Logo
Версия для печати
1
Понедельник, 27 декабря 2021 20:29

Аx Молат - богатырь. Записано от Сохан Конгарова. Записал П.А. Трояков.

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)
|||| |||| ||||

Аx Молат - богатырь. Записано от Г.Я. Тачеева Записала Т.Г. Тачеева.

Сказания хакасов. / Составитель, переводчик П.А.Трояков. - Абакан : Дом литераторов Хакасии, 2013. - 164 с.

Ha берегу белого моря-реки, у подножья белой священной горы жил старик Ах Хан со своим народом. Была у него супруга. Прожили они до седых волос, но не было у них детей, не было сына, кто бы мог защитить землю от врагов. Была у него одна только чёрная собака, верный страж всего стойбища, и думы о наследнике не давали хану покоя.
Однажды с такой же тяжкой думой он поехал земли свои оглядеть, посмотреть, как народ живёт, как скот его пасётся. Осталась дома одна супруга. По хозяйству занимается. Но вдруг почувствовала тяжесть в животе и вскоре родила ребёнка-сына.
Меж тем возвратился из дальней поездки Ах Хан-богатырь. Увидел младенца в руках старой супруги, удивился-поразился он, и радости не было конца. «Появился-таки ханский наследник,- подумал хан.- Есть теперь кому продолжить ханский род, кому защитить землю от напасти и беды».
Мальчик, что ни день - на год вырастает. Стал уже бегать и играть. Хан-старик опять же страшится: как бы чего не случилось с ним, как бы тёмные силы не прознали о нём. И вот он подобрал семь самых разных девушек- прислужниц, чтобы за ним всюду они ходили, присматривали, как бы ни случилось что худое. Они бегали вокруг мальчика, с глаз его не спускали. Днём и ночью, не зная ни сна, ни отдыха, присматривали за ним.
А хан же всё твердит:
-Смотрите, девы-прислужницы, оберегайте его хорошенько, глаз с него не спускайте. Ведь бездетным родителям на старости Бог сына послал. Коль случится плохое, тогда я заставлю вас собственную кровь пить, собственное мясо терзать. Всех вас убью и не пожалею ничуть.
Прислужницы изо всех сил старались выполнить наказ хана. Куда мальчик, туда они, шаг шагнёт - они два. Так жили они, не ведая горя и беды.
Но пришла беда. И вот как это было. Однажды они пошли за играющим мальчиком по белой степи. Мальчик, что-нибудь приметив на дороге, то сядет и начинает забавляться, то снова бежит. Прислужницы всё время бегут за ним следом. Так дошли они до подножья белого тасхыла. И вот в одном месте мальчик снова приостановился, присел и стал камешки перебрасывать, играть ими. Прислужницы также присели недалеко от него. Мальчик увлёкся игрою в камушки. Прислужницы сидят, не нарадуются. Прислонились друг к другу, вздремнули. Когда открыли глаза, мальчика не оказалось на месте. Всполошились девушки, туда-сюда мечутся, осматривают все укрытые места. Бегают туда-сюда, но нет нигде мальчика. Ни под землю ушедшего следа нет, ни на небо поднявшейся тени. Как сквозь землю провалился. 

А было вот что. Когда прислужницы уснули, поиграл немного камешками мальчик, надоело ему это, взглянул на вершину горы и дай, думает, выйду туда и побежал. Вскоре он был на вершине горы. Оттуда взглянул на белое море-реку, что внизу лежала. Дальше - больше, его потянуло туда. Но сначала, подумал, не глянуть ли ему на устье моря-реки или посмотреть истоки. Грудью борется, мыслями раскидывает он.
- Нет, надо истоки сначала посмотреть, а потом уж и направлюсь к устью,- сказал, так и ринулся к истокам. Мчится туда в густых зарослях, оставляя по дороге кровавые пятна от своих ног. Вдруг по дороге увидел трёхгранную медную глыбу, прошёл мимо неё. И тут встретил седого старца с выгоревшим батожком, в худой шубёнке и кошмяной шляпе. На спине у него был мешочек. Подойдя к нему ближе, старец спросил:
- Здравствуй, мальчик. Куда ты так быстро спешишь? - а сам со старческим кряхтением снял мешок со спины и, сдвинув ноги накрест, присел.
- Да куда бы мне идти, дедушка. Истоки этого моря- реки хочу посмотреть, откуда начало его.
- Э-э, да истоки этого моря-реки совсем недалеко, вон там, видать отсюда, из скалы выбивается вода. Да кто ты, малый, такой?
- Имени у меня пока нет, дедушка. Никто не дал мне прозвища.
- Ну, так я знаю твоих родителей. Я назову тебя ими, малый,- немного подумав, сказал: - Да будет имя твоё богатырское Ах Молат. Да и коня тебе богатырского укажу, ведь настоящий алып1 не может ходить всюду пешим. Так вот, когда посмотришь истоки этой великой реки-моря, отойдёшь вон туда, сядешь на склоне той горы и будешь смотреть как бурлит-кипит вода в реке. Вскоре содрогнётся вся земля и с заката солнца поднимется пыль до небес. Затем в этой тёмной пыли покажутся кони, три рыжих коня в золочёных сёдлах с серебряными уздечками и шёлковыми поводьями. Богатырские кони. Ты их не трогай, пусть пробегают. Это мои кони. Затем снова подымется пыль до небес. И снова содрогнётся земля. Вскоре увидишь бело-буланого коня, бегущего туда же, что рыжие кони. Седло и узда серебром отливать и золотом отсвечивать будут, шёлковый повод будет тащиться по земле. Когда он поравняется с тобой, ты тут же схватишь за повод. Но с ходу не остановишь. Это богатырский конь. Он тебя так потащит, что в глазах у тебя помутнеет. Ты как щепка будешь взлетать и падать. Но никак не выпускай повода. Когда приблизишься к медной глыбе, что по дороге стоит, ты и закинешь повод за эту глыбу и обовьёшь его несколько раз. Конь тут же остановится и будет смирненько стоять. Это будет твой богатырский конь. С ходу в стремя ногу просунешь, сядешь на него и поедешь к себе домой. Увидишь на дороге озеро, остановишься там. А дальше и сам посмотришь, что тебе надобно делать.
Старик седой, кряхтя и опираясь на руки, встал на ноги и хотел пошагать своей дорогой. И вдруг говорит:
- Сынок, чуть не забыл, положи-ка мешок мой на спину.
Ах Молат подскочил к мешку и хотел легонько набросить его на спину старику. Но не тут-то было. Напрягся всей мощью, кое-как поднял до колена, затем до пояса и дотянул до спины старика.
- Ох. как тяжёл он, твой мешок, дедушка.
- А ты как думаешь, что в мешке? - спросил седой старец.
- Не ведаю, дедушка, верно, еда какая впрок.
-Да не еда это, сын мой. Это тяжесть половины земли всей. Отец твой в молодые годы не мог его поднять, сил и ловкости не достало. Ты поднял его. У тебя сил побольше оказалось, значит тебе больше дел свершить. Но теперь иди, сын мой. Я тебе имя дал и коня указал. Больше уж. верно, не встретимся. Я предок вашего рода. Я исполнил свой долг, умирать пора.
Не успел отвернуться Ах Молат, как старец тут же исчез, как в землю провалился.
Удивился Ах Молат и двинулся к истоку моря-реки. Прошёл совсем недалеко, там, в скале, увидел бьющийся из камня исток белого моря-реки. Присел около этого места и стал смотреть как бурлит вода из-под камня. Вдруг земля пошатнулась, небо содрогнулось. С заката солнца вихрем взметнулась пыль к небу.
«Э-э, видно, кони скачут, как говорил седой старец»,- не успел ещё подумать и хорошенько присмотреться, как кони рыжие были уже вблизи и как ветер проносились мимо него. Сёдла на них золотом украшенные, узды серебром покрытые, а сами они были необычные кони, в мягком теле их не было малой ямочки, в твёрдых костях выступов не было, красавцы-кони. Хотел было подняться и заловить одного из них, но вспомнил слова старца и воздержался.
Пробежали рыжие кони. Не успели они исчезнуть, как снова земля содрогнулась, словно гул прокатился. Ах Молат кое-как удержался на земле, как яйцо перекатывался с место на место, но удержался.
«Верно, это целый табун лошадей, раз так сильно земля сотрясается»,- думал он. Но тут увидел несущегося к нему бело-буланого коня, седло золотом украшенное, узда серебром обвитая, шёлковый повод тащился по земле. Недолго думая, как старец говорил, он ухватился за конец повода. А конь, как ошалелый, помчался дальше и потащил Ах Мола- та за собой. Но не отпускал он конец повода. Очнулся около медной глыбы, успел закинуть повод на глыбу и сам упёрся ногами. Конь остановился и смирнёхонько встал перед ним. Ах Молат подошёл к коню, сел в седло и поехал на отцовские земли. Проскакал густую тайгу, поднялся на вершину горы, посмотрел оттуда и увидел золотое озеро. На берегу стояла богатая берёза, выросшая до небес. Он поскакал туда.
«Надо, - думает, - отдохнуть».
Расседлав коня, привязал его на привязи, чтоб пощипал травы, а сам подослал под себя потник, седло положил под голову и в тени берёзы лёг отдохнуть.
Не успел он и глаз сомкнуть, как услышал шум крыльев под небесами. Посмотрел - с заката солнца летели три белые птицы. Затем, подлетев к озеру, покружили над водой, сели на берегу реки. Тут же они сняли свои белые одежды, одна подальше от других и в облике девушек-красавиц предстали. Ах Молат, не долго думая, тихо подошёл к той, третьей, взял её одежду и незаметно ушёл обратно. Пришёл к своему месту, снова лёг. Долго ли, коротко ли купались те девицы, когда солнце клонилось к закату, вышли из воды и стали надевать свои одежды. Двое оделись в свои белые и синие птичьи одежды, а третья осталась без одежды. Те смеются над своей подругой и говорят:
- Твою одежду унёс Ах Молат-богатырь, что лежит в тени без еды. Иди, попроси у него.
Сказали так и быстро улетели, оставив свою подругу здесь.
Девица та покрутилась туда-сюда, не знает, что делать. Потом окликнула она богатыря, велит принести её одежду. Он не хочет отдавать. Она просит исполнить её просьбу, обещает сказать великую тайну. Ах Молат подумал тогда и вернул ей одежду.
Она оделась, и говорит:
- У тебя, богатырь, есть конь что надо, но нет у тебя лука и стрел. А тебе это нужно, понадобится в жизни. Так вот, приедешь домой и спросишь у отца. У него есть лук, которым он пользовался в молодости. Попросишь, и отец его отдаст тебе. Слышишь меня, богатырь?
- Да, слышу, девица-пророчица. 

- Но самое главное вот что. У отца есть чёрная собака-богатырь шести сажен ростом. Ни один зверь от неё не убежит, ни одно чудовище не скроется. Она стоит в чёрной скале, привязана на цепь в девяносто пудов. Ты попросишь, и он тебе отдаст её. Она тебе будет нужна и на охоте на зверя, и в борьбе с чудовищами-врагами.
Первое, что надлежит тебе свершить - убить священного однорогого лося. Когда выйдешь в тайгу, чёрную собаку привяжешь к луке седла, и она побежит за тобой. Когда въедешь в тайгу и будешь приближаться к зверю, чёрная собака-богатырь начнёт лаять и выть. Так в это время ты отпусти собаку, иначе она потянет тебя вместе с конём. За собакой не стремись, всё равно не угонишься. Остановись здесь же, приготовив лук и стрелы, поджидай терпеливо зверя. Слышишь, Ах Молат, меня?
- Да, слушаю.
- Тогда садись и езжай домой, - сказала так и улетела девица синей птицей.
Ах Молат немало удивился всему этому. Оседлал коня и поехал на отцовские земли. Вскоре он уже доскакал до вершины белой горы, оттуда обозрел отцовские земли: всё было на месте, как прежде жили люди. Конь отца стоял около юрты. Сын спустился с горы, подъехал к юрте. Снял седло с коня, привязал его рядом с отцовским седлом и вошёл в юрту. Дверь открыв, поприветствовал, порог перешагнул, поздоровался. Отец и мать с радостью и тревогой вскочили с места и, подбежав к сыну, обнимают и целуют его:
- Где ты так долго пропадал, наш сыночек? Нет у нас ни сна, ни покоя. Уж все уголки и низины обшарили, нигде тебя нет. Думали, пропал наш сын.
Ах Молат смотрит: всех прислужниц тех побили, у кого ноги, у кого руки перебиты, изувечены.
- Да что это такое, что с ними сделали? Это всё из-за меня? 

- Да из-за тебя ведь, мой сынок,- отвечает мать.
- Да что вы рехнулись что ли, людей из-за меня покалечили. Живой же я. За конём я своим отправился. Вот я и привёл себе коня богатырского. Ну, вот что, мать, как изувечили моих прислужниц, так и вылечивайте, чтобы все были целы и здоровы.
- Хорошо, хорошо, мой сын, всё сделаем как нельзя лучше.
Тут же под руки берут сына и кормят самой лучшей пищей.
Как наелись, напились пищи сытной, Ах Молат начинает говорить:
- У тебя, отец, верно, есть лук и стрелы для охоты. Дашь ли ты их мне? Я уже чувствую силы в себе. Охотиться скоро поеду, зверей таёжных привезу.
- Да неужто тебе не дам, сын мой, кому же я их берегу, как не тебе. Когда-то в молодости стрелял им, а теперь уж не могу,- сказал так, достал лук и стрелы, передал их сыну.
-О-о, отец, спасибо тебе,- схватив лук и стрелы отца, сказал сын, а сам пробует растянуть лук.- Хороши они собой, можно зверя любого подбить. А потом, отец дорогой, есть у тебя богатырская чёрная собака для охоты на страшного зверя. Дашь ли ты её мне?
- Да кому же я дам, как не тебе, мой сын, - сказал так, крикнул людям, чтобы чёрную собаку из чёрной скалы привели, вместе с золотой цепью в девяносто пудов.
Привели собаку, она и впрямь богатырская, в шесть саженей длиной.
Недолго думая, сын засобирался в тайгу. Взял лук и стрелы, вышел на двор, привязал чёрную собаку к луке седла, сел на коня и поехал в густую тайгу бить зверя. Въехав на священную гору, увидел белый тасхыл, густую тайгу и поскакал туда. Вскоре он уже въехал в густую тайгу. Ехал-ехал так. Чёрная собака вдруг завыла, залаяла. Он тут же отпустил её, а она со всей силы рванулась вперёд. В том месте он слез с коня и натянул лук. поджидая страшного зверя. До двенадцати зарубок натянул тетиву. И вдруг слышит вдали рёв чёрной собаки. Затем зашумела тайга, затрещали стволы деревьев. Вскоре выбежал священный лось с полоской на лбу. Ах Молат прицелился в грудь зверя, отпустил натянутую тетиву, но не попал. Проклинал себя богатырь скверными словами.
Меж тем чёрная собака за зверем помчалась дальше к тому месту, где сливаются чёрное и белое море. Священный лось, подбежав к берегу, бросился в воду. Чёрная собака за ним. Ах Молат поскакал туда же. Остановился в том месте, сел на берегу и, поджидая зверя, натянул стрелу.
«Надо теперь не промахнуться»,- думает Ах Молат.
Вскоре где-то далеко, в глубине моря, послышался лай чёрной собаки. Кое-где на воде всплывает белая пена.
«Вот там, кажись, идёт чёрная собака за зверем», - думает он. И всё смотрит, где появится зверь. И вдруг в том самом месте, где зверь кинулся в воду, взбурлила вода до небес. И оттуда показалась голова лося, а за ним чёрная собака. Выскочил зверь на берег, прицелился Ах Молат в грудь зверю и выстрелил. Теперь-то не промахнулся он, зверь с рёвом повалился на землю. Подъехал он к лосю, посмотрел, и впрямь зверь был громадный и могучий. Он взял нож и стал снимать шкуру зверя. Сколько обдирал, столько мяса отрезал и отдавал чёрной собаке. Собака наелась досыта.
Затем Ах Молат расстелил шкуру зверя на солнце. Пока она сохла, он немного отдохнул и засобирался в дорогу. Привязал шкуру зверя к торокам и поехал домой.
Приехав в аал, он показывает свою добычу. Все удивляются и восхищаются хваткой чёрной собаки, меткости самого Ах Молата. Он же велит выделать шкуру зверя, чтобы мог надеть её как защитную одежду от стрел. 

