AskizON

AskizON

Четверг, 10 октября 2013 00:00

СЕОК СОХХЫ

Сеок соххы ведет свое происхождение от богатырской девы Баян- хыс, ездившей на пестро-барсовом коне. Великая богатырская дева жила, никому не подчиняясь, среди Июсских степей, по речке Соххы-джул. В те же времена в долине Абакана, под горой Ызых здравство­вал удалой батыр Ир Тохчын, имевший двух вороных коней.

Баян-хыс ради свободы нашего народа ходила биться с монгольскими полчищами. А Ир Тохчын, не вмешиваясь, наблюдал за происходящими событиями с Ызыхских гор.

Однажды Баян-хыс после битвы с Моол-ханом возвращалась в Июс- ские степи. Сильно устав, около аала Тадар Соны, на берегу речки То- мыр-харасуг она уснула, подложив под голову седло, постелив чепрак. Там она проспала трое суток. В тот момент Ир Тохчын, увидев спящую Баян-хыс, ^приехал и ею овладел. Богатырская дева забеременела. За большое прегрешение она прокляла Ир Тохчына: «Пусть твоих коней сожрут волки и ты будешь ходить пешком! Пусть рожденные от тебя по­коления будут отвратительными на вид, с плоскими, как поднос, лица­ми!». Проклятие девы достигло Ир Тохчына. Его знаменитых вороных коней с белой полосой на лбу съели волки, произошедшие от него буруты рождаются до сих пор некрасивыми, с плоскими лицами.

Когда пришло время родить, то Баян-хыс, со стыда сбежав от людей, от­правилась к берегу Енисея. Там она в уединении родила мальчика. Соорудив берестяную лодку, она завернула младенца в войлочные пеленки и отправи­ла его вниз по течению Енисея. Отправляя со слезами своего незаконнорож­денного дитя, благословила: «Спустившийся в бело-берестяной лодке по реке Ал Кем, в пеленках Баян-хыс, сураз Ир Тохчына пусть зовется ах сох- хы!». Сама Баян-хыс со стыда бросилась в воды Енисея и погибла.

Во времена девы Баян-хыс в местности Хыр-Когунек жили два това- рища-охотника Хубан и Тахтар. В их аале находился каменный тренож­ник из трех громадных стел под названием «Очых-тас». Они на него ста­вили громадный котел и варили пищу для своих людей.

Однажды в жаркое время Хубан и Тахтар отправились купаться на Енисей. Купаясь в водах Енисея около деревни Аёшка, они увидели, как что-то блестящее плывет по воде. Хубан предлолжил брату поймать эту вещь. «Эта приближающаяся вещь пусть будет твоею. А если будет что- нибудь внутри, то пусть станет моим», - сказал он Тахтару. Сев на коней, они бросились наперерез берестяной лодке. Подплыв ближе, они увидели берестяную лодочку, а в ней лысого ребенка. К его шее была привязана соска из кишок, наполненная молоком, которую он держал в руках. Ребе­нок еще не умел говорить и лепетал только «хоох-хоох». У Хубана детей не было. Поэтому он забрал себе на воспитание лысого ребенка. Так как он был совершенно лысым (по-хакасски «хоох») и лепетал слово «хоох», то его и назвали «Хоох». От Хооха произошла фамилия Коковых.

Когда Хоох вырос, то он «зажег» семь семейных очагов. Хоох был женат на семи девушках из разных хакасских аймаков. У Хооха старшего сына звали Сохпа. От Сохпа родилось три сына. Он выделил каждому свое хозяйство. Одному сыну он выделил лошадей белой масти, другому сивой масти, а младшему вороной. Старик Хоох в связи с этим свое по­томство обозначил следующим образом: «У кого скот белой масти, то пусть его род носит название «ах соххы» (т. е. белый соххы); второй, имеющий скот сивой масти, пусть называется «кок соххы» (т. е. сивые соххы); а младший, получивший вороных лошадей, пусть относится к роду «хара соххы» (т. е. черные соххы)».

Четверг, 10 октября 2013 00:00

СЕОК ТАЙДЖАН-ХАСХА

Родоначальницей нашего сеока хасха, как говорили старшие, была праматерь Тайджан-иней, жившая у подножия Хум-тигея при устье реки Кача. У нее было семь сыновей. Старшего звали Доможак, за­тем шел Хазах, после него Тодыс, Салгын, Хулагас, Чохыр и Чыхрай. От их имен произошли следующие фамилии среди качинцев: Доможаковы, Кулагашевы, Казачкины, Чокуровы, Шалгиновы, Чекраевы. Они все отно­сятся к сеоку ах-хасха. Так как они происходили от одного предка, вплоть до последнего времени у них были запрещены браки друг с другом.

Со временем Тайджан-иней со своими семыо сыновьями перекочевала вверх по Енисею. По дороге она остановилась жить на некоторое время в долине Чулыма, где родила мальчика, названного Арыхпай. От него про­изошла фамилия Арыпкаевых. Арыхпай и Чыхрай остались жить по Чулы­му. С остальными шестью сыновьями она переселилась в долину Абакана.

Однажды Тайджан-иней увидела плывущую по реке берестяную лод­ку. Внутри лодки лежал младенец. Ребенка, взятого из берестяной лодки, она выкормила и нарекла Траем. От него происходит фамилия Трояко- вых. От Трая, выращенного Тайджан-иней, ведет свое происхождение род, получивший название в честь прародительницы — «тайджан-хасха». Вместе с остальными сыновьями Трай стал жить в долине Абакана.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

БУРУТЫ

В старину наш качинский народ платил албан (ясак) Моол-хану (т. е. монгольскому хану). В качестве албана преподносили зве­риные меха. Если пушнину не привозили вовремя, то Моол-хан приходил с войной и угонял народ к себе в плен. Когда необходимое количество пушнины полностью собирали, то для того, чтобы ее отвезти в Монго­лию, требовались сильные люди на добротных конях, ибо дорога была тяжелой и дальней. Коней - аргамаков - нагружали мехами, уложенными в переметные сумы.

Однажды отправили отвезти албан Моол-хану представителей рода бурут и хасха. Буруты ездили на соловых конях, а хасхалары на рыжих.

Не доезжая до ставки Моол-хана, они остановились на ночлег. Сбор­щики албана расположились у подножия какой-то скалы. Утром, после завтрака, запрягли коней, чтобы тронуться в дальнейший путь.

И тут буруты обратили внимание на красную скалу, под которой они ночевали. Она вся состояла из кроваво-красной охры (по-хакасски «чо- за»). Они, обрадованные чудесной находкой, решили своих коней пере­красить в рыжий цвет, чтобы уподобиться сеоку хасха с их кроваво­рыжими конями и предстать перед Моол-ханом в лучшем виде. Буруты стали раскрашивать своих соловых коней в красный цвет. Представители сеока хасха не стали их ждать и уехали вперед.

Через некоторое время буруты, довольные своим творчеством, отпра­вились в путь. Но прямо перед дворцом Моол-хана их настиг проливной дождь. Краска с коней слезла, и буруты предстали перед очами грозного правителя верхом на грязных животных. После принятия албана Моол- хан заявил опоздавшим бурутам: «Среди моих подданных вы оказались самыми ненадежными и лживыми людьми. Подражая роду «хасха», имеющему рыжих лошадей, вы покрасили своих коней в красный цвет. Так пусть же будет вашим прозвищем «малчан хасха!» (т. е. облезлый хасха). С тех пор буруты получили прозвище «облезлые хасха».

Далее Моол-хан, сняв с себя золотой кафтан и накинув его на плечи главы рода хасха, обратился к нему со словами благодарности: «Отныне твой род будет главным среди других родов в Хонгорае! Пусть твой сеок носит имя «хасха» (т. е. белый), ездящий на святых рыжих конях с белой полосой на лбу (хасха позырах аттыг хасха)!».

Четверг, 10 октября 2013 00:00

СЕОК ТУБА-КЫРГЫЗ

Среди наших качинцев есть люди, принадлежащие к сеоку туба. Они раньше жили за Енисеем в долине реки У пса, названной рус­скими Тубою. Тубалары с древнейших времен обитали здесь.

Когда русские построили Абаканский острог (по-хакасски «Агбан- тура»), то тубалары переселились из долины У псы на левый берег Ени­сея. Некоторые из них вошли в состав качинцев, другие в состав сагай- цев, но большая часть стала койбалами. Потомки качинцев теперь отно­сятся к сеоку туба-кыргыз, сагайцев - туба-сагай, а койбалов наши ка­чинцы именовали просто тубаларами. К роду туба-кыргыз относились Чарковы, жившие по Уйбату. Другая часть Чарковых, оставшаяся за Ени­сеем, проживала в деревне Биря. Они полностью обрусели.

Мы Чарковых в старину дразнили: «Туба, туба, тубаджах, их еда - плоды боярышника, их носики широкие, как ящики, их одежда - кожанки».

Четверг, 10 октября 2013 00:00

СЕОК ХЫРЫМ-КЫРГЫЗ

В старину по берегам Енисея, оказывается, жили кыргызы. Они были многочисленным народом. В результате войны с русскими казаками кыргызы откочевали на юг. В Июсской степи сохранилось только три подразделения, относящиеся к кыргызам: хырым-кыргыз, чо- да-кыргыз и бельтыр-кыргыз.

На берегу озера Белё остался старик Тас-абысха из подразделения хы­рым-кыргыз. Он был прекрасным стрелком. Из лука перебивал шею ле­тящей птицы, попадал в глаз бегущей лисицы.

Тас-абысха имел два сына. Старшего звали Айош, младшего Анаш. Айош был женатым человеком. Он взял в жены дочь монгольского ха­на, слывшую первой красавицей. Тас-абысха, как положено, выделил Айошу хозяйство, наделил наследством. Старший сын обосновался в долине Енисея, где находилась деревня Аёшка. У Айоша родилось де­вять сыновей.

Младший брат Анаш влюбился в его красивую жену. Однажды, когда Айош уехал на охоту, он уговорил монгольскую красавицу уйти жить к нему. После этого Анаш с женою старшего брата переправился через Енисей и обосновался на речке, названной в его честь - Анаш. Вернув­шись после охоты домой, Айош все узнал и погнался за беглецами. Од­нако Анаш был метким стрелком. Он предупредил старшего брата вы­стрелом из лука, стрела которого перебила поводья коня. В ярости Айош вынужден был развернуться и уехать к себе на вотчину.

Анаш зажил с женой старшего брата. Однако у него не было своего хозяйства, не было скота. Они стали жить очень бедно. Поэтому Анаш по ночам стал воровать скот у Айоша. Он погубил значительное количество поголовья его стада. Стало опасно жить рядом с Анашем. Тогда Айош решил перекочевать за озеро Беле, за речку Таргычул.

Затем Айош вместе с отцом Тас-абысха и сыновьями перекочевал на Белый Июс и поставил стойбище по р. Тостыгджул. Там Айош с девятью сыновьями и девятью невестками прожил до старости.

Однажды Айош в долине Тостыгджула подстрелил лисицу. Невестки, после соревнования в беге за ее обладание, из ее шкуры сделали лисью шапку «тюльгю-пёрик», ставшую необходимым атрибутом свах на свадь­бе. Традиционная шапка свах «тюльгю-пёрик» появилась у хакасов от кыргызов.

У Айоша было слабое зрение. Его отец Тас-абысха во время охоты всегда зверей поражал в глаз. По дороге из Тостыгджула в Аспат есть перевал' по имени «Ат-пили». На нем Тас-абысха показывал свою мет­кость. На склоне горы лежал череп лошади. С далекого расстояния его стрела попадала в глазницы черепа. С тех пор этот перевал и получил название «Ат-пили», т. е. конская седловина. Люди говорили меткому стрелку, что нельзя стрелять в глаза, ибо станет плохо его потомству. Поэтому у Айоша и его детей стало слабым зрение.

Тас-абысха прожил до 115 лет. Похоронили его в верховьях Тостыгд­жула, на горе Чочах-хая. После его смерти Айош переселился вверх по Белому Июсу, в местность, которая стала называться «Тастар», а по- русски - аал Аёшин. Хакасское название произошло от имени основателя рода - Тас-абысха. После смерти Айоша его сыновья стали носить фами­лию Аёшиных, а их сеок стал называться «хырым-кыргыз». В это время с р. Кача из-под Красноярска сюда переселились качинцы. Они смешались с кыргызами.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

СЕОК ОЙРАТ-КЫРГЫЗ

В старину, когда река Абакан носила имя Адарчын и на Ызыхских горах находилась сплошная тайга Ап Сабага, здесь проживал ста­рик Алтын Толай из рода кыргыз. У него был сын по имени Алтын Алгай.

Однажды в долину Абакана ворвались воины Ойратского хана. Они завоевали кыргызский народ, который угнали в плен в Джунгарию. Ста­рик Алтын Толай вместе с сыном оказались на чужбине. В неволе их за­ставили работать на ойратского хана и его баев. Алгай стал пасти скот у одного ойратского бая по имени Ибелдик. У последнего была единствен­ная дочь Алтын Суру. Дочь Ибелдика влюбилась в статного Алгая. Ал­тын Алгай не выдержал жизни в рабстве. Он, сговорившись с прекрасной Суру, убежал вместе с ней на коне обратно в долину Абакана. Суру не забыла прихватить с собой золото и серебро Ибелдика. После возвраще­ния Алгай вместе с ойратской женой поселился в истоках реки Ташеба. В великих степях Абакана остался немногочисленный народ, объединив­шийся под властью Алгая. В то время сено хакасы не косили, поскотин не существовало, хлеб не сеяли.

Через некоторое время у Алгая родилось два сына - Харты (старший) и Байн (младший), от которых возникли фамилии Картины и Баиновы. Их род стал называться ойрат-кыргыз, т. е. кыргызы, пришедшие из стра­ны Ойрат (Джунгарии).

Однажды два брата пошли рыбачить на Абакан. Они увидели плыву­щую берестяную лодку. Харты и Байн решили на излучине Мухрас вы­ловить берестяную лодку. Когда два брата ее выловили, то увидели внут­ри младенца. Харты и Байн принесли ребенка домой, отцу Алгаю. Алгай вырастил дитя, назвав его Аршаном. От него пошла фамилия Аршановы. В связи с тем, что этот род присоединился к кыргызам, сеок Аршановых стал называться алгай-кыргыз по имени вскормившего отца Алгая.

Потомки Алгая стали крупными баями, имевшими несметные табуны лошадей. Отец каждому из своих сыновей - Харты, Байну и Аршану, вы­делил наследство. Аршан переселился на правую сторону Абакана, а Ба­йн, как младший сын, остался жить в отцовском доме.

Однажды ночью старший сын Харты стерег свои табуны. Он подсте­лил под голову седло и смотрел на небо. Было новолуние. Вдруг небо озарилось. В случае озарения неба на новолуние, по хакасским поверьям, необходимо загадать любое желание и оно сбудется. Харты моментально произнес: «Пусть будет мое потомство вечными баями до седьмого коле­на». После этого он еще больше разбогател.

У Харты был сын Хылга, у последнего - Мунаш. От Мунаша родился Чирке. У последнего были сыновья - Куске, Пага, Патха, Силбен, Чобан и Хароол. У Хароола был сын Соркай. От Соркая родился Петр, а от по­следнего - Апун (Афанасий Петрович). Апун любил поговаривать: «Прежде чем кончится капитал Картиных, раньше переведется галечник в Ташебе». Апун стал седьмым по счету в колене потомства Харты, на котором и свершилось заклятие предка. Именно Апун загубил богатство Картиных. За то, что Апун застрелил своего батрака Кыто Доброва, его посадили в Минусинскую тюрьму. Там он и умер. После этого как снег растаяло имущество Картиных. Сын Апуна Сендре стал бедняком.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

СЕОК ТОМ-КЫРГЫЗ

Во времена Моол-хана (т. е. монгольского хана) кыргызский на­род, живший по Енисею, угнали за Алтайский хребет. Наш пре­док по дороге убежал и вернулся сюда, перевалив горы в верховьях Бе­лой Томи. С тех пор его сеок получил название том-кыргыз или белотом­ский кыргыз. Через Белую Томь сюда сумел перебраться только один кыргыз по имени Созый. От Созыя ведет начало наша фамилия Созыевых. Сыном Созыя был Абыйах. У Абыйаха родился Аптис. У Аптиса был сын Мукус. У Мукуса - сын Чигей. От Чигея родился Хохай. От Хохая происходит Гаврил. У Гаврила родился Иван. Сыном Ивана являюсь я, Пулат.

Выйдя из Томской тайги, Созый спустился в Уйбатские степи. В ме­стности Капчалы он объединился с оставшимися здесь кыргызами и вме­сте с ними стал жить в выкопанных землянках, называемых по-хакасски «чириб». До сих пор по реке Ниинская Бейка имеются места с названием «чириб», да и сама станция Капчалы носит хакасское название «Чириб». Вокруг Капчалов в ровной степи встречаются углубленные места, свиде­тельствующие о древних землянках. Мы такие углубления называем «хыргыс чурты», т. е. кыргызские жилища.

Среди абакано-татарского народа осталось много кыргызов. Некото­рые из них сохранились в Томской тайге, другие потом переселились сюда из-под Красноярска, с реки Кача, часть из них вернулись со сторо­ны Алтая, некоторые пришли из Торбета (Северо-Западной Монголии).

Четверг, 10 октября 2013 00:00

КЫРГЫЗСКИЙ СЕОК

Выше устья реки Камышта, в местности Узюм находилась ставка кыргызского хана. Кыргызский хан собрал сорок различных пле­мен и воевал с Белым ханом за право сбора ясака-албана в долине Енисея.

Уйбатская степь - это место, где произошла последняя кыргызская война. У кыргызов был лучной бой, а люди Белого хана воевали огненным боем - ружьями. Кыргызский хан подготовил лошадей, приученных к во­енным действиям, и направил табуны в сторону противника, чтобы они задавили воинов Белого хана. Когда Белый хан увидел лошадей, давящих его боевой народ, то он выставил пушки. Стрельбой из пушек - сарбазанов, уничтожил кыргызов. Белый хан разгромил их жилища, а золу очагов развеял. Таким образом кыргызы были вытеснены с этих мест.

Жена кыргызского хана спряталась в пещере среди гор Марачылыг- таг, напротив аала Тирек-сагай. Там она родила двойняшек, двух мальчи­ков - Чабындая и Чабаджаха. Чабаджах со временем ушел жить на север Хонгорая, в Июсскую степь.

Чабындай остался жить в устье Камышты. От Чабындая родился Хыджынай, от которого произошла фамилия Кыжынаевых. От Хыджыная родился Порча, от Порча Чалбах, от Чалбаха Ырагы, от Ырагы Кюскюлей. От Кюскюлея родился Халтарах, от Халтараха родился Чухчан, а от Чухчана родилась я - Манит.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

СЕОК АХ-КЫРГЫЗ

В долине р. Туим жил человек по имени Кыргыз. От него происхо­дит наш сеок ах-кыргыз. Сыном Кыргыза был Сееренг. У Сееренга было девять сыновей: старший Арыштай, затем Аёш, после него Поджандай, потом Нонахтай, затем Падай, других забыл. От девяти сыновей распространилось девять фамилий: Арыштаевы, Аёшины, Божендаевы, Нонахтаевы. Падай был очень сильным человеком. В семнадцатилетнем возрасте он на горе Ульгу-тигей из земли вырвал курганный камень Ульгу-таш и надорвался. После этого умер.

У Арыштая был сын Масхаджах. Сыном Масхаджаха был Тобыр. У Тобыра родился сын Абысхай. У Абысхая был сын Пуга. Пуга родил Фе­дора, от Федора родился Чабыйах. У Чабыйаха был сын Сакым (Нико­лай). Сын Сакыма я, Алексей.

Четверг, 10 октября 2013 00:00

КАЧИНЦЫ (ХААШТАР)

Раньше наши качинцы были народом монгольского хана и жили в стране Торбет (Северо-Западная Монголия). Дочь монгольского правителя вышла замуж за кыргызского князя Оджен-бега в долину Ени­сея. Монгольский хан (Моол-хан) отдал дочери в приданое часть своих подданных киштымов. Народ, отданный в приданое, и есть наши качин­цы. Небольшая часть торбетов, осевшая здесь, в долине Енисея, влилась в состав абакано-татарского народа. Мы отделились от монголов, которые своими широкими лицами походят на качинцев.

Страница 92 из 106