Показать содержимое по тегу: тадар

Названа по месту раскопок эталонного памятника у д. Андроново, южнее г. Ачинск Красноярского края.

В первой половине II тыс. до н.э. на территории Казахстанских и Южно-Уральских степей складывается сильная и высокоразвитая андро-новская культурная общность. В исследованиях последних лет эта культура сопоставляется с культурой древних ариев. Мобильные носители этой культурной традиции распространились по степям во всех направлениях. В истории Древнего мира они известны нам под именем дорийцев, завоевавших ахейскую Грецию, гиксосов, терроризировавших Древний Египет, арийцев, захвативших Индию и Иран. До территории Минусинской котловины дошла лишь угасающая волна этой мощной экспансии. Столкнувшись здесь с населением окуневской культуры, андронов-цы оттеснили их на юг и заняли узкую полосу территорий степей севернее г. Абакана и реки Туба в долине Среднего Енисея. Горные фортификационные сооружения типа «свее» маркируют продвижение андронов-цев на окуневскую территорию и, возможно, являются форпостами оку-невцев в обороне.

Разными исследователями неоднозначно воспринимается датировка андроновской культуры на территории Хакасии. Мы придерживаемся мнения о периоде бытования андроновской культуры на Среднем Енисее в рамках середины II тыс. до н.э. Данные радиоуглеродного датирования этому не противоречат: разброс дат - 1700-1400 лет до н.э. [Парцингер, 2002, с. 71.] Андроновцы принесли с собой высокоразвитые скотоводческие традиции. Они разводили коров, овец, лошадей. Кости диких животных в их памятниках встречаются крайне редко, что свидетельствует, вероятно, о том, что скотоводство обеспечивало основные потребности населения полностью.

Материал андроновской культуры демонстрирует нам дальнейший прогресс технологий металлообработки. Древние мастера освоили литье бронзы в двусоставных формах, что являлось качественно новой ступенью в развитии металлургии и позволяло изготавливать новые типы изделий - кельты и копья. Помимо бронзы, андроновцы использовали золото и серебро и изготавливали из них украшения.

К числу самых ярких и необычных изделий андроновской культуры относится банковидная плоскодонная керамика. Это, пожалуй, самая красивая посуда нашей территории эпохи палеометалла. Наиболее характерной ее чертой является оригинальная орнаментация с геометрическими мотивами. Визитной карточкой андроновской керамики является специфический «меандровый» орнамент.

В андроновских могильниках встречаются курганы как с насыпью, так и без нее. Они часто находятся под дюнами. Выделено два типа оград -круглые (большинство) и прямоугольные. Размеры от 5 до 10 метров в диаметре, первоначальная высота ограды не менее 70 см. Над могилой возводили земляное сооружение, которое в процессе разрушения приводило к образованию земляной насыпи высотой до одного метра. Иногда андроновцы создавали целые системы из нескольких пристроенных оград.

Внутри ограды выкапывали одну, гораздо реже две-три могилы глубиной от одного до трех метров. Могилы представляли собой каменные ящики из вертикально вкопанных плит либо гробницы-цисты со стенками в виде кладки плиток песчаника. Иногда встречались могилы, где одни стенки оформлены каменной кладкой, другие вертикально вкопанными плитами. Могилы обязательно перекрывали каменными плитами. Реже для могил выкапывали грунтовые ямы, иногда в них опускали небольшой бревенчатый сруб в один-два венца. Археологом Г.А. Максименковым были отмечены зимние захоронения андроновцев -гробницы-цисты, сооруженные на поверхности, покрытые более внушительной насыпью.

В могиле хоронили одного-двух человек. Умерших клали в скорченном положении на левый и гораздо реже - на правый бок. Ноги погребенных были согнуты в коленях, руки - перед лицом, головой на запад, реже на восток. В парных погребениях женщины всегда лежат за спиной мужчины. Значительно реже встречаются пофебения по обряду трупосожжения.

Могильные сооружения подразделяются на пять видов: 1) простые фунтовые ямы; 2) деревянные срубы или рамы в один венец; 3) каменные ящики из поставленных вертикально плит; 4) цисты-гробницы, стенки которых сложены из горизонтальных рядов плоских плиток песчаника; 5) комбинированные могилы, у которых одни стенки оформлены плитами как у каменных ящиков, другие стенки как в погребениях-цистах [Максименков, 1978, с. 57.] Пофебальные памятники андроновской культуры на территории Хакасии отличаются относительной бедностью пофебального инвентаря. У головы покойного ставили один-два глиняных сосуда с жидкой пищей. Редко всфечаются кости коров и овец. Жен-

щинам клали бронзовые, реже золотые и серебряные украшения - бусы, серьги, височные кольца, бляшки и т. д.

Детей чаще всего хоронили отдельно от взрослых. Имеются как отдельные детские кладбища, так и погребения детей среди взрослых могил. Но в любом случае курганы и могилы для детей полностью соответствуют взрослым могилам, только уменьшены в размерах. [Максименков, 1968, с. 172-180.]

Андроновские женщины и девочки вдевали в уши серьги, а в волосы вплетали височные кольца. Серьги медные, реже - серебряные и золотые. Распространенным украшением были бусы из бронзовой проволоки или пластинок, которыми стягивали обувь. На голове мужчины и женщины носили шапки - кожаные или вязаные шерстяные, конической формы с наушниками. Нижняя одежда была шерстяной и имела разрез в верхней части, который застегивался на пуговицу с левой стороны. Она имела ярко-красный или красно-фиолетовый цвета. Из кожи делали обувь и сумочки, украшенные бусами. Жилищ андроновцев не обнаружено, кроме невыразительного и очень большого наземного сооружения на вершине холма в местности Ключи, долины речки Черновой (Максименков, 1978, с. 46—48). Ученые предполагают, что это - оборонительная постройка. Судя по некоторым данным (совпадение в регионе ареалов распространения иранских топонимов и андроновских кладбищ), можно предположить, что это племя - индоиранского происхождения.

Андроновская культура не оставила заметного следа в дальнейшем развитии культур Минусинской котловины, хотя очевидно частичное влияние ее традиций на культуры эпохи поздней бронзы [Членова, 1998, с. 670-683.], что, вероятно, связано с наличием в них этнического компонента носителей андроновской традиции.

 

Источник: Очерки истории Хакасии ( с древнейших времен до современности) / гл.ред. В.Я. Бутанаев; научн.ред. В.И. Молодин.  Абакан. Издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2008. - 672 с. Илл.

Опубликовано в История Хакасии

Названа по месту раскопок эталонного памятника у аала Окунев на территории современного г. Абакана (район центральной аптеки по пр. Ленина и национального банка).

Появление окуневской культуры традиционно связывают с приходом на территорию Минусинской котловины новой группы населения. Предполагается, что пришельцы какое-то время сосуществовали с местным афанасьевским населением - об этом свидетельствует наличие общих могильников и окуневской традиции сооружать «впускные» погребения в афанасьевские курганы - т. е. погребать своих умерших в пределах оград афанасьевских курганов. Но, в итоге, носители пришлой культурной традиции ассимилировались с афанасьевцами и потомками аборигенного неолитического населения.

По поводу датировки окуневской культуры имеется несколько взглядов [Леонтьев, Капелько, Есин, 2006; Кызласов, 1993, с. 22; Максименков, 1965, с 19.] Мы придерживаемся следующей датировки: конец III - первая половина II тыс. до н.э. Эта периодизация подтверждается результатами радиоуглеродного датирования: от 2335-2190 до 1530±35 лет до н.э [Лазаретов, 1995, с. 16; Gorsdorf, Parzinger, Nagler, Leont’ev, s. 73-80; неопубликованные данные: Германский археологический институт, Берлин, A. Gass, Институт изотопных исследований, Киль, пробы КІА 35270-35274.]

Окуневцы достигли больших успехов в технологии обработки металлов - они освоили технологию горячей ковки, а также стали в большинстве случаев использовать не чистую медь, а изготавливать функционально более совершенный сплав - мышьяковистую бронзу (бронза - это сплав меди с оловом, мышьяком, свинцом и т.д.), что позволило освоить технологии примитивного литья металла. Преимущество бронзы заключается в том, что она имеет, по сравнению с медью, более низкую температуру плавления (медь - 1084°С, бронза - от 800 до 1000°С), а также увеличенный интервал кристаллизации, что позволяет отливать изделия. Небольшая разница в температурах (от 1084 до 800-900°С) принципиально важна тем, что первую температуру можно достичь только с применением искусственного поддува, что, естественно, являлось для древнего человека технологическим препятствием. Помимо температуры плавления, бронза отличается от меди также своими свойствами - она более твердая, причем твердость можно варьировать в зависимости от количества мышьяка (либо олова) в сплаве.

Несмотря на вышеперечисленные новации в области металлургии, металлические предметы в памятниках окуневской культуры достаточно редки. Как правило, это небольшие изделия, которые неэффективны, либо тяжело изготавливаемы из других материалов (кости, камня) - иглы, проколки, а также украшения. Медные и бронзовые пластинчатые ножи встречаются в женских, значительно реже - мужских погребениях. Основные категории орудий труда все еще делались из камня и кости. Это наконечники стрел, дротиков, гарпунов, скребки, тесла, песты, зернотерки и т.д.

Археологический материал окуневской культуры в процентном соотношении костей диких и домашних животных демонстрирует нам определенный регресс скотоводческого хозяйства окуневцев по сравнению с афа-насьевцами. С другой стороны, у окуневцев, помимо уже разводимых овец и коров, появляется новое мясное домашнее животное - лошадь. Очевидно, что в условиях относительного снижения доли производящего хозяйства возрастает роль рыболовства и охоты. В археологическом плане об этом свидетельствует увеличение количества находок таких предметов, как костяные наконечники гарпунов и каменные наконечники стрел.

К сожалению, на сегодняшний момент поселения окуневской эпохи малоисследованны, поэтому сказать что-либо по поводу типов жилищ невозможно. В последнее время интенсивно исследуются места временного обитания людей окуневской культуры - горные фортификационные сооружения типа «свее» (по-хакасски «сівее» - букв, крепостное сооружение) [Готлиб, 1997, с. 134-151.] и гроты [Амзараков, 2006, с. 81-82.] Све расположены на вершинах гор повсеместно по всей территории Минусинской котловины. Преобладающая часть памятников находится на левом берегу Енисея в пределах современной Республики Хакасия. Горные сооружения, как правило, в системе фортификации имеют каменные стены, сложенные всухую из плоских плит песчаника или обломков рваного камня. В некоторых случаях прослежены каменно-земляные валы. На данном этапе исследований известно более 40 этих памятников.

Хакасская фольклорная традиция относится к подобным памятникам как к средневековым кыргызским или монгольским крепостям. Такая традиция отношения к горным сооружениям продолжала существовать в науке до недавнего времени [Готлиб, 1997, с. 134.] Укоренившиеся научные взгляды о строительстве горных памятников «свее» в эпоху средневековья базировались на почти полном отсутствии датирующих находок в материалах сборов и раскопок. Долгое время существовало мнение, что эти памятники малоперспективны в археологическом отношении, в связи с чем они почти не раскапывались. Археологические исследования целой серии памятников выявили горные сооружения «свее», которые убедительно датируются окуневской культурой. Сейчас достоверно известно 4 горных памятника окуневского времени: свее Чебаки, Чергаты, Устанах и Шишка (по-хакасски «Имчек тигей»), В культурных слоях этих памятников найден массовый окуневский материал, представленный многочисленными фрагментами керамики, характерными предметами каменного и костяного инвентаря. Наиболее интересны результаты исследований двух горных сооружений, расположенных в разных районах Хакасии: свее Устанах и свее Чебаки [Готлиб, 1995, с. 29-32; Готлиб, 1997, с. 134-151.]

Могильники окуневской эпохи, как правило, располагаются неподалеку от афанасьевских и насчитывают от 2 до 10 курганов. Курганы представляют собой прямоугольную оградку из вкопанных вертикально плиток песчаника. Размеры варьируются от 7x7 до 20x20 метров. Часто встречаются ограды со сторонами 13-14 метров (наблюдение Е. Д. Па-ульса). Редко встречаются более внушительные комплексы размерами до 40x40 метров. Количество могил внутри каменной ограды - от одной до десяти, значительно реже - до двадцати. Некоторые ограды сплошь заполнялись могилами, в других оставались свободные места. Ограда заполнялась постепенно, над каждой могилой возводилось небольшое земляное сооружение, более поздние могилы оказывались впущенными с поверхности насыпей предыдущих могил. Встречались также более поздние впуски в уже существующие могилы [Максименков,'1974, с. 11-12.] Зачастую площадь внутри ограды делилась на секторы диагональными каменными стенками.

И. П. Лазаретов на материалах окуневских курганов у аала Чарков проследил закономерность сооружения могил внутри ограды. Сначала сооружалось центральное погребение. Покойный в нем был ориентирован головой на запад. Другие захоронения обычно образуют цепочки к северу и югу от центрального. Могилы в цепочках сооружались с востока на запад, сначала заполнялась южная часть ограды, потом северная. Иногда линия могил, дойдя до западной стенки ограды, поворачивает вдоль нее, в таком случае погребенные здесь ориентированы на север или юг. Восточная ориентация также возможна, но лишь в том случае, если дуга могил, пройдя вдоль западной стенки, заворачивала в противоположную сторону. Примечательно, что восточный сектор кургана, даже при большой насыщенности комплекса погребениями, практически всегда оставался свободным от захоронений. [Лазаретов, 1997, с. 38.]

В окуневскую культуру появляется специфический способ оформления могил, который впоследствии станет традиционным практически во всех эпохах Минусинской котловины - каменные ящики. Каменные ящики окуневцев - фунтовые могилы длиной от 170 см и шириной от 50 см, вытянутые, прямоугольной формы, со стенками, обставленными тонкими каменными плитами. Сверху ящики перекрывались каменными плитами. Отмечается изящество каменных конструкций окуневской культуры. Помимо каменных ящиков, бытовали и другие типы могил - фунтовые ямы, фунтовые ямы с уступом на дне, могилы с подбоем (катакомбы). [Лазаретов, 1997, с. 36.]

Типы надмогильных сооружений варьировались. Это могла быть невысокая (до 1 метра) насыпь из камней и земли внутри офады, куполообразное сооружение над могилой, либо сплошная каменная забутовка пространства внутри могилы. Помимо одиночных погребений встречаются парные и коллективные в различных вариациях - мужчина с женщиной, мужчина с мужчиной, женщина с женщиной, пара с детьми, два детских пофебения и т.д. Коллективные захоронения более 3 человек в одной могиле встречаются редко. Практически в каждом могильнике встречаются пофебения мужчины с двумя женщинами, что, возможно, свидетельствует о наличии у окуневцев института полигамии (многоженства). Детей хоронили как в специально сооруженных небольших могилках, так и вместе с взрослыми.

