AskizON

AskizON

По хакасскому поверью, тот, кто пройдет под радугой, станет веч­но молодым. Он станет долгожителем. Нужно три раза обежать вокруг, «взвалив на себя радугу». Не каждый сможет пройти под радугой, а только обладающий особым счастьем. Бесталанный человек не сможет «взвалить на себя радугу». Однако, согласно представлениям наших предков, если мужчина пройдет под радугой, то превратится в женщину, а женщина - в мужчину.

Одна женщина решила стать мужчиной. «Довольно с меня мытарства по домашним делам. Мужчине хорошо, он является главой семейства, пьет араку, гуляет. Стану я мужчиной, - решила женщина. - Если я прой­ду под радугой, то стану мужчиной, стану вечно молодой».

Теперь она стала ждать появления радуги. Однажды после сильного ливня над степью поднялась большая радуга, протянувшаяся от горы до горы. Женщина ринулась к ней. Но чем больше она бежала, тем дальше радуга отодвигалась от нее. Никак не может настичь. «Не уйдешь от ме­ня!» - воскликнула упорная женщина. Она вернулась домой, оседлала коня и опять бросилась навстречу радуге. Она семь дней и ночей скакала, чтобы настичь радугу. В конце концов она достигла высокого хребта Ул- генниг-сын, где от изнеможения упала и превратилась в один из тасхылов Божественного хребта. С тех пор эта гора стала называться «гора Небес­ной радуги» (по-хакасски «Типр хуры») в память о женщине, захотев­шей «взвалить на себя радугу».

Среда, 02 октября 2013 00:00

ГОРА САРЫГ-ХАЯ

Среди хакасов широко бытует легенда о золотом кладе Оджен-бега. Накануне присоединения Хоорая к России, во время угона кыргызов в Ойратскую землю, глава черноголового народа князь Оджен-бег приказал захоронить свою казну. Девять конских вьюков золота, золотой трон и золотой жеребец (алтын хулун) были зарыты в междуречье Июсов под одной горой, получившей название Сарыг-хая - Золотая (букв. Жел­тая) скала. С тех пор кызыльцы, на территории которых находится клад, под покровительством духов-хранителей золота зажили счастливо. Одна­ко ежегодно в жертву золотому жеребцу необходимо было забивать со­ловую кобылицу. В конце концов кызыльцы решили выкопать и забрать себе золотой клад Оджен-бега. На горе Сарыг-хая они прорыли глубокий колодец, но вместо золотого жеребца выкопали конский череп. Тогда с возмущением кызыльцы бросили его через Белый Июс в сторону качинских поселений. Вдруг конский череп превратился в селезня, и над Июсскими степями разнеслось проклятие: «Вы перестали почитать предков. Поэтому счастье кызыльцев (хызыл чон ырызы) пусть перейдет к качинцам!». После этого качинцы стали жить богато, а кызыльцы обеднели. Согласно хакасскому поверью, в последний год мира золотой жеребец оживет, и на золотом троне снова воссядут черноголовые правители Хоорая.

Среда, 02 октября 2013 00:00

РЕКИ КИЗИР И КАЗЫР

Давным-давно жил один юноша сирота. У него не было ничего, кроме любимого хомыса и стрелкового лука. Обитал он в шалаше, сделанном из камыша. Сирота ходил охотиться со своим луком в Саян­скую тайгу. Однажды в тайге, когда он играл на хомысе в балагане, по­слышался какой-то голос. Когда сирота вышел, навстречу ему появился старик. «Мне нравится твое пение», - сказал старик. Он оказался горным хозяином Хара-тасхыла. Старик пригласил сироту к себе в гости. Они пришли к Хара-тасхылу, двери которого распахнулись, и они вошли внутрь. У старика были жена, сын с невесткой. Он предупредил юношу, что здесь, в горах, юноше, как солнечному человеку, нельзя находиться больше трех дней. Старик стал угощать сироту разными яствами из луч­шего мяса зверей и птиц. Юноша играл ему на хомысе и исполнял герои­ческие сказания.

На третий день старик говорит: «Бери в подарок все, что хочешь. Ты сирота, у тебя ничего нет. Возьми за свое мастерство золота и серебра сколько хочешь. Возьми верхового коня во всем убранстве». В этот мо­мент внутренний голос - «чил-аас» на ухо стал шептать сироте: «Ничего не бери. Проси только того плохонького серого щенка, который лежит у порога». Сирота говорит: «Ничего мне не надо. Отдайте только вот этого облезлого щенка». Старик со старухой переглянулись, заплакали, потом заулыбались. «Ну, что же, возьми, - согласился старик. - Но корми его той же пищей, которую будешь есть сам». В придачу старик дал сироте коня, в переметные сумы насыпал золота и серебра. Они проводили всей семьей сироту до выхода из тайги.

Сирота вернулся к себе в аал, где на свои богатства построил новую юрту, развел многочисленный скот. Стали они жить с серым щенком, который всегда, свернувшись клубком, лежал у порога. У сироты появил­ся достаток. Юноша стал замечать, что в юрте его всегда прибрано, еда приготовлена, появилась новая одежда. Однажды он не стал спать, решил проследить, кто делает все это. Вдруг видит, как лежащий щенок, не­сколько раз перевернувшись, обратился в прекрасную девушку с шесть­юдесятью косичками на спине, с пятьюдесятью косичками на плечах. Юноша схватил в объятия девушку со словами: «Оказывается, ты была дочерью горного хозяина, а не щенком». «Да, - призналась девушка. - Меня родители отдали замуж за тебя».

Теперь сирота зажил с молодой женой. Через определенное время у них родилась дочка. Когда дочке исполнился год, у них родился мальчик. Девочку назвали Кизир, а мальчика Казыр. После рождения мальчика жена говорит мужу: «Я отправлюсь в гости к своим родителям. Я буду спать три дня и три ночи. Ни в коем случае не буди меня. Еду для семьи готовь сам, детей до меня не допускай». После этого она погрузилась в глубокий сон. Муж ждет сутки, вторые. На третий день он поставил на чугунный таган кипятить молоко. Развел сильный огонь. Сам вышел по нужде на улицу. В этот момент молоко поднялось и стало переливаться через край. Когда он вернулся в дом, молоко все выкипело. Муж сильно разозлился, схватил жену за косы, стал ее трясти, говоря: «Из-за тебя все молоко выкипело, теперь нечем поить детей!». Жена с трудом пришла в себя и говорит: «Варнак, что ты наделал! Я же наказывала тебе, чтобы в течение трех дней меня не будили. Я у родителей уже брала приданое и разрешение на жизнь в солнечном мире. Ты не выполнил моей просьбы. Значит не жить солнечному человеку с горными духами!». С этими сло­вами горная дева схватила детей и разорвала их на части. «От крови доч­ки пусть образуется река, которая назовется Кизир, из крови, которая потекла из моего сына, пусть образуется река, которая станет называться Казыр!». Она бросила своих детей в образовавшиеся две реки. С тех пор две реки, впадающие в Тубу, зовутся Кизир и Казыр.

Среда, 02 октября 2013 00:00

ГОРА ШАМАН

В верховьях Абакана, в истоках реки Кызас стоит гора «Читі путтығ Пулан-тағ» - букв. Семиногая Лось-гора, именуемая по- русски горой Шаман. На этой горе находится царство душ умерших лю­дей - «Узют чир».

Через год после смерти человека хакасы приглашали шамана для из­гнания из дома черной души - «харан» в страну Семиногой Лось-горы (Пулан-таг). Если ее не изгнать, то она будет приносить несчастья ос­тавшимся членам семьи. Для обряда изгнания черной души необходимы череп и четыре голени лошади, девять колючих веток шиповника, де­вять веток черемухи, девять черных камней, девять веток боярышника и лезвие косы. Для умершей женщины необходимо приготовить указан­ные атрибуты в семикратном размере. Приготовленные атрибуты клали у дверей и закрывали черным платком. Вечером к дверям юрты привя­зывали черной масти быка или коня, если умерший был мужчиной, а для женщины — черную телку или кобылицу. Обряд изгнания «харан» совершали на исходе старого месяца, ночью. Дымоход юрты закрывали шкурой черной козы, а очаг тушили перевернутым казаном. В кромеш­ной темноте кам начинал искать душу «харан». Причем у умершего мужчины она пряталась на южной (мужской) половине юрты, а у жен­щины — на северной (женской). Люди тихо переминались, стоя на но­гах вокруг потушенного очага, дабы она не пробралась к ним. Внезапно шаман хватал душу, которая начинала стенать и жалобно плакать. Она не хотела уходить из дома и умоляла оставить ее здесь. От искусного подражания шаманом голосу мертвого никто не оставался равнодуш­ным. Все начинали плакать навзрыд. Однако жалеть «харан» нельзя, иначе кам не в силах будет отправить ее в потусторонний мир и она превратится в дьявола. Шаман вбивал ее в бубен, сажал на черное жи­вотное, привязанное у юрты, и гнал ветками колючих кустарников за пределы мира людей, на запад, в верховья Абакана, на мифическую го­ру «Читі путтығ Пулан-тағ» - Семиногую Лось-гору. Сначала шаман заставлял душу «харан» пройти через волосяной мост. Если она была грешной, то падала вниз и погибала. Затем ее проводили сквозь отвер­стие горы Уттиг-тас (букв. Дырявый камень), расположенной вверх по Абакану, выше устья р. Аны. Когда душа пройдет сквозь отверстие, то она уже не сможет вернуться обратно.

Успешно пройдя сквозь Уттиг-тас, она наконец достигала мифиче­ской горы Пулан-таг. Назад ей уже дороги не было. С этого времени ду­ша «харан» получала название «узют», т. е. душа, полностью*оторванная от мира живых людей. Шаман, закончив свою миссию, произносил:

«Черная земля стала могилой,

твердое дерево стало гробом,

не голодай без пищи, не жажди без воды,

не меряй переходимые реки,

не натыкайся на проходящую дорогу,

не оглядывайся назад, не смотри обратно!

Я не обмахивал тебя плохим ветром,

я не заставлял наступать на плохую нечисть,

ты уже сам перевалил гору Пулан-таг,

ты ушел в потусторонний мир,

ты ушел, чтобы не возвращаться,

не оглядывайся назад, не смотри обратно!».

В царстве мертвых на горе Пулан-таг души «узюты» живут в аалах, как и на земле, но все разделяются по родам - сеокам. Души детей живут отдельно, поэтому согласно хакасскому обычаю им делали отдельные кладбища. Охотники нашего народа не ходят охотиться на гору Шаман, иначе может случиться несчастье.

Среда, 02 октября 2013 00:00

РЕКА ТАРЧА

До вторжения монгольских полчищ на нашу землю ставка кыргызского хана находилась в долине Абакана. После завоевания монголами Кыргызской земли центральная власть перенесла свою ургу (ставку) на север и укрепилась в долине Июсов. В те времена на просторах Июсских степей, под горой Хызыл-хас обитала богатырская дева Тарча Хыс. Когда монгольские отряды появились в долине Ени­сея, Тарча Хыс, собрав своих батыров - Киргиджек-батыра, Хордын- гас-батыра и Турюске-батыра, выступила против врагов. Неприятель­ские войска направлялись в сторону Июсов через верховья реки Тесь. Тарча Хыс в истоках реки Сон устроила засаду. Монголы, встретив преграду, отхлынули назад и вынуждены были пойти в обход. Они вышли к Белому Июсу и осадили кыргызских воинов, укрывшихся в крепости на горе Хызыл-хас. В этот момент Тарча Хыс, вернувшись в родные места, вместе с батырами неожиданно напала на них. В крова­вой сече погибло много достойных мужей. Под натиском кыргызских батыров монголы дрогнули и обратились в бегство. Тарча Хыс броси­лась в погоню. Под горой Ызых-таг, в верховьях Белого Июса, ее на­стигла монгольская стрела и раненая дева вынуждена была вернуться назад. Около небольшого ручья она наклонилась напиться воды, но в этот момент из укрытия появились монгольские ратники и осыпали ее и телохранителей своими острыми стрелами. Тарча Хыс, пораженная в грудь, погибла на месте. С тех пор ручей, где навечно осталась бога­тырская дева, стал называться Тарча. Среди хакасов большой попу­лярностью пользовалась лекарственная трава «тарча от», которой пы­тались оживить смертельно раненую богатырскую деву. Славные ба­тыры, воевавшие вместе с Тарча Хыс, полегли в неравном бою и оста­вили свои имена в названиях горных вершин, белеющих вблизи Бело­го Июса. Турюске-батыр похоронен у горы Турюске-таг около аала Тогыс-аас, Хордынгас-батыр покоится у подножия горы Хордынгас- таг по ручью Тарча. Имена кыргызских героев времен монгольского завоевания навечно запечатлены в топонимических названиях.

Среда, 02 октября 2013 00:00

ОЗЕРО СОБАЧЬЕ

Наш народ остерегался держать дома собак желтой масти. Такое отношение к ним возникло от Сараадай-хана (букв. Царь желтых собак), являющегося главою всего собачьего мира. Он имеет собачье ту­ловище и человеческую голову. Сараадай-хан находится в царстве душ умерших людей, где вершит суд и карает виновных. Желтые собаки яв­ляются слугами собачьего хана. Если убить желтую собаку, то ее душа отправится жаловаться к Сараадай-хану.

Однажды два брата Кодес и Чарот из сеока ах-хасха после смерти от­ца стали делить родительское имущество. У них была единственная жел­тая собака. Они не смогли ее поделить между собою. Тогда два брата разрубили ее пополам и бросили в озеро. С тех пор оно стало называться «Сараадай кёль» или по-русски - Собачье озеро. Потомкам рода указан­ных братьев нельзя держать дома желтых собак и даже носить желтую одежду.

Они, дабы отвратить от себя всякие напасти, язык убитой желтой со­баки разрезали вдоль пополам, а ее тело отвозили в Июсские степи и бро­сали в озеро «Сараадай кёль» (т. е. озеро желтой собаки) или по-русски - «Собачье озеро». Если из озера слышался собачий вой, то верили в пло­хое предзнаменование, связанное с гибелью людей.

Среда, 02 октября 2013 00:00

ГОРА ХЫЛАЙ ТАСХЫЛ

У прародителя хакасского народа Боруса был сын по имени Хылай. Однажды к Борусу заявился Ирлик-хан, который стал внушать: «В честь спасения от Всемирного потопа принеси в жертву богу своего единственного сына. Взойди на высокую гору, привяжи там к березе от­прыска, распори ему грудь, вырви его сердце и сожги в огне». Борус под­дался внушению и подумал: «Бог дал мне сына. Так пусть же он его и заберет!». Затем он поднял Хылая на высокую гору, где привязал его к березе. Бог заметил деяния Боруса и срочно отправил к нему своего бур- хана (т. е. посланника). В тот момент, когда Борус замахнулся ножом, чтобы вспороть грудь сыну, бурхан схватил его за руку со словами: «Бо­рус, твои помыслы чисты. Но не впадай в безумие! Ирлик-хан обманул тебя. Великий творец Ax-Худай не просил детей в жертву. Пусть сыновья станут наследниками своих родителей. Для жертвы Ax-Худаю приносите белого годовалого ягненка. Вспоров грудь, разрывайте аорту и горячим мясным паром ежегодно кормите Великое Небо!».

Борус опомнился и отпустил сына. Вместо него он поднял на эту гору белого ягненка с черной головой, которого забил соответствую­щим образом. На деревянном корытце он поднял вверх горячее мясо жертвы, пар от которого заклубился в небеса. С тех пор в хакасском народе совершается Небесное жертвоприношение или Божье жертво­приношение - «Ax-Худай тайии». Гора, где Борус хотел принести на заклание своего сына, стала называться Хылай-тасхыл по имени его наследника.

Среда, 02 октября 2013 00:00

ГОРА ЭПЧЕЛЕЙ

Некоторые известные шаманы участвовали в защите своего отече­ства от нападения неприятельских войск. В верховьях Уйбата, по реке Кискач имел свою ставку знаменитый шаман Эпчелей. Однажды со стороны р. Томь появился вражеский отряд. Эпчелей вместе со своими сыновьями и племянниками в истоках р. Терен-сук устроил засаду. Они укрылись с двух сторон лога. Во время перестрелки с неприятелем стре­ла, выпущенная племянником, случайно пробила грудь Эпчелея. После разгрома вражеского войска сыновья похоронили своего отца на высокой горе, которая получила в его честь название - Эпчелей-тасхыл. Они уста­новили каменные столбы, на которые водрузили каменный саркофаг. От саркофага до подножия Эпчелей-тасхыла они сделали дорогу из камен­ных ступенек. Перед своей кончиной Эпчелей приказал сыновьям отре­зать у него правый большой палец (по-хакасски «иргек») и захоронить в злосчастном логу. Он заявил: «Если на годовщину моих поминок из него вырастет березовая роща, то хакасы будут счастливо жить на этой земле, если же лог засохнет, то хакасы не выживут». Через год, когда люди пришли отметить последние поминки Эпчелея, они увидели непроходи­мый березовый лес. Значит, будет жить хакасский народ!

Среда, 02 октября 2013 00:00

КАМНИ ВОЙНЫ «ЧАА ТАС»

Уйбатская степь была местом крупных побоищ. Под горой Сагыр- хая, в устье речки Хойза имеется озеро Чазы-кёль. От озера Чазы- кёль до холма Чазы-сорах протянулись каменные кладку в виде бру­стверов, называемые хакасами «изрек тас». Во времена монгольских войн наш народ поставил эти брустверы «изрек тас» в качестве крепо­сти.

Пришедшие со стороны Монголии войска взяли в кольцо Уйбатскую степь, окружили наш народ. Один отряд монгольского войска, появив­шись со стороны реки Уйбат, укрылся за курганом у озера Хызыл-кёль. Другой отряд, подойдя с востока к верховьям Биджи, встал за холмом Узун-хыр.

Наши богатыри повели с ними бой, скрываясь за крепостью «изрек тас». Выламывая каменные глыбы, они бросали их во врагов. Камни, брошенные богатырями, воткнулись в землю и стали называться камнями войны - «чаатас». Так, рядом по Уйбату за озером Хызыл-кёль есть чаа- тас, в верховьях Биджи, за холмом Узун-хыр тоже имеется чаатас, в до­лине Ташебы, около аала Сапогов появился чаатас.

Бросая камни войны, богатыри не смогли перебить всю монгольскую рать. Погибшие в битве великие богатыри Хоорая сами превратились в каменные глыбы. Их также в народе стали называть чаатасами, т. е. кам­нями войны.

Среда, 02 октября 2013 00:00

ИЗВАЯНИЕ ХУРТУЯХ-ТАС

В долине Енисея, ниже устья р. Хан-Тегир, проживал богатырь Хара-тас вместе со своей семьей. Однажды весной со стороны Монголии вышло неприятельское войско. Заметив опасность, Харатас по пути их следования, в устье Хан-Тегира, прорубил лед. Ничего не подоз- певавшие воины попали в ловушку и все ушли под воду. Торжествующий Харатас со злорадством смеялся до тех пор, пока не окаменел. С тех пор, согласно хакасскому обычаю, нельзя смеяться над бедами других. В па­мять об этом событии место, где находился окаменевший богатырь, до сих пор носит название Харатас (нынешний Саяногорск).

Вдова богатыря вместе с детьми решила уйти из злополучного места в долину Абакана. Ее путь проходил через гору Хызыл-хая. До сих пор древний крепостной вал на этой горе носит название «хуртуях чолы» - дорога старухи. Тяжелые жизненные испытания подкосили силы женщи­ны. Переправляясь через Абакан, она уронила своего ребенка. Не помня себя от горя, женщина разругалась со старшей дочерью, которая убежала от нее в сторону горы Кок-хая и превратилась в каменное изваяние «Хыс козее». Вдова богатыря Харатаса, проклиная свою жизнь, достигла речки Хамхазы. Там она повернулась в сторону восхода солнца и со словами: «Пусть впереди меня будет расти молочный скот! Пусть позади меня бу­дут расти человеческие сыны!» - превратилась в каменное изваяние Хур- туях-тас. С тех пор в качинской степи, находящейся на востоке от Хурту- ях-тас, растет много скота, а в сагайском племени, располагающемся к западу от нее, рождается много ребятишек.

По хакасскому обычаю, проходя мимо изваяний Хуртуях-тас и Хыс- козее, обязательно повязывали им красные флажки «чалама», маслом, салом или сметаной смазывали уста, лучшую пищу клали у ног, делали возлияние аракой или табаком. Этим хакасы выражают уважение древ­ним предкам, которые будут помогать свои потомкам.

Изваяние Хуртуях-тас стало местом поклонения. Вокруг него находятся каменные фигуры животных. Если их становится много, то значит скот у хакасов будет увеличиваться, когда их становится мало, то это к худу.

Страница 93 из 103