AskizON.ru - сайт о Хакасии и ее коренном населении... История, Культура, Быт, Достопримечательности...

ЧАЙЗАН СИЛИГ-ООЛ

Во времена, когда в долине Июсов проживали кыргызы, во главе их находился жестокий князь по имени Таар-бег. К западу от Хоорая, в земле калмаков правил тогда Хурулдай-чайзан, имевший единст­венного сына по имени Силиг-оол.

Однажды в земле калмаков началась повальная болезнь «харан аал- чы», от которой население стало вымирать целыми аалами. Отец Си- лиг-оола решил отправить своего сына подальше от свирепствовавшей напасти. Хурулдай-чайзан выделил Силиг-оолу часть своих поддан­ных, передал в наследство большое количество скота и, назначив двух почтенных старцев в качестве советников, отправил в Июсские степи. Через некоторое время Силиг-оол добрался до Белого Июса, где вме­сте с челядью и пасущимся скотом облюбовал зимнее стойбище в каньонах горного массива Онло-хая. С западной стороны горы Онло- хая его люди возвели крепостную стену «Силиг оол сивеези», а на южной окраине его пастухи соорудили каменный двор (тае хазаа) для скота.

В долине Белого Июса, под горой Таар-бег находилась ставка князя Таар-бега, а далее, на восток от него, в местности Сарае проживал круп­ный бай по имени Хулахпай, имевший тысячи голов лошадей и быков. В семье Хулахпая выросла красивая дочь, которую по совету двух старцев и взял в жены Силиг-оол. Спустя некоторое время глава кыргызов на Июсских землях Таар-бег вызвал к себе непрошенного гостя, поселивше­гося в его владениях. Он решил коварно отправить в иной мир калмак- ских иноземцев. Прибывших гостей честь по чести усадили за стол, од­нако, когда, согласно этикету, Таар-бег подал Силиг-оолу вина, то два старца-советника, заподозрив неладное, остановили протянутые руки с сосудом со словами: «Голова имеет мозги, а пища имеет хозяина. Пока хозяин не пригубит вина, то даже хан не осмелится выпить!». После та­кого намека Таар-бег, зловеще рассмеявшись, ответил: «Сначала, по обычаю, надо напоить богиню огня - От-ине!» - и вылил отравленное вино в очаг.

Неудачная попытка отравить Силиг-оола не остановила жестокого правителя, который теперь решил порубить калмаков в рукопашной схватке. Однако, когда калмаки, поедая мясо, принялись ломать крупные ребра тремя пальцами, а мелкие кости выплевывать через ноздри, Таар- бег струсил и отказался от коварных замыслов. Он разрешил Силиг-оол чайзану кочевать в долине Белого Июса.

Однажды во время охоты на горе Кошкулак Силиг-оол чайзан заметил вражеский отряд, напавший на кыргызский аал под горой Хордынгас. Один из кыргызских лучников сумел прорваться через окружение и уска­кать в сторону горного массива Онло. Чайзан Силиг-оол ринулся ему навстречу. Задержанный всадник поведал, что со стороны Кузнецкого острога (по-хакасски «Аба-тура») нахлынул отряд казаков и захватил его селение. Кыргызского батыра звали Алып-Таппа. Он выразил желание стать боевым соратником и телохранителем калмакского князя. Силиг- оол собрал своих дружинников, устроил засаду на рыскавший по долине Июсов отряд казаков и перебил неприятеля.

С тех пор Силиг-оол чайзан задумал великий план: завоевать Куз­нецкий острог (Аба-тура) и встать во главе всей Кузнецкой земли. Он собрал мужское население в летучие отряды и через верховье Черного Июса появился под стенами Кузнецкого острога. Конница Хоорая не смогла взять приступом укрепленные строения Аба-туры. Разорив окружающие деревни, Силиг-оол чайзан вынужден был вернуться в свою ставку под гору Онло-хая. На второй год он опять отправился завоёвывать русский город в верховьях Томи. Много людей погибло в боях, много селений сгорело в огне, но Кузнецкий острог выстоял и не сдался.

Воины Хоорая протоптали широкую дорогу через таежные дебри Кузнецкого Алатау и навели мосты через многие реки. Для перехода через снежные пики Ханым-тасхыла, стоящего в верховьях Черного Июса, люди Силиг-оола проложили трассу с тысячами каменных сту­пенек.

На вершине горы Ханым-тасхыл имеется круглое озеро Терпек-коль, где обитали духи-хозяева озера в образе двух одноногих людей. Обычно они, обнявшись, на паре своих ног носились вокруг водной глади, как ветер. Но стоило им разъединиться, они еле-еле тащились, прыгая на од­ной ноге.

Во время второго Кузнецкого похода Силиг-оол чайзан заметил во­круг озера Терпек-коль двух одноногих духов-хозяев и сумел поймать одного из них. Последний взмолился и попросил второго духа-хозяина отправиться на дно озера за драгоценными камнями, чтобы выкупить его. Перед Силиг-оолом заблестели бриллианты и злато, доставленные второй половиной духа-хозяина озера. Однако безжалостный князь, забрав дра­гоценности, саблей отсек голову первому. Второй скрылся в озере со словами: «Ты ушел от повальной болезни «харан аалчы», но от моего возмездия не уйдешь!». Драгоценные камни украсили одежду, головной убор и конскую упряжь калмакского князя. Ночью бриллианты излучали свет и как фонари освещали дорогу неугомонному завоевателю.

На третий год Силиг-оол опять собрался в боевой поход против Кузнец­кого острога. Два мудрых советника-старца решили вразумить его: «Одну березу три раза не обдирают, один город три года подряд не штурмуют». Разгневанный Силиг-оол казнил мудрецов, подвесив их за ноги на дереве. Добравшись до границ владений Кузнецкого острога, несгибаемый чайзан остановился на ближайшей горной вершине, чтобы окинуть взором объект нападения. Кузнецкие казаки, уставшие отражать набеги воинов Хонгорая, придумали следующую хитрость. Они прокопали подземный ход из острога до ближайшего холма, через который тайно выходили к реке Томь.

Князь Силиг-оол, усевшись около походного шатра, с удивлением стал наблюдать за врагами, которые бесчисленной чередой заходили внутрь Кузнецкого острога. Он даже не подозревал, что жители города через тоннель незаметно выходили с другой стороны за городские стены и возвращались обратно. Не по себе стало предводителю войска Хонго­рая от бесчисленного множества снующих врагов. Упавший духом, он не отважился на штурм острога и повернул своих всадников назад.

После тяжелого подъема на Ханым-тасхыл Силиг-оол подъехал к озе­ру Терпек-коль и припал к воде, чтобы напиться. Вместе с водой в его внутренности проник дух-хозяин озера, который скрутил ему сердце и отомстил за смерть брата. Силиг-оол моментально скончался. Боевые соратники похоронили его на вершине славной горы Ханым-тасхыл. Вместе с ним на тот свет отправили трех верховых коней, дабы он там не ходил пешком, и трех рабов, которые стали его «постельной принадлеж­ностью и разостланным изголовьем». Кроме того, был убит телохрани­тель Алып-Таппа, ставший его спутником в загробном мире. Князь Си- лиг-оол, осыпанный бриллиантами и самоцветами, навсегда был замуро­ван камнями так, что никто не сможет найти его могилу.

Печальная новость захлестнула сердце супруги Силиг-оола. Она со­вершила грандиозные поминки по мужу на горе Онло-хая и в кочевьях Хулахпая. До сих пор среди лугов долины Сарае находится место Хулун- тебии - т. е. земля, выбитая копытами жеребят, напоминающая о трауре по князю Силиг-оолу. Согласно древним обычаям, в траурные дни для выражения всеобщего горя хакасы сгоняли весь скот аала к месту прове­дения поминок, отделяли молодняк от маток, сосунков-жеребят от кобы­лиц, отчего тысячи животных громко ревели и били копытами землю. Опечаленная жена Силиг-оола, рыдая, причитала:

«Зачем ты, мой единственный, стремился завоевать Кузнецкий острог, имеющий пятьдесят хитростей.

Силиг-оол, имеющий имя, данное родным народом,

Почему ты не послушал свой народ, любивший тебя.

Зачем ты, мой единственный, привязался К Кузнецкому острогу, имеющему шестьдесят хитростей,

Твой советник - ага, говорил тебе мудрые слова,

Почему же ты не послушал совет старшего.

Кузнецкий острог, имеющий подлые мысли,

Твое имя никогда не назовет.

Твоя прекрасная обитель - гора Онло-хая,

Пусть будет помнить тебя всегда».

Другие материалы в этой категории: « ХАРА ПААР СОРХУЮХ »

для детей старше 16 лет