Поза пофебенных, по сути, не отличается от предыдущей, афанасьевской, - на спине, с поднятыми вверх коленями или, реже, в этом же положении тела на боку, головой на запад. Часто под голову женщинам подкладывали каменную плиту с выемкой для головы. Это, скорее всего, объясняется наличием у покойниц высоких причесок или головных уборов. В парных погребениях скелеты иногда расположены «валетом». Неоднократно фиксировались следы раскрашивания голов умерших охрой. Погребальный инвентарь обычно различается по половому признаку: для мужчин это оружие, рыболовные и охотничьи орудия, для женщин - украшения, медные или бронзовые ножи. Отмечены случаи нарушения целостности могил современниками [Лазаретов, 1997, с.20.], что, возможно, связано с традицией ритуального осквернения.

В могильнике Моисеиха на левом берегу реки Туба среди ребер человеческого скелета был обнаружен каменный наконечник копья, ярко свидетельствующий о причине смерти покойного. Зафиксировано несколько случаев, когда каменные или костяные наконечники стрел встречались застрявшими непосредственно в теле погребенных. Все эти находки являются свидетельством вооруженных столкновений в окуневскую эпоху.

Посуда у окуневцев плоскодонная, баночной формы. При этом она сплошь орнаментирована по тулову. Для окуневского орнамента характерны ямки, зигзаги, шахматный узор. Интересным моментом является то, что в могилах окуневцев практически нет мясной пищи. Встречаются кости различных животных - овцы, коровы, косули, марала, кабарги, соболя, лисы, сурка, выдры, рыси, медведя, волка и т.д. Но при этом, как правило, это несъедобные части животного, кости черепа или зубы. Вероятно, помещение в могилы костей этих животных было связано с тотемными представлениями окуневцев.

Самым ярким наследием окуневской культуры, бесспорно, является ее искусство. Оно представлено разнообразными изобразительными памятниками: каменными изваяниями и стелами, гравировками и выбивками на плитах и на скалах, а также предметами мелкой пластики.

Окуневские стелы - устанавливавшиеся вертикально каменные плиты с выбитыми на них антропоморфными и другими изображениями. Те стелы, изображения на которых выполнено объемно, скульптурно, принято называть изваяниями. Помимо техники исполнения, изваяния, как правило, выделяются более сложной ярусной композицией и расположением основных изображений не на широкой, а на узкой стороне плиты. Ареал находок изваяний и стел охватывает всю территорию Минусинской котловины, за исключением юго-восточной части. Наибольшее количество изваяний сосредоточено в долинах рек Бюрь, Уйбат, Ниня, Ка-мышта, Аскиз, Есь и Тея. Многие из них были установлены в оградах курганов тагарской культуры, но больше всего их находилось на чаатасах - могильниках эпохи раннего средневековья.

На сегодняшний день в Минусинских степях и в собраниях музеев региона известно более 200 изваяний (по данным Н. В. Леонтьева). Эти каменные стелы в природной среде Минусинской котловины частично сохранились до настоящего времени. Изваяния представляют собой массивные гранитные и песчаниковые скульптуры с высеченными на них фантастическими изображениями, передающими в виде расчлененной личины трехъярусную структуру мира. На стелах имеется также солярная символика в виде лучей солнца и кругов. Изображения содержат и растительную символику. Видимо, в этих изваяниях воплощены родовые оку-невские божества [Вадецкая, 1986, с.33.]

В долине р. Абакан, в местности Хамхазы, стояла почитаемая каменная особа - «Улуг хуртуях тас» (т. е. Великая каменная старуха). В верхней части изваяния было высечено женское лицо, над которым возвышалась остроконечная шапка, напоминающая головной убор хакасской свахи - «тюльгу порик» (тӱлгӱ пӧрік), а на груди красовался нагрудник «пого». Взор ее был обращен на восток. Около нее была сделана небольшая изгородь, внутри которой находились каменные валуны, имевшие грубую форму животных (мал сомнары). Они представляли скот старухи «Хуртуях тас». Если вокруг нее появлялось много валунов, то, значит, у хакасов будет много крупного рогатого скота. Кстати, в языке тюрков Саяно-Алтая каменные валуны называются «инек тас» или «инек даш» - т. е. коровий камень.

Согласно хонгорским мифам, «Хуртуях тас» появилась вместе с детьми со стороны верховьев Енисея (по другой версии - с верховьев Абакана). Каменные гряды крепостных стен на г. Хызыл-хая, недалеко от ее местонахождения, получили названия «хуртуях чолы», т. е. дорога каменной старухи, по которой она пришла. В результате великой семейной ссоры ее муж «Хара тас» (в вариантах - Ызых тас, Сар-тахпай), ее дочь «Хыс козее» и она сама - окаменели. «Отправляясь на звериный промысел или проезжая мимо, - писал в XIX веке Н. А. Костров, - (жители Хонгорая) подходят к каменной старухе с поклонами, обливают ее молоком, аракою..., а выпуклое, грубо изваянное лицо истукана с отверстым ртом обмазывают сметаной и салом с таким усердием, что рот почернел от жирного слоя. Если охота была неудачной, то некоторые в негодовании от обманутых ожиданий наказывают истукана плетью или палками». Изваянию «Хуртуях тас» ежегодно совершали моления обитатели аскизских степей, дабы не прервался род человеческий, ибо она охраняла жизненную силу (кізі худы) хакасских племен. [Бутанаев, 2003, с. 193-194.]

Нагрудник «пого», изображенный на каменном изваянии «Хуртуях тас», является необходимой принадлежностью свадебного наряда хакасской свахи. При внимательном рассмотрении его рисунка можно обнаружить сходство со стилизованным изображением лика богини Умай. Значит, надевание нагрудника «пого» на свадьбу было связано с культом богини Умай, которая якобы дарует души детей и покровительствует семейному счастью. В таком случае, традиции ношения нагрудника «пого» восходят к окуневской культуре.

По сюжетам изваяния и стелы условно разделяются на четыре группы. К первой группе относятся изображения двуглазых личин с прямой линией поперек лица и отходящими от него лучами. Вторую группу составляют единичные реалистические человеческие лица. Третья группа представлена трехглазыми личинами с двумя прямыми линиями поперек лица, со сложными «головными уборами», разделяющимися змеевидной лентой. Некоторые изваяния увенчаны скульптурной головой барана, а под личиной на них выбиты изображения фантастических хищников и солярных знаков. Четвертая группа включает стелы с плоскостными зооморфными изображениями.

Изваяния и стелы носят культовый характер, так как с ними связаны жертвоприношения, остатки от которых (черепа и кости баранов и овец) находят в основании монументов или в ямах вокруг них.

Петроглифы окуневской культуры известны по многочисленным изображениям на плитах из погребений и на скальных поверхностях гор Шалоболино, Суханиха, Тепсей, Оглахты и др. Большое разнообразие сюжетов и образов (антропоморфные фигуры, личины, синкретические образы хищников, солярные символы, копытные животные и др.) позволили Н. В. Леонтьеву выделить несколько хронологических групп: антропоморфные фигуры - ранняя «тасхазинская группа», оконтуренные личины без «третьего» глаза -• «бельтырская подгруппа», неоконтурен-ные -поздняя «джойская группа». [Леонтьев, 2006.]

Для всей окуневской мелкой пластики характерно использование в оформлении образов сочетание гравировки и рельефа. Среди предметов мелкой пластики преобладают антропоморфные изображения. Они представлены миниатюрными скульптурными человеческими головками (от 1,7 до 5,2 см), вырезанными из камня и кости, и плоскими костяными пластинками с женскими лицами. Детали последних изображены неглубоким рельефом или гравировкой. Короткими насечками переданы брови, глаза, нос и рот. Всегда обозначены крупные кольчатые серьги. Особое внимание уделено длинным, расчесанным на прямой пробор волосам, спадающим до плеч, выполненным в большинстве случаев тонкими параллельными резными линиями. Встречаются различные изображения животных, оформляющие разнообразные бытовые предметы и предметы культа. К такого рода изделиям можно отнести костяной жезл со скульптурной головкой медведя, пожирающего барана, сосуд из рога (ритон) с рельефным стилизованным изображениям рогов быка и др. Своеобразную серию представляют сигарообразные жезлы, один конец которых венчают головы животных, чаще всего быка. Опущенные вниз и отогнутые назад рога переданы рельефом. Рельефом же оформлены и прижатые уши. Глаза даны выпуклостями, окруженными концентрическими резными желобками.

Окуневские изобразительные памятники - это уникальные произведения древнего искусства, известные науке еще со времен первой научной экспедиции Д. Г. Мессершмидта, организованной в начале XVIII века. Несмотря на это, они остаются во многом загадочными и в наши дни. Продолжаются дискуссии о времени создания этих памятников, принадлежности к одной культуре и истоках этого искусства.

 

Источник: Очерки истории Хакасии ( с древнейших времен до современности) / гл.ред. В.Я. Бутанаев; научн.ред. В.И. Молодин.  Абакан. Издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2008. - 672 с. Илл.

Опубликовано в История Хакасии

Названа по месту раскопок эталонного памятника под г. Афанасьева у ныне не существующего села Батени на Енисее (Боградский район).

В III тысячелетии до н.э. в Южной Сибири появляются первые металлические изделия из меди, ознаменовавшие конец каменного века. Период распространения орудий из меди получил название энеолита.

В эпоху энеолита (энеос (лат.) - медь, литое (лат.) - камень) с запада, вероятно, со стороны Северо-Западного Китая на территорию Минусинской котловины проникает группа населения, принесшего традиции ведения производящего хозяйства, основанного на скотоводстве, и простейшие навыки обработки металла (меди). Иногда встречаются также изделия из серебра, золота и даже метеоритного железа. Носители афанасьевской культуры расселились на территории Хакасии и Алтая.

Антропологически пришлые люди были чистыми европеоидами. При этом, по материалам археологических раскопок, не зафиксировано ни одного случая смешения их с местным неолитическим аборигенным населением, несущим палеомонголоидные черты. По всей видимости, это свидетельствует об эндогамии в афанасьевском обществе - браки заключались внутри племени, строго блюлась чистота крови.

По поводу хронологических рамок существования афанасьевской культуры на территории Хакасско-Минусинского края есть различные мнения [Вадецкая, Грязнов, 1968, с. 159; Кызласов, 1986, с. 242; Кирюшин, 2002, с. 14.], но, в общем, они сходятся на том, что основным временем существования этой культуры являлось III тысячелетие до н.э. Естественнонаучные методы абсолютной датировки, а именно, радиоуглеродный метод, дают нам для афанасьевской культуры хронологический промежуток от 3650 до 2470 гг. до н.э. [Ермолова, Марков, 1983, с. 95-98; Gorsdorf, Parzinger, Nagler, Leont’ev, 1998, s. 73-80.] При этом нужно учитывать, что это - даты конкретных памятников, т. е. реальные хронологические рамки могут быть шире. Также следует помнить и об определенных погрешностях радиоуглеродного датирования.

Хозяйство афанасьевцев было комплексным. Развивалось полуосед-лое скотоводство. Разводили овец и коров. Вопрос о доместикации лошади в афанасьевскую эпоху на сегодняшний момент является дискуссионным. Мы придерживаемся мнения о начальной фазе приручения лошади к финалу афанасьевской эпохи. Помимо скотоводства, хорошо было развито рыболовство, о чем свидетельствуют находки большого количества каменных и медных изделий, относящихся к рыбному промыслу (крючки, рыбы-приманки и т.д.). Этому способствовало то, что климат после таяния ледников все еще оставался влажным, и в полноводных реках и озерах водилось много рыбы. Конечно же, в хозяйстве афанасьевцев имели место также охота (в первую очередь на пушного зверя и косулю) и собирательство, но по сравнению со скотоводством и рыболовством они играли второстепенную роль. В памятниках афанасьевской культуры костные остатки домашних животных, как правило, превалируют над дикими.

К сожалению, практически не исследованы стационарные поселения афанасьевской культуры, изучено только несколько временных стоянок, поэтому судить о типе жилищ невозможно.

Наиболее заметные памятники афанасьевцев относятся не к миру вещному, а к миру загробному. Население афанасьевской культуры принесло на территорию Минусинской котловины ранее неизвестную здесь традицию возведения сложных погребальных сооружений - курганов. Курган (от тюркского «корыган» - букв, городьба, стан, сооружение), в археологическом понимании есть совокупность конструкций, возводимых над могилой. В первую очередь, это ограда и насыпь. Погребальные сооружения Минусинской котловины не всегда имели насыпи, но название «курган» за ними все равно закрепилось.

Афанасьевские могильники (кладбища) устраивались на надпойменных террасах, недалеко от реки. Количество курганов на них насчитывало от 5 до 20. Для могилы выкапывали просторную прямоугольную грунтовую яму глубиной до полутора метров. Сверху могила перекрывалась лиственничными бревнами, реже - массивной каменной плитой перекрытия. Иногда сооружали две-три могилы. Пространство вокруг могил оформлялось кольцевой каменной оградой. Ограда представляла собой кладку из горизонтально положенных плиток песчаника, в их отсутствии - из простого рваного камня либо галечника. Реже встречаются ограды из вертикально вкопанных плит песчаника. Высота ограды варьировалась от 50 см до 1 м. В пространстве внутри ограды, над могилой, по всей видимости, возводилось земляное сооружение. Со временем конструкция подвергалась природному воздействию, «оплывала», и на сегодняшний день имеет 30-50 см в высоту. При этом границы насыпи оплыли также и за пределы ограды, вследствие чего курган на сегодняшний день представляет собой сильно уплощенный земляной холм без видимых каменных конструкций.

В могиле афанасьевцы хоронили от 1 до 5, редко до 9 покойных, которых укладывали на спине с поднятыми вверх коленями или, реже, в этом же положении тела на боку. В некоторых случаях зафиксированы следы посыпания тел охрой (минеральная краска красного цвета). В афанасьевских погребениях на Алтае этот обряд встречается чаще. Разными исследователями охра интерпретировалась как ассоциация крови либо огня.

В индивидуальных захоронениях покойному клали 1-2 керамических остродонных сосуда яйцевидной формы. Сосуды, как правило, не устанавливались вертикально, что ставит под вопрос наличие в них жидкой пищи. Встречаются тонкие медные оковки от деревянных сосудов.

Реже, и чаще к финалу культуры, клалась мясная пища - встречаются кости домашних или диких животных. Предметы быта в погребениях встречаются редко, за исключением каменных пестов. Изредка около костей погребенных встречаются украшения из камня, кости, меди, иногда даже серебра и золота. Отмечено, что афанасьевцы не клали в погребения предметы вооружения. Вместе с тем, в могилах были найдены каменные наконечники стрел, застрявшие в теле убитых людей [Вадецкая, 1986, с. 17-18.] Подобные находки свидетельствуют о военных столкновениях в период существования культуры.

Афанасьевцы сооружали курганы, по всей видимости, в теплое время года. Умерших зимой, до этого, по мнению М. П. Грязнова и Г. А. Мак-сименкова, временно хранили где-то в других местах, а после оттаивания почвы сооружали могилы и погребали. Коллективные погребения афанасьевцев, вероятно, содержали одновременные захоронения. Интересной их чертой являлось то, что погребальный инвентарь в них находился не рядом с каждым погребенным, а в одной части могилы. При этом представляется невозможным определить, что кому принадлежит [Мак-сименков, 1974, с. 10.] Видимо эта традиция была связана с отсутствием имущественного разделения в афанасьевском обществе.

Детей хоронили в тех же курганах, что и взрослых. Если ребенок умирал к моменту сооружения могилы, его хоронили со взрослыми в общей могиле. Если же он умирал в другое время, то выкапывали в насыпи кургана небольшую ямку. В афанасьевских курганах нет парных погребений, а также погребений насильственно умерщвленных женщин (Мак-сименков, 1974, с. 10-11.], за исключением редких случаев (могильник Подсуханиха-ІІ [Зубков, 2001.] Это, возможно, говорит о том, что в эпоху энеолита еще не выделилась индивидуальная семья.

Афанасьевская керамическая посуда разнообразна. Из бытовых изделии можно отметить два основных типа - это остродонные, яйцевидные сосуды и сосуды круглодонные, шаровидные. Специфическая остродонная форма сосудов, наиболее распространенная в афанасьевскую эпоху, по всей видимости, давала возможность вкопать сосуд в землю для большей площади воздействия огня костра. Их лепили без гончарного круга, кольцевым ленточным способом.

Бытовая посуда афанасьевцев, как правило, сплошь орнаментирована. Круглодонные сосуды иногда орнаментировались до половины туловища.

Украшения сосудов простые - гребенчатый, елочный орнамент, иногда встречаются выдавленные изнутри жемчужины.

Впечатляют своими размерами афанасьевские горшки-корчаги. Их объем может достигать 200 литров. Такие сосуды находят в могилах людей старческого возраста. Учитывая тот факт, что афанасьевские общины вряд ли насчитывали более сотни человек, видимо, следует признать ритуальную функцию таких сосудов - возможно, они предназначались для календарных праздников, в которых принимали участие соседние общины.

Металла в могилах встречается ещё очень мало. Сначала орудия (ножи, бритвы, иглы) афанасьевцы изготовляли методом холодной ковки из самородков меди. Затем металл перед ковкой стали разогревать на огне. Дальнейший генезис металлургии был связан с новой волной миграции.

 

Источник: Очерки истории Хакасии ( с древнейших времен до современности) / гл.ред. В.Я. Бутанаев; научн.ред. В.И. Молодин.  Абакан. Издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2008. - 672 с. Илл.
Опубликовано в История Хакасии

История человека на территории Хакасии ведет свое начало с глубокой древности. Ранние находки остатков жизнедеятельности человека на нашей территории датируются 150 000 лет назад (стоянки Бережково, Разлог-2, Верхний Камень) [Дроздов, 1992, с. 71-75.] и 50 000 лет назад (фот Двуглазка, Хакасия) [Зубков, 2003, с. 49.] На соседних территориях есть и более древние памятники - Страшная и Денисова пещера (Республика Алтай) датируется разными исследователями от 100 000 до 300 000 лет назад, но, в любом случае, не древнее начала геологической эпохи плейстоцена (эпоха плейстоцена - 350000-12000 тыс. лет назад). В археологическом понимании это время соответствует палеолиту - древнему каменному веку.

Первыми обитателями нашего края стали неандертальцы - последняя ступень развития человекообразной обезьяны перед современным человеком. Неандерталец имел достаточно хорошо развитый мозг и умел изготавливать примитивные орудия (скребки, рубила, остроконечники) из подручных материалов (камень, дерево, кость). Не умеющий строить жилища, этот человек жил в естественных укрытиях - фотах и пещерах, но при этом уже умел пользоваться огнем. Основными занятиями неандертальца были охота на диких животных (шерстистых носорогов, зубров, северных оленей, возможно, мамонтов) и собирательство.

В процессе эволюции неандертальца сменил более совершенный и развитый вид homo sapiens - человека разумного - современного человека. Это произошло примерно 40 000 лет назад. По геологической классификации это была эпоха каргинского межледниковья (45-25 тыс. лет назад). В условиях потеплевшего климата человек добывал себе пищу охотой на различных животных (дикая лошадь, северный олень, сайгак и т.д.), собирательством, рыбной ловлей. Орудия труда особенно не отличались от орудий труда неандертальца, но шло постепенное совершенствование техники их обработки. Человек научился делать жилища - большие, округлые по форме полуземлянки.

Для этого времени нам известна стоянка древнего человека у д. Малая Сыя в долине Белого Июса, открытая в середине 1970-х гг. известным палеонтологом Н. Д. Оводовым и в дальнейшем исследованная археологом В. Е. Ларичевым. При раскопках была получена большая коллекция каменных орудий; собран богатый остеологический материал (кости северных оленей, козерогов, бизонов и др.), позволяющий определить памятник как стоянку древних охотников. В. Е. Ларичевым бьиіи найдены свидетельства того, что ее обитатели знали месторождения природных красителей и изготовляли минеральные краски.

25 ООО лет назад началась эпоха сартанского оледенения, самого холодного из ледниковых периодов, оказавшая значительное влияние на климат, фауну и флору. Ледяной покров охватил все горное обрамление Минусинской котловины.

Условия жизни древнего человека были не столь суровы, как зачастую представляется современному человеку. Климат Хакасии на тот момент был схож с климатом современных приполярных территорий России. Короткое лето и долгая холодная зима заставляли находить естественные убежища от холода - гроты и пещеры, которые с применением простейших технологий становились надежными жилищами древнего человека. Достаточно было завесить вход шкурами диких животных и поддерживать у выхода огонь, создавая эффект «тепловой пушки», чтобы создать в гроте микроклимат с почти комфортными условиями для жизни. Хозяйственная жизнь человека ледникового периода полностью зависела от природных факторов, но также не была исключительно трудной. В эпоху сартанского оледенения на территории ХМК жили разнообразные виды фауны - мамонты, бизоны, шерстистые носороги, зубры, а также северные олени. Все это очень крупные, а главное, стадные животные. Поэтому способы их добычи не представляли особой трудоемкости - как правило, это были различные варианты облавной охоты. Самый простой способ такой охоты демонстрируют нам материалы Франции, где древнейшая история человечества изучена очень хорошо: первобытными охотниками выбиралась гора с достаточно пологим подъемом с одной и резким скальным обрывом с другой стороны. Древняя община собиралась на охоту, окружала стадо животных и загоняла стадо к обрыву. Стадный инстинкт приводил к тому, что, когда одно животное, напуганное громкими криками человека и летящими камнями, прыгало с обрыва, другие особи прыгали за ним. После этого человеку нужно было только спуститься вниз и заготовить столько мяса, сколько ему было необходимо.

Способ охоты на мамонтов также не отличался особой трудоемкостью - стадо мамонтов загоняли на болотистую почву, где тяжелые гиганты утопали по брюхо и, неспособные двигаться в грязи, становились легкой добычей древних охотников. При этом суровый ледниковый климат еще больше упрощал жизнь человека - в условиях вечной мерзлоты для племени было достаточно одной такой удачной охоты, чтобы запастись пищей на долгие месяцы, если не годы. Конечно, отсутствие разнообразного рациона и суровый климат не способствовали долголетию древнего человека, но и существованию человеческого вида ничто не угрожало. В таких условиях неудивителен и слабый технологический прогресс человеческого общества - уже имеющиеся технологии каменной индустрии отвечали требованиям того времени.

В эпоху палеолита (древнего каменного века) возникло искусство. Оно представлено зооморфными сюжетами в пещерной живописи, антропоморфной мелкой пластикой из камня и кости, простейшими изображениями (гравировками) на кости и камне. Самое яркое произведение первобытного искусства - пещерная живопись, к сожалению, по сей день на территории Хакасии не обнаружена. Возможно, геоморфологическая специфика скальных выходов Хакасии не дала сохраниться этим произведениям. Древнейшее искусство Хакасии представлено, в первую очередь, гравированными изделиями из камня и кости и, возможно, единичными наскальными изображениями животных.

Примерно 12000 лет назад заканчивается эпоха сартанского оледенения и наступает современная геологическая эпоха - голоцен. Ледник начинает постепенно отступать на север. Очередное изменение климата ставит перед человечеством требование адаптации. Исчезают крупные стадные животные - мамонты, шерстистые носороги, северные олени, бизоны; формируется современная фауна Хакасии - мелкие, быстрые, а главное, одиночные животные - олени, косули и т. д. Условия жизни меняются, что приводит к технологическому прогрессу - появляются новые типы орудий, в частности, оружие дистанционного боя, такое как дротики (метательные копья) и стрелы с наконечниками из камня и кости, и новый принцип использования орудий из камня - вкладышевый. При этой принципиально новой технологии не нужно делать все орудие целиком из камня, что занимает много времени и конечный продукт не всегда устраивает изготовителя, достаточно заготовить тонкие острые каменные пластины, которые затем нужно вставить в пазы деревянной или костяной заготовки (ножа, например).

На финале каменного века, называемом неолит - новый каменный век - человек достигает совершенства в технике обработки камня - он познает технологии сверления, пиления, шлифования камня. Все это позволяло изготовлять совершенные орудия за относительно короткое время. В духовной жизни общества также происходят изменения, о чем свидетельствует искусство неолита. В первую очередь, это большое количество натуралистических наскальных изображений животных и лодок, каменные янусовидные подвески-рыбки, а также каменные песты.

Человек эпохи неолита живет оседло. Ледники таяли, и постледниковый климат отличался большой влажностью, в результате чего ландшафт ХМК изобиловал водоемами. Этот факт, наряду с изменением характера охоты (исчезновением стадных животных) привел к ведению населением эпохи неолита оседлого хозяйства, основанного на рыболовстве. Найдено большое количество костяных крючков, каменных рыб-приманок, грузил для сетей. Остатки жизнедеятельности человека эпохи неолита находят по берегам рек и озер Хакасии. Следствием оседлости стали важнейшие изобретения человека неолита Евразии - изготовление посуды из глины и становление производящего хозяйства (скотоводство, земледелие). Для территории Хакасии развитие производящего хозяйства связывается, в первую очередь, с приходом новой группы населения, носителей афанасьевской археологической культуры.

Источник: Очерки истории Хакасии ( с древнейших времен до современности) / гл.ред. В.Я. Бутанаев; научн.ред. В.И. Молодин.  Абакан. Издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2008. - 672 с. Илл.
Опубликовано в История Хакасии