AskizON

AskizON

Воскресенье, 22 сентября 2013 16:00

ДРЕВНЕХАКАССКОЕ ГОСУДАРСТВО

ДРЕВНЕХАКАССКОЕ ГОСУДАРСТВО

 

В. В. Ушницкий

 

Статья посвящена Кыргызскому каганату на Енисее как первому государству на террито­рии Сибири. В статье доказывается, что Кыргызский каганат на Енисее не является коче­вой империей, а подпадает под определение раннего государства. Этническая преем­ственность