AskizON

AskizON

Четверг, 10 октября 2013 00:00

КЫРГЫЗЫ

Здешние курганы, называемые по-хакасски «толадай», построили кыргызы. Они служили им жилищами. Дома кыргызы строили из камней, ножи и котлы делали из меди. Они занимались хлебопашеством.

Кыргызы погибли от Всемирного потопа. Когда разразился потоп, оста­лась в живых только одна супружеская пара. Она спаслась, сделав железный плот. Тот окованный железом плот лежит ныне на г. Пойзым около Ташты- па. Сейчас он погрузился в землю. До наших дней его край был виден на ширину четырех пальцев. Теперь же он полностью погрузился под землю. От супругов, спасшихся на плоту, родился наш черноголовый народ.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

БУРУТЫ

Качинцы переселились сюда из-под Красноярска. Здесь, по обе стороны Енисея, до них жили кыргызы. Они ушли отсюда в Мон­голию.

При перекочевке в Монголию кыргызы, собравшись вместе, трое су­ток стояли в тайге на перевале Ханас в верховьях Белого Июса. Некото­рые из них не захотели идти на юг, повернули обратно и остались в Июс- ских степях. Оставшаяся часть кыргызов относится к роду бурут. Буруты, вернувшиеся назад, осели среди качинцев.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

КЫРГЫЗСКИЕ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЫ

Здесь жили кыргызы. Они были земледельческим народом. В доли­не Енисея и Абакана они прорыли арыки, которыми орошали пашни. В настоящее время в нашем народе кыргызские арыки иногда называют «чудскими канавами», некоторые считают их «дорогой сивого быка» (по-хакасски «кок nyFa чолы»). Когда наступила засуха в Аба­канских степях, кыргызы переселились за Алтай.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

КЫРГЫЗСКИЕ ВОИНЫ

Когда-то в долине Абакана, оказывается, жил кыргызский народ. Кыргызы прославились своей воинственностью. Они были очень сильным народом. У кыргызов был свой хан. Затем, с каким-то народом войну проиграв, они вынуждены были бежать отсюда. Кыргызский народ на многих холмах специально выкопал окопы для битвы с врагами. В устье реки Киндырла до сих пор имеются глубокие овраги, которые носят название «хыргыс орамнары», т.е. кыргызские окопы. Там и в наши дни чабаны находят наконечники стрел, оставшиеся от той войны.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

КЫРГЫЗСКИЕ КУЗНЕЦЫ

Когда-то здесь жили кыргызы. Они обитали до Всемирного потопа. Кыргызы были хорошими кузнецами и металлургами. Среди них встречались большие мастера по изготовлению железных изделий. Их плавильные печи и шлаки от выплавки железа до сих пор повсюду можно найти на нашей земле. В долине реки Тея, в урочище Саасханах, где сейчас стоит овечья кошара, выходят на поверхность железные шла­ки. Там были мастерские кыргызских кузнецов. В степи Арбан, в ни­зовьях реки Тёя, перед горой Пёзик-Хамах находилось их железодела­тельное производство. Там до сих пор встречаются кыргызские угли и железные шлаки.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

КЫРГЫЗЫ

В древние времена в долине Абакана жили кыргызы. Здешние кур­ганы построены кыргызами. Они прорыли каналы, занимались хлебопашеством. Потом был Всемирный потоп и кыргызы погибли.

Среда, 02 октября 2013 00:00

ГОРА АЛДАШ

С древнейших времен в долине реки Матур обитает сеок хыйлар. Когда-то, в монгольскую эпоху, во главе этого рода стоял вождь Халтуйгах. Он имел жену и грудного младенца. Вместе с ними в берестя­ной юрте жил младший брат Халчанмис, обладавший богатырской силой, но страдавший слабоумием.

Как-то раз зимой Халтуйгах попросил младшего брата перегнать ко­ров по льду через Абакан. Крупный рогатый скот скользил и падал. Тогда Халчанмис содрал с животных копыта. Выполнив свою задачу, он вер­нулся к старшему брату и говорит: «Мне пришлось снять сапоги с ног коров, так как они скользили по льду». Халтуйгах выбежал на скотный двор и обнаружил своих коров с окровавленными ногами.

В другой раз на красный вечер из тайги к их аалу вышел медведь. Халтуйгах услышал рев могучего зверя рядом с аалом. Он закрыл се­мью в юрте. Медведь подошел к дверям, стал ломиться в берестяное строение. В это время Халчанмис вернулся с рыбалки. Он, по просьбе брата, схватился с громадным медведем и открутил ему голову. Когда Халтуйгах измерил длину снятой шкуры зверя, она оказалась больше четырех саженей.

Однажды Халтуйгах со своей женой отправился на пашню убирать хлеб. Присматривать за младенцем он оставил младшего брата. Через некоторое время, когда ребенок заплакал, Халчанмис взял его на руки и заметил родничок на его темени. «Вот почему не спит малыш», - поду­мал он.

Вечером вернувшийся Халтуйгах не услышал голоса своего отпрыска. Предчувствуя недоброе, он стал спрашивать о младенце. Халтуйгах ин­тересуется у Халчанмиса: «Ребенок плакал?». Халчанмис отвечает: «Не­много плакал. Я щелкнул ему по лбу, после этого он замолчал. Теперь спокойно спит». Халтуйгах посмотрел на ребенка, а тот лежит мертвый, с разбитым лбом. С тех пор возник обычай у нашего народа - никогда де­тей не щелкать по лбу.

Неутешное горе захлестнуло душу Халтуйгаха и он решил избавиться от своего неразумного брата. «Завтра пойдем на охоту, - сказал он. - Я с горы погоню красную косулю, а ты, стоя в засаде, схватишь ее двумя ру­ками, и пока я не подойду - не отпускай!»

На следующий день Халтуйгах поставил Халчанмиса под горой, а сам, взобравшись на вершину, накалил на огне докрасна каменную глыбу и скатил ее с горы. Халчанмис грудью встретил пылающий шар. Опален­ными руками он стиснул раскаленный камень и, преодолевая нестерпи­мую боль, закричал: «Врат мой, где ты? С горы сбежавшую красную ко­сулю я не отпущу, пока ты не придешь!». Но от пышущей жаром глыбы его внутренности расплавились и Халчанмис упал замертво.

С тех пор гора, с которой Халтуйгах скатил раскаленный камень, ста­ла называться «Алдаш», т. е. алый камень. На горе Алдаш и поныне ле­жит алый камень.

Через некоторое время нахлынули монгольские полчища и не было великого богатыря, который мог бы с ними сразиться. Монгольский хан, завоевав народ долины Матура, захватил их в плен, затем многих угнал в Монголию. Среди хыйларов больше не рождались богатыри, подобные Халчанмису.

По хакасскому поверью, тот, кто пройдет под радугой, станет веч­но молодым. Он станет долгожителем. Нужно три раза обежать вокруг, «взвалив на себя радугу». Не каждый сможет пройти под радугой, а только обладающий особым счастьем. Бесталанный человек не сможет «взвалить на себя радугу». Однако, согласно представлениям наших предков, если мужчина пройдет под радугой, то превратится в женщину, а женщина - в мужчину.

Одна женщина решила стать мужчиной. «Довольно с меня мытарства по домашним делам. Мужчине хорошо, он является главой семейства, пьет араку, гуляет. Стану я мужчиной, - решила женщина. - Если я прой­ду под радугой, то стану мужчиной, стану вечно молодой».

Теперь она стала ждать появления радуги. Однажды после сильного ливня над степью поднялась большая радуга, протянувшаяся от горы до горы. Женщина ринулась к ней. Но чем больше она бежала, тем дальше радуга отодвигалась от нее. Никак не может настичь. «Не уйдешь от ме­ня!» - воскликнула упорная женщина. Она вернулась домой, оседлала коня и опять бросилась навстречу радуге. Она семь дней и ночей скакала, чтобы настичь радугу. В конце концов она достигла высокого хребта Ул- генниг-сын, где от изнеможения упала и превратилась в один из тасхылов Божественного хребта. С тех пор эта гора стала называться «гора Небес­ной радуги» (по-хакасски «Типр хуры») в память о женщине, захотев­шей «взвалить на себя радугу».

Среда, 02 октября 2013 00:00

ГОРА САРЫГ-ХАЯ

Среди хакасов широко бытует легенда о золотом кладе Оджен-бега. Накануне присоединения Хоорая к России, во время угона кыргызов в Ойратскую землю, глава черноголового народа князь Оджен-бег приказал захоронить свою казну. Девять конских вьюков золота, золотой трон и золотой жеребец (алтын хулун) были зарыты в междуречье Июсов под одной горой, получившей название Сарыг-хая - Золотая (букв. Жел­тая) скала. С тех пор кызыльцы, на территории которых находится клад, под покровительством духов-хранителей золота зажили счастливо. Одна­ко ежегодно в жертву золотому жеребцу необходимо было забивать со­ловую кобылицу. В конце концов кызыльцы решили выкопать и забрать себе золотой клад Оджен-бега. На горе Сарыг-хая они прорыли глубокий колодец, но вместо золотого жеребца выкопали конский череп. Тогда с возмущением кызыльцы бросили его через Белый Июс в сторону качинских поселений. Вдруг конский череп превратился в селезня, и над Июсскими степями разнеслось проклятие: «Вы перестали почитать предков. Поэтому счастье кызыльцев (хызыл чон ырызы) пусть перейдет к качинцам!». После этого качинцы стали жить богато, а кызыльцы обеднели. Согласно хакасскому поверью, в последний год мира золотой жеребец оживет, и на золотом троне снова воссядут черноголовые правители Хоорая.

Среда, 02 октября 2013 00:00

РЕКИ КИЗИР И КАЗЫР

Давным-давно жил один юноша сирота. У него не было ничего, кроме любимого хомыса и стрелкового лука. Обитал он в шалаше, сделанном из камыша. Сирота ходил охотиться со своим луком в Саян­скую тайгу. Однажды в тайге, когда он играл на хомысе в балагане, по­слышался какой-то голос. Когда сирота вышел, навстречу ему появился старик. «Мне нравится твое пение», - сказал старик. Он оказался горным хозяином Хара-тасхыла. Старик пригласил сироту к себе в гости. Они пришли к Хара-тасхылу, двери которого распахнулись, и они вошли внутрь. У старика были жена, сын с невесткой. Он предупредил юношу, что здесь, в горах, юноше, как солнечному человеку, нельзя находиться больше трех дней. Старик стал угощать сироту разными яствами из луч­шего мяса зверей и птиц. Юноша играл ему на хомысе и исполнял герои­ческие сказания.

На третий день старик говорит: «Бери в подарок все, что хочешь. Ты сирота, у тебя ничего нет. Возьми за свое мастерство золота и серебра сколько хочешь. Возьми верхового коня во всем убранстве». В этот мо­мент внутренний голос - «чил-аас» на ухо стал шептать сироте: «Ничего не бери. Проси только того плохонького серого щенка, который лежит у порога». Сирота говорит: «Ничего мне не надо. Отдайте только вот этого облезлого щенка». Старик со старухой переглянулись, заплакали, потом заулыбались. «Ну, что же, возьми, - согласился старик. - Но корми его той же пищей, которую будешь есть сам». В придачу старик дал сироте коня, в переметные сумы насыпал золота и серебра. Они проводили всей семьей сироту до выхода из тайги.

Сирота вернулся к себе в аал, где на свои богатства построил новую юрту, развел многочисленный скот. Стали они жить с серым щенком, который всегда, свернувшись клубком, лежал у порога. У сироты появил­ся достаток. Юноша стал замечать, что в юрте его всегда прибрано, еда приготовлена, появилась новая одежда. Однажды он не стал спать, решил проследить, кто делает все это. Вдруг видит, как лежащий щенок, не­сколько раз перевернувшись, обратился в прекрасную девушку с шесть­юдесятью косичками на спине, с пятьюдесятью косичками на плечах. Юноша схватил в объятия девушку со словами: «Оказывается, ты была дочерью горного хозяина, а не щенком». «Да, - призналась девушка. - Меня родители отдали замуж за тебя».

Теперь сирота зажил с молодой женой. Через определенное время у них родилась дочка. Когда дочке исполнился год, у них родился мальчик. Девочку назвали Кизир, а мальчика Казыр. После рождения мальчика жена говорит мужу: «Я отправлюсь в гости к своим родителям. Я буду спать три дня и три ночи. Ни в коем случае не буди меня. Еду для семьи готовь сам, детей до меня не допускай». После этого она погрузилась в глубокий сон. Муж ждет сутки, вторые. На третий день он поставил на чугунный таган кипятить молоко. Развел сильный огонь. Сам вышел по нужде на улицу. В этот момент молоко поднялось и стало переливаться через край. Когда он вернулся в дом, молоко все выкипело. Муж сильно разозлился, схватил жену за косы, стал ее трясти, говоря: «Из-за тебя все молоко выкипело, теперь нечем поить детей!». Жена с трудом пришла в себя и говорит: «Варнак, что ты наделал! Я же наказывала тебе, чтобы в течение трех дней меня не будили. Я у родителей уже брала приданое и разрешение на жизнь в солнечном мире. Ты не выполнил моей просьбы. Значит не жить солнечному человеку с горными духами!». С этими сло­вами горная дева схватила детей и разорвала их на части. «От крови доч­ки пусть образуется река, которая назовется Кизир, из крови, которая потекла из моего сына, пусть образуется река, которая станет называться Казыр!». Она бросила своих детей в образовавшиеся две реки. С тех пор две реки, впадающие в Тубу, зовутся Кизир и Казыр.

Страница 94 из 105