Понедельник, 08 февраля 2021 00:00

ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ КИРГИЗСКОЙ ЗЕМЛИ

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Источник: Бахрушин, С.В. Научные труды, т. 3, ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ ПО ИСТОРИИ СИБИРИ XVI-XVII вв., ЧАСТЬ 2, ИСТОРИЯ НАРОДОВ СИБИРИ в XVI-XVII вв., ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР, МОСКВА - 1955, стр. 190.

 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ КИРГИЗСКОЙ ЗЕМЛИ

При господстве патриархально-родовых пережитков в быту енисейских киргизов еще невозможно говорить даже о зачатках у них государственного устройства. Однако соседство с могущественными феодальными государствами втягивало их в очень сложные политические отношения и способствовало укреплению связей между отдельными племенами, входившими в состав Киргизской земли.

Несмотря на то, что Киргизская земля была разбита на несколько самостоятельных аймаков, она политически составляла одно целое. Если употреблять позднейшее выражение, это была федерация небольших племенных княжеств. Такой характер федерации выступает, например, при заключении мира с русскими в 1678 г., когда шертовали «с роду по два человека» 1. ^

Из всех многочисленных князцов один являлся общепризнанным главой всей Киргизской земли. В первой половине XVII в. «лучшим киргизским князцом» был старик Кочебай, «который у них в Киргизской земле... старее всех и почитают его» (1648 г.). При заключении мира в 1627 г. князцы «шерть шертовали», съехавшись к нему. В качестве посла он говорит в Москве «от всей Киргизской земли» 1 2. Позднее во главе всех киргизов и тубинцев стоит знаменитый алтырский князец Ереияк (Иренак) Ишеев. В конце столетия возглавляет Киргизскую землю езерский князец Шорло-мергень, который в переговорах 1701 г. «вместо всех киргиз... в ответе был» 3.

Единство Киргизской земли по вопросам внешней политики осуществлялось на общекиргизском сейме (совете или съезде). В 1627 г., когда в Киргизскую землю прибыл для переговоров сын боярский Дм. Черкасов, то князец Ишей с товарищи, учинив ему «встречу», «договор отложили до тех мест, как киргизские князцы и улусные люди изо всех своих улусов с зверовий съедутся». «Большой съезд» состоялся, «как киргизские князцы и все киргизские люди съехались ... на урочище на реке на Белой подле киргизского каменного городка у Июса» К За год перед тем сын боярский Петр Сабанский, прибыв в Киргизскую землю для заключения договора, первым делом говорил князцам Ишею и Кочебаю, чтоб «разослали к киргизским князцам и ко всем улусным людям и к тубин- цам и к моторцам и к буклинцам, чтобы они съехались к Ишею и к Кочебаю все»1 2. В 1652 г., когда алтын-хан Эрдени объявил, что передает власть своему сыну^ауцзану, то киргизы, тубинцы и другие иноземцы «советовали между собою» прежде чем выразить готовность признать нового государя. Когда затем алтын-хан потребовал, чтобы они содействовали ему в сборе ясака с волостей, признававших подданство России, то «киргизы и тубинцы, и алтырцы и корелцы» о том «собрався, думали и намыслились их во все государевы уезды вести», но затем, под влиянием русских ясачных людей, отказали монголам в помощи: «коли де они хотят итти в государевы волости для ясачного сбору, и они де пойдут сами, а они де, киргизы, им не вожи» 3. В 1701 г. езерский князец Шорло, возглавлявший после смерти Ереняка Киргизскую землю, прежде чем заключить договор с русскими «за всех киргиз», «с киргизскими княз- цами о посолском договоре советывал» 4.

На «совет» съезжались не только все киргизы поголовно, но и их союзники и кыштымы. На сейме 1627 г. присутствовало 700 человек киргизов, тубинцев, моторцев и др.5.

Но фактически решали вопрос князцы и «лучшие» улусные люди, В 1698 г. киргизские послы заявляли в Томске, что бой и ссора у киргизов со служилыми людьми произошли из-за постройки русскими Каш- тацкого острога, потому что «в то де число киргизы в собрании всех не было». «А ныне они все в собрании, и дума де у них все добрая меж собой, чтобы на Каштаке острогу быть вперед» 6. В 1701 г., для обсуж^ дения условий .мирного договора с русскими, в юрте представителя джунгарского хунтайчжи Абы-зайсана собрались все киргизские князцы, кроме Корчуна (сына Ереняка), «а Корчун не был за болезнью, а именами были порознь алтырский тайша Батур, езерский мергень Шорло, тайша алтызарской Агалак, Кашка, Гол era, Кубаши, со многими своими знатными людми».

Из дальнейшего видно, что в «совете» участвовал еще тубинский князец Курага. «И они, киргизские князцы, все шертовали со своими улусными людьми, кроме Корчуна... а Корчуновы улусные люди шертовали все». Итак, обсуждают вопрос «знатные люди», но шертуют все «улусные люди», даже того улуса, князец которого отсутствует7.

Иногда сейм уполномочивает отдельных своих членов быть представителями всей Киргизской земли. Так, при заключении мирного договора с Кобыльским «шертовали де за всех киргизских людей по выбору их, киргиз... Начикайка Сазымов да князец Баумай Карин» 8.

Отдельные князцы до известной степени были подчинены общему сейму. Имеются указания и о применении сеймом мер понуждения по отношению к непокорному. После набега Чогуна Еренякова на Томский уезд остальные князцы всех трех аймаков, во главе с дядею его отца Итполою, ездили к нему и ему говорили: «по какому указу ездил воровать под Томской уезд на Чюлым в русские деревни и русских людей побивал и коней у русских людей и у киштымов скот отогнали и по какому указу». Заявление Чогуна — «ездил де я по указу Данжин-Умму (одного из ойратских тайчжи), и есть де у меня лист за печатью» — не удовлетворило его родичей; они потребовали, чтоб он показал самый лист, но он листа не давал, «говорил на словах». Тогда князцы отняли у него 28 лошадей, чтобы отдать их в виде компенсации за грабеж русским властям, и хотели даже его самого схватить и выдать в Каштацкий острог, но Чогун «сел в осаду и зарубился в засеку на Шерене со всеми своими улусными людьми». Прочие князцы его «осадили в осаду и поставили караул», потому что «хотел он бежать в мугаты со всеми своими улусными людьми» 1.

Киргизы оказались в XVII в. между двумя наступавшими друг на друга силами: русскими, продвигавшимися на юг из Томска, Кузнецка и Красноярска, и монголами, настойчиво расширявшими сферу своего влияния в северном направлении, на области, поставлявшее пушнину. В этом заключалась характерная черта положения киргизов. Киргизская земля подчас выступала как яблоко раздора между своими мощными соседями. Временами киргизы бывали даже принуждены одновременно признавать себя в подчинении и у русского царя и. у монгольских феодалов. Но вместе с тем такое положение позволяло киргизским князцам путем известного маневрирования сохранить и некоторую независимость в своих действиях 1 2.

Сложность международной конъюнктуры, в которую попали киргизы, определилась еще до основания Красноярска. «Даем де ясак,— говорили их князцы в 1627 г.,— один государю, а другой алтыну-царю, третий ясак черным калмыкам (джунгарам) Каракуле-тайше»3.

В первой четверти XVII в. киргизы входили фактически в состав державы могольских алтын-ханов, сложившейся на берегах р. Кемчика и оз. Упсы (Алтын-нор)4. Возглавлявшие ее государи, принадлежавшие к одной из линий владетельного дома Западной Халхи, присвоили себе громкий титул «золотых царей» — алтын-ханов. Это было феодальное государство. Основным занятием населения было кочевое скотоводство. «Животина у них,—писали русские служилые люди, проникшие на Кемчик в 1616 г.,— лошади, кони добрые и середние, коровы и овцы и олени и козы, а аргамаков нет; а хлеба не сеют, и не знают, и нельзя им сеять, потому что горы и место каменисто». Алтын-ханы кочевали со своим народом «в полстяных избах» (кибитках), «переходя по рекам и меж гор». Соседство с Китаем способствовало внедрению среди высших классов некоторых зачатков китайской культуры. В связи с развитием феодальных отношений имело место распространение среди них буддизма 1.

В начале XVII в. алтын-ханы достигли значительного могущества и объясачили целый ряд мелких народов Южной Сибири. В период расцвета‘своей силы (в первой четверти столетия) алтын-ханы распространили свою власть и на Киргизскую, и на Тубинскую земли, и даже на бассейн Качи: «Ка-к-де Красноярский острог был не поставлен,— официально заявлял впоследствии алтын-хан Лауцзан (Лоджан),— и до тех мест киргизские и тубинские князцы и киштымы и качинцы все были отца и деда его Лоджановы», и они «имывали» с них ясак1 2.

Позже, когда царство алтын-ханов стало колебаться под ударами джунгаров, их влияние на киргизов стало слабеть и поддерживалось лишь периодическими набегами на их территорию, пока алтын-хан Лауцзан Саип-хан хунтайчжи не был окончательно разгромлен джунгарами.

До этого момента алтын-ханы считали себя верховными сеньёрами киргизов, а их — своими «киштьгмами». «Киргизская де земля искони вечная их ясачная»,— говорил Лауцзан представителям русской администрации в 1657 г. «Какая де земля вашего государя?» — спрашивал он презрительно русского посланника про Киргизскую землю.— «Земля де из веку наша, а киргизы де и тубинцы и алтырцы и керетцы и с киштымы — вечные наши киштымы, а не вашего государя».

Полновластные государи над своими «киштымами» — киргизами, алтын-ханы присваивали себе беспредельное право над их жизнью и имуществом. «И то де мне вольно у своих киштымов хоть все взять, хотя их пощадить»,— говорил про них Лауцзан.

Фактическая зависимость киргизов и тубинцев сводилась к уплате их кыштымами ясака (албана, по-монгольски) и «запросов». В первую четверть столетия киргизы вносили ясак более или менее регулярно. «Алты- на-царя люди» приезжали из года в год к киргизским князцам и к их улусным людям и собирали с них ясак; когда они пускались в обратный путь к алтын-царю, то «за тем ясаком» ехали к алтын-царю и отдельные киргизские князцы. Еще в середине столетия алтын-ханы хвалились: «а платят де киргизы и алтыри и тубинцы и керетцы ясак им по вся годы». В действительности же дань, кажется, поступала в казну алтын- ханов с перерывами. Состояла она из пушнины, лошадей, скота и сараны. В 1657 г. Лауцзан, пытавшийся восстановить свои верховные права на Киргизскую землю, просил с киргизов и тубинцев и других киргизских племен «запросов больших», «чего преж сего не бывало», соболей и бобров и всякую мягкую рухлядь; и собрал с киргизов, алтырцев и керетцев 460 соболей и к тому еще «правил» с них 1000 соболей, а его люди ездили по киргизским улусам, человек по 100 и больше, и «отнимали сильно лошади добрые». В 1664 г. он опять посылал к киргизским, тубин- ским, алтырским и керетским людям «для запросов, для коней и скота»; они дали ему 300 коров и 1000 овец. Тогда же он послал по ясак в Тубу тубинских князцов и своих «мунгальских» людей, которые у тубинцев «лошади и рогатый скот и сарану и всякие запасы пограбили».

Сбор ясака производился с большой жестокостью. «Лоджановы люди» били ясачных людей, стреляли их из луков «томарами» (стрелами), у кого «животы в остатке были» «в похоронках», тех «пытками пытали и огнем жгли и на лесу к деревьям вязали» К

Кроме ясака, на киргизах лежали еще некоторые другие повинности.. Во время войны алтын-хан требовал военной помощи, и Лауцзан брал у них к себе выбором для войны молодых людей 1 2. Далее, киргизы участвовали в «зверовье», т. е., вероятно, в облавах, которые устраивали алтын-хан на территории своих вассалов 3. Наконец, они поставляли подводы и провожатых для послов, ехавших через их землю к алтын-хану4.

Алтын-ханы присвоили себе общее руководство внешними сношениями киргизов, заставляя последних действовать с ними заодно. В 1616 г. алтын-хан принуждал их прекратить неприятельские действия в отношении русских, с которыми их сеньёр вступил в дружественные отношения; он пригрозил киргизскому князцу Каре в присутствии русских посланников — Василия Тюменцева и Ивана Петрова: «только де впредь киргизские люди хотя одного русского человека убьют, и он их всех до одного велит вырубить». В 20-х годах алтын-хан приказывал киргизским князцам и их улусным людям «в винах своих добити челом» московскому царю и «быть под царскою высокою рукою по-прежнему». В другом случае, наоборот, за то, что они отпустили, вопреки его воле, томских служилых людей, он послал на них войною своих людей 100 человек и отогнал у них лошадей.

Бывали случаи, когда алтын-ханы в качестве сеньёров и патронов сами оказывали киргизам помощь против русских. Так, в 1636 г., во время похода Просовецкого из Томска, на подмогу киргизам подошел зять алтын-царя Турунтай-табун, а с ним «мугальские люди куяшники Ю0 человек» 5.

Для поддержания своей власти над киргизами алтын-ханы прибегали к обычному в практике среднеазиатских кочевых государств приему— к заложникам: в 1657 г. Лауцзан поймал в аманаты у киргизских князцов детей их, братьев и племянников и держал их в крепости (т. е. в заключении) 6.

В это время могущество алтын-ханов, однако, настолько пошатнулось. что они могли заставить своих киргизских вассалов повиноваться себе лишь путем карательных экспедиций, вроде тех, которые имели место в 1652, 1657 и 1666 гг., и то лишь при условии захватить их «рас- полоша», когда те не ожидали нападения, пробравшись на их землю «обманом, кочевным делом с женами и с детьми», под предлогом общей охоты, 'как то имело место в 1657 г.

Зависимость от алтын-ханов была тяжела для киргизов. Особенно тяжело отзывались их периодические нашествия на Киргизскую землю, сопровождавшиеся большими жестокостями и разорением. Под влиянием набега 1657 г. киргизы готовы были поддаться под русскую власть и искать у нее «обороны» от грозных монгольских феодалов. Многие из них бежали под защиту красноярских укреплений и согласились платить ясак. Одновременно князец Талай через Кузнецк просил осведомить Томский разряд «о их, киргизских людей, бедноте и об разорении, что де им, киргизским людям, от алтын-царя и от сына его... и от их мугальских людей великое утеснение и разорение, и чтобы ты, государь пожаловал велел их, киргизских людей, от алтын-царя и от сына его и от мугальских людей оборонить, а буде де твоей государьской милости до них, киргизских люд^й, не будет оборони, и они де... в конец погибнут» К

Разгром, который в 1666 г. нанесли алтын-хану Лауцзану джунгары, не освободил киргизов от господства монгольских феодалов и подчинил их другой, еще более могущественной феодальной монгольской державе — Джунгарской.

. Однако отношения их к новым господам сложились совершенно иначе.

В известной мере'киргизы всегда находились в некоторой зависимости от калмыков1 2. Еще в 1620-х годах они платили ясак Карагуле-тайше. Позже они подчинились его сыну, знаменитому Баатуру-тайше. Это подчинение джунгарам имело место параллельно подчинению алтын-ханам и не нарушало нисколько суверенных прав последних на Киргизскую землю. Но когда в 1660-х годах джунгары разгромили державу алтын- ханов, киргизы подпали всецело под власть победителя, сперва Сенге- тайчжи, а когда он был убит,— его брата, знаменитого Галдана, принявшего титул хунтайчжи и прозвище «Бошохту» (благословенного) 3. При последнем киргизы были включены в состав созданной им державы. Вступая в оборонительный союз с Москвой и обязуясь давать «весть» о приходе воинских людей, Ереняк, поэтому, делал определенное исключение для своего сеньёра Галдана: «Я де, Ереначко, готов за великого государя битцч и в городы весть подавать, кроме того, куды де пойдет Кегень-тай- ша, а об Кегене де вести не подам» 4.

Внешним выражением вассальной зависимости киргизских киязцов я? лились регулярные поездки их в ставку, сперва к Снеге, позже к Гал- дану.

Джунгарские владельцы, подобно алтын-ханам, претендовали на ал- бан с киргизов и их кыштымов. Как сказано, уже в 1620-х годах Карагу- ла посылал к киргизам своих людей за данью. При Сенге-тайше, и особенно при Галдане, эти поборы приняли организованный характер. Галлану киргизы платили по 6 соболей с себя и со своих кыштымов. Моторы и байкотовцы в 1678 г. жаловались, что с них имали на Галдана на 2 года по 12 соболей с человека, да на его брата Должина по 6 соболей 5. Собирался албан и с тубиицев.

Сбор албана был организован при Галдане более или менее правильно; существовали особые книги, в которые были записаны кыштымы, платившие ему дань. «Те де люди записаны в книги калмыцкому тайше Бошухту-хану»,— говорили киргизы, и без его согласия не решались ни одного из них отдать русским 6.

Кроме албана пушниной, джунгары брали с киргизов и с тубинцев поборы скотом и «добрыми конями». В 1689 г. они отбирали у них «всяким скотом половинный скот», вследствие чего киргизы так «оголодали», что можно было опасаться их набегов на Красноярск7.

Киргизы, далее, были обязаны своему джунгарскому сюзерену военной службой. Когда в одном случае киргизы уклонились от похода против «мунгалов» из опасения, что в их отсутствие красноярцы разорят их землю, то Галдан, в виде репрессии за их «непослушание», «весь скот и живот обрал и их, киргиз, хочет запродать в Китайское (государство) и землю их сделать пусту» К

Со своей стороны джунгары оказывали покровительство и вооруженную помощь своим вассалам. Киргизский аманат Начинай, настаивая на своем освобождении, говорил воеводе А. Сумарокову: «Тайши де за нас станут, и в том де будет ссора и государевым людям кровопролитие и разорение». И действительно, в 1667 г. Сенге-тайша явился под Красноярск требовать освобождения аманатов 1 2. Поэтому когда русские поставили острожек на Каштаке, то киргизские князцы поехали с жалобой к хунтайчжи (контайше).

Внешние сношения вел сам сюзерен хунтайчжи. По вопросу о построении острожка в Киргизской земле Ереняк говорил в 1633 г.: «Острог де в Киргизской земле им не надобен и о постановлении де острожном, что вел. государи Бошохту-хану прикажут» 3.

В спорах между русскими и киргизами Галдан выступает в качестве посредника и верховного судьи. В июле 1680 г., в его отсутствие, его близкие улусные люди, которым была «приказана без Галдана-контайши земля его», «ейзаиы» 4 Ейзуйту и Манжин, в своей «судейской юрте» дают русским посланцам, прибывшим в улус джунгарского государя, очные ставки с представителями киргизов. Выслушав обе стороны и указав неправоту той и другой, еизаны «заказывали накрепко-» киргизам, чтобы они с русскими жили мирно «и задоров никаких не чинили» 5.

Хунтайчжи вмешивался во внутренние дела киргизов и давал властные распоряжения их князцам. В 1692 г- он послал к ним своего посланца Ирки-Гелюна с тобольским сыном боярским Матвеем Юдиным с приказом сыскать и вернуть беглых ясачных людей русским властям 6.

Свою власть над Киргизской землей джунгарские хунтайчжи осуществляли через посредство посланцев, назначаемых из числа джунгарских ейзаиов (зайсанов) или духовных лиц (гелюнов) 7.

При известии о приезде «посланца» хунтайчжи к нему немедленно собирались киргизские князцы с их людьми. Ейзаны присылались в Киргизскую землю для «всякой расправы». Они, во-первых, собирали албан «на контайшу»8. Но сбором албана не ограничивались функции посланцев. Они следили также и за внутренним порядком в стране. К гелюну, прибывшему в 1692 г. на устье Упсы, обратился бухарец Иркибек, «чтоб де он, килюн, учинил указ» об убийстве красноярского ясачного татарина Куртелячка, и, пдюго челобитию, гелюн посылал к алтысарскому князцу Корчуну Еренякову «лист, чтоб де он... тех воров казнил»9. Посланец хунтайчжи являлся верховным руководителем и внешней политики вассалов своего государя. В 1683 г. томский сын боярский Иван Петров застал на Абакане посланца Галдана Батырь-ейзана, который и приговорил‘его к себе в «Ургу» и угощал его, «корм учинил великий». Со своей стороны Петров преподнес ему подарки от имени царя — 5 арш. красного сукна, 2 выдры и кожу красную. После обеда Батырь стал расспрашивать, «от коле задоры чинятся, и за что война стоит». Петров вычитал из наказа все, что говорилось о «воровстве» киргизов, и ейзан велел своему секретарю (подьячему) «писать своим калмыцким письмом с наказу речи слово в слово». По требованию русского посланца, ейзан вызвал Ереняка из- за Абакана, где он кочевал, к себе для заключения мирного договора К

В 1701 г. посланец хунтайчжи Аба-зайсан прислал в Красноярск предложение прекратить военные действия с обеих сторон. Мир и был заключен в ставке зайсана на р. Абакан. Переговоры велись в юрте зайсана под его председательством, и выступавшему от имени всех киргизских князцов езерскому князцу Шорло-мергеню, «по указу контайши и по приказу Абы-зайсана», было велено «за всех киргиз быть в посолском ответе». При заключении договора Аба-зайсан, со всеми своими улусными людьми, шертовал вместо отсутствовавшего «за болезнию» князца Корчуна Ереиякова 1 2.

Те же посланцы организовывали и походы на русских. Предшественник Абы-зайсана Бичик подготовлял набег на Томский уезд и распорядился, «чтобы киргизские люди лошадей своих берегли и выше де 4 лет лошадей приказал пятнать железом, чтоб всем киргизским людем иттить под Томской войною» 3.

Джунгарские хунтайчжи считали себя полновластными хозяевами в Киргизской земле. Потерпев поражение от казахов, Галдан в 1689 г. посылал своих тайшей в Киргизскую землю «переписать у них женский пол, вдов и девок», считая себя вправе, в случае надобности, пополнить ими урон, который он понес 4.

Господство монгольских феодалов тяжело отзывалось на развитии киргизских племен. Племенная верхушка киргизов вместе с тем не забывала и о себе. Агенты своих сюзеренов по сбору албана, киргизские князцы использовали эти приемы и для собственного обогащения. Киргизская земля все более раскалывалась на две неравные группы: на господствующий княжеский род и его черных людей и кыштымов.

Прочитано 29 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии