Вторник, 08 октября 2019 21:52

ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРНО-АЛТАЙСКОЙ (ОЙРОТСКОЙ) АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Екеева Наталья Михайловна, кандидат исторических наук История нашей Родины весьма многогранна и своеобразна. Каждый ее этап, в силу складывавшихся условий, то и дело подвергался «ревизии и переоценке». Но наиболее активному «переосмыслению», к сожалению, не всегда объективному, подвергается ХХ век, век сложный и противоречивый. За одно столетие общество пережило несколько разных, иной раз перечеркивающих один другого периодов. И, чтобы не говорили об этом времени некоторые молодые наши историки, для Горного Алтая ХХ век явился эпохой созидания и развития не только его экономики и культуры, но и государственности алтайского народа. В ХIХ – начале ХХ в. территория Горного Алтая входила в Бийский уезд Томской губернии. В административно-податном отношении алтайское коренное население было распределено по 7 алтайским дючинам, 9 кочевым волостям и трем оседлым управам. Кочевые волости и дючины не имели территориальных границ. Они были созданы по родовому принципу, т.е. в административном отношении люди одного рода входили в одну определенную дючину или волость. До административной реформы начала ХХ в. во главе кочевой дючины (волости) стоял зайсан, выбираемый мужским податным населением (домохозяевами). Административной и земельной реформами начала ХХ столетия (1911-1913 гг.) было упразднено родовое управление и землевладение. Вместо этого введена система местного управления и землепользования общекрестьянского образца: территориальные волости, земельные общества во главе со старшинами и старостами. В 1913 г. на территории Горного Алтая было образовано 15 волостей, входившие в состав Бийского уезда Томской губернии. Февральская революция 1917 г. и последовавшие за ней широкие преобразования активизировали освободительное движение, был поставлен вопрос о предоставлении самостоятельности живущим в России народам. 1-6 июня 1917 г. состоялся съезд представителей инородческих волостей Алтая, на котором был создан орган по местному управлению коренных жителей Бийского и Кузнецкого уездов Алтайская Горная дума. Лидеры Горной думы, в частности, Г.И. Гуркин вначале предлагали выделить в самостоятельную административную единицу волости с преимущественно алтайским населением, которые подчинялись бы Горной думе, а, волости, населенные преимущественно русскими, - Бийскому исполнительному комитету. Идея создания национально – ограниченных алтайских волостей и объединения их затем в самостоятельную административную единицу не встретила поддержки ни у населения Горного Алтая, ни у центральной власти. Поэтому к осени 1917 г. было решено выделить Горный Алтай в уездную земскую единицу без различия национальностей. В октябре 1917 г., как известно, Временное правительство России было свергнуто и установлена советская власть. 3 ноября 1917 г. российское правительство опубликовало «Декларацию прав народов России». Она провозглашала равенство прав народов России, их право на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств. В движении за национально-территориальную автономию Горного Алтая в 1917 – 1922 гг. можно выделить два этапа. На первом этапе (1917 – 1920 гг.) ставились требования о выделении территории Горного Алтая из состава Бийского уезда и образовании самостоятельной земской единицы. Это годы существования Горной думы, Каракорум-Алтайского округа (уезда). На втором этапе (1920 – 1922 гг.) решался вопрос об образовании национальной автономии алтайцев. В августе 1920 г. в наркомат внутренних дел России поступает докладная записка Алтайского губисполкома, обосновывавшая необходимость самоопределения Горного Алтая. В июне 1921 г. в Томске совещание представителей туземного населения Горно-Алтайского, Бийского и Ачинского уездов однозначно высказалось за образование Ойротской автономной области. Однако Томский губнац отнесся довольно сдержанно к данному предложению и вынес его на обсуждение народного комиссариата по делам национальностей.3 Такое обсуждение состоялось в сентябре 1921 г. С докладом «Об объединении Горно-Алтайского, Бийского, Кузнецкого, Минусинского и Ачинского уездов в республику Ойрот» выступил заместитель Алтайским губнацем Сары – Сэп Козычаков. Эмоциональный доклад и предложенный Конзычаковым проект получил неоднозначную оценку. Сама по себе идея автономии не встретила каких-либо возражений. Сомнения вызывали обстоятельства, которые были позднее сформулированы Сиббюро ЦК РКП(б): 1. Территория предполагаемой автономии ни в географическом, ни в экономическом отношении не представляет собой единого целого. 2. Коренное население предполагаемого объединения составляет явное меньшинство. Иначе говоря, при таких условиях, резюмировало Сиббюро ЦК, организовывать советскую власть по национальному признаку на огромной территории протяжением 1500 верст длины и 200 – 300 верст ширины практически невозможно. «А посему предложенный наркомнацем проект считаем нежизнеспособным и политически опасным, ибо его принятие может привести к политической дестабилизации южных границ Сибири». Однако, наркомнац, в противовес мнению партийной инстанции, что само по себе было явлением весьма редким, поддерживает проект о создании Ойрот – Хакасской автономии и постановляет внести это предложение на рассмотрение ЦК РКП(б). Подобное решение наркомнаца окрылило С. Конзычакова. Он пишет письмо Сталину, занимавшего в тот период пост наркома по делам национальностей, и просит содействия по созыву совещаний и конференций по подготовке выделения Ойрот – Хакасской автономной единицы. Ознакомившись с посланием, И.В.Сталин наложил на нем 13 ноября 1921 г. резолюцию: «Я за удовлетворение». Но, несмотря на принятые решения, принципиальное согласие должны были высказать вышестоящие партийные и советские органы, в частности Сиббюро ЦК РКП(б) и Сибревком. Решение затягивалось в силу следующих обстоятельств. Во-первых, решение вопроса было предложено отложить до окончания гражданской войны в Горном Алтае. Во-вторых, выявились различные точки зрения при обсуждении вопросов об административных границах будущей автономной области и принципах ее управления. На страницах периодической печати развернулась полемика относительно расширения ее административных границ. Выступивший со статьей в «Сибирских огнях» С.Конзычаков обосновывал это тем, что значительная часть алтайцев осталась за пределами области.6 Поднял он вопрос и о шорцах Кузнецкого уезда, считая, что реально помочь им можно лишь в том случае, если они будут включены в состав Ойротской автономной области. И, в-третьих, определенный негатив в решение вопросов образования автономной области внесла проблема формирования ее будущих руководящих кадров. Сиббюро отклонило рекомендацию представительства наркомнаца при Сибревкоме о назначении С.Конзычакова председателем облревкома и рекомендовало на этот пост Н.Ф.Иванова. Обсуждая кадровые вопросы, Сиббюро вменило в обязанность Алтгубкому наметить кандидатов в Горно-Алтайский обком РКП(б), оставив при этом вопрос об административных границах области в компетенции Сибревкома. Последний, исходя из принципа самоопределения национальностей и принимая во внимание то, что население будущей автономии в большей степени состоит из племен, в бытовом и этнографическом отношении представляющих более или менее однородную группу, которая разительно отличается от соседствующего с ней русского населения, признал 18 марта 1922 г. необходимость образовать Ойротскую автономную область на территории, границы которой определены комиссией Алтгубкома. Сибревком решил не включать шорцев в состав Ойротии. Апрель – май месяцы проходят в подготовке документов, согласовании создания областных органов. 1 июня 1922 г. ВЦИК принимает «Декрет об образовании автономной области Ойротского народа», первый пункт которого гласит: «Образовать автономную область Ойротского народа как часть Российской Социалистической Федеративной Советской Республики с административным центром в с. Улалинском» (протокол №37 от 7 июня 1922 г. Декрет подписан М.И.Калининым). В состав области было включено 20 волостей Горно-Алтайского и 3 волости Бийского уездов. Автономная область создавалась с правами губисполкома, но с бюджетом и штатами уисполкома. 7 Был утвержден состав ревкома области в количестве 5 человек: председатель – Иванов Н.Ф., заместитель председателя С.Конзычаков, члены – П.А.Чагат-Строев, Л.А.Папардэ, Г.И.Чусов. Образование автономной области имело важное значение для дальнейшего экономического и культурного развития региона. Перед новой автономией стояли трудные задачи восстановления хозяйства, укрепления социального и политического положения. Учитывая сложное положение области, председатель облисполкома, член ВЦИК Н.Ф.Иванов 19 марта 1924 г. обратился в ВЦИК РСФСР с «Закрытым информационным письмом «О положении автономной области и ойротских народов». Он отмечает, что состояние в Ойротии таково, что стоит вопрос: быть или не быть Ойротской автономной области. Н.Ф.Иванов и поддерживающие его П.Я.Гордиенко и И.С.Алагызов считали, что существующее экономическое и финансовое состояние области, непродуманный подход к определению ее границ не позволит ей самостоятельно существования и развития. Они предлагали или идти на ликвидацию области, или расширить ее границы за счет слияния территорий Бийского района и районы, населяющие шорцами Кузнецкого уезда, перенесение областного центра в г. Бийск. Помимо этого, существовали еще два других варианта О.В.Марка, члена Сибкрайисполкома, заместителя председателя облисполкома и В.К.Манеева, члена облисполкома, представителя области при ВЦИК. О.В.Марк предлагал передать три волости с большинством русского населения (Майминская, Успенская и Лебедская) в Бийский уезд. Из оставшихся волостей (Кош-Агачская, Улаганская, Уймонская, усть-Канскаяяя. Чемальская, Шебалинская) образовать автономную область с административным центром в с. Онгудай. В.К.Манеев был за сохранение автономной области с незначительными территориальными изменениями с присоединением к ней шорцев Кузнецкого уезда, а также кумандинцев и телеутов, проживающих в Бийском уезде. В результате рассмотрения данного вопроса органами власти различного уровня было принято решение о том, что «существующая форма устройства Ойротской народности находится в полном соответствии с проводимой Советской властью национальной политики, признать необходимым сохранение и впредь национальной Ойротской автономной области…» как самостоятельной единицы на правах округа с подчинением ее Сибирскому краевому центру. Таким образом, Горный Алтай, впервые за всю российскую историю, был выделен в отдельную административно-территориальную единицу – Ойротскую автономную область в составе РСФСР. Взаимоотношения Ойротии с центральными органами государственной власти и управления РСФСР осуществлялись первоначально через Сибирский край (1925 г.), потом Западно-Сибирский край (1930 г.), а с 1937 г. – через Алтайский край. Постепенно Горно-Алтайская автономная область стала частью Алтайского края с очень ограниченными правами и возможностями самостоятельного развития. В целом же, образование области способствовало складыванию устойчивой территориальной, экономической и культурной общности алтайцев и других народов в пределах Горного Алтая, а также ускорению социально – экономических преобразований того времени. Историческое значение Декрета ВЦИК от 1 июня 1922 г. состоит в том, что он заложил прочную основу для преобразования Горно-Алтайской автономной области в 1991 г. в Республику Алтай в составе Российской Федерации. Источники и литература 1. См. подробнее: История Республики Алтай. Т.II. Горный Алтай в составе Российского государства (1756-1916 гг.) / отв. Ред Н.В.Екеев . Горно-Алтайск, 2010. С.154-170; Екеев Н.В. Административная система управления и этническое деление коренного населения в XIX- начале XX вв. // Археология и этнография Алтая. Горно-Алтайск, 2003. Вып.I. С. 132-137. 2. См. подробнее: Майдурова Н.А. Горный Алтай в 1917-первой половине 1918 гг. (От горной Думы к Каракоруму). Горно-Алтайск, 2002. 188 с. 3. Очерки по истории Горно-Алтайской автономной области. Горно-Алтайск, 1973. С.146; Демидов В.А. Октябрь и национальный вопрос в Сибири. 1917-1923 гг. Новосибирск, 1978. С.№43. 4. Очерки по истории Горно-Алтайской автономной области, С.146; Демидов В.А.Указ. соч. С.344-345. 5. Очерки по истории Горно-Алтайской автономной области, С.148. 6. Журнал «Сибирские огни», 1922. №1, С.115. «Жизнь Сибири», 1922. №:-?. С.175. 7. От уезда к республике. cб. архивных документов 1917-2001 гг. Горно-Алтайск, 2001. С.52. Комитет по делам архивов Республики Алтай. «История и современность Республики Алтай. Материалы республиканской научно-исторической конференции». Горно-Алтайск, 24 мая 2012 г.

Прочитано 18 раз Последнее изменение Вторник, 08 октября 2019 21:56

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены