Понедельник, 23 сентября 2013 08:00

Большой Салбыкский Курган - Долина Царей

Автор
Оцените материал
(0 голосов)
БОЛЬШОЙ САЛБЫКСКИЙ КУРГАН – МОГИЛА ПЛЕМЕННОГО ВОЖДЯ

Большой Салбыкский курган – крупнейший курган бассейна Среднего Енисея – был раскопан в 1954-56 гг. экспедицией института истории материальной культуры и Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории, под руководством С.В. Киселева[1].

Раскопки Большого Салбыкского кургана заставили пересмотреть ранее сложившееся представление об уровне развития тагарского общества.

Курган расположен в урочище Салбык в 60 км к северу от Абакана. Высота насыпи 11,5 м, окружность 496 м. В Салбыкской степи в радиусе около 5 км разбросано 56 курганов, 5 из которых лишь немногим меньше Большого, а высота остальных главным образом 4-6 м. Характерной для Салбыкской группы особенностью является пирамидальная форма насыпи, что особенно хорошо заметно в утренние и вечерние часы. Земляная насыпь первоначально достигала, по подсчетам С.В. Киселева, высоты 25-30 м. К моменту раскопок насыпь сильно оплыла, однако сохранила геометрическую правильность формы, благодаря тому, что главное ядро и облицовка кургана были сложены из дерновых брикетов с прослойкой из тонкоотмученного глинистого материала. В западной части насыпи имелась яма диаметром до 19 м и глубиной до 5 м – следы грабительских раскопок XVIII в.

 

Курган был обнесен квадратной 70 х 70 м оградой из плит девонского песчаника, возвышавшихся над уровнем земли примерно на 2 м. Ограда ориентирована по странам света с небольшим отклонением к СВВ. По углам ее стояли колоссальные стелы определенной формы, ориентированные узкими стенками на восток и запад. Кроме угловых каменных столбов по линии ограды симметрично располагались такие же простеночные стелы, по пять на западной и по четыре на восточной, северной и южной сторонах. Снаружи плиты ограды были укреплены контрфорсами. До раскопок ограда была скрыта под оплывшими полами насыпи, на поверхности плиты были видны только по углам ограды.

С восточной стороны ограды находился так называемый "вход" в курган в виде 14-метрового коридора, который начинался от двух средних стел ограды и был перпендикулярен восточной стенке ограды кургана. Сложенные из плит стенки коридора оканчивались двумя высокими каменными столбами. Вход в курган был заложен стенкой из плиток, а на уровне восточной стены ограды между простеночными стелами был завален пятью лиственничными бревнами.

Внутри каменной ограды, в 2-3 м от нее под насыпью была заключена деревянная ограда, имевшая конструктивное значение. Эта ограда была образована из положенных друг на друга бревен с поперечными деревянными прокладками. Пространство между внешней каменной и внутренней деревянной оградами было заполнено землей, поверх которой была сделана стенка из положенных плашмя небольших песчаниковых плиток. На верхней грани каменных плит ограды плитки были подогнаны друг к другу таким образом, что с внешней стороны кургана образовывали отвесную в обрезе стенку высотой до 0,7 м. В результате общая высота стены ограды кургана колебалась от 2,5 до 2,8 м. Деревянная ограда представляла собою внешнюю обкладку земляной эстакады, на которую на катках вкатывались плиты строившейся ограды. Плиты перевешивались через бревенчатую обкладку и под действием собственной тяжести соскальзывали в вырытые для них канавки. Чтобы плиты при их сталкивании в траншейки не раскалывались, дно канавок выстилалось деревом.

В западной части насыпи ограды находилась могила, перекрытая сверху накатом в 6 рядов крест-накрест положенных бреен, верхней площадью 8 х 8 м. Внешне склеп представлял сооружение в виде усеченной пирамиды из раскатов бревен и земляной подсыпки высотой до 2 м. Сверху пирамида была застлана берестой до 15 слоев, кроме того, верхние бревна пирамиды были завернуты в прошитую бересту. Могильная яма квадратная, размером 5 х 5 х 1,8 м. Стены ее укреплены вертикальными стойками, а по углам толстыми бревнами, заключавшими внутренний сруб из четырех венцов обтесанных брусьев, рубленных на углах в обло и в лапу. Дно могильной ямы, а также пространство между ее стенками и вертикальными стойками заполняла красная глина. Поверх глины пол был застлан берестой на дощатом основании.

С запада от средней стены ограды в погребальную камеру вел коридор – дромос, шириной в 2-3 м. Его стенки были обложены досками, застланными берестой, покрыт дромос сверху был плотными досками. В западном склоне пирамиды, возведенной над могильной ямой, был проделан узкий лаз, ведущий в склеп. Лаз оказался плотно забитым обрубками дерева. На этом основании С.В. Киселев считал, что древние грабители не проникли в склеп через дромос, но рыли свою мину сверху.

При входе в склеп у южной стены дромоса лежали два мужчины, из которых один был сброшен ничком. У погребенных руки были перевиты и пальцы соединены. Следов трепанации и повреждений на черепах нет. С.В. Киселев полагал, что эти люди были задушены или отравлены. Под угловыми камнями ограды были обнаружены строительные жертвы – скелеты взрослых людей у северо-восточной и юго-западной стел и детские скелеты под угловыми камнями восточной стороны.

В погребальной камере находились остатки семи скелетов, один из них мужчина лет 70, остальные 35-40 лет. Три черепа хорошо сохранились. М.М. Герасимов высказал предположение, что двое из них – брат и сестра.

Из инвентаря в срубе был найден лишь миниатюрный бронзовый нож с трапециевидной ручкой и баночный сосуд значительно больших, чем обычно, размеров. На поясе одного из лежащих у стенки дромоса слуг были найдены две конические ворворки и однодырчатый бронзовый нож.

Конструктивные особенности Большого Салбыкского кургана были привлечены для миграционных построений Н.Л. Членовой. На миграцию населения с запада, по ее мнению, «указывает появление тагарских погребальных сооружений нового типа – прямоугольного сруба со сходом-дромосом в западной стенке и покрытием из шести рядов бревен. Такое сооружение обнаружено пока лишь в одном кургане – Большом Салбыкском, но вполне вероятно, что они есть и в других курганах Салбыкской группы[2]. Н.Л. Членова считает возможным сравнивать конструкцию Б. Салбыкского кургана и больших курганов Восточного Казахстана и Семиречья, а именно Чиликтинских и Бесшатырских, она пишет, что «сходство этих сооружений с салбыкскими очень велико"[3].

Остановимся на сравнительном анализе конструктивных особенностей этих курганов.

Чиликтинский могильник, расположенный примерно в 100 км южнее озера Зайсан, состоит из 51 кургана. Курганы тянутся на 8 км в направлении с северо-запада на юго-восток. 13 курганов в этом могильнике высотой 8-10 м, остальные от 2 до 5 м. Конструкцию Чиликтинских курганов рассмотрим на примере типичного для данной группы кургана № 5, известного в литературе под названием "Золотого"[4]. Этот курган высотой в 6 м имел правильную круглую форму с уплощенной вершиной и пологими скатами в отличие от Большого Салбыкского, имевшего усеченно-пирамидальную форму. Насыпь кургана была сооружена из глины, выше глины была насыпана земля с мелкой галькой, затем поверхность кургана была облицована крупной светло-серой галькой. Главное ядро и облицовка Большого Салбыкского кургана были сделаны из дерновых брикетов. Камень, галька при возведении насыпи не употреблялись. У основания Чиликтинского кургана было выложено кольцо из трех рядов крупного битого камня. Салбыкский курган был обнесен традиционной для тагарских курганов квадратной каменной оградой. Яма Чиликтинского кургана размером 8,3 х 7,1 х 1м находится точно под вершиной кургана, а в Большом Салбыкском в северной части. Погребальная камера сверху перекрыта потолком в один ряд бревен, затем засыпана крупным битым камнем, слой камня над бревнами крыши 1-1,2 м, В Салбыкском кургане могильная яма была перекрыта накатом из 6 рядов крест-накрест положенных бревен, сверху застланных берестой. В могильной яме Чиликтинского кургана было сложено квадратное сооружение площадью 4,8-4,6 м, причем бревна положены друг на друга без всяких креплений и врубок, образуя собой клетку, а не сруб. В Салбыкском кургане в могильной яме находится настоящий сруб из 4 венцов бревен. Промежутки между стенками погребальной камеры и могильной ямы заполнены битым камнем, что не наблюдалось в Салбыкском кургане. Дромос шириной 2 м и глубиной в 1 м шел от центра ямы на восток. В Салбыкском кургане дромос шел на уровне древней дневной поверхности на запад. В Салбыкском кургане в месте стыка дромоса и погребальной камеры был вырублен лаз, в Чиликтинском дверные приемы отсутствуют. Южная стенка сооружения пересекает под прямым углом дромос почти в 3,5 м от его начала, проходя над ним.

Могильник Бесшатыр состоит из 32 курганов[5]. По размерам насыпей их делят на большие, средние и малые. Высота больших от 17 до 6 м, средних – 5-6 м, малых – 2-0,8 м. Из больших курганов раскопано три (№ 1,3,6). Насыпи курганов Бесшатырского могильника состоят из слоев камня и щебенки. Так, в третьем кургане насыпь состояла из 17 чередующихся слоев камня и вместе со щебнем. Почти у всех курганов камни у основания плотно уложены, что создает впечатление фундамента. Наиболее крупные курганы окружены каменным валом, представляющим остатки каменных стен, окружавших насыпь. У шести курганов около насыпи имеются цепочки из больших камней, опоясывающих курган или располагавшихся с восточной или юго-западной стороны насыпи. Таким образом, внешний вид Бесшатырских курганов резко отличен от Салбыкского. Что же касается внутреннего устройство, то здесь также ни о каком сходстве говорить не представляется возможным. Под насыпью больших Бесшатырских курганов находились деревянные постройки, воздвигнутые на древней дневной поверхности. Бесшатырские бревенчатые усыпальницы, представленные полностью наземными вооружениями, являются своего рода уникальными памятниками.

Усыпальница состоят из трех частей: коридора (дромоса), придверной пристройки и погребальной камеры. Потолком и крышей служат бревна наката, положенные прямо на стенки камеры в длину в меридиальном (а не крест-накрест, как в Большом Салбыкском кургане) направлении. Коридор представляет собой очень высокое сооружение (высота его около 5 м) без перекрытия. Придверная пристройка является продолжением коридора и примыкает к восточной стене погребальной камеры, она прямоугольной формы и значительно ниже коридора. Погребальные камеры из бревен в 13-16 рядов, высотой до 4 м. На углах камер бревна лишь касаются друг друга и не скреплены между собой. Такие примитивные по технике строительства сооружения нельзя назвать срубами. Бревна, образующие стены камеры, удерживают вертикально врытые внутренние и наружные столбы. В курганах имеются подземные ходы, достигавши протяженности 55 м. Эти катакомбы связаны с ритуалом погребения и являются конструктивной особенностью Бесшатырских курганов.

Из описания больших Бесшатырских курганов, как и Чиликтинских, следует, что не удается проследить сходство между их конструкциями и сооружениями Большого Салбыкского кургана. Сходство заключается лишь в грандиозных размерах курганных насыпей и в наличии дромосов. Подобное сходство никак нельзя отнести за счет миграции населения. Грандиозные курганы, имеющие.дромосы, в середине второй половины I тысячелетия до н.э. – начале I тысячелетия н.э. встречаются на широкой территории и связаны в конечном счете с уровнем социально-экономического развития древних обществ. В то же время нельзя рассматривать конструкции Большого Салбыкского кургана как что-то принципиально новое, не связанное с предшествующим развитием. Конструкции Большого Салбыкского кургана представляют закономерное развитие местных, сугубо тагарских традиций в создании погребальных сооружений.

Анализ погребального обряда не дает оснований для вывода о миграции населения в Минусинскую котловину с запада, как это делает Н.Л. Членова, писавшая о появлении на Среднем Енисее среднеазиатских племен. «Не исключено, что вместе с саками, – пишет она – пришли и тохары и они дали имя Тагарскому озеру, по которому, по счастливой случайности и вся культура названа тагарской. Однако, при современном состоянии наших знаний это является не более как предположением, которое одинаково трудно и доказывать и опровергнуть"[6]. Полагаю, что Н.Л. Членова ошибается: опровергнуть это предположение значительно проще, чем доказать.

Культура скифского времени на Среднем Енисее была названа С.В. Киселевым тагарской по месту первых раскопок "тагарских" курганов на острове Тагарском близ Минусинска и по месту наиболее замечательных находок в курганах около оз. Тагарского. Как сообщил мне Л.Р., Кызласов, на Татарском острове совершались главные жертвоприношения хакасов. Свое название остров получил от хакасского слова "тагр", что в переводе означает "главное жертвоприношение".

Мы, к сожалению, не знаем какие сокровища были положены в склеп Большого Салбыкского кургана. Эти сокровища привлекли грабителей как в древности, так и в ХVIII веке, когда в хакасских степях орудовали артели "курганщиков" и "бугровщиков". Курган был ограблен по крайней мере два раза и ограблен тщательно.

При возведении рядового тагарского кургана не требовалось усилий большого коллектива. Такая задача могла быть решена силами одной семьи. При сооружении Большого Салбыкского кургана был затрачен титанический труд многих людей.

Доставка плит для ограды была чрезвычайно трудоемким делом. Курган возведен в голой степи. Ближайшие от Салбыка выходы девонского песчаника имеются на горе Кызыл-Хая в 20 км к юго-западу от кургана по дороге на ст. Капчалы, где были обнаружены остатки древних каменоломен. Эти плиты выламывались из скал, видимо, при помощи деревянных клиньев На горе Кызыл-Хая добывались плиты для стены ограды. Гигантские стелы, достигающие веса 50 тонн, невозможно отбить в пологих слоях горы Кызыл-Хая. С.В. Киселев полагал, что они могли быть выломаны лишь в крутопадающих обнажениях берегов Енисея, то есть в 70 км от кургана. Плиты доставлялись на место сооружения кургана, видимо, зимой по насту из деревянных катков. При расчистке нижней части насыпи было обнаружено много бревен лиственницы; часто сухостойной, или взятой с лесных пожарищ. Эти бревна, возможно, являлись катками, на которых передвигали стелы и плиты. Бревна были перевезены, судя по зарубкам на концах, волоком на аркане. С.В. Киселев нарисовал следующую картину сооружения ограды кургана. Доставленные плиты устанавливались на место изнутри, то есть с той площади, на которой затем была сооружена насыпь кургана. Вертикально плиты устанавливались при помощи рычагов, обломки которых в виде сгнившего дерева сохранились в траншейках. Для удержания круто поднимавшихся склонов пирамидальной насыпи кургана после установки плиты закреплялись контрфорсами-подпорками из плит меньшего размера, врытых перпендикулярно линии стены. Кроме того, на верхней грани плит была сооружена накладка из горизонтально положенных плиток, с наружной стороны образовавших отвесную в обрезе стенку. Все это обеспечивало большую прочность ограды, выдержавшей давление колоссальной насыпи кургана.

Для выяснения вопроса, какое количество труда требовалось для возведения насыпи, С.В. Киселев привлек данные урочного положения об укладке вручную дерна при постройке железнодорожной насыпи. Согласно этим приблизительным подсчету 100 человек должны были возводить насыпь в течение 7 лет. Представляется более достоверным, что в работах по возведению насыпи принимал участие значительно больший коллектив, и возводилась она соответственно в более краткий отрезок времени.

О необычайном даре научного предвидения С.В. Киселева, его умении "видеть сквозь землю" говорит тот факт, что он еще до раскопок Большого Салбыкского кургана писал в отношении Салбыкских пирамид, что в них можно видеть "нечто более исключительное, чем коллективные погребения сородичей, обычные для второй тагарской стадии". Это предвидение С.В. Киселева блестяще подтвердилось в результате раскопок Большого Салбыкского кургана, в погребальной камера которого находились остатки только 7 трупоположений. Первоначально здесь были погребены, вероятно, 1-2 человека, остальные погребались позднее через дромос. Само количество погребенных является показателем того, что курган представлял не родовую, а семейную усыпальницу.

Большой Салбыкский курган является, очевидно, могилой вождя племени или союза племен.

Можно предполагать, что в Салбыкской курганной группе, тагарском священном Герросе, сооружения которого являются памятниками культового и ритуального назначения, размер курганов зависел от степени знатности погребенного. Не исключено, что курганы возводились еще при жизни того, кому они предназначались. Зародившаяся татарская племенная знать стремилась увековечить свое господствующее положение и после смерти, возводя курганы, подобные Большому Салбыкскому.

Под камнями ограды Большого Салбыкского кургана были обнаружены строительные жертвы, что свидетельствует о наличии в тагарском обществе несвободных членов, которые должны следовать за своими хозяевами в загробный мир. Лежащие у входа мужчины являлись, возможно, слугами, призванными охранять вход в усыпальницу хозяев или сопровождать их после смерти.

Выводу о далеко зашедшей дифференциации тагарского общества имеется дополнительное подтверждение из области состояния производительных сил. В забутовке стен Большого Салбыкского кургана был найден жернов вращающейся ручной мельницы. Я, как участница раскопок, хорошо помню, как бурно, темпераментно, обрадовался С.В. Киселев этой находке. Тут же на кургане он отметил, что почти нет случаев, чтобы ручная мельница являлась принадлежностью доклассового общества. Еще К. Маркс указывал, что "ручная мельница дает общество с сюзереном во главе"[7].

Раскопки Большого Салбыкского кургана в Хакасии, а также недавние раскопки царского кургана "Аржан" в Туве[8] свидетельствуют о далеко зашедшей социальной дифференциации в скифское время на Енисее.

В настоящее время Большой Салбыкский курган представляет собою музей под открытым небом, являясь своеобразным памятником руководителю раскопок, известнейшему советскому археологу Сергею Владимировичу Киселеву.

Примечания:



[1] Киселев С.В. Исследование Большого Салбыкского кургана в 1954 и 1955 гг. // "Тезисы докладов на сессии Отд. Исторических наук и Пленуме ИИМК, посвященных итогам археологических исследований 1955 г.". M.-Л., 1956; его же. Отчет о раскопках в 1954 г. // Архив ИА, ф. 1, д. 975; его же. Краткий отчет о раскопках Большого Салбыкского кургана в 1955 г. // Архив ИА, ф.1, д. 1165.

[2] Членова Н.Л. Происхождение и ранняя история племен тагарской культуры. – М., 1967, С. 219.

[3] Там же. С. 220.

[4] Черников С.С. Загадка золотого кургана. М., 1965.

[5] Акишев К.А. Культура саков долины реки Или (VII-IVдо н.э.). В кн.: Акишев К.А.. Кушаев Г.А. Древняя культура саков и усуней долины реки Али. Алма-Ата, 1963.

[6] Членова Н.Л. Тагарская культура на Енисее. Материалы по древней истории Сибири. Улан-Удэ, 1964, С. 307.

[7] Маркс К. Нищета философии // К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., изд. 2, т. IV, с. 133.

[8] Грязнов М.П., Манай-оол М.Х. Курган Аржан – могила "царя" раннескифского времени // УЗ. ТувНИИЯЛИ. Вып. XVI. Кызыл, 1973.

 

Источник: 

М.А. Дэвлет

Большой Салбыкский Курган – могила племенного вождя // Из истории Сибири. Вып. 21. Материалы совещания по проблеме "Экономика и социальная структура древнего населения Западной Сибири" (Томск, 17-22 марта 1975 г.). Томск: изд-во Томского ун-та, 1976. 270 с. –

С. 146-154.

http://www.iria-art.com/index.php?option=com_content&task=view&id=379&Itemid=48

Прочитано 3320 раз Последнее изменение Среда, 09 октября 2013 22:49
Другие материалы в этой категории: « Енисейские кыргызы Орхоно-енисейские надписи »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены