AskizON

AskizON

Четверг, 10 октября 2013 00:00

ВОЗРОЖДЕНИЕ ХООРАЙСКОГО НАРОДА

Далеко на юг от Абакана, за Тувою, в Северо-Западной Монголии находится Торбетская земля. В пустынях Торбетской страны во­дятся куланы, джейраны, архары и другие виды животных, неизвест­ных в наших землях. Монголы, проживающие там, называются ойра- тами. Главой Торбетской страны был ойратский хан Контайша. Он стремился объединить под своей властью все окружающие народы. Контайша завоевал Туву, затем с многочисленной армией пришел в нашу Хоорайскую землю.

Во время войны с ойратами человеческая кровь бежала ручьями. В междуречье Соса и Монока не осталось ни одного аала. Хобрайский на­род не выдержал ойратского натиска, подчинился завоевателям. При­шедшие с прожорливой войною ойраты разрушили чугунные треножни­ки в юртах, развеяли золу в очагах. Народные массы, с плачем и воплем расставаясь с родной землей, были угнаны вверх по Енисею. В больших аалах не осталось воющих собак, в больших степях не осталось ржущих жеребят. Уставшие люди по дороге умирали, оставшиеся в живых поне­воле оказались в ойратском плену. Там не хватало места для житья, скоту не хватало травы для питания. Хоорайский народ, угнанный ойратами, был присоединен к различным аймакам Торбета.

Среди людей, угнанных со стороны Абакана, было три брата. Стар­ший брат был могучим человеком. В Торбете их заставили пасти лоша­дей. Однажды старший брат говорит: «Братья, в старину названная наша страна Хоораем, осталась сиротою, надо вернуться на родину, пусть от­цовская земля не будет пустынной». Братья договорились бежать на ро­дину. Но при них находилась постоянная стража. Одной ночью богатыр­ский брат перебил охранников, после чего братья, оседлав коней, помча­лись в сторону родного Толы Хоорая. Их стали преследовать семь ойрат- ских воинов. Братья оглянулись назад, смотрят, а их настигает погоня. Старший брат захватил с собой лук. Он поразил одним выстрелом всех семерых ойратов.

Наконец братья оказались в родных местах. Долго ли, коротко ли три брата прожили, прячась в черневых лесах верховьев Абакана. Так как не было слышно сигналов о военной опасности, братья от устья Матура вышли жить в междуречье Абакана и Енисея. В то же время со стороны Шории прибыло много различных родов и присоединилось к ним. Таким образом в Хоорайской земле жизнь заново забила ключом, народ вырос, опять началась красивая, спокойная жизнь. Во времена образования Са- гайской степной думы в Аскизе старинное имя «хоорай» было переиме­новано на название «тадар». С тех пор мы стали называться абаканскими татарами.

Говорят, что до сих пор в Торбете (т. е. Северо-Западной Монголии) сохранилась часть нашего народа. В 1905 году хакасские баи Паскир Картин, Павел Доможаков и Сатик Окунев, начитавшиеся запретной ли­тературы, выступили против царской власти и вынуждены были бежать в Торбет. Там они прожили три года. Торбетские жители понимают нашу речь, ходят в одежде, похожей на хакасскую. Там им встретилась одна пожилая старушка, с которой им пришлось разговаривать. Она спросила, откуда они приехали. «Со стороны Абакана», - ответили хакасские поли­тиканы. «А Меткечик далеко ли?». «Нет, рядом, в долине Абакана», - сказали ей хакасы. Тогда торбетская старуха им поведала: «Да, в древно­сти наш народ жил на берегу Абакана, в Маткечике. Потом попали в ой- ратский плен и были пригнаны в Торбетскую землю».

Четверг, 10 октября 2013 00:00

КРЕПОСТИ ХООРАЙСКОГО НАРОДА

На нашей земле до образования нынешнего народа, называемого «тадар», находился девятитысячный союз Хоорай (по-хакасски «Толай Хоорай»), Во времена лучного боя союз Хоорай объединял все племена в долине Енисея вплоть до Красноярска. Затем под давлением русских хоорайский народ переселился на юг, за Саяны.

В период вынужденного переселения из хакасских степей народ толай-хоорай для своей обороны на каждой горе строил крепостные сооружения. Только ради одного ночлега по реке Чаланчул хоорай- ские люди соорудили здесь крепость. Далее они отошли к перевалу Пулан-асчан (по-русски — Сохатин). Когда хоорайский народ на этой горе устраивал крепость, перед ним пробежал лось. В честь такого знамения эту гору так и назвали «Пулан-асчан», т. е. «Гора лосиного перевала». Затем хоорайский народ построил крепости на горах Парс- таг и Таар-бег. От этих крепостных сооружений они двинулись далее вверх по Белому Июсу.

Остановившись на горе Хызыл-хас, наверху сделали крепость. «Мы остановились в зажатом месте, поэтому эта гора пусть носит название «Хызыл-хас», - назвали толай-хоораи данную возвышенность. В месте «Хозанах хыс» (перед аалом Белый Балахчин) они перешли реку Белый Июс. Эта переправа до сих пор носит название «Хоорай кичии» (т. е. Хо­орайский брод). Потом девятитысячный союз народа хоорай покинул Июсские степи и ушел на юг. Некоторая часть хоорайского народа - ачинцы (по-хакасски «ажыг»), кызыльцы (по-хакасски «хызыл») и шуйцы (по-хакасски «шуш») остались здесь. Все указанные роды являлись ча­стью союза Толай-Хоорай.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

МОНГОЛЬСКАЯ ВОЙНА И СТРАНА ХООРАЙ

Когда-то в древности на нашу землю часто приходили монгольские завоеватели. Они появлялись ранней весной со стороны Тувы, шли по льду замерзшего Енисея, а осенью возвращались в Монголию. Население Койбальской степи (по-хакасски «Хаал») постоянно подверга­лось их завоеваниям.

Однажды монгольский хан, разгромив местное население в Кой­бальской степи, с боями прошел на Ызыхские горы, где монголы со­орудили на горе Хуюлыг-таг крепость. Потом монгольское войско через Ызыхские горы поднялось вверх по Абакану и остановилось у горы Хызыл-хая около Маткечика. Была поздняя осень. Монгольский хан решил остаться здесь зимовать. На горе Хызыл-хая монгольские воины для своего хана тоже возвели крепость. До сих пор стены этой крепости сохранились в виде громадного рва, идущего поперек горы до берега Абакана.

Монгольское войско прожило в крепости вплоть до лета. Долина Аба­кана - богатый скотоводческий край. Всю зиму монголы у нашего народа отбирали и забивали на мясо скот. Они заготовили в дорогу много про­дуктов-.

Летом монгольский хан с удивлением узнал, что поголовье скота не уменьшилось. Тогда он воскликнул: «Мы, монголы, не смогли по­губить весь скот этого благодатного края, и пусть будут обширными пастбища скотоводческой страны Хоорай! Мы, монголы, не смогли дочиста съесть запасы хлеба этого благодатного края, и пусть будет нескончаемым богатство хлебородной страны Хоорай!». Так благо­словил нашу землю монгольский хан. С тех пор наша страна стала называться «Хоорай».

Через год монгольское воинство двинулось в путь. Перед выходом в поход монгольский хан решил пересчитать количество*своих вои­нов. Он приказал каждому ратнику взять по камню и бросить перед ним. Хан воссел на вершине горы, а воины проходили перед своим ханом и каждый бросал по камню. Монгольские воины, проходя перед сидящим ханом, стали бросать камни. Через некоторое время выросла громадная груда камней - «обаа», величиной с большую копну. Гора, где монголы насыпали большую груду камней, получила название «Хан-обаазы», т. е. ханская священная груда. Гора Хан-обаазы стоит рядом с горой Хызыл-хая.

В советское время молокане из Бондарево стали строить дома, ШКМ. Они все камни груды «обаа» перетаскали для строительства фундаментов. Но имя горы, где находилась эта груда, так и осталось - «Хан-обаазы».

Монголы в районе устья Еси переправились через Абакан и пошли вверх по течению. Среди гор Пис-таг имеется седловина под названием «Обаалыг-пиль». Когда монголы проходили мимо этой горы, то навстре­чу им вышел на битву хоорайский богатырь из Олен-чазы. Моол-хан его вместе с конем застрелил. Богатыря из Олен-чазы похоронили на той же горе вместе с конем. С тех пор перевал стал называться «Обаалыг-пиль». Наш народ, уважая это место, проходя рядом, бросает камни в груду и совершает кропление вином в память о погибшем герое.

Затем монгольский хан с войском двинулся вверх по Абакану. Он поднялся на гору Хан-сын, где монголы решили отдохнуть. Забили скот и в четырехухих бронзовых котлах стали варить мясо. К тому времени бельтыры (одно из племен Хоорая) отправились в долину Матура для земледельческих работ. Поля они обрабатывали абылом - мотыгами типа кетменя. Монгольский хан огляделся вокруг и вдруг видит в доли­не Матура вооруженных людей, которые размахивают саблями и под­нимают копья. Монгольскому хану стало страшно. Он не может понять в чем дело. Возможно, за ними двигается большое войско. Для выясне­ния происходящих событий он вызвал своего армейского шамана. Ша­ман, камлая, ничего не смог выяснить. Единственное, что он смог уз­нать, так это то, что когда сварится кровяная колбаса в котле, хан ум­рет. «Как это может умереть хан?» — воскликнул монгольский вождь и подошел к варившемуся мясу в бронзовых котлах. Он взял в руки саб­лю и вонзил ее в кровяную колбасу, чтобы выяснить, сварилась ли кровь (по-хакасски «хан»), В этот момент горячий жир брызнул ему прямо на шею. Монгольский хан от неожиданности взмахнул своей саблей, чтобы вытереть жир, и отсек себе голову. Его похоронили там же, на горе Хан-сын. Монгольское войско, лишившись своего хана, раз­брелось. Часть его спустилась в Койбальскую степь и смешалась с кой- балами, часть вернулась в Монголию.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

ХООРАЙСКИЙ НАРОД И МУСМАЛЫ

Наша земля принадлежала хоорайскому народу, который испокон веков обитал в долине Енисея. Люди были черноголовыми, а их ястребиные глаза были цвета спелой черемухи. Черные волосы, расче­санные на пробор, заплетались из девяти прядей в косу, толщиной в ко­лотушку. Они обладали широкими, как степь, лопатками, имели статное телосложение.

Хоораи были мастеровым народом. Они знали обработку металла, чашки и подносы делали из золота и серебра. До сих пор на холме Сарыг- тигей у аала Политов чабаны находят их серебряные чашки. Хоорайский народ занимался выращиванием хлеба. Их оросительные каналы сохра­нились в низовьях Тёи.

Во времена существования хоорайского народа в тайге жили мус- малы - люди с коровьими ногами. У них тела были покрыты шерстью. Их язык отличался от хоорайского языка. В Саянской тайге имена та­ким рекам, как Анзас, Кызас, Тайзас, Томзас и другим с окончанием на «сас», дали мусмалы. Мусмалы ловили хоорайских ребятишек и уводили их в тайгу.

Хоорайский народ стал воевать с мусмалами. В результате войны хо­ораи их полностью истребили. За это они были наказаны. С неба полился дождь из горящей смолы, и хоораи сгорели в своих курганах. От хоорай­ского народа осталась небольшая часть, это мы - сагайцы.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

ХООРАЙСКИЙ ШАМАН

Раньше в долине реки Тёя проживал великий шаман по имени Хоорай-кам, т. е. хоорайский шаман. В те далекие времена сагайцев называли именем «хоорай». Наш великий шаман прославился своими битвами с шорскими шаманами за сохранение жизненной силы «хут» хоорайского народа. Шорские шаманы считались сильнее сагайских ка- мов и поэтому часто «воровали души» у сагайских детей.

Однажды шаман Хоорай-кам отправился в Шорскую чернь (по- хакасски «Чыс чири») для того, чтобы украсть душу (хут) младенца для молодой семьи. Раньше, кто не мог вырастить детей, то просил шама­нов принести душу ребенка из другой земли. Наш хоорайский шаман отправился в свое путешествие и из Шории, выкрав детскую душу (хут), стал возвращаться назад. Его стал преследовать шорский шаман (по-хакасски «чыс-хам»). Народ, собравшийся в хакасской юрте на кам­лание, получил наказ от хоорайского шамана: «Как бы я себя ни вел, вы не бойтесь». Шорский шаман стал настигать Хоорай-кама. Тогда тот выскочил на улицу. Народ, сидевший в юрте, затих. Слышится им толь­ко как два шамана вступили в схватку на месте рубки дров во дворе. Их бубны в порыве битвы звучат только «ныш-наш». У народа от страха помутилось сознание. «Мы все погибнем», - стали причитать собрав­шиеся люди. Через некоторое время звуки битвы затихли, и хоорайский шаман вернулся в юрту. Вокруг аала деревья, словно трава, оказались скошенными. Когда он зашел, то люди увидели, что его бубен весь в крови. «Вот, смотрите, - говорит Хоорай-кам, - я, разбив голову шор­ского недруга, гнал его вплоть до горы Чалбарт. Там силы шорского шамана иссякли. Он от злости и огорчения сам вместе со своим бубном вошел в скалу Чалбарт».

На этой скале до сих пор виднеется отпечаток шамана вместе с буб­ном. После этого события наш хоорайский народ стал выращивать детей здоровыми и никакой шорский шаман не воровал их души.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

КУРГАННЫЙ НАРОД ТОЛЫ-ХООРАЙ

Насколько я слышал, здесь, в долине Абакана, жил девятитысяч­ный народ толы-хоорай. Знаменитые толы-хоорай построили курганы и провели арыки. Курганы являлись их жилищами, а арыки слу­жили водопроводом для питьевой воды. Русские, а вслед за ними и хака­сы называют теперь арыки чудскими канавами. На самом деле их проры­ли толы-хоорай. Они брезговали пить воду в проточной реке из-за рыбы, которую называли «суг хурты», т. е. водяные черви. Арыки народа толы- хоорай до сих пор виднеются в степи.

Девятитысячный народ толы-хоорай находился в зависимом положе­нии от монгольского хана. Глава народа Хоранг-бег решил выйти из под­чинения и перестал платить монголам албан (ясак). Монгольский хан из- за неуплаты ясака-албана, придя сюда с войною, покорил и увел в плен народ толы-хоорай. Во время угона старых людей не брали с собой. Они здесь остались без пищи и питья. Беспомощные старики и старухи от го­лода и без питья скончались в своих юртах. Поэтому в курганах находят кости людей.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

ХООРАЙСКИЙ СОЮЗ (ТОЛАЙ ХООРАЙ)

В Июсских степях, по рекам Белый и Черный Июсы, Урюп и Береш проживал объединенный народ, называвшийся Хоорайским сою­зом. Однажды нагрянуло монгольское войско, разбило Хоорайский союз, а народ отсюда угнало. Когда людей Хоорайского союза монголы угоня­ли через Уленьскую тайгу, одна женщина с двумя сыновьями сумела скрыться. Ее сыновей звали Сыгда и Сыбы. Они выжили, спрятавшись в верховьях Улени, в одной пещере. Было время лучного боя. Сыгда и Сы­бы стреляли из лука зверей и добывали таким образом мясо на пропита­ние. Их мать была ясновидящей женщиной. Она могла гадать при помо­щи костей плюсны и коленной чашечки. Она учила сыновей не убивать великого зверя (т. е. медведя), ибо считалось, что это брат человека. Мать Сыгда и Сыбы через гадание выяснила, что надо вернуться на осиротев­шую Родину. Спустя некоторое время они вышли из тайги и вернулись жить в Июсские степи. От двух братьев Сыгда и Сыбы произошел совре­менный хакасский народ.

Уводимый народ Хоорайского союза продолжил путь далеко на юг. Проходя сквозь Уленьскую тайгу, в одном месте люди выпили воду из родника. Она оказалась вечной водой (т. е. живой водой), благодаря ко­торой человек может вечно жить. Поэтому угнанный народ до сих пор живой. Говорят, народ Хоорайского союза ныне обитает в Кыргызской земле на Тянь-Шане.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

ХООРАЙСКАЯ ДЕВА ХОЗАНАХ-ХЫС

Когда-то в Июсско-Абаканских степях располагался девятитысяч­ный союз народа хоорай (по-хакасски «Толай Хоорай). Однажды в долине Енисея наступили большие холода, скот перестал плодиться и овцы стали погибать. Тогда хоорайский народ с нашей земли перекоче­вал на юг, за Алтай.

Девятитысячный союз народа хоорай перед уходом собрался в долине Белого Июса, в местности Хозанах-хыс. Девять дней и ночей переправ­лялся через Белый Июс хоорайский народ со своим имуществом, со сво­им скотом.

До сих пор эта переправа носит название «хоорай кичии», т. е. хо­орайский брод. Рядом с бродом захоронена хоорайская дева Хозанах-хыс, не выдержавшая расставания со своей родиной. Эта девятилетняя девоч­ка девять дней и девять ночей причитала, вопрошая у народа: «Куда вы идете, мои родные хоорайлары?». Дева Хозанах-хыс, страдая и пережи­вая, там же скончалась. Ее останки покоятся на средневековом кладбище «xырғыс cööктepi» (т. е. кыргызские могилы), расположенном в культо­вом месте Хозанах-хыс. Хакасские скотоводы, почитая память о святой деве Хозанах-хыс, каждый год ей совершали жертвоприношения (по- хакасски «тайыг-чачыг»),

Четверг, 10 октября 2013 00:00

ДУША АЙ-САЛАНГЫРА

Когда-то давно в долине Енисея обитали могущественные кыргы­зы, не подчинявшиеся ни одному хану. Они были скотоводческим народом, но никогда не косили сена. Управлял ими бесстрашный воитель Хара Махачы.

В те же времена зависимые от них кызыльцы занимали все просторы Чулыма от Ачинска до Томска. Главой кызыльского племени был чайзан Ай-Салангыр, ездивший на бело-игреневом коне с золотистой гривой. Его ставка находилась по реке Урюп. Ай-Салангыр перестал подчиняться

 

кыргызам и стал платить албан Белому хану. Он каждую весну и осень отправлялся для этого в Томск.

Однажды, когда Ай-Салангыр со своим отрядом уехал в Томск отвозить албан, кыргызы, узнав об его отсутствии, нагрянули на кызыльские поселе­ния и всех жителей вместе с детьми и скотом угнали в долину Абакана. Ко­гда Ай-Салангыр вернулся домой, то он не обнаружил в своем дорогом оте­честве ни одной живой души. Он быстро бросился в погоню со своими дру­жинниками. Кыргызы, зная о его намерениях, отошли за Абакан.

Чайзан Ай-Салангыр, добравшись до Абакана, никого не встретил. В дальней дороге все очень устали. Поэтому на берегу Абакана его стрелки расседлали коней, расстелили потники, подложили под голову седла и уснули.

Между тем воитель Хара Махачы спрятался под крутым яром реки. Когда все кызыльские ратники уснули, Хара Махачы подкрался к ним и кинжалом перерезал горло спящему Ай-Салангыру. Чайзан моментально скончался. Сподвижники увезли его тело в долину Июсов. Он был похо­ронен в начале хребта Арга-таг.

В кызыльской земле осталась живой младшая сестра Ай-Салангыра по имени Ай-Алтын Арии. После смерти брата она решила мстить недру­гам. Ай-Алтын Арии отрезала девичьи косички «сюрмес», надела муж­ское платье. Она собрала вокруг себя стрелков Ай-Салангыра и выступи­ла против кыргызского Хара Махачы. Но у Ай-Алтын Арии не хватило сил воевать с сильным противником. Она вынуждена была бежать обрат­но в долину Урюпа, где спряталась в одной из горных пещер. Кыргызы сумели найти и схватить Ай-Алтын Арии. С тех пор место, где пряталась кызыльская дева, нареклось: «Гора Суген-таг (т. е. Верша), внутри кото­рой кызыльский народ попал в западню, как рыба в вершу».

Кыргызский воитель Хара Махачы привязал Ай-Алтын Арии к зад­ним торокам седла и насильно повез в свой стан. Когда они достигли на­чала хребта Арга-таг, Ай-Алтын Арии, проезжая мимо могилы брата, взмолилась: «Старший брат мой, Ай-Салангыр, звероподобные люди, воины Хара Махачы, убивают кызылыдев. Некому заступиться за наш осиротевший народ». Когда она произнесла последние слова, то поднялась тень в виде облака над могилой Ай-Салангыра, завертелся вихрь, дос­тигший Хара Махачы. Это была душа Ай-Салангыра, которая закрутила кыргызского воителя вместе с конем и задушила его. Спасенная Ай- Алтын Арии благополучно вернулась домой.

Спустя некоторое время зимой в долине Енисея выпал большой снег и весь скот погиб. С тех пор кыргызы перекочевали из этих мест. Однако память о кыргызах хранится в народе. Рядом с Подзаплотом, по речке Чалан-чул, около перевала «Хоян-азии», на горе «Сеок хаязы» остались их погребения, называемые «хыргыс cööктepi», т. е. кыргызские кости.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

КЫЗЫЛЬСКИЕ КЫРГЫЗЫ

В Июсских степях жили кыргызы. Однажды они, потерпев пораже­ние в войне с казаками, перекочевали из долины Июсов за Алтай, на юг, в сторону Кыргызстана.

Но не все решились на столь великое кочевье, некоторые из них оста­лись в родных местах. Между Агаскыром и озером Ошколь есть перевал «Шуштар азии», т.е. Шуйский перевал. Там от кыргызов отделился шуй­ский род (по-хакасски «шуштар»), по имени которого и назвали мест­ность. В междуречье Черного и Белого Июсов есть Черное озеро - «Хара- коль». У Черного озера от кыргызов отделились туматы. Они стали жить по берегу озера Айран-кёль, степь вокруг которого стала называться «Тумат чазы», т. е. Туматская степь.

Во время перехода через Агаскырский перевал от кыргызов отделился род хоян. С тех пор это место нарекли «Хоян-азии», т. е. Хоянский пере­вал. Рядом с ручьем Чалан-чуль, около горы Хызыл-хая возвышается го­ра Хоян-таг. Здесь и находится перевал «Хоян-азии».

Среди кыргызских хоянов находилась одна беременная женщина. По­дошло время ей рожать, и она не смогла уйти дальше со своим родом. Она осталась одна у перевала Хоян-азии, где родила мальчика. Кыргыз­ская женщина питалась кореньями сараны и кандыка, делала каши из кореньев «мелегира». Она соорудила землянку, в которой растила малы­ша. Когда он возмужал, то получил имя - стрелок Хойгат. Он стал жить под горой Ыстыгаш, у холма Хойгат. У Хойгата родился сын, названный Янах. Когда Янах возмужал, то он объединил все оставшиеся здесь кыр­гызские рода и стал главою среди местного народа. Объединенный на­род, оставшийся от кыргызов со времен Янаха, стали называть кызыль- цами (хызыллар). Кызыльцы были светлоглазые, с рыжими волосами. Поэтому их так и назвали «хызыллар», т. е. рыжие. Священной горой у кызыльцев является Ыстыгаш, где вырос предок кызыльцев.

Страница 92 из 105