Воскресенье, 21 марта 2021 00:00

РУНИЧЕСКИЕ НАДПИСИ КАРА-БООМА - Комдошев Батыр Кутусович

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)
|||| |||| ||||

Источник: Древности Сибири и Центральной Азии. Сборник научных трудов, посвященный юбилею В.И. Соенова. Горно-Алтайск: ГАГУ, 2014. № 7(19). 256 с. C. 175-181 

РУНИЧЕСКИЕ НАДПИСИ КАРА-БООМА - Комдошев Батыр Кутусович

Памятники тюркского рунического письма VIII-X вв. к настоящему времени представляют собой особо ценное в филологическом и историческом отношении наследие тюркоязычного мира. Из всех южносибирских рунических памятников алтайские письмена являются на сегодняшний день наименее изученными в историческом и лингвистическом плане и вызывают наиболее жаркие дискуссии среди рунологов и тюркологов [Тыбыкова JI.II, Невская И.А, Эрдал М., 2012, с. 3].

История изучения средневековых тюркских рунических памятников Горного Алтая насчитывает почти двести лет. В 1818 г. Г.И. Спасский нашел первую алтайскую надпись на реке Чарыш. С тех пор здесь ведется поиск и изучение эпиграфических памятников. Известный исследователь рунических памятников И.Л. Кызласов отметил, что изучение надписей происходило неравномерно и выделил три условных этапа: первый - конец 40х - начало 60-х гг. XX в., второй - 60-е - 80-е гг., третий - начался в 90-х гг. и продолжается по сей день [Кызласов И.Л., 2002, с. 118].

К началу 90-х годов XX века стало очевидно, что Алтай, как регион широкого распространения памятников письменности встает в один ряд с Хакасией, Тувой и Монголией [Тыбыкова Л.Н., Невская И.А., Эрдал М., 2012, с. 13]. Усилиями археологов в предшествующий период были открыты три крупных центра сосредоточения письменных средневековых памятников. Это, прежде всего, знаменитая скала Ялбак-Т^ (Калбак-Таш) в Онгу-дайском районе Республики Алтай — крупнейший памятник в России, насчитывающий 31 строку древнего письма. Два других пункта - это Бичикту-Боом и Мендур-Союсон.

Полевые работы последних лет по поиску, фиксации эпиграфических памятников Горного Алтая выявили ряд закономерностей, характерный для данного региона - здесь сейчас известно три вида надписей. Это, прежде всего, наскальные надписи, нанесенные, как правило, у основания скал. Они обычно носят интимный, тайный характер, отнесены к IX-X вв. Второй вид - надписи на стелах. Это, несомненно, эпитафии, которые появились в Горном Алтае под влиянием традиции населения Тувы и Хакасии в IX-X вв., третий вид надписей — это надписи на предметах [Кочеев В.А., 2006, с. 4].

В начальный период истории Тюркского каганата, не позднее первой половины VII века, на основе согдийского письма, дополненного несколькими знаками, сходными с древнетюркскими тамгами (родовыми символами), в тюркской среде возникло новое письмо [Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г., 2005, с. 160]. Оно состояло из 38 не сливавшихся между собою на письме знаков, геометризованных очертаний и, в отличие от согдийского письма, было хорошо приспособлено для фиксации на дереве или камне (процарапыванием и резьбой). Новая письменность очень точно передавала фонетические особенности тюркского языка. Так, большая часть знаков имела два варианта написания в зависимости от того, с каким гласным этот согласный употребляется,- мягким или твердым. В отличие от согдийского, это письмо позволяло ясно различать между собой знаки (в согдийском многие знаки писались сходно) и было значительно проще в употреблении и заучивании [tw же, с. 161].

Рунические надписи Горного Алтая исследовали многие ученые, среди которых можно выделить Н.А. Баскакова, Д.Д. Васильева, С.Г. Кляшторного, И.Л. Кызласова, В.А. Кочеева, В.Д. Кубарева, Г.В. Кубарева, Е.П. Маточкина, В.М. Наделяева, И.А. Невскую, К. Сейдакматова, Л.Н. Тыбыкову, Е.Е. Ямаеву, внесших значительный вклад в изучение древнетюркской эпиграфики [Тыбыкова Л.Н., Невская И.А., Эрдал М., 2012, с. 3].

В июне 2013 года Б.К. Комдошев сообщил А.М. Борбошеву об обнаружении им возможных руноподобных надписей в урочище Кара-Боом близ с. Кайырлык Онгудайского района Республики Алтай (рис. 1). В том же месяце скала с надписями была исследована. Надписи оказались на скальной гряде, где находится известная надпись Кара-Боом (Семи-сарт), обнаруженная Е.Е. Ямаевой в 1996 году (рис. 3). Надпись находится «в урочище Семи-сарт, у скалы Кара-Боом, где располагается палеолитическая стоянка, в 4 км к юго-западу от с. Ело» - как указывается в Своде древнетюркских рунических памятников Горного Алтая В.А. Кочеева (рис. 2). Местоположению надписей сопутствуют петроглифы и чашечные углубления. Петроглифы Кара-Боома изучались в свое время Л.С. Марсадоловым [2001, с. 18].

Также нами было проведено обследование и копирование надписей. После анализа надписей, в сентябре, затем в октябре этого же года надписи были обследованы и скопированы повторно. Для удобства изучения надписей специалистами, по конкордансу авторов «Каталога древнетюркских рунических памятников Горного Алтая» Л.Н. Ты-быковой, И.А. Невской, М. Эрдала, мы присвоили последующие логические номера этим памятникам - Кара-Боом II Кара-Боом III. 

Пользуясь случаем, посредством этой статьи выражаем сердечную благодарность научным сотрудникам отделения тюркологии гуманитарного факультета Кыргызко-Турецкого университета «Манас» Негизбеку Шабданалиеву и доктору (PhD) Нурдину У сееву, оказавшим нам помощь при прочтении и переводе надписей.

Надпись Кара-Боом II находится у самой обочины дороги, ведущей в с. Ело, на скальном экране желто-зеленого цвета, размером 24,4 см на 150 см. Расположен на высоте 98 см от земли. Надпись вертикальная, состоит из 6 знаков, длина надписи 27,3 см, ширина варьируется от 8,8 до 4,7 см. При первоначальном обследовании 24.09.2013 было выявлено 5 знаков, затем, при повторном обследовании памятника, удалось скопировать все 6 знаков этой надписи (рис. 4). Причиной повторных исследований является то, что надписи выполнены очень тонкими, еле заметными бороздками.

Запись текста рунами: 
Транслитерация: r2 t1 ï s2 g1 r1
Транскрипция: (e)r (a)tï s(a)g(ï)r
Прочтение: Эр аты Сагыр
Перевод: Его геройское имя−Сагыр.

В Горном Алтае встречаются подобные надписи, где упоминаются «мужские, геройские, богатырские» имена. Для примера можно привести надписи Адыр-Кайа: «Эр аты - Ай-Бегеч-Эр. Его мужское имя - Ай-бсгсч-    [Тыбыкова Л.Н., Невская И.А., Эрдал М., 2012, с. 53], Капбак-Таш ХШ: «Эр аты - Эл Йеген. Его богатырское имя - Эль Йеген» |там же, с. 80], Талду-Лйры: «Эр аты - Ок Ай. - Его геройское имя - Ок Ай (Стрела Месяц)» (тоже, с. 125].

В древнетюркском словаре для слова «сагыр» есть два значения: первое - «сосуд для приготовления напитков», второе - «облава, облавная охота» [ДТС, с. 480-481]. Второе значение этого слова, по-нашему мнению, более подходит для собственного мужского имени. До сих пор в некоторых районах Горного Алтая, в разговорной речи местных, автохтонных жителей сохранился подобный глагол — «сагыртып», что значит заниматься загонной охотой.

Надпись Кара-Боом III находится примерно в 6 м выше по гряде от надписи Кара-Боом (Семисарт), на противоположной стороне скальной гряды. Располагается на южной боковой грани скального экрана высотой 38,8 см, ширина грани варьируется от 5 см (в верхней части) до 9,7 см (в нижней части) (рис. 5). Выполнена очень тонкими, еле различимыми бороздками. Длина надписи 12,3 см, ширина колеблется от 4,7 до 5,7 см.

Запись текста рунами:

Транслитерация: pk2 n1 ča
Транскрипция: (а)p(a) k(e)nč(а)
Перевод: Апа Кенч (имя собственное).

Собственное имя Кенч-«младший» встречается в надписи Калбак-Таш XVIII: «Кенч битидим. - Я, Кенч, написал это». Вероятно, здесь средневековый автор пропустил каноническое, устойчивое словосочетание «эр аты», «его геройское имя» и просто написал имя собственное. Подобие встречается в надписи Бар-Бургазы II: «Тутук. - (его геройское имя) Тутук» [Тыбыкова Л.Н., Невская И.А., Эрдал М., 2012, с. 111]. Слово «кенч» в ДТС переводиться как «ребенок, маленький» [ДТС, с. 298], для слова «апа» здесь более уместно значение «предок, старший» [ДТС, с. 1].

Анализ надписей позволяет нам сказать, что надписи относятся к алтайскому варианту енисейского письма, и могут быть датированы VII-IX вв., в частности это позволяет сделать облик второй руны «t1» в надписи Кара-Боом II, также «зеркальное» выполнение древним автором первой руны 

«p» в надписи Кара-Боом III, и последний знак Ф «a, а», который не имеет зв^ового значения, а показывает окончание надписи.

Этимология имен древних представителей тюркоязычных этносов Горного Алтая позволяет сделать вывод о том, что простолюдины не знали обычая смены личного про-

звища при достижении зрелого возраста и изменении социального статуса. И этот древний обычай, в эпоху, представленную нашими надписями, соблюдался только аристократами [Кызласов И.Л., 2003, с. 101].

«Эр аты», «его геройское имя» - распространенное в енисейских эпитафиях словосочетание, где употребляется в первом лице, «эр атым»-мое имя (эра) героя...», но своеобразием в данном случае является показатель принадлежности к третьему лицу. И не до конца понятно, почему человек вырезал свое имя на скалах. И.Л. Кызласов полагает, что это связано с сибирско-манихейской традицией моления у священных скал [2003, с. 99]. Но нам кажется, что подобная традиция увековечивания мужского имени связано с обрядом инициации и культом почитания гор существовавшем в ранее средневековье на территории Центральной Азии [Потапов Л.П., 1946, с. 145-160]. После достижения определенного возраста, либо совершения мужчиной/юношей значимого для соплеменников подвига, ему полагалось давать «мужское, геройское» имя и серебряную чашу для питья. Что служило показателем, его высокого социального статуса: теперь он мог входить в круг мужчин-эров. Ведь не зря, по средневековому изобразительному канону, тюркские каменные изваяния знатных людей изображали именно с чашей в руках.

Место эра в обществе определял его титул, сан, являющийся частью его «мужского имени» и неотделимый, а часто и неотличимый от имени. Титул был зачастую наследственным по праву майората при престолонаследии и минората при наследовании хозяйства и дома [ Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г., 2005, с. 153].

Исследователи отмечали, что в Горном Алтае встречаются надписи с необычными орфографиями, которые отличаются от орфографий других мест распространения енисейского и орхонского рунического письма [Кочссв В.А., Кызласов И.Л., 2007, с. 103]. Следует отметить и то, что скальные экраны с надписями находятся в очень укромных, укрытых с трех сторон горных логах, и это подтверждает мнение И.Л. Кызласова об интимном характере алтайских надписей. Вероятно, надписи создавались в момент совершения ритуальных действий, носивших сакральный, личностный характер.

Как отмечает И.А. Невская, все алтайские надписи находятся под угрозой исчезновения. Это связано не только с промышленной деятельностью, строительством новых гидроэлектростанций и газопроводов, но и с природными явлениями (эрозия камней, вызванная ветром и водой; землетрясения), а также с сельскохозяйственной деятельностью и вандализмом туристов и местных жителей, которые наносят граффити на старые надписи. Документальное оформление алтайских надписей, принятие мер по их сохранению и исследованию являются первостепенными задачами для тюркологов [Невская И.А., 2011, с. 207].

Таким образом, два новых эпиграфических памятника подтверждают, что бассейн р. Урсул является одним из мест сосредоточения рунических надписей, также данная территория является перспективной для дальнейших поисков бесценных источников по истории средневекового периода Южной Сибири. Кроме того, рунические надписи являются и источниками по истории формирования религиозно-мифологической системы народов населяющих данный регион. Следует отметить, что религиозно-мифологический аспект изобразительного и эпиграфического искусства тюркской эпохи не утратил своей актуальности и для современного коренного населения Горного Алтая.

 

Прочитано 53 раз Последнее изменение Воскресенье, 21 марта 2021 23:16

Галерея изображений

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии