бывшего древнехакасского государства, во главе которых по-прежнему стояли представи­тели аристократического рода Кыргыз.

Соперниками Алтын-ханов тогда же стали монголоязычные ойраты («черные калмыки» по русским документам), которые продвигались из Западной Монголии в верховья Иртыша и Оби, а затем создали Джунгарское ханство. Как Алтын-ханы, так и ойраты совершали набеги на Северный Алтай и Хака­сию, собирая ясак (дань) и грабя аборигенное население.

В то же время после завоевания русскими в 1582—1598 гг. Сибирского ханства в Западной Сибири и гибели последнего хана Кучума началась русская колонизация этой огромной тер­ритории. Нередко, опережая правительственные войска, пер­выми на восток продвигались и обживали новые земли воль­ные русские колонисты: промышленники-звероловы, крестьяне и торговые люди. Коренные народности Сибири обычно госте­приимно встречали первых русских людей: снабжали их про­дуктами питания, предоставляли право на охоту в своих зверо- ловческих урочищах, участвовали в походах и различных ра­ботах, добровольно соглашались платить ясак Белому царю'. Возникают русские города Тюмень (1586), Тобольск (1587), Лозьва (1590), Березов (1593), Сургут, Тара (1594), Нарым (1597) и остроги Кетский (1602), Томский (1604), Кузнецкий (1618) и Енисейский (1619).

Впервые «киргизы» упомянуты в грамоте царя Бориса Го­дунова от 20 января 1604 г. По свидетельству кыргызского кыш- тыма «князька Тояна», от низовьев р. Томи, где проживали его еуштинские татары, «до киргизского де князька до Номчи семь дён [ходу] и людей у него тысяча человек». По указу царя и по просьбе Тояна был построен Томский острог, сыгравший большую роль в истории русской колонизации Южной Сиби­ри. В конце XVI — начале XVIII в. «Киргизская землица», как называли Хакасию русские люди, занимала территорию Хакас­ско-Минусинской котловины. Юрисдикция хакасских князей из рода кыргызов (хыргыстар) распространялась на севере на землю тюркоязычных красноярских качинцев, живших на Р- Изыр-сух (рус. Кача), и тюрко-кетоязычных аринцев, оби­тавших на севере вплоть до устья р. Ангары. Кыштымами ха­касских князей считались тюркоязычные и тюрко-кетоязычные этнические группы, населявшие бассейны Томи, Среднего Чу­лыма, Маны и Кана. Границами являлись также Восточносаян­ские и Западносаянские хребты. Западными кыштымами были тюркоязычные группы Кузнецкой котловины и бассейна Томи. Хакасы совершали походы, достигали р. Оби, где соприкасались с телеутами.

«Киргиссы», или «Киргисские земли» (так в документах Томского острога в первое двадцатилетие XVII в. назывались порубежные пять волостей) заселяли хакасы-кызыльцы. До­вольно скоро со стороны Томска был установлен «киргисский рубеж», т. е. граница между русскими и хакасскими владе­ниями 2.

К началу XVII в. на территории Хакасско-Минусинской котловины сохранялась феодальная раздробленность, начало которой, как показано выше, восходит еше к XII—XIII вв. Су­ществовало четыре феодальных княжества, объединявшихся в федерацию: Езерское, или Исарское, Алтысарское, Алтырское и Тубинское. В федерации существовало крепкое государствен­ное ядро, состоявшее из аристократического рода Кыргыз.

Основное население Езерского, или Исарского, княжества составляли тюркоязычные хаасы (хакас, «хаастар», рус. «ка- чинцы»), делившиеся на сеоки (рус. «кости»): ызыр, пюрют, хасха, сохы и др. По ызырцам-качинцам называлась и река Ызыр-сух, где впоследствии возник Красноярск. По названию жившей в ее долине части хаасов-качинцев русские люди на­звали ее р. Качей. Другое название княжества — Исарское — является географическим. В переводе с хакасского оно озна­чает «Внутреннее» (от «истысархы» — внутренняя сторона). Дело в том, что это княжество находилось в центре федерации и было окружено землями других княжеств. Оно простиралось по левому берегу Енисея от района современного Красноярска до устья р. Абакан. В Ызырском княжестве обитали некоторые, почти полностью отюреченные, кетские по происхождению этни­ческие группы, а также керельцы, проживавшие близ устья Абакана. Керельцев документы постоянно отождествляли с езерцами. Собственно людей сеока ызыр, по данным ясач­ной книги 1665—1667 гг., было всего два улуса: Мергенев и Арыпкаев.

