Logo
Версия для печати
1
Понедельник, 27 декабря 2021 22:35

Алтын Хус, вскормленный орлами. Записано от С.П. Кадышева. Записала Т.Г. Танеева.

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Алтын Хус, вскормленный орлами. Записано от С.П. Кадышева. Записала Т.Г. Танеева.

 Сказания хакасов. / Составитель, переводчик П.А.Трояков. - Абакан : Дом литераторов Хакасии, 2013. - 164 с

У подножья Ах Сын-хребта, на берегу белого моря- реки раскинулся большой аал, а посредине, сверкая белизной, возвышалась ханская юрта. В той юрте проживал Ах Хан-богатырь со своей женой Ай Арыг. Всё было у них: полные степи скота, полные юрты богатства, но не было наследника. Была лишь дочь Хан Чачах.

Часто Ах Хан-богатырь седлал коня и отправлялся своим табунам счёт подвести и свой народ обозреть. И всегда наказ-повеление давал народу: жеребёнка ль кто заметит - коня из него выкормить, сироту ль кто встретит - мужчину из него вырастить.

Так луна сменялась луной, за годом год проползал. Но ни что не вечно под солнцем. Однажды где-то издалека донёсся топот копыт богатырских коней.

«Что же это такое?» - с опаской подумал Ах Хан и выбежал из юрты. Увидел на вершине Ах Сын-хребта вооружённых всадников. И раздался оттуда богатырский клич:

- Эй, Ах Хан-богатырь, доедай-ка поскорей свою еду, да выходи на смертельную битву! Мы пришли твой очаг опрокинуть и твоё стойбище сокрушить!

Присмотрелся Ах Хан-богатырь: на хребте стояли девять богатырей на девяти вороных конях. То были сыновья враждебного Хара Хана. Тут уж понял он, что битвы не миновать. Зашёл в юрту, надел свои боевые доспехи и пошёл своих богатырей оповестить. Но тут же Ай Арыг преградила ему дорогу. Не пускает. Вскоре снова раздался могучий клич. Жена и на этот раз удержала своего мужа-алыпа. И в третий раз не дала ему выйти.

А те богатыри, с той вершины Ах Сын-хребта, во все скулы горланили и хохотали, издеваясь над ним.

- Здесь, кажись, хозяина нет - ответить, богатыря нет — выйти на битву. Да мы и так сокрушим стойбище.— И с громким шумом-гамом устремились к большому аалу.

Но тут вдруг шестиглавая скала на Ах Сын-хребте, что стояла позади аала, загудела-загрохотала, аж вся земля затряслась. Враги услышали грохот и тут же с оглядкой попятились назад. Испугались. Оттуда вышел могучий старец без волос с тяжёлым молотом в руках. То был предок и хозяин горы Алтын Тас. Не зря, видно, враги испугались.

Жена хана тут же к мужу:

- Вот видишь, дорогой муж-богатырь, вышел твой дед-покровитель Алтын Тас. Погляди, погляди, он-то защитит наше стойбище от врагов-злодеев.

Ах Хан выглянул - и впрямь Алтын Тас-предок спускался по склону. Чуть погодя встал поудобней, затем размахнулся тем чудесным молотом и ударил по отвесной каменной стене, тут же открылся вход в скалу. Перед старцем предстали девять могучих алыпов в доспехах. По велению предка они ринулись в битву с сыновьями Хара Хана и всех до одного повергли в прах.

Довольный содеянным, Алтын Тас-предок снова ударил молотом по скале и все девять богатырей в миг исчезли. А сам старец Алтын Тас направился к Ах Сын-хребту, к подножью.

Жена Ах Хана Ай Арыг раз приоткрыла дверь, глянула туда и воскликнула:

- Видишь, видишь, Ах Хан-богатырь, наш предок Алтын Тае разом сокрушил врагов и теперь направляется к белой скале. Надо же приветить его, угощение устроить, а то чего доброго, обидится.

«И впрямь, почему не совершить обряд угощения Алтын Тасу, как делают мудрые старцы»,- подумал Ах Хан.

И тут же своим слугам повелел: приготовить белого барашка и арахи шесть тозоров1. Слуги быстро исполнили его повеление. И собрал Ах Хан сколько надо народу, и повёл их к Ах Сын-хребту - угостить и уважить могучего предка. Зарезали белого барашка, побрызгали во все стороны арахой, воздавали хвалу предку-хозяину за то, что спас он народ от угона. Затем мудрые старцы просили чаянов-творцов, и самого предка дать наследника ханской семье. Без этого не будет покоя на этой земле. Дед-предок внял народной мольбе и удалился в белую скалу.

Народ спустился с горы и разошёлся по своим юртам, и стали по-прежнему жить-поживать.

Вскоре исполнилось их желание. Жена хана родила мальчика. Алтын Хан по воле жены снова задумал устроить угощение древнему предку из белой скалы. Опять собрали людей. Взяли с собой белого барашка и арахи сколько надо и стали подниматься на гору, к подножью белой скалы. Жена хана увидела поднимающихся на гору людей и, оставив ребёнка, побежала вместе с ними, хотя ей нельзя было идти туда.

Снова навстречу народу вышел предок-хозяин, обрадовался, что не забывают его. Но осматривая людей, он вдруг заметил жену хана и пришёл в такую ярость, что от одного вида испугаться можно. Грозно насупился он и произнёс громовым голосом:

- Эх ты, Ах Хан-богатырь, не мог же угомонить свою жену. Она ведь нарушила священный запрет - поднялась на гору Ах Сын, куда жёнам потомков нельзя и ногой ступить, да ещё имея младенца. И это конец вашему роду. Теперь шестиглавая белая скала сокрушится-низвергнет- ся, вершина Ах Сын-хребта грудой обломков развалится. И виноваты тому вы с женой. Я вас умерщвлю теперь же. Иначе и младенцу уготована смерть, а род ваш исчезнет навеки. Вы возгордились непомерно.

И он повёл супругов в белую скалу, те безропотно повиновались. А в той скале уже стояли их гробы. Предок схватил Ах Хана и уложил в гроб из белого камня, жену его уложил в гроб из синего камня. Велел завалить гробы камнями. Так умертвил предок-хозяин Ах Хана с супругой за нарушение священных устоев. Но сохранил наследника их рода.

Меж тем шестиглавая белая скала дрогнула, загрохотала и стала разваливаться, превращаясь в груду белых и синих камней. Народ со страхом возвращался домой, перешёптываясь друг с другом.

А в это время дома ждёт не дождётся Ах Хана с супругой их приёмная дочь. Когда терпенья не стало, побежала к Ах Сын-хребту, увидела гору в развалинах. Почуяла сердцем о гибели славного Ах Хана. И залилась горькими слезами, сокрушаясь такими словами:

- Да как же взращу без вас грудного младенца, сына вашего? Как сделаю его мужчиной?

И вдруг послышался громовой голос Алтын Таса- предка в белой скале:

- Дитя моё, Хан Чачах, видишь, сокрушилась наша родовая гора. Ах Хана и его жену я умертвил, чтоб возродить род ваш. Так вот, слушая, поскорей доставь сюда младенца. Взойди на груды камней. Затем как птица засвисти, как зверь зарычи: «Не я свищу, не я кричу, а дед мой Алтын Тас». Вскоре прилетят с солнечной стороны два могучих орла. Ребёнка Ах Хана передашь им и скажешь: «Алтын Тас могучий велел вырастить из младенца Ах Хана алыпа-мужчину. Пусть он свершит свой подвиг, восстановит родовое стойбище, вернёт свой народ на родную землю. Пусть он станет ханом всей земли, хозяином всего народа. Пусть будет у него полные степи скота, полные юрты богатства. Его невеста будет находиться в полуденной стороне. Там живёт хан-девица Толай Бурухан, пусть её и возьмёт в жёны. А теперь я покидаю этот свет. Доспехи Ах Хана зароешь под скалой. Когда надо будет, найдёт их сам наследник. А я вместе со скалою скончаюсь.

Выслушав совет Алтын Тас-предка, она помчалась к родному аалу. Всё сделала так, как говорил дед Алтын Тас. Затем вышла к подножью горы и засвистела как птица, зарычала как зверь:

- Не я подаю голос, а дед Алтын Тас, наш славный хозяин горы!

Вскоре с небосклона появились два могучих орла, в тот же миг со свистом и шумом приземлились, возвышаясь небольшими холмами. Крылья у них были сорок саженей, рост - в двадцать саженей. Не долго думая и не боясь ничего, она передала им младенца Ах Хана, напомнив наказ-повеление Алтын Тас-предка.

Тут же два орла укрыли ребёнка в своих перьях, взмыли к небу и исчезли. Со слезами на глазах проводила Хан Чачах могучих птиц. Затем спустилась к аалу и вошла в юрту. Немного погодя, она позвала шесть служанок хана, одну из них нарядила в одежду госпожи, золотой посох ей вручила. А сама оделась в одежду прислуги, попрощалась и, выйдя из юрты, вмиг исчезла, как в тумане. Куда она направилась, куда ушла, никто не знал, не ведал.

А в это время дочь враждебного Хара Хана Хара Нинчи прискакала, проведав о сокрушении родовой горы и смерти хана. Помчалась к своим мёртвым братьям, которых сокрушил Алтын Тас-предок. Покол- довала-пошептала над ними и братья ожили, вскочили на ноги и предстали в своих доспехах. Ни слова не могли вымолвить, дрожали от страха, поглядывая на гору, что грудой камней рассыпалась. Хотели пуститься наутёк, да сестра удержала:

-Да отчего вы дрожите, чего страшитесь, братья мои, белая скала, что охраняла стойбище Ах Хана, рухнула и нет больше силы защитить стойбище. Народ без хана, что скот без хозяина.

Те очухались, пришли в себя и ринулись сокрушать стойбище Ах Хана. Угоняли людей и скот на свои земли. По дороге дряхлых стариков и старух вздёргивали на сучья, оставляя их лесным зверям, а хромую скотину резали на мясо и этим кормили людей.

Меж тем грудного младенца Ах Хана Орлы-богатыри донесли до своего жилища, положили в гнездо, что на ветвистом дереве свили, куда ветер не проникал, влага не просачивалась. Сразу же начали его кормить и поить как надо. Наутро Орёл Орлице говорит:

— До старости мы дожили, да не могли вырастить ни одного своего дитя, может быть вместе с ребёнком Ах Хана и своего орлёнка выкормим и вырастим.

Вскоре Орлица снесла два яйца и стала их бережно высиживать. Одно оказалось пустое, а из второго вылупился пушистый птенец, такой крупный и такой смышлёный. И вот маленький сын Ах Хана и орлёнок растут вместе. Орёл и Орлица не успевали таскать им звериного мяса. Сын Ах Хана привык к сырому мясу и целыми кусками кидал себе в рот.

Дети росли не по годам, а по дням. Каждый раз они выглядели крупнее. Так дни пролетали, годы проходили.

И вот, когда прошло много лет, однажды. Орёл с Орлицей промолвили:

- Ну вот, милое дитя, сын Ах Хана, ты теперь стал мужчиной. Мы вырастили тебя по велению деда-предка. У тебя крыльев нет, но ты будешь ездить верхом на коне, что не уступит крылатой птице. Знай, что стойбище Ах Хана сразу же после твоего рождения сокрушили враги, девять богатырей враждебного Хара Хана угнали весь скот и людей. Так вот, ты должен восстановить стойбище и ханом стать вместо отца. Там, в табунах отца, находится богатырский конь, какого не было у Ах Хана. А свои доспехи ты найдёшь под грудой камней в белой скале. Имя твоё будет Алтын Хус, вскормлённый орлами.

Затем обратились к своему сыну-орлу:

- Ну, а ты, наше милое дитя, достиг уже зрелой поры. Полети-ка теперь в ту сторону. Встретится там, на пути, Чёрный хребет с девятью излучинами. Под этой чёрной горой река-море течёт. На её берегу жилище богатого и враждебного Хара Хана, там бессчётно будут пастись табуны лошадей. Увидишь бело-буланого богатырского коня, что из рода Ах Хана. Так вот, схватишь и поднимешь его, перенесёшь сюда, на родную землю.

Как только услышал совет и наставление Орла и Орлицы, молодой орёл взмахнул могучими крыльями, поднялся высоко к небу и понёсся по синему небу. Вскоре показался Чёрный хребет с девятью излучинами. Он подлетел туда и увидел: на берегу чёрного моря- реки множество народа, а в степи бессчётно паслись стада. В одном косяке заметил бело-буланого коня, того самого, о котором говорили Орёл и Орлица. Орёл подлетел к нему, слёту обхватил его когтями, мощно махнул крыльями и взмыл к небесам. Кругом закрутило бураном: мелкую скотину вихрем зашибало, крупный скот ветром валило. Табунщик, которого вместе со скотом из земли Ах Хана пригнали, видя такое, горько заплакал, тихо зарыдал. Ведь сыновья Хара Хана жестоки и безжалостны. забьют его до смерти.

Прискакали братья, как звери накинулись на него.

- Ты что же, собака, столько скотины погубил? Да убить тебя мало за это!

А тут показался их старший брат Хара Моос. Он не стал ругаться, а стал укорять своих братьев за дерзость:

- Да что вы накинулись на него. Сначала надо же узнать в чём дело.

И начал расспрашивать пастуха, как всё это случилось. А тот рассказал, как было дело.

Хара Моос, дивясь такому чуду и обращаясь к братьям, проговорил:

- Вот видите, у пастуха нет никакой вины. Неспроста орёл схватил бело-буланого коня и утащил его. Это богатырский конь. Ну, ничего, не горюйте: жаворонок, как на верёвочке, всё равно сюда прилетит, наследник сам ко мне явится. Не родился ещё алып, чтобы мог одолеть Хара Мооса,- бахвалился он,- Нет коня, что обставит моего вороного!

И тут же завернул коня и поскакал, уводя своих братьев обратно.

Меж тем орёл летел и летел, плотно прижав к себе бело-буланого коня. Орёл с Орлицей уже издали заметили своего орлёнка. Затем, опустившись на склоны Ах Сын-хребта, наставляли сына Ах Хана:

- Вот видишь, братец уже несёт богатырского коня, названного старым предком тебе. Иди, встречай своего братца.

Он побежал туда, встретил братца-орла: около него стоял бело-буланый конь, сверкая своей белизной.

Чуть погодя Орёл и Орлица совет и наставление давали своим детям:

- Ну, вот что, дети, вы уже выросли, теперь уж сами думайте, что делать. Сюда уже больше не возвращайтесь.

Вам дано свершить великое дело — уничтожить врагов, освободить народ. Будьте дружны и послушны, как уши коня. Верните народ Ах Хана на свои земли, покой им создайте.

Поблагодарив своих покровителей, Алтын Хус вскочил на неосёдланного коня. Орёл-богатырь взмахнул могучими крыльями и взвился в поднебесье. И они понеслись. Алтын Хус быстро на своём буланом коне приближался к земле Ах Хана-отца. На полном скаку поднялся на вершину Ах Сын-хребта, туда же опустился Орёл-богатырь. Среди обломков белой скалы Алтын Хус нашёл всё, что надо. На буланого коня узду он надел, обойдя вокруг, седло накинул. Конь богатырский стал перед ним во всей красе и мощи.

Вскочил богатырь Алтын Хус на коня и на птичьем языке заговорил со своим братцем Орлом:

- Ну, братец Орёл-богатырь, отправимся же теперь на землю Хара Хана, с врагами сразимся, за народ свой отомстим и людей всех обратно вернём на родные земли.

Орёл-богатырь взмахнул крыльями, взмыл в синее небо, а буланый ветром помчался по чёрной земле. Вскоре они уже приближались к владениям Хара Хана-врага.

Алтын Хус с вершины Хара Сын-хребта бросил громовой клич:

-Жеребёнком оставшийся бело-буланый, преодолев все невзгоды, в коня богатырского вырос, младенцем оставшийся сын Ах Хана, могучим алыпом стал. Пришёл отомстить тебе, Хара Хан. Твои девять сыно- вей-богатырей сокрушили наше стойбище и угнали весь народ, сюда последнюю скотину пригнали. Вызываю на бой твоих богатырей!

Услышали люди Хара Хана и взбудоражились. Старший сын помчался к берегу Чёрного моря-реки и из каменной юрты выпустил своих богатырей. На вершине Хара Сын-хребта началась жестокая битва. Белым туманом застало вершины горы. Сабли-мечи сверкали, стрелы свистели повсюду. Бился насмерть сын Ах Хана один со всеми богатырями, что встали стеной в двенадцать рядов. К этому времени подоспел Орёл-богатырь, спустился с поднебесья и ринулся в бой. Хватал врагов когтями и тут же продалбливал им темя, а затем с лёту бросал их наземь.

Но тут поднялся с вершины Хара Сын-хребта враждебный орёл Тондай Алтын и вступил в битву с Орлом- богатырём. Стальными когтями распинали, железными клювами долбили друг друга, бились яростно и жестоко. Орёл-богатырь не выдержал такой ярости и стал слабеть. Но вспомнил слова Орла-отца о кровной дружбе с братцем своим и тут же полетел к вершине Хара Сын-хребта, подманивая туда и Тондай Алтына-орла. И там снова начали биться. Не успели по разу столкнуться, как внизу щёлкнула тетива, завизжала стрела и перебила правое крыло Тондай Алтына. Орёл-богатырь добил врага. Затем ринулся на помощь Алтын Хусу. Но вот диво-то: убитые богатыри-враги вновь оживали и кидались в бой. Не поймёт Орёл в чём дело. И только теперь увидел, как у истоков Чёрной реки-моря под навесом скалы сидела ведьма-чудовище с носом, словно шило, с животом, словно камень-брусок, она окуривала травами богатырей и оживляла их. Орёл-богатырь тихо подкрался к ней, схватил и поднял вверх, продолбил ей темя, разорвал на куски и бросил вниз. Мёртвые богатыри уж больше не вставали. Алтын Хус с Орлом-богатырём бились изо всех сил. Двенадцать дней сражались и все двенадцать рядов врага сокрушили на месте, кости людей и коней, словно горы, вздымались над степью.

Наконец вышли девять сыновей Хара Хана, и впереди шёл могучий Хара Моос.

- Ах ты, жаворонок, сам явился ко мне, давно я тебя поджидал, свить из твоих жил верёвку.

— Посмотрим, злой Хара Моос, кто кого одолеет, хоть ты и могуч, но я с тобой без страха сражусь насмерть.

 Тут же за руки взялись и дёрнули друг друга, аж кости защёлкали, рёбра затрещали. Потом на сабли перешли. А Орёл-богатырь вступил в борьбу с остальными восемью сыновьями Хара Хана. По одному их приподнимал и клювом продалбливал им темя, и бросал их насмерть. Раз за разом всех и уложил. Но не давался Хара Моос Алтын Хусу. Бьются богатыри с яростью львиной, никто не может одолеть. На двенадцатый день могучий Хара Моос больше стал к камням прислоняться, о землю опираться руками.

Тогда Алтын Хус напряг все силы, поднял врага в поднебесье и с яростью на землю бросил, аж кости у того затрещали, позвонки защёлкали, со смертным стоном тот свой дух испустил.

Алтын Хус поднялся на вершину Хара Сын-хребта, вновь бросил клич. Но биться было уж некому. Сам Хара Хан поднимался на вершину горы, держа в руках золотую чашу с едой и питьём.

- Ох, могучий Алтын Хус, приветить тебя хочу, угостить тебя иду. Ты победитель - тебе слава и почёт.

Подошёл поближе, с поклоном поднёс ему золотую чашу. Алтын Хус услышал тотчас орлиный голос своего братца:

- Не пей же, братец, не пей - умрёшь!

Понял, что нельзя пить, но делает вид, что ничего не услышал, ничего не заметил. Взял в руку золотую чашу, поднёс ко рту, будто вот-вот выпьет, вдруг выронил чашу. Хара Хан аж ахнул. Увидел Алтын Хус невиданное чудо: там, где разлилось питьё Хара Хана, вся земля обуглилась вмиг, вся трава почернела вокруг. При виде такого, Хара Хана бросило в дрожь и он с криком кинулся по склону горы. Орёл-богатырь немедля рванулся за ним, схватил его железными когтями, приподнял над землёю и, разорвав на куски его тело, закинул вниз.

В это время взбежали на вершину хребта тот пастух из земли Ах Хана, а с ним та приёмная дочь хана, Хан Чачах. Радуются, щебечут, словно птицы, ласкаются, как жеребята. Затем все вместе спустились к аалу Хара Хана. Народу было много с разных сторон и земель. Они с горькими слезами подходили к Алтын Хусу, воздавали хвалу богатырю. Богатырь тут же повелел каждому народу возвращаться на свои земли.

И люди потянулись к своим родным местам вместе со своим скотом и скарбом. Никого не обижал Алтын Хус, никому помех не учинял. А гнездовье чёрного врага он разрушил, чтобы и в помине его не было. А весь свой народ и скот велел гнать на землю Ах Хана. Вместе с ними поехал и сам.

Долго ли, коротко ли ехали, много гор пересекли, много рек перешли, чужая земля оставалась позади, а отцовская - всё ближе и ближе. Вот уж подъехали к юрте Ах Хана, прибрали её, возродили жилище отца. Алтын Хус поселился с сестрою в ханской юрте. Пастух Хан Мирген снова повёл счёт всем стадам и стал управлять и присматривать за народом. Так они снова зажили в покое.

Однажды Алтын Хус, сидя. за столом, спросил у своей сестры:

- Ты как-то в дороге обещала указать мне мою суженную, скажи же, сестра, где невеста? Скажи, не скрывая и не тая, где она находится, и где её отцовская земля?

Она тут же вспомнила слова старца Алтын Таса и об этом поведала Алтын Хусу.

- Земля, куда тебе надо ехать, лежит в полуденном крае. Там есть высочайшая гора и есть земля, где трава не вянет, и листья не опадают. На вершине этой горы живёт Толай Бурухан.

Выслушав совет и наставления сестры. Алтын Хус засобирался в путь-дорогу. Когда поднялся не вершину Кирим Сын-хребта, Орёл-богатырь встретил его, вместе с ним отправился в дальний путь. Орёл летел со свистом по синему небу, а бело-буланый с шумом мчался по чёрной земле. Домчавшись до Хара Сын-хребта, и не заметив ничего опасного. Орёл-богатырь повернул обратно.

Алтын Хус дёрнул поводья бело-буланого и дальше понёсся по широкой степи.

Много рек переехал, много рек пересёк, домчался до белой степи и вдруг, ни с того ни с чего, конь его встал, как вкопанный.

- Что случилось с тобой, мой конь-богатырь? - удивился он. - Отощал иль с ногами что неладно?

В ответ конь человеческим голосом заговорил:

-Да нет же, хозяин Алтын Хус-богатырь, что ты видишь впереди? Взгляни хорошенько.

Алтын Хус поднял забрало и глянул: рядом медная глыба над землёю возвышалась.

- Да, вижу - медная глыба стоит.

-Так вот, Алтын Хус, мой добрый алып, дальше ехать нельзя, прежде чем не поднимешь глыбу из земли. Это заклятье творцов. Коль проедем мы мимо, то тут же вместе с тобой камнями бездыханными станем навечно. Если возьмёшься, да не сможешь поднять, тогда кости оставишь здесь на съедение зверям.

- Ну что ж, коль судьба такая, нужно напрячься,- сказал Алтын Хус, соскочил с коня, обхватил изо всех сил медный столб, поднатужился изо всех сил и стал поднимать. До пояса приподнял, а дальше не может: не было сил, руки слабели. Глыба снова погрузилась в землю, аж земля выгнулась. Алтын Хус снова прилип к столбу, но нет, кажется, сил поднять выше. Страдает и мучается богатырь, не знает, как выйти из тяжкой беды. А это ведь смерть! Бело-буланый, видя мученье Алтын Хуса. подбежал к нему и проговорил:

-Да, видно, смерти не миновать. Но что-то надо делать. Так ведь до прилёта гусей простоим и лебедей перелётных дождёмся, но не сможем камень поднять, мой добрый хозяин. Умрём тогда.

 И вдруг конь повернулся и куда-то ринулся. Алтын Хус удивился немного, но больше думал о своей смерти, чем о жизни. Вскоре, однако, конь снова предстал перед ним.

- Ну, давай, может, я как-то тебе помогу, ребром подопру.

- Помог бы немного, может, тогда бы поднял. Моя плеть больше не коснётся крупа твоего, поводья не будут разрывать твою пасть.

- Ну, да ладно, не силой своей я хочу тебе помочь, дорогой. Открывай рот, мой добрый Алтын Хус.

Он открыл рот, дивясь затее коня. Бело-буланый вплотную подвёл свою голову к его лицу, только фыркнул и дунул зуб прямо в рот Алтын Хусу. И вмиг тот зуб врос рядом со своими зубами. Богатырь почуял, словно вновь он родился. Снова прижался к медной глыбе, расшатал, как прежде, поднял её до пояса, затем до груди, и легко перекинул через плечо. Вскочил на буланого и устремился дальше, как прежде. Конь помчался, выдавливая ямы в земле, а белые брызги изо рта, словно зайцы, разлетались во все стороны. Вскоре бело-буланый усталый вбежал на высочайшую гору Ax-Сын. Посмотрел Алтын Хус на другую сторону горы: раскинулся аал, а посредине ханская юрта. Подъехал туда, соскочил с коня. Вошёл в юрту, увидел девушку: шестьдесят косиц на плече развевались, пятьдесят косиц по спине расстилались.

Поздоровался, поприветствовал.

- Здравствуй, здравствуй. Алтын Хус, вскормлённый орлами. Я знала, что ты приедешь сюда.-сказала, усадила его за золотой стол и стала потчевать разной едой. Сидят они, разговаривают о далёких и близких делах.

Алтын Хус заговорил:

- Девушка Толай Бурухан, я приехал, чтобы невестою тебя назвать и жениться.

- Да, - говорит, - нам суждено жить вместе. Я противиться не стану.

Алтын Хус тут же со своей невестой направился на свои земли.

Орёл-богатырь также привёз себе невесту-орлицу.

Приехав домой, Алтын Хус объявил о большой свадьбе. Зарезали девять жирных быков, девять жирных баранов холощённых и со всем народом поднялись на вершину Ах Сын-хребта.

Там устроили настоящий пир. Всех зверей и птиц щедро угощали, по всем хребтам и долинам мясо разбрасывали целыми тушками. До девяти дней звери и птицы пировали, животы свои насыщали мясом, как никогда раньше. На десятый день звери и птицы благословляли Орла-богатыря и Алтын Хуса, вскормлённого орлами.

Все люди вернулись обратно в аал и зажили снова мирно и спокойно. Алтын Хус заботился о своём народе. Осиротевшего жеребёнка в коня выращивал он, бедного конём одаривал, голодному пищу давал. Так жил Алтын Хус-богатырь, вскормлённый орлами.

Прочитано 432 раз
AskizON

Последнее от AskizON

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
© 2013-2022 ✔ Личный сбор материалов о Хакасии, ее Истории, Культуре и Традициях. ✔ Все материалы принадлежат их авторам и/или источникам, и это все для ознакомления. ✔ В случае использования материалов сайта, обязательно указывайте автора и/или источник материала, а если встретили без автора и/или источника, то по названию и содержанию материала прошу найти автора и/или источник и обязательно его указать. ✔ ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И/ИЛИ ИСТОЧНИКУ!