Затем он поел хорошенько, насытил свой живот лучшими кушаньями. Вышел на двор, сел на коня и, говоря: «Надо земли свои оглядеть, посмотреть, как люди живут, как скот вольно пасётся», - поскакал на вершину священной горы.
К вечеру он вернулся обратно, видит, перед юртой стоит бело-буланый конь. Вошёл в юрту. Сидит в ней молодой гость. Поздоровались, поприветствовали друг друга.
- Я к тебе, Ах Молат-богатырь.
- Зачем же пожаловал, гость молодой?
- Да вот на нашей земле у меня три сестры живут. Старшая сестра всеми правит. Так вот вошёл на наши земли громадный пегий бык-пожиратель. Всю тайгу он бороздит, всю землю сжигает, весь скот пожирает, всех людей уничтожает. Нет сил, чтобы его сломить, нет мощи его укротить, убить. Сестра послала за тобой, услышав о твоей смелости. Да к тому же у тебя есть чёрная собака-богатырь. Только ты можешь убить чудовище-быка.
Посмотрел Ах Молат на приезжего и заметил в нём мощь богатырскую, увидел большую силу у него. Грудью борется и мыслями раскидывает Ах Молат. Соглашается.
Утром уж засобирался было Ах Молат, как зашумело небо, загудела земля. Вдруг прилетают те девицы в птичьей одежде. Здороваются, приветствуют богатыря. Каждая берёт ножницы, и начинают раскраивать, а затем так же быстро шьют одежду из лосиной кожи.
-Ни в огне не горит, ни в воде не тонет,- говорят они и передают богатырю в руки, желая ему добрых подвигов.
Недолго думая, он надел одежду из шкуры священного лося, вышел на двор, сел на своего коня и с чёрной собакой на поводу поехал туда, куда указал приезжий богатырь. 

Долго ли, коротко ли, доехал до этой земли. Поднялся на вершину горы, а там виднелась густая чёрная тайга, ни края, ни конца нет. В глубине тайги вздымался к небу чёрный дым. А там, поближе к подножью, он увидел юрты тех сестёр, сделанные из белого шёлка. У одной стоял вороной конь, разрезал ушами плывущие облака.
Он спустился туда и подъехал к юрте, где на привязи стоял конь. Его буланый конь лишь до рёбер доставал вороному.
«Да как же такие богатыри не могут одолеть чудовище-быка?» - дивился он. Но делать нечего, коль приехал, надо испытать силы. Вошёл в юрту - поприветствовал, порог перешагнул - поздоровался. Три сестры сидели, поджидали его. Тут же берут под руки его, угощают самой лучшей едой, самой крепкой арахой1. В юрте сидел ещё один богатырь. Но на него не обращают внимания, а все крутятся около Ах Молата. В одной юрте насыщаются, затем идут в другую, а там - в третью. Одна сестра сменяется другой. Одна опивается - две другие встают перед богатырём.
А он совсем потерял счёт дням, не знал, когда солнце всходит, когда луна встаёт. С утра начинал пить и до вечера, с вечера - до утра.
В это время на вершине хребта раздался голос громоподобный, вызывающий на бой. Ах Молат не понимает в чём дело: вызывали его укротить чудовище-быка, а тут - на тебе, вызывают на бой?
Ах Молат и тот богатырь выходят на битву. А там, вдали, бушует чудовище-бык, пожирая всё живое. Ах Молат и тот богатырь мечами касаются, клинками здороваются. И начинают биться. Бьются насмерть. Но что такое? Вместо одного врага двое появляются. Ах Молат меньше наступает, больше защищается. Дальше уж не помнит.

Пришёл в себя в глубокой яме. Крикнул громко. Никто не откликается, никто не подаёт голоса.
«Вот,- думает,- смерть пришла. Приехал на битву с чудовищем, а тут — на тебе, в яму беспросветную угодил».
Мучается и терзается. Никак не поймёт, с кем он бился, как сюда попал?
Вдруг он вспомнил о своей чёрной собаке, и тут же услышал её громкое рычание. Она кинулась к нему, схватила в пасть и вынесла из этой пропасти.
Ничего не понимая, он подходит к юрте старшей сестры. Сёстры опять, как ни в чём не бывало, берут его и угощают, как прежде. Ничего не понимает Ах Молат, но и не отказывается пить и есть. Посреди юрты лежит богатырь. Сёстры горько плачут.
Ах Молат подошёл к нему и увидел, что из груди богатыря кто-то вынул сердце и унёс. Сёстры тут же рассказали ему, что после битвы дочь враждебной Хуу Иней унесла сердце богатыря. И они остались безо всякой защиты.
- Ну, коль так, надо идти, чтобы сердце его вернуть, иначе, как же вы без защитника-богатыря останетесь. Да и я ведь не сделал для вас ничего.
И вот, недолго думая, он оседлал коня и отправился в подземный мир. Подъехав к юрте Хуу Иней, как лев зарычал, как гром загремел:
- Где дух богатыря, враждебная дочь Хуу Иней?
- Да вот пришла моя старшая сестра, что живёт под тремя слоями земли, попросила его и увезла к себе,- услышал ответ.
Разъярился богатырь. Хватает её за волосы, в дугу сгибает её тело, руки-ноги оттягивает, привязывает арканом к столбу.
Доскакал до старшей сестры Хуу Иней. И давай допрос ей учинять, та тут же просит:

- О-о, не убивай, богатырь. Сердце богатыря в Чёрной скале. Там есть сундук девятислойный, а в том сундуке шкатулка есть с шестью дверцами. Вот там и лежит сердце богатыря.
Ах Молат тут же схватил дочь Хуу Иней и, недолго думая, убил её. Только хотел двинуться за шкатулкой, как вдруг неведомо откуда появилась сама Хуу Иней и схватилась с Ах Молатом.
Крутят и сгибают друг друга в дугу. Никто не может одолеть.
- Но нет же,- говорит Ах Молат,- когда настанет багровый закат, у меня силы удвоятся, и я тебя скручу.
Тянулись и бились до заката, никто не может осилить. Но вот, когда закат багровый наступил, силы прибавились у Ах Молата. Но всё равно не может он одолеть чудовище. До полуночи ещё тягались, никто не может взять. Он снова произносит такие слова:
- Ну вот, Хуу Иней, когда утром займётся заря, у меня силы прибавятся и я тебя скручу насмерть.
Когда озарилось небо, Ах Молат почувствовал новую силу. Не давая Хуу Иней схватиться за землю, поднял её вверх, но бросить насмерть и раздробить её кости не хватило сил у богатыря. Бросил на землю и давай её охаживать. Хуу Иней изгибалась как змея, но оставалась жива. Она смерти не ведала.
-Нет,- говорит она,- ты так меня не убьёшь. Моя смерть в Чёрной скале, в железном скребке. Вот когда силой переломишь его, тогда я умру.
Недолго думая, затянул Ах Молат руки и ноги Хуу Иней к спине и отправился в Чёрную скалу. Она оказалась на замке в девяносто пудов. Не было ключа. Невдалеке Ах Молат увидел кольцо. Дёрнул его и вытянул ключ. Им открыл он громадный замок и вошёл в Чёрную скалу. Увидел сундук, открыл его, нашёл там железный скребок. В шкатулке также лежало сердце того богатыря. Всё это тут же схватил Ах Молат и выбежал из Чёрной скалы.
Снова двинулся к Хуу Иней. Сгибает он этот скребок, а Хуу Иней то корчится, то сгибается во все стороны и от боли стонет истошным криком.
— Ой, не мучай меня, богатырь, коль убить хочешь меня, убивай, только не мучай меня! — просит Хуу Иней.
Тогда взял богатырь железный скребок и разломил на семьдесят кусков. И тут же Хуу Иней с рёвом скончалась.
Ах Молат сел на своего коня и помчался к первой дочери Хуу Иней. Отвязал её от столба и строго сказал, чтобы она никогда не поднималась на поверхность земли.
Затем, взяв сердце богатыря, Ах Молат выскочил на поверхность земли и направился на земли трёх сестёр.
Здесь всё было по-прежнему. И конь богатыря стоял, как прежде, на месте, сам богатырь лежал на том же месте. Ах Молат тут же вложил сердце в его грудь, и он ожил сразу.
— О-о,- говорит,- долго же я проспал.
— Да, ты долго проспал, богатырь,—ответил Ах Молат.
Потом он рассказал, как всё это было. Богатырь
благодарил за то, что оживил его.
В это время подошли три сестры. Снова угощают самой лучшей едой, восхваляют его. Тогда Ах Молат говорит им:
— Ну что, сёстры дорогие, я прибыл сюда по вашему зову. Да вот случилась беда: сразившись с врагами вашими, попал я в яму. Затем пришлось за сердцем богатыря спуститься под землю и сразиться с Хуу Иней. Там уж опасности нет. Я укротил весь подземный мир. Теперь же скажите, что мне делать, какая опасность вам угрожает? А вы без конца угощаете меня так, что забываете об угрозе над вашим стойбищем.
— Да, да, богатырь, ведь мы и забыли наше горе. Трёхрогий бык-чудовище уничтожает всю нашу тайгу. Средний рог у него золотой. От него пышет огнём и пламенем и всё кругом выжигает. Нет никого на свете, кто бы мог одолеть его.
- Ну, вот так бы и сказали. А то вы, лесные сёстры, угощаете меня без конца. И не даёте мне сразиться с этим чудовищем трёхрогим,-укоряет их.
Ах Молат вышел на двор, сел на своего коня и поехал со своей чёрной собакой по направлению к тайге.
Когда углубился в лес, его богатырская собака вдруг дёрнулась в сторону и он отпустил её. Она учуяла чудовище-быка и ринулась вперёд. Ах Молат соскочил с коня, залез на высокую до небес лиственницу и стал поджидать чудовище.
«Откуда вошла чёрная собака, туда же пригонит быка», - думает он.
Вот Ах Молат слышит где-то в глубине тайги лай своей собаки. Затем всё задрожало вокруг, деревья ломались как от ветра. Смотрит: чёрная собака гонит чудовище-быка с трёмя рогами. Средний рог весь пламенем горит. Когда бык подбежал к лиственнице, Ах Молат прыгнул прямо на быка.
Бык рёвом заревел, оглушая всю тайгу. На дыбы он становился, головою землю бороздил, мотал ею во все стороны, но Ах Молат крепко ухватился за рога и держится на его спине.
Тем временем чудовище выбежало на широкую степь, чтобы сбросить богатыря. А он ухватился теперь за золотой рог быка, гнёт и вертит его во все стороны. Но не может вырвать. И у быка нет сил и хитрости сбросить со спины богатыря. Долго ли, коротко ли так тягались, бык приблизился к чёрному морю. Подбежал к берегу и с ходу ринулся в воду.
Теперь уже в воде они извиваются и бьются насмерть. Бьются так, что вода заливает берега. Чудовище выскочило из чёрного моря и снова в глухую тайгу побежало. 

Напрягается Ах Молат, расшатывает золотой рог на голове чудовища. Да и сам бык уже слабеет, бежит, задевая боками деревья. Ещё раз взялся Ах Молат за рог и вырвал его с корнем. И тогда чудовище-бык повалился на землю. Ах Молат-богатырь перевёл дыхание, осмотрелся, чуть передохнул, позвал коня, чёрную собаку и поскакал к трём сёстрам.
Вскоре он доехал до их жилища. Они подхватывают его под руки, усаживают за стол и снова угощают без конца.
- Как убил ты чудовище-быка, так всё кругом зазеленело и таёжные звери оживились,- говорят они.- Ах Молат-богатырь, ты спас нас от погибели, теперь бери, что тебе надо, что нравится здесь.
- Ничего мне не надо от вас, лесные сёстры. От вас мне нельзя ничего брать. Я укротил подземный мир и чудовище-быка убил. Ничто теперь не угрожает вам, живите спокойно, я же поехал на свои родные земли.
Долго ли, коротко ли, доехал до своих земель. Здоровается, приветствует отца родного и мать родную, рассказывает о своих подвигах. Отец по-старчески наставляет сына-богатыря:
-Долго же пробыл ты вдали, сын мой. Совершил много дел, теперь надо жениться тебе. Я уже стар и немощен, все богатства и владения я тебе передам. Скажу наречённую невесту тебе. Вот там, за семью холмами, живёт богатырь Чёрный старик, на буром коне скачет, на его дочери суждено тебе жениться.
- Хорошо, хорошо, мой отец, я и сам об этом помышляю.
Недолго думая, собрали всё, что надо в дорогу, зарезали шесть баранов холощённых, взяли семь торсунов вина и проводили Ах Молата в дорогу.
Долго ли, коротко ли Ах Молат ехал, доехал до земли Чёрного старика. Въехал в аал, остановился у ханской юрты, привязал коня за золотой столб, зашёл в ханскую юрту из красного шёлка. Положил торсуки с вином на левую сторону, мясо на правую. Подали ему айран и спрашивают, из какой земли он, каких родителей богатырь и как имя и прозвище его?
Ах Молат ответил, как положено приезжему гостю. Затем сказал, зачем он приехал.
Чёрный старик говорит:
- О-о, кому же дадим свою дочь, как не тебе, богатырю, совершившему столько подвигов!
Суд да дело, тут же справили девичью свадьбу и поздравили молодых.
А на родной земле, на священной горе уже собрались люди. С радостью встречают молодых. Девушки за руки берут невесту и уводят в аал, в отцовскую юрту заводят.
Затем отец велел зарезать косяк гнедых кобылиц и свадьбу большую справить. Собрались со всех дальних и ближних мест. Все воздают хвалу молодому богатырю за его подвиги, за то, что укротил подземный мир и убил чудовище-быка, что все богатства тайги выжигал.
Богатырю соорудили отдельною юрту. Назвали его главой народа, пожелали спокойствия на этой земле, а молодым здоровья и радости.

Прочитано 324 раз
AskizON

Последнее от AskizON

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
© 2013-2022 ✔ Личный сбор материалов о Хакасии, ее Истории, Культуре и Традициях. ✔ Все материалы принадлежат их авторам и/или источникам, и это все для ознакомления. ✔ В случае использования материалов сайта, обязательно указывайте автора и/или источник материала, а если встретили без автора и/или источника, то по названию и содержанию материала прошу найти автора и/или источник и обязательно его указать. ✔ ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И/ИЛИ ИСТОЧНИКУ!