Алтысарское княжество (хакас, «алтынсарых» означает «се­вер», «низ») действительно размещалось на севере «Киргизской землицы». Оно граничило с Томским уездом в верховьях рек Кии и Серты. Алтысарское княжество занимало ведущее поло­жение. Центр его находился в низовьях рек Белый и Черный Июс, при слиянии которых образуется р. Чулым. Кочевья ал- тысарцев находились также в районе Божьего озера. Основное население княжества составляли тюркоязычные хакасы-кызыль­цы и некоторые качинские роды (хыргыс, пюрют, сохы). Кы- зыльцы жили примерно в 16—17 волостях и улусах. Названия большинства их улусов и волостей произошли от названия сео- ков (родов): Ачинская — от ажыг, Аргунская — от аргын, Баса- гарская — от пасагар, Шустская — от шуш. Волости Абала- кова и Курчикова названы по имени князей. Собственно кы- зыльцы составляли только один сеок с самоназванием «хызыл» и жили в волости такого же наименования. Название этого сеока распространялось русскими как собирательный термин на все близкие роды, жившие в этих 16—17 волостях и улусах. Кыргызы Алтысарского княжества были малочисленны. По данным 1665 г., люди сеока хыргыс имели только два улуса: Шандин и Итпалин.

Третье хакасское княжество называлось Алтырским или Ала- тырским. Оно также было названо по географическому призна­ку. Княжество занимало отроги Кузнецкого Алатау, которые на картах 1701 г. сибирского картографа С. У. Ремезова обозна­чены как «Белые горы» (хакас, «ала» — пестрый или белый). Поэтому Ремезов отличает «белых алтыр» (собственно ала- тар) от «черных алтыр», т. е. «черневых» (хакас, «чыстар»). Владения Алтырского княжества на севере доходили до Белого Июса, на юге ограничивались Западными Саянами, на западе простирались до отрогов Белых гор, верховьев Абакана и Томи, на востоке — до устьев р. Уйбат и по правому берегу Абакана до горы Изых. На «Чертеже земли всей безводной и малопро­ходной Каменной степи», выполненном С. У. Ремезовым, сде­лана между р. Абакан и Телецким озером надпись: «Царство Алтырско» и вблизи устья р. Чюлушман нарисован условный знак города, вероятно обозначавший столицу Алтырского кня­жества или ставку его князей в конце XVII в. Из более ранних русских документов можно понять, что центр этого княжества находился на р. Нине (вероятно, на месте недавно существо­вавшего Хыргыстар-аалы — Селения хыргысов). Там располага­лась и ставка появившихся в XVII в. джунгарских наместни­ков — зайсанов.

Подобно тому как современные сагайцы называют ширин- ских качинцев «алтынсархы чон», т. е. «народ северной (ниж­ней) стороны», а сагайцев, в свою очередь, называют «устун- сархы чон», т. е. «народ южной (верхней) стороны», так и ал- тырцев русские называли в XVII в. «верхними киргизами», а алтысаров — «нижними киргизами». Дело в том, что алтыр- ские люди жили в верховьях рек Абакана, Томи, Аскиза, Уй- бата и Белого Июса, а алтысары — в низовьях Белого и Чер­ного Июсов3 и на Чулыме.

Население княжества составляли «пестрые» тюркоязычные этнические группы: сагайцы, бельтиры и часть шорских родов. Собственно сагайцы делились на сеоки: хыргыс, сагай, том-са- гай, юс-сагай, том, иркит, саин, а у бельтир различались сео­ки: бельтир, сарыглар, суг-хахпына, таг-хахпына, табан, или табан-бельтир. Иногда бельтиры в документах называются «та- банами» или «чистарами».

Сагайцы обитали на территории между верховьями Томи, Аскиза, Белого Июса и р. Бюрь, а бельтиры расселялись в ни­зовьях Аскиза, по бассейнам рек Есь, Монок, Сое и вдоль под­ножия Саянских гор.

Основные земли кыргызов Алтырского княжества находи­лись по верховьям Белого Июса, Томи и Аскиза. Поэтому рус­ские и называли их «верхними киргизами». Но нередко алтыр- ские кыргызы прикочевывали и на Уйбат.

Четвертое хакасское княжество — Тубинское. Оно занимало правобережье р. Енисей — бассейны рек Сыда, Туба, Оя. Кро­ме того, к Тубинской земле относились Ербинские и Сарагаш- ские степи, расположенные на левой стороне Енисея. Так, в одном из документов указано, что «монгольский Мергентай- ша», убегая от своего дяди Алтын-хана, в 1652 г. «стал на государевой Тубинской земле, на усть Ербы-реки». Как видно, здесь река Ерба причисляется к Тубинскому княжеству.

Северные владения Тубинского княжества доходили до «Ка,- масинской землицы» в долине Кана, южные и восточные гра­ничили с Восточными Саянами и их отрогами, западные — с землями езерцев. Центр Тубинского княжества находился на р. Уп-суг, которая русскими названа Тубой. Тубинское кня­жество включало в свой состав три различные в этническом отношении группы населения: тюркоязычных кыргызов-тубин- цев, двуязычных тюрко-кетоязычных байкотовцев и тюрко-са- модийскоязычных моторцев. Документы не раз подчеркивали, что «по другую сторону Енисея и по Упсе-реке живут кыргызы же, имя им тубинцы». «А на Тубе де реке живут киргизы, сло- вут тубинцы». Байкотовцы и моторцы настолько сильно были отюречены, что русские в XVII в. называли их «татарами».

В 60-х годах XVII в. в «Тубинской землице» числилось 17       улусов. Из них три улуса — Бабаев, Карин и Бурчиев — являлись кыргыз-тубинскими, остальные — байкотовскими и мо- торскими. То, что в «Тубинской землице» жили кыргызы, ко­торых документы не отделяют от других «основных» кыргызов, лишний раз подтверждает, что Тубинское княжество — состав­ная часть «Киргизской землицы».

Кыргызы-тубинцы расселялись по обеим сторонам Енисея: на правой стороне — в степной части между реками Туба и Оя, на левой — в Сарагашских степях. Байкотовцы кочевали по среднему течению р. Тубы. Основные земли байкотовцев находились в лесостепной части бассейна Тубы. Моторцы же обитали в горно-таежной зоне бассейнов рек Тубы, Амыла, Ои, Кантигира и Уса4.

Как мы уже говорили, объединенная территория четырех хакасских княжеств называлась в русских документах XVII в. «Киргизской землицей». Но анализ источников приводит к вы­воду, что понятие «Киргизская землица» в этих документах нередко употреблялось в двух значениях — в узком и широком. В узком смысле под «Киргизской землицей» имели в виду землю собственно кыргызов, обитавших в районе рек Белый и Черный Июс и Божьего озера; там находились основные ко­чевья и резиденция самых знатных князей. Кыргызов, живших на Белом Июсе, именовали «большими киргизами». Василий Старков, ездивший в 1638—1639 гг. с посольством через Ха­касию к Алтын-хану, писал, что «пришли в Киргизы на реку Белой Июс», и затем от «Белого Июсу... от больших киргиз, до Алтыр ехали три дня». В 1688 г. Василий Многогрешный до­кладывал, что он «ездил в Киргизскую, в Езерскую и в Ту- бинскую, в Байкотовскую, в Алтырскую землицы с краснояр­скими людьми для воинского дела».

Эти документы свидетельствуют, что термином «кыргызы» в них называются только алтысары, и понятие «Киргизская землица» употребляется в узком смысле. В широком значении оно применялось, когда говорили не только об алтысарах («больших кыргызах»), но и обо всех других кыргызах и даже кыштымах, обитавших в пределах этих четырех улусов-кня­жеств. В документах об этом читаем: «Убежал в Кыргызы в Табанскую волость» (к табан-бельтирам.— Л. К.), «были для ясашного сбору в Киргизской земле в Сагайских волостях», «жил он в Киргизской земле по Тубе-реке», «ехал посередь Киргизские земли в Кызыльскую волость». Из этих документов явствует, что бельтиры, сагаи, тубинцы и кызыльцы живут в той же «Киргизской землице», и это понятие употребляется здесь в широком смысле.

Огромная территория Хакасско-Минусинской котловины была сравнительно малонаселенной. Чтобы определить хотя бы при­близительно численность кыргызов и всего населения «Киргиз­ской землицы», важно обратиться к фискальным документам — ясачным книгам, где учитывались все мужчины, способные носить оружие и охотиться. Уже в 30-е годы XVII в. ясачных людей в пределах «Киргизской землицы» было около 2 тыс. Эту же цифру назвал в 1639 г. военачальник Яков Тухачев­ский, когда его допрашивали в Москве в Сибирском приказе. Он сообщил: «Киргизских, и моторских, и тубинских князцов было 50 человек, а владели де те князцы государевыми ясаш- ными людьми по 40 человек и больше князец. Итого будет го­сударевых ясашных людей за теми князцами 2000 человек». Две тысячи человек — это ясакоплателыцики. Если эту цифру умножить на пять (средний состав семьи), то количество лю­дей, находившихся на положении кыштымов к концу 30-х годов XVII  в., составляло в «Киргизской землице» около 10 тыс. На этой же территории жили еще 50 князей и их улусные люди. Это те, кого считали кыргызами. По данным ясачных книг за 1665 и 1667 гг., количество кыргызов было: в Алты­сарах — 48 мужчин, в Езерах — 58, в Алтырах — 43, в Тубе — 79 мужчин, т. е. всего кыргызов-мужчин насчитывалось 228. Если эту цифру также умножить на пять, то всех кыргызов было около 1140. Этот вывод подтверждается прямым указа­нием источника 1668 г., где сказано: «Всех киргиз в их земле добрых людей, оприч кыштымов, с 1000 человек».

Все цифровые данные свидетельствуют о малочисленности кыргызов. Так, в 1639 г. Яков Тухачевский докладывал: «А всех де тех государевых изменников и непослушников киргиз, и ту- бинцев, и моторцев збирается конных людей с 900 человек». Федор Тихонов, ездивший в июне—июле 1688 г. «в Киргизы», установил: «А у них де киргизских людей и с кыштымами лю­дей человек с 1000, а боевых людей сот с шесть». Все эти цифры в основном не превышают тысячи, и, более того, в них кыргызы называются вместе со своими кыштымами. Правда, имеется один документ конца XVII в., где сказано: «А кир­гизских де людей в кочевье по Абакану и по Июсам ныне бу­дет с 3000 человек». Но и этот документ не говорит только о собственно кыргызах, а включает в их состав всех «киргиз­ских людей», под которыми русские имели в виду многих: и кызыльцев, и сагайцев, и бельтиров.

При определении численности кыргызов необходимо учиты­вать еще два важных свидетельства: «Всего де киргизов, пря­мых людей, 100 человек» и всех «киргизов самих человек с 300». Обе эти цифры являются реальными. Когда упомина­ется о 100 кыргызах, то имеется в виду лишь отдельная их часть, например алтысары с езерцами. Такое сочетание в рус­ских источниках допускается. Так, в документе за 1666 г. на­писано: «В Киргизской земле алтырцев и езерцев 3 улуса, а в них князцов и улусных людей 101 человек». Если объединить количество алтысар и езерцев, указанное в ясачных книгах, то вместе их будет 106 человек. Если соединить 50 кыргызских князей, известных Тухачевскому, с числом улусных людей (228 мужчин), записанных в ясачных книгах 60-х годов, то всего их окажется 278 человек. Можно допустить, что неучтен­ных кыргызов-мужчин было около 300, а вместе с семьями — примерно 1500. Такова численность «енисейских киргизов» XVII  в. Они были малочисленны и не составляли в то время какого-то отдельного народа, будучи руководящей группой сре­ди всех этнических групп хакасов.

Таким образом, в «Киргизской землице» насчитывалось не более 1500 кыргызов и свыше 10 тыс. кыштымов, а всего на­селения, можно полагать, было около 12—15 тыс. человек5.

    Источник: Текст -  История Хакасии с древнейших времен до 1917. Л.Р. Кызласов

Последнее изменениеЧетверг, 22 Сентябрь 2016 14:15

для детей старше 16 лет