Вторник, 23 февраля 2021 00:00

История изучения хакасских женских шуб - М. П. Чебодаева

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

История изучения хакасских женских шуб - М. П. Чебодаева

 Хакасская национальная шуба входит в состав традиционного костюма, являясь частью его многовековой культуры. В костюме отражаются культура, эстетика и мировоззрение хакасов. Традиции в национальной одежде хакасов были связаны, прежде всего, с кочевым образом жизни и суровым континентальным климатом, с резкими перепадами температур. Национальная одежда хакасов хорошо приспособлена к кочевому образу жизни. Длительная езда в седле требовала такой одежды, которая не стесняла бы движения седока. Скотоводство обусловило выбор материалов, из которых шилась традиционная одежда. Женская шуба изготавливалась из шкуры овцы, шелка, бумажных тканей и меховой отделки.

В 1675 году русский посланник Николай Спафарий сообщил, что в 1616 году тобольский воевода Иван Семенович Куракин отправил казаков атамана В. Тюменца и десятника И. Петрова с товарищами к Алтын-хану через «хищных кыргызов», предков хакасов. Казаки сообщили, что «страна их кочевья: живут здесь в избах полстяных, а ходят в шубах и зипунах» [4. С. 9].

В 1737 году было сделано наиболее раннее описание качинского женского костюма, по словам В. Н. Татищева, служилым атаманом Мугунчаковым. Он писал: «А женский полк носят зимою тулупы, а летом носят жайлоки по их вере и сверх того носят чигилек (сигидек), подобен басроку... И ясак платят в казну ее императорского величества собольими, и лисицами, и волками, и рысями, и россомаками, и белкою, и сохатинами, и деньгами по рублю за соболя, от пяти и до одного соболя на человека, несмотря по пожиткам» [5. С. 102-103].

Участниками Второй Камчатской экспедиции (1733-1743) в составе Г. Ф. Миллера, И.-Г. Гмелина и Ф. Э. Фишера, помимо проведенного научного исследования Сибири, были собраны значительные коллекции по одежде сибирских народов (самоедов, остяков, якутов, юкагиров, коряков, тунгусов, татар качинских (хакасов) с реки Июс, что нашло отражение в дополнении к каталогу Musei Imperialis Petropolitani («Петербургские Императорские музеи», т. II, ч. I, разделы: одежда, рукописное приложение к художественным изделиям и редкостям под названием «Что было включено в Императорскую

Кунсткамеру уже после завершения каталога 1744 г., относящегося к описанию северных племен»). По указанию царя Петра I все вещевые предметы поступили в Кунсткамеру, часть из них погибла при пожаре 5 декабря 1774 года, другая часть была утрачена в 1740 году на «ледяной» свадьбе шута Анны Иоанновны князя М. А. Голицына, когда были взяты костюмы для «шествия народов, населяющих Российскую империю».

Ученый Г. Ф. Миллер дал описание кроя и материалов, из чего шились женские шубы: «Татарские шубы ton, большей частью из косульих шкур мехом внутрь, рукава длинные, запахиваются с левой стороны до правой подмышки. Оторачиваются бобром, выдрой или черной мерлушкой. Доходят до икр, иногда и до пяток. От колен вокруг несколько складок, без разрезов. Одинаковы у мужчины и у женщин, но только у женщин они несколько длиннее и всегда доходят до пят. Кроме того, на женских шубах немного складок вокруг шеи. Летом они носят старые изношенные шубы, оставшиеся с зимы, а осенью делают новые. Некоторые покрывают шубу шелковой тканью или сукном. Chatandscha - верхняя шуба у татар (даха), также из косульих шкур мехом наружу. Опушка у татарских шуб наверху шириной в ладонь, внизу только в палец» [6. С. 137-138].

В 1770 году Хакасию посетил адъюнкт Петербургской Академии наук, немецкий ученый П. С. Паллас. Он сообщил об одежде качинцев: «Зимою они обыкновенно рубах не носят, но только долгую шубу с узкими рукавами... Только богатые носят овечьи или бараньи шубы... Женская одежда весьма мало разнствует от обыкновенной калмыцкой... Одежда баб, а особливо их шубы, совершенно особливого покрою, который придает им хороший вид...» [7. С. 460-461].

Первое гравюрное воспроизведение хакасской одежды мы встречаем в XVIII веке в книге И. Г. Георги «Описание всех обитающих в Российском государстве народов. Их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и др. достопамятностей» (СПб., 1799). В книге ученый дает описание ка- чинской одежды, которое, по его мнению, схоже с бурятским. Георги писал о вышитой одежде: «На праздничном платье много видно красиво вышитых узоров или вычу- ров, а при том обшивается оно по краям материалами иного цвета или опушается мягкою рухлядью» [8. С.151].

Сообщения Георги позволяют предположить наличие у хакасов в XVIII веке орнаментированной одежды, но ученый не дает описания техники вышивки, мотивов орнамента и их особенностей.

В I пол. XIX века существенные изменения происходили в жизни сибирских народов, в том числе и хакасов. Основные перемены состояли в переходе их от кочевого к оседлому образу жизни и земледелию. Политика царизма нашла свое отражение в «Уставе об управлении инородцев». В 1822 году реформы М. М. Сперанского оживили экономическую жизнь Сибири, создав условия для роста в ней капиталистических отношений. В это время Сибирь продолжала быть одним из важных объектов научного изучения. Важной особенностью являлось то, что если в XVIII веке исследованием Сибири занимались научные экспедиции, направляемые из Санкт-Петербурга, то в I пол. XIX века этой работой занимается местная сибирская интеллигенция.

Новая эпоха в сибирском источниковедении связана с Г. И. Спасским - этнографом, археологом, историком и издателем сибирских журналов «Сибирский вестник» и «Азиатский вестник», которые выходили с 1818 по 1827 годы. Г. И. Спасский впервые и очень подробно останавливается на мужской, женской одежде хакасов и шаманской одежде: «Женщины носят зимою шубы, покрытые соответственно состоянию их дорогою или дешевою тканью. Они пришивают к ним, подражая мужчинам, воротники, отвороты, выступ и сверх того снизу на пол-аршина от подола нашивку со многими складками, те и другие часто вышиты и убраны бывают весьма красивыми узорами» [9. С. 203].

В 1847 году в статьях сибирского писателя-краеве- да, учителя иркутской гимназии Н. С. Щукина «Народы турского языка, обитающие в Южной Сибири» (1847) и «Минусинский округ» (1856) дается описание мужской и женской одежды. Исследователь отметил, что женские праздничные шубы имеют монгольский покрой и покрываются шелковой материей: «У женщин праздничный наряд совершенно монгольский: тот же дыгылъ, накрытый китайской шелковой материей». [10. С. 46].

Во II пол XIX века в Сибири оживляется деятельность различных научных обществ, появилось значительное количество этнографической литературы о минусинских и ачинских инородцах (хакасах). В 1851 году в Иркутске открылся Сибирский отдел Русского географического общества, взявший на себя руководство над изучением Сибири. Особенно интенсивно финансировалась деятельность общества благодаря составленной целевой программе, по которой стали работать сибирские этнографы. К этому времени представляется возможным отнести начало изучения декоративно-прикладного искусства хакасов, но из-за недостаточного развития научных знаний не было дифференциации смежных отраслей науки, и искусство хакасов изучалось этнографами и археологами.

Одним из интереснейших изданий Русского географического общества стал труд по этнографии народов России, составленный членом Русского географического общества де Паули и изданный только на французском языке: Description ethnographigue cies peuples de la Russie (St-Petersburg, 1862). Книга состоит из написанных этнографических очерков об отдельных народах, в т. ч. хакасах, с обстоятельным описанием разных сторон жизни этого народа и с прекрасно выполненными гравюрами художника Е. М. Корнеева. В настоящее время книга представляет большую библиографическую редкость.

Наибольшее количество трудов по этнографии хакасов было сделано секретарем Томского губернского статистического комитета, князем Н. А. Костровым в книгах «Качинские татары» (1852), «Кызыльские татары» (1853) и в статьях: «Бельтиры» (1857), «Этнографические заметки о кызыльских татарах» (1865). Работы Кострова основаны на личных наблюдениях, дополненных компиляциями из работ сибирских этнографов. Наряду с этим, Н. А. Костров впервые в сибирской этнографии широко привлек архивные материалы, использование которых представляет несомненную ценность для его трудов. По мнению Кострова: «Костюм качинцев и качинок очень прост. Женщины... Носят зимою такие же овчинные тулупы, как у мужчин» [11. С. 17]. А у бельтиров: «Одежда у бельтиров такая же, как у прочих сагайских татар. Мужчины зимою носят шубы из овчин и козлин, крытые иногда плисом, с воротником, опушенным выдрою... О женской одежде должно разуметь то же самое» [12. С. 7]. Костров отметил, что: «Одежда кызыльских татар как мужчин, так и женщин весьма проста...зимою все без исключения овчинные тулупы или дахи козьи и оленьи». [13. С.98 ].

В 1863 году в Минусинском округе побывал академик В. В. Радлов, который собрал большой этнографический материал по хакасам. В издании «Из Сибири. Страницы дневника» он сообщил об одежде минусинских инородцев следующее: «Мужчины носят русскую одежду, а женщины напротив, - свою особую...Длинные шубы зажиточных женщин оторочены мехом выдры, а поверх них они носят короткую безрукавку» [14. С. 223].

В 1878 году в Санкт-Петербурге, в типографии «Общественная польза», вышел живописный альбом «Народы России». В нем указывалось, что народы, населяющие Россию, столь разнообразны по своим типам, костюмам, нравам и обычаям, что описание их и наглядное изображение всегда вызывало интерес. В альбоме представлены и иллюстрация хакасской женщины в шубе. Кроме иллюстраций читатели могли познакомиться с описанием нравов, образом жизни и обычаев. Текст к альбому написан в популярной форме с целью ознакомить с наиболее характерными этнографическими чертами различных народов.

В статье исследователя И. И. Каратанова «Черты внешнего быта качинских татар» (1884) отмечается: «Женщины и девицы одеваются... зимой же крытые или нагольные, обшитые вокруг подола мерлушчатые, лисьи и овчинные шубы» [15. С.622-623].

В 1884 году в публикации «Очерки быта минусинских татар» князь Н. А. Костров писал: «Зимняя одежда мужчин и женщин обыкновенно состоит из шубы, покрытой у богатых плисом и опущенной по полам и подолу выдрою или собольими лапками» [16. С. 211].

В Минусинск был также сослан А. А. Кропоткин - брат одного из главных деятелей и теоретика анархизма П. А. Кропоткина. В ссылке он прожил 10 лет (1874-1884), где сотрудничал с Минусинским краеведческим музеем. По заданию Императорского Русского гецграфического общества в 1895 году вышел альбом «Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении», под редакцией П. П. Семенова, в 12 томах. А. А. Кропоткин подготовил очерк «Саянский хребет и Минусинский округ», где подробно остановился на хакасской мужской и женской одежде, а также костюме шамана. По мнению Кропоткина, «зимняя одежда женщин обыкновенно отличается от мужской только тем, что шуба делается с подбором в подол и с большею отделкой на полах» [17. С. 28]. Там же в альбоме представлена гравюра польского художника А. Станкевича «Татарка с детьми», в которой автор изобразил женщину в национальной шубе тон.

Первой работой, в которой специально рассматривается хакасская одежда, является книга А. А. Кузнецовой, П. Е. Кулакова «Минусинские и ачинские инородцы, материалы для изучения» (1898). Хорошо изучив материалы Абаканской, Аскизской и Мелецкой инородных управ, А. А. Кузнецова дала подробные названия мужской, женской, свадебной и детской одежды. Авторы отметили, что для женских шуб существует два покроя: «Один из них, более простой, шьются с вырезной по фигуре сшивной спинкой и с клиньями, пришитыми сзади к самому поясу..., шубы другого покроя «идектіг тон» шьется с прямой спиной без клиньев в виде мешка и на сгибе колена с боков и сзади собираются при помощи ниток из воловьих жил в сборки, что образует оборку или волан, идущий вокруг всего подола» [18. С. 164-165].

В 1900 году в книге Е. К. Яковлева ^Этнографический обзор населения долины Южного Енисея и объяснительный каталог этнографического отдела музея» (1900), основанной на трехлетней добросовестной работе в Минусинском музее, автор подробно останавливается на хакасской одежде бедного сагайца, старухи качинки (шуба «идектіг тон), замужней женщины, девушки качинки (шуба «идектіг тон») и шамана.

По материалам поездки 1904 года А. В. Адрианов в работе «Очерки Минусинского края» отмечает, что костюм, хотя и подвергся значительному изменению под влиянием русского соседства, тем не менее остается национальным и особенно у женщин сохраняет свои этнографические особенности: «Но зато верхнее платье, шубы сохранили свой старинный покрой, с вырезами вдоль полы и приспособленные к верховой езде. Особенной оригинальностью отличается верхнее платье женщин, различающееся у девиц, у замужних, невест, свах. Качинские инородки щеголяют своими вышивками шелком, с оригинальным орнаментом на различных принадлежностях костюма - наплечниках, рукавицах, на спине верхнего платья, карманах мужских штанов, кисетах для табака, даже обуви» [19. С. 35].

До Октябрьской революции 1917 года исследование декоративно-прикладного искусства хакасов носило обзорный характер, специальные вопросы изучения национального искусства не поднимались, наибольшее внимание уделялось наскальному искусству, традиционной религии - шаманизму, народным обрядам, обычаям и т. п. Материальная культура хакасов практически не исследовалась.

В 1925 году совершили поездку в Хакасию художники А. В. Вощакин и А. П. Лекаренко. Были исследованы этнические группы хакасов - бельтиры и сагайцы. Прежде всего художники обращали внимание на различие в деталях традиционной одежды и украшений.

В своих работах А. В. Вощакин запечатлел женские праздничные шубы и шубы свахи «идектіг тон»: «Праздничная шуба» (1925), «Женская праздничная шуба» (1925) и «Портрет хакаски» и «Хакаска в костюме свахи» (1928) («Соня сагайка в костюме свахи»). Художник изображает женщин из этнических групп хакасов сагайцев и качинцев и поэтому листы можно отнести к числу этнографических. Очевидно, Вощакин писал портреты с натуры. Портреты объединяет построение композиции, где использован трехчетвертной поворот, наиболее выигрышный с точки зрения, что говорит о классичности манеры и мастерстве художника. Хотя задачи описательные здесь не являются главными, его смысл гораздо шире. Художник изображает не только визуальные особенности национального типа, сколько стремится передать своеобразие национального характера. Это ощущается в сдержанности, чувстве собственного достоинства, гармонии внутреннего мира, неторопливости и созерцательности моделей.

В работе «Хакаска в костюме свахи» (1928) («Соня сагайка в костюме свахи») мы видим молодую женщину в национальной шубе, в лисьей шапке «тулгу порік» и женском нагруднике «пого». Портрет покоряет живописными качествами, колористической гармонией и мягкостью, жизненностью в раскрытии образа современницы. В нем чувствуется глубокая искренность художника и любование молодостью и красотой девушки.

Другим художником А. П. Лекаренко выполнены в технике акварели и рисунка карандашом работы: «Шуба хакасская» (1925), «Хакаска в национальной одежде» (1925), «Свадебный костюм хакасской женщины» (1925) и др. В них он любуется многоцветьем народной одежды, живописной выразительностью традиционной шубы хакасской женщины. Все это становится для художника неисчерпаемым источником творческого вдохновения. Однако точно воспроизводя предметы национальной одежды, эти рисунки не остаются просто этнографическими зарисовками, в них отчетливо выражен интерес художника к жизни хакасского народа. Показ покроя традиционной шубы и традиционного способа повязывания платка позволяет отнести работы к числу этнографических.

В 1930 году была образована Хакасская автономная область. В это время, налаживалось научное изучение искусства народов Сибири, требовалось пробудить интерес к национальной культуре и искусству. Именно в эти годы во многих регионах Сибири возникают краеведческие общества по изучению и сохранению культурного наследия. Такое общество возникло в с. Усть-Абаканском в 1929 году. Краеведческим обществом была подготовлена программа для собирания этнографических материалов в Хакасском национальном округе. Программой предполагалось тщательно собирать женскую и мужскую одежду (головные уборы, рубахи, верхнюю одежду и украшения). Данное краеведческое общество помогло и в организации в 1930 году в Абакане Хакасского областного краеведческого музея, который имел своей целью изучение археологи, истории и этнографии Хакасии. Музей, по сути, стал культурным центром, где в настоящее время собраны ценные коллекции по хакасской народной одежде.

В 1931 году в Абакан была командирована художница Н. Н. Нагорская Сибирским Союзом промышленных кооператоров для организации артели «Улуг Быт». Артель должна была заниматься производством хакасской национальной вышивки на экспорт. Но она просуществовала недолго - с 1931 по 1932 годы. Известно, что в ней работало 29 мастериц, из них 17 - в мастерской. В артели хакасские мастерицы занимались шитьем традиционной одежды, вышивкой шуб, кисетов, рукавиц, платьев и рубах, обуви и головных уборов.

В 1944 году, распоряжением СНК РСФСР №1786-р, в Абакане был открыт Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории. Его целью стало изучение языка и письменности, литературы и фольклора, истории, археологии и народного искусства. Первым директором института стал Н. Г. Доможаков - писатель, кандидат филологических наук. Структурными подразделениями института стали три сектора: языка и письменности, литературы и фольклора, истории и этнографии. Значительный материал по хакасскому народному костюму и орнаменту был собран во время летних этнографических

экспедиций Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории в 1946,1947 и 1948 годах под руководством П. И. Каралькина.

Летом 1946 года Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории организовал первую этнографическую экспедицию. Одной из основных задач экспедиции было изучение этногенеза хакасов, семейных отношений, материальной культуры и быта и религиозных верований. В состав экспедиции вошли Ю. А. Шибаева, А. Н. Липский, П. И. Каралькин и Л. П. Потапов - сотрудник Музея этнографии и антропологии им. П. Великого (Кунсткамера) из Ленинграда. Экспедиция работала в течение августа - октября в бассейне реки Теи, в районе проживания этнической группы сагайцев.

В 1947 году была организована вторая комплексная экспедиция ХакНИИЯЛИ «Бельтирская» в Аскиз- ский и Таштыпский районы. Целью экспедиции было изучение обычаев, быта, языка и фольклора бельтиров и сагайцев. В состав экспедиции вошли: руководитель П. И. Каралькин, члены - Ц. Д. Номинханов, Ю. А. Шибаева, А. Н. Липский, Д. П. Черепанов и др. Предметом исследования стали традиционные ремесла и кустарное производство, одежда и украшения. В научной экспедиции П. И. Каралькин изучал материальную культуру хакасов; Ю. А. Шибаева изучала жилище, одежду и семейнородовые отношения; Д. П. Черепанов производил этнографические зарисовки костюма и орнамента.

Группа выехала из Абакана 9 июля по маршруту: Абакан-Малый Монок-Аскиз-Маткечик-Иудино-Крас- ный Ключ-Кызыл Карасуг. В Малом Моноке экспедиция пробыла до 22 июля. Здесь экспедиция разделилась на две группы: П. И. Каралькин, Ц. Д. Номинханов, А. Н. Липский, Д.П.Черепановпоехалив Большие Арбаты,а Ю. А. Шибаева и А. П. Бытотова поехали в Маткечик и Бельтиры.

Во время «Бельтирской экспедиции» художник Д. П. Черепанов зарисовал сагайские шубы, принадлежащие Е. Улугбашевой (Малый Монок), Т. Тюкпеековой (Малый Монок), А. И. Тодиновой (Усть-Есть), А. И. Сазанаковой (Большие Арбаты), А. Сагалаковой (Большие Арбаты) и И. Н. Боргояковой (Сафронов). Этнограф Ю. А. Шибаева также зарисовала женские шубы в Маткечике, принадлежащие Карачакову и А. Карачаковой- Чебодаевой.

Подведя итоги «Бельтирской экспедиции», нужно сказать, что был собран значительный материал по истории, этнографии, языку, фольклору, антропологии, археологии, музыке и декоративному искусству хакасов. Художником экспедиции Д. П. Черепановым было выполнено 185 рисунка хакасского костюма и орнамента, которые в настоящее время хранятся в рукописном фонде Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории.

В 1948 году состоялась следующая «Шорско-бельтирская» экспедиция Хакасского научно-исследовательского института. В состав экспедиции вошли: П. И. Каралькин - начальник отряда, Ю. А. Шибаева, Д. П. Черепанов - художник, Я. А. Петров - фотограф и Е. Боргоякова - переводчица Ю. А. Шибаевой.

Экспедиция на автомашине выехала из Абакана 12 июля, направляясь через Аскиз-Таштып-Нижние Сиры-Верхние Сиры-Кызыл суг. Базируясь в Кызыл суге, отряд проводил работу в Малых и Больших Шорах и Карасуге. Фотографом Я. А. Петровым проводилась фотосъемка по жилищу и костюму. Художником Д. П. Черепановым были сделаны зарисовки женских шуб: В. Сульберековой (Верх Сиры), Т. Туртугешевой (Верх Сиры), В. Тугужековой (Хызыл суг), М. И. Майна- гашевой (Чиланы), А. И. Чебочаковой (Бутрахты).

29 июля члены экспедиции Ю. А. Шибаева и Е. Боргоякова выехали в Усть-Абаканский район для исследования жилища и одежды качинцев в Доможаково и Трояково. Из- за отсутствия художника Ю. А. Шибаевой пришлось взять на себя зарисовки одежды и орнамента. Всего было сделано 9 чертежей выкроек, 20 рисунков орнамента и украшений, записана терминология, история костюма и техника шитья и вышивки. Шибаевой были зарисовала женские шубы: Е. П. Кулагашевой (Трояков) и X. Кулагашевой (Согда).

Отряд в составе П. И. Каралькина и фотографа Я. А. Петрова выехал по маршруту Анжуль-Чиланы- Бутрахты-Карагай-Печин. В Чиланах и Бутрахты П. И. Каралькин сделал рисунки хакасских женских шуб.

По результатам экспедиций Ю. А. Шибаевой были сделаны выводы, что в 1947-1948-х годах в Аскизском, Таштыпском и Усть-Абаканском районах почти все женщины носят традиционные хакасские платья, обувь и шубы нагольные из покупного материла: бархата, шелка, сукна, большей частью орнаментированные вышивками, повязывают по-хакасски платки и многие носят праздничные вышитые «сикпены» и некоторые «тар».

Работа Л. П. Потапова «Краткие очерки истории этнографии хакасов (ХѴІІ-ХІХ вв.)» (1952) представляет значительный интерес для всех изучающих современное декоративное искусство Хакасии. Автор рассматривает быт и материальную культуру хакасов в ХѴІІІ-ХІХ веке. Связь между далекой историей, близкой историей хакасов и современностью является ценным качеством труда Л. П. Потапова. Останавливаясь на особенностях быта, убранства жилища, костюма хакасов, ученый не пытается анализировать художественную сторону их оформления, а довольствуется развернутыми описаниями одежды этнических групп хакасов-качинцев, сагайцев и кызыльцев.

В 1956 году Академией наук СССР была издана книга «Народы Сибири» под редакцией М. Г. Левина и Л. П. Потапова, где освещение нашли общие сведения о хакасах (качинцах, сагайцах, кызыльцах), основных занятиях, жилище, пище, одежде, религиозных верованиях, семейно-брачных отношениях.

В книге Ю. А. Шибаевой «Одежда хакасов» (1959) был опубликован фактический материал экспедиций ХакНИИЯЛИ 1947 и 1948 годов. Автор проанализировала мужскую и женскую одежду, описала технику вышивки, остановилась на объяснении отдельных технических приемов. Она сделала также замечания по локализации в одежде качинцев и сагайцев. Монография до сих пор является важным исследованием, посвященным подробной разработке многих вопросов, связанных с народным хакасским костюмом. Автор собрала все имевшиеся, часто весьма отрывочные сведения об одежде хакасов, а также в значительной мере опиралась на собственные собранные полевые материалы, а также на изученные ею музейные коллекции. Шибаевой дано тщательное научное описание одежды, материалы хорошо аннотируются, приводится богатая терминология. Подвергнув анализу собранные материалы, Шибаева делает ряд интересных выводов о происхождении отдельных форм одежды и на основе их об этнических связях хакасского народа.

В 1961 году вышла книга «Историко-этнографический атлас Сибири», где авторы сделали классификацию женских шуб у хакасов. Они выдели два покроя: один того же покроя, что и мужская шуба, где шуба шилась длинной, заднюю часть ее делали длиннее, чем перед; от пояса шуба расклинивалась (от трех до семи клиньев), спинка шубы в зависимости от покроя пройм рукавов (глубоких, остроугольных) кроилась в узкую талию. И другой покрой шубы делался с отрезной спинкой в талию, от пояса сильно расклиненная (от четырех до десяти клиньев).

В 1982 году в книге «Очерки материальной культуры хакасов» этнограф К. М. Патачаков выделил три вида женских шуб: нагольную «ах тон», черную, крашеную «харалтхан тон» и свадебную шубу «идектіг тон». Он отметил, что: «На отделку женской шубы шли лапки пушных зверей - белки и соболя, шкурки домашних животных - овец и ягнят, телят и жеребят. На «хачы» использовали бархат, плис, атлас, парчу, шелк, сатин, ситец и др. хлопчатобумажные ткани яркого цвета» [20. С.75].

Предметы материальной культуры, к которым относятся традиционные женские шубы, широко использовались хакасками в жизни и специально для хранения не собирались. До наших дней дошли в основном женские шубы ХІХ-ХХ веков. Экспонатов XVIII века в коллекциях музеев Санкт-Петербурга, Красноярска, Абакана и Минусинска нет. В этих условиях даже самые незначительные факты, дающие хотя бы общее представление о шубах, важны и имеют большое значение.

Прочитано 98 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии