Пятница, 15 марта 2019 20:52

К ИСТОРИИ ЯЗЫКОВЫХ ОТНОШЕНИЙ В САЯНО-АЛТАЙСКОМ РЕГИОНЕ (ІХ-ХІІ вв.) - М.И. Боргояков

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

М.ИБоргояков - К ИСТОРИИ ЯЗЫКОВЫХ ОТНОШЕНИЙ В САЯНО-АЛТАЙСКОМ РЕГИОНЕ (ІХ-ХІІ вв.)

/ТЮРКОЛОГИЧЕСКИЙ СБОРНИК. 1974. - Изд. Наука. 1978. - С. 54-64.

Государство древних кыргызов существовало на территории Хакасско-Минусинской котловины не менее семи-восьми веков. Во второй половине VI — первой половине VII в. и в начале VIII в. оно входило в состав Тюркского каганата, а во второй половине VIII в. — в империю древних уйгуров, но в ходе многолетних войн сокрушило Уйгурский каганат в Монголии (840 г.). В IX в. кыргызское государство включало в свои границы всю область верхнего течения Енисея (Тува), прилегающие к долине верхнего Енисея территории Южной Сибири, а также часть территории Монголии. Оно погибло в 1207 г. во время монгольского нашествия. Этнические группы, входившие в это государство, являются предками современных хакасов, тувинцев, алтайцев, шорцев и тофаларов. Многие факты, указывающие на родственные связи современных* народов Саяно-Алтая в области языка, культуры и происхождения, восходят главным образом к этому времени г. В состав этого государства входили не только тюркоязычные племена, но и самодийско-, угро- и кетоязычные. Ниже речь пойдет только о тюркоязычном, преобладающем населении Саяно-Алтая.

Еще в период уйгурского господства в этом регионе происходили соприкосновение языков, их неизбежное взаимодействие, а также ассимиляция. Причем взаимодействовали разговорные языки. Язык же орхоно-енисейских памятников древнетюркской письменности, как теперь общепризнано, был литературным языком 1 2, которым пользовалось, в числе других, и тюркоязычное население Саяно-Алтая. Это был язык с d-признаком в середине слова (adak 'нога’ вм. ajak, azak), которым пользовались и древние уйгуры Монголии. По словам Э. Р. Тенишева, тюркские литературные языки древнего периода — языки искусственно созданные. Они лишь в незначительной степени опираются на живые языки3.

Одновременно здесь широко бытовали народно-разговорные языки (или диалекты). Как полагает Э. Р. Тенишев, народно-разговорным языком средневековых хакасов (кыргызов) был z-язык (azak вм. ajaky adak 'нога’) с джеканьем» в начале слова. Глухие и звонкие согласные различались в начале, середине и конце слов 4 5. Как отметил еще С. Е. Малов, современные «желтые уйгуры Центрального Китая, в провинции Ганьсу, — несомненные ближайшие потомки древних уйгуров-буддистов, говорят и теперь на z-языке». По мнению автора, «здесь письменно-книжное d произносилось более культурным населением ближе к написанию, как d, а более простые народные массы произносили в этих же словах звук z» 6. Следовательно, народно-разговорным языком древних уйгуров, как полагает С. Е. Малов, был, так же как и у кыргызов, z-язык. Возможно, это обстоятельство послужило поводом для заявления о сходстве уйгурского и кыргызского языков. Так, например, китайские источники сообщают, что письмо и язык хакасов (кыргызов) были совершенно сходны с уйгурскими6. Обычаи кыргызов отличаются от обычаев всех других владений. Их язык похож на язык уйгуров 7.

Утверждение А. М. Щербака о том, что «нет никаких лингвистических данных для сближения его(т. е. языка орхоно-енисейских памятников. — М. Б.) с тувинским и хакасским языками» 8, звучит слишком категорично. Бытуя в местной среде, язык енисейских надписей, естественно, окрашивался особенностями местных диалектов. В какой мере это происходило, еще надлежит изучить. По данным некоторых тюркологов, древние фонетические черты языка енисейской (и таласской) группы памятников наиболее четко сохранились в тувинском, хакасском, шорском языках 9.

В Хакасско-Минусинской котловине, т. е. в местах традиционного обитания хакасов (кыргызов), в тот период существовал народно-разговорный язык с z-признаком в середине слова. Он состоял из отдельных диалектов, одним из которых был диалект с J в начале слова, о чем свидетельствуют топонимы jul 'ручей5, 'горная река’, jys 'чернь’, 'гора, покрытая густым лесом’, бытовавшие в литературном и разговорном языках древних кыргызов и уйгуров. В современных хакасских диалектах указанные термины употребляются с начальным с, s (culsul; cyscys). Можно полагать, что в одном из диалектов разговорного языка средневековых хакасов (кыргызов) был также с- или dz-признак в начале слова вместо /-признака в других диалектах и письменном языке. В основу последнего легли, видимо, диалекты с /-признаком в начале и d-признаком в середине слова (и некоторыми другими). Естественно, язык надписей мало отражал разговорный язык тюркоязычного населения Южной Сибири, хотя местные диалекты и говоры частично проникали в этот стандартизованный язык.

О том, что здесь был распространен общий язык, частично свидетельствует и топонимика. Так, например, ареал топонимов kirbi (ороним), jys/cyscys; jul/cul, sul и некоторых других охватывает главным образом эту территорию. Только здесь они зафиксированы в живом бытовании. Причем jys и jul в указанных же значениях наличествуют в древнетюркских памятниках рунической письменности, так же как и божество Umaj.

По данным Е. И. Убрятовой, большинство тюркских языков Сибири и Алтая (хакасский, алтайский, шорский, чулымский, тувинский) имеет единую систему причастных форм, как первичных, так и вторичных, и эта система причастных форм совпадает с системой причастных форм современного киргизского языка. Кроме того, эти языки объединяют и стяженные формы с вспомогательными глаголами tyr- (tur-), cat-, са- и др., чего не было в древних тюркских языках Монголии и в енисейских памятниках и что свойственно кыпчакским языкам. Классификации, построенные на фонетическом принципе, обычно относили эти языки к разным группам 10. Как полагает автор, древний кыргызский язык относился к языкам кыпчакского типа. Распространение его в среде разноязычных племен и дало разные племенные языки с общей основой, что и обеспечило в дальнейшем постепенное их сближение. Способствовало этому также и то, что носители этих племенных языков — народы, населяющие Минусинскую котловину, — с древнейших времен находились в тесных отношениях друг с другом и даже входили в единое государственное объединение 11. Наблюдаемая общность системы причастных форм в языках народов Саяно-Алтая сложилась, по всей видимости, именно в средневековый период их истории.

Как уже говорилось, в Хакасско-Минусинской котловине бытовал z-язык кыпчакского типа. В результате распространения и «расщепления» этого языка в последующие столетия развились самостоятельные тюркские языки Южной Сибири, составляющие ныне так называемую хакасскую подгруппу тюркских языков. Общие признаки, объединяющие эту подгруппу языков (хакасский, шорский, северные диалекты алтайского языка, чулымскотюркский, язык желтых уйгуров, язык кыргызов из Маньчжурии), восходят ко времени древнехакасского (кыргызского) государства периода IX—XII вв., когда здесь наряду с письменным (стандартным) языком надписей существовал (в диалектах) разговорный язык.

Об этом языке мы знаем мало. Частично можем судить о нем по данным языков и диалектов хакасской подгруппы тюркских языков, в особенности по языкам тех народностей, которые когда-то откололись от тюрков Енисея или тесно контактировали с ними и, живя потом в изоляции, могли сохранить древние особенности разговорного языка или диалектов.

Тюркоязычные племена Саяно-Алтая расселялись вплоть до Маньчжурии, особенно в период монгольского владычества. Так, например, архимандрит Палладий писал: «Некогда были в Маньчжурии оседлые колонии тюркских племен с Енисея: из кэргиз, урянхайцев и хакасы, которых Хубилай перевел (в 1293 г.) в Аба-лаху по близости к Амуру». В связи с этим Н. А. Аристов сообщает, что главная масса этих переселенных в конце XIII в. на юго-восток от Байкала енисейских тюрков могла состоять не только из собственно кыргызов, но и из соплеменных им сагайцев 12. В 1276 г. монголы в Приамурье (нижнее течение Сунгари) в области Апалаху основали город Чжао-Чжоу и населили его «людьми из племени Усухань, Ханас (Хакас? — МБ.) и Цилицзис» (по Л. Р. Кызласову).

Именующая себя ныне кыргызами народность района Фуюй (Северо-Восточный Китай) является отколовшейся частью енисейских тюрков, и, по мнению Э. Р. Тенишева, их язык удержал много древнего и фонетически очень близок к разговорному языку древних кыргызов. Как показывает автор, будучи языком 2-группы, язык фуюйских кыргызов наиболее тесно связан с языками этой группы — хакасским, шорским и сарыг-югурским. И эта языковая близость, как замечает Э. Р. Тенишев, может быть объяснена этногенетическими причинами13. Следует отметить, что язык фуюйских кыргызов особенно близок к хакасским диалектам XVIII—XIX вв., в частности к качинскому.

Язык фуюйских кыргызов, таким образом, восходит к языку енисейских кыргызов XVI—XVII вв., а последний, в свою очередь, к древнекыргызскому разговорному языку IX—XII вв.

Можно предположить, что желтые уйгуры (сарыг-югуры) или часть их представляют собой обособившиеся группы тюркоязычного населения с 2-языком и что они сохранили в какой-то мере, как и кыргызы уезда Фуюй, древний облик разговорного языка тюрков Саяно-Алтая. Эта народность проживает ныне в окрестностях городов Цзюцюань (округ Сучжоу) и Чжанъе (округ Гань-чжоу) в западной части провинции Ганьсу (КНР). Предки современных юйгу (китайская транскрипция слова уйгур), тюркоязычные уйгуры, по сведениям китайских источников, переселились в Западный Китай из бассейна р. Селенги в конце VII—начале VIII в. н. э. Новый поток уйгуров хлынул в середине IX в., после того как Уйгурский каганат в Монголии был разгромлен киргизами.

Древние связи сарыг-югуров с племенами Саяно-Алтая несомненны. Тюркологи отмечали это не раз. Так, С. Е. Малов указывал, что «кроме желтых уйгуров (с языком 2-группы) среди тюркских народов есть хакасы и шорцы, которые также принадлежат к этой же языковой группе, — довольно старые народы» 14. Согласно классификации тюркских языков А. Н. Самойловича сарыг-югурскии язык входит в «северо-восточную» группу и вместе с койбальским, сагайским, качинским, бельтирским, шорским, кызыльским диалектами составляет подгруппу 2-диалектов (языков) 15. По классификации Н. А. Баскакова в составе уйгуро-огузской группы тюркских языков отдельную подгруппу составляет хакасская. Эта подгруппа представлена двумя подразделениями. В первое входят хакасский язык (его диалекты), сарыг-югурский, камасинский 16 и язык чулымских татар. Второе подразделение объединяет кондомский диалект шорского языка, а также северные диалекты алтайского, а именно: диалект черне-вых татар (йыш-кижи, туба), диалект кумандинцев и лебединцев — народов, общих и по нормам языка, и, вероятно, по этническому составу 17.

После исследований Э. Р. Тенишева к этой же подгруппе, к первому ее подразделению, следует отнести и язык кыргызов уезда Фуюй.

По данным Э. Р. Тенишева, в племенной состав хакасов и са-рыг-югуров входит древний кыргызский элемент. В лингвистическом аспекте хакасский и сарыг-югурский языки относятся к z-языкам (в середине имен и в конце основ глаголов звук zazak снога\ koz- 'положи5). Четыре сарыг-югурских рода, по мнению автора, можно так или иначе считать родами или ответвлениями древних кыргызов 18 19. Как сообщает автор, примерно пятая часть родо-племенных подразделений сарыг-югуров имеет соответствия среди родов и племен хакасов, шорцев, тувинцев, алтайцев и некоторых тюркоязычных народов западной ветви.

Добавим от себя, что этноним soqalyy, состоящий из основы soqa и аффикса -Іуу и бытующий среди сарыг-югуров, может быть сопоставлен с хакасским (качинским) этнонимом соха или сохы (кӧк сохыхара сохыах сохы). Слово soqa в сарыг-югурском означает «кочка земли с корнями степной травы». Относительно хакасского сохы записано предание, по которому этот сеок (род) происходит из страны моол (моуол) , т е. из Монголии. По другим преданиям, этот род происходит из Западной Сибири (бассейн р. Тобола).

С. Е. Малов полагал, что желтые уйгуры (сарыг-югуры) поселились в местах своего теперешнего местожительства лет с тысячу тому назад, придя частью с запада (Восточный Туркестан), а частично спустившись несколько южнее из Монголии, из бассейна рек Орхона и Селенги (после войны с киргизами) 20. Как теперь известно, кыргызы нанесли сокрушительный удар по Уйгурскому каганату с помощью одного из уйгурских военачальников по имени Цзюйлу Мохэ (Кюлюг-Бага). Он призвал кыргызов, и удар был нанесен объединенными силами. Это обстоятельство облегчило кыргызам разгром каганата. Как сообщает А. Г. Маляв-кин, группа Цзюйлу Мохэ должна была остаться на месте. Что стало с нею впоследствии — откочевала ли она вместе с киргизами на север или рассеялась, — источники об этом не сообщают. Когда кидани захватили этот район, они не нашли здесь уйгуров. По сообщению А. Г. Малявкина, в обеих хрониках династии Тан имеется еще сообщение о небольшой группе уйгуров, которая была захвачена кыргызами в южной части Большого Хингана и уведена на север 21. Возможно, они осели в Туве и постепенно ассимилировались в местной среде.

Как видно из сообщений источников, в составе кыргызов находились и уйгуры, которые могли постепенно ассимилироваться. Вероятно, группа уйгуров Кюлюг-Бага была в какой-то мере уже «окыргызившимися» уйгурами в пределах Саяно-Алтая. Может быть, именно части таких групп населения влились в состав желтых уйгуров? Как сообщает С. Е. Малов, в языке желтых уйгуров, естественных потомков древних уйгуров, сохраняются многие старые черты древнеуйгурского языка их былых предков 22.

Э. Р. Тенишев полагает, что язык сарыг-югуров представляет собой результат взаимодействия языков уйгуров и кыргызов во время пребывания этих племен в Монголии 23. В IX в. вместе с потоком древних уйгуров сарыг-югуры переселяются на территорию Китая и Центральной Азии 24. Очевидно, автор, как и С. Е. Малов, полагает, что желтые уйгуры подверглись кыргызскому языковому влиянию в Монголии в IX в. При этом следует предположить, что так называемые кыргызы включали в себя не только собственно кыргызов, но и другие родо-племенные группы тюркоязычного населения Саяно-Алтая, на что указывают сходные черты современного сарыг-югурского и тюркских языков Южной Сибири.

Но поскольку сейчас известно, что кыргызы после победы над уйгурами в Монголии долго не задержались, а ушли обратно, на север от Танну-Ола, можно предположить, что взаимодействие разговорных языков (или ассимиляция и смешение) происходило еще до кыргызского наступления на уйгуров Монголии, т. е. когда части предков сарыг-югуров проживали в пределах Саяно-Алтая и тогда же говорили на z-языке и находились в тесном контакте с местными тюркскими z-диалектами. В IX в. в едином потоке с уйгурами (или позднее) они переселяются на свою современную родину уже с определенными языковыми признаками, родственными языкам и диалектам Южной Сибири.

В Туве z-признак (azak -нога) не получил распространения, там восторжествовал d-признак (adak - нога), присущий древнеуйгурскому (письменно-книжному) языку, что свидетельствует о заметном влиянии древних уйгуров и орхонских тюрков на местное население Тувы.

По с-признаку (вм. j) в начале слова тувинский язык, однако, находится в одной группе с хакасским, шорским и среднечулымским языками, что, очевидно, может свидетельствовать о частичном взаимодействии древнекыргызского разговорного языка (или его диалектов) с языком предков современных тувинцев, ибо языку орхоно-енисейских и древнеуйгурских памятников был присущ j-признак в начале слова.

Как уже говорилось, близкое сходство языка желтых уйгуров с языками Саяно-Алтая может быть объяснено этногенетическими причинами или близким контактированием. Приведем некоторые из сходных признаков. Так, одним из специфических признаков сарыг-югурского и хакасского, шорского, среднечулымского языков является употребление глухого р в начале слова (pas, pas' 'голова ’ вм. bas, bas' в других тюркских языках). Следовательно, языком кыргызов (или местного населения), взаимодействовавшим с языкохм предков сарыг-югуров, был язык (или диалект) с р-признаком в начале слова (pas, pas'). В то же время другая часть населения с z-языком говорила на языке (диалекте) с ft-признаком в начале слова (bas, bas'). От нее, видимо, откололись фуюйские кыргызы, говорящие ныне на языке, который также характеризуется b-признаком в начале слова.

Отметим, что b-признак характерен для усть-абаканского говора качинского диалекта, а p-признак — для сагайского, шорского диалектов современного хакасского языка и для среднечулымского диалекта.

Эти факты свидетельствуют, очевидно, о том, что в разговорном языке средневековых хакасов (кыргызов) существовали диалекты.

Приведенный признак (начальный глухой согласный р) А. П. Дульзон рассматривал как результат ассимиляции тюрками предшествующего нетюркского субстрата. Так, по его мнению, одна из наиболее ярких языковых особенностей — распределение в слове глухих и звонких смычных — была отмечена Ф. Коршем: в начале слова употребляются только глухие, внутри слова между гласными — только звонкие (pas' 'голова’, paz'y 'его голова’). Как отмечает А. П. Дульзон, эту особенность имеют хакасский, шорский, алтайский, чулымско-тюркский и др. Та же особенность характерна для угро-самодииских языков (мансиискии, хантыйский, ненецкий, селькупский) и енисейских (аринский, ассан-ский, коттский) 25. По данному признаку к ним примыкает и чувашский язык.

Таким образом, приведенная особенность (начальный глухой р) в указанной группе тюркских языков свидетельствует о том, что в языке-субстрате в начале слова употреблялись только глухие звуки или что глухие и звонкие в начальной позиции в слове не различались.

Далее, как сообщает Э. Р. Теншпев, для сарыг-югурского языка характерен перебой согласных s' > s, частично компенсируемый типично кыпчакским перебоем с' > s'. Примеры: tas камень вм. tas'; pas голова вместо pas' и т . д. Однако наряду с s-основами здесь существуют и s'-основы: pas' 'голова’ 26 и т. д. Подобный же перебой согласных с', s' > s мы наблюдаем в хакасских диалектах XVIII в. (качинский, сагайский, бельтирский), но в их современном бытовании с', s' заменены s: ауas', ауас' > ayas 'дерево'; s'as' > sas волосы .

Специфической особенностью хакасского и шорского языков является то, что в определенной группе слов в них употребляется в начале слов п вместо у в других тюркских языках и с' — в 'тувинском: nа' (хак.), с'а' (тув.), sah'a (якут.), jah'a (тат.) 'новый'. В языке сарыг-югуров этой особенности не наблюдается. Но в древнеуйгурском языке замечено употребление п вместо у в середине слова, как диалектный вариант для так называемого тг-диалекта. Наряду с обычным аjуу' в n-диалекте— аnyy'26 27. Возможно, в древнетюркский период чередование у ~ n ~ с' происходило более регулярно в определенной группе диалектов (языков). Пережиточно оно сохраняется в хакасском и шорском языках.

Общим признаком языка сарыг-югуров и качинского диалекта хакасского языка является переход s', s в с' — в сарыг-югурском и s в с' — в качинском диалекте в позиции между гласными: раs' 'голова', рас'уn 'его голову' (с.-югур.) и ay'as 'дерево', ау'ас'у 'его дерево' (кач.) 28.

Другой фонетический признак сближает сарыг-югурский с тувинским и тофаларским языками. Имеется в виду явление фарин-гализации. Как сообщает С. Е. Малов, слово am 'лошадь' в сарыг-югурском произносится с сильным придыханием, как бы ахт; слово же at 'имя' — с обычной, меньшей инкурсией. В сказках и рассказах глаголы в прошедшем времени (от основ на гласный звук) произносятся медленно, с очень большим придыханием: пармате (как пармахте), тет!(почти техт!). По мнению автора, придыхание при сильных звуках — особенность языка желтых уйгуров, подобное явление отчасти отмечено еще только в тувинском языке 29.

Некоторые исследователи полагают, что фарингализация, наблюдаемая в тувинском и тофаларском языках, имеет субстратное происхождение (В. М. Наделяев, В. И. Рассадин, Г. К. Вернер).

Как известно, это явление получило широкое распространение в енисейских языках. Сказанное, очевидно, можно распространить и на язык желтых уйгуров. Данный признак мог быть приобретен предками желтых уйгуров в пределах Саяно-Алтайского нагорья.

Другой особенностью языка желтых уйгуров является протеза (К) в начале некоторых слов: haja 'ладонь’, hajas 'ясное небо’, harva 'хлебные зерна’, hora- 'обертывать’, 'завертывать’ (по С. Е. Малову). В хакасском и других тюркских языках указанные слова бытуют без начального h: аjа, ajasarba, ora-. Но, как отмечают тувинские диалектологи, протетический h встречается в отдельных диалектах современного тувинского языка.

Таким образом, по отмеченным двум признакам язык сарыг-югуров сближается с тофаларским и тувинским яз ыками. Это, очевидно, свидетельствует о том, что в состав сарыг-югуров частично влились предки тофаларов и тувинцев или же они когда-то жили на одной территории. Однако больше сходства наблюдается у языка сарыг-югуров с языками хакасской подгруппы. Некоторые параллели имеются в области топонимики. Так, первый компонент названия провинции Ганьсу, где проживают сарыг-югуры, явно перекликается с южносибирской топонимикой. Ср. Ханти-гир и Кан — притоки Енисея; Ханкуль — название озера в Хакасии; Хан хара суг — гидроним и т. д. О других языковых параллелях между сарыг-югурским и хакасским, шорским, чулымским языками следует говорить особо.

Э. Р. Тенишев предполагает, что сарыг-югурский язык до VIII—IX вв. был d-языком. Под воздействием древних кыргызов он трансформировался в 2-язык.В какой-то мере его коснулось кыпчакское влияние (йотированное произношение начальных широких гласных, причастие и прошедшее время на -pan) 30.

Можно указать еще на то, что у сарыг-югуров отмечены остатки шаманства, что также сближает их с народностями Сибири. Средневековые хакасы (кыргызы) в основной массе, как известно, были шаманистами.

Таким образом, желтые уйгуры (сарыг-югуры) по своим языковым и другим особенностям тесно связаны с тюркоязычными народами Саяно-Алтая. Их язык, очевидно, имеет мало общего с современным уйгурским языком. В связи с этим С. Е. Малов писал, что «этот язык желтых уйгуров трудно считать уйгурским, поскольку мы знаем и разговорный уйгурский язык (Синьцзяна) и письменный (обширный, главным образом, буддийской литературы), а он представляет из себя или окиргизившийся в давнее время (какой-то) уйгурский язык или совсем другой язык»31.

Таким образом, исходя из данных разговорных языков киргизов уезда Фуюй, сарыг-югуров, а также хакасского, шорского, чулымского языков, можно, вслед за Э. Р. Тенишевым, полагать, что общим, преобладающим признаком разговорного языка тюркоязычных хакасов (кыргызов) IX—XII вв. был z-признак в середине слова (azak 'нога’ вм. ajakadak в других тюркских языках). Существовала также небольшая группа тюркоязычного населения с j-признаком в середине слова (ajak). Однако в разговорном языке общего населения Хакасско-Минусинской котловины преобладал z-признак. С одной стороны, этот язык включал в себя диалект кыпчакского типа с b- и dz'-/z'-признаками в начале слова (bir 'один’, bu'zeg 'высокий’ и dz'is, z'is 'медь’, dz'ol, z'ol 'дорога’, 'путь’); здесь также бытовал диалект с j-признаком в начале слова (jul ручей , jys' чернь , густой лес ). С другой стороны, в него входил и диалект с р- и с'- признаками в начале слова (ріr вм. bir 'один’, pu'zik вм. bo'zik 'высокий’; с'ul и c'ys вм. jul и jys'). Указанные признаки в разговорном языке населения Хакасско-Минусинской котловины сохранялись до XVI—XVII вв.

В течение XVIII—XX вв. происходило дальнейшее формирование самостоятельных языков в Южной Сибири. Наступило время их обособленного развития, стремления диалектов и говоров к консолидации в рамках определенных территорий, к территориальному единству. Так развились современные хакасский, шорский, чулымско-тюркский (или чулымский) языки, составляющие вместе с сарыг-югурским и языком кыргызов уезда Фуюй хакасскую подгруппу тюркских языков.

Прочитано 178 раз Последнее изменение Пятница, 15 марта 2019 21:27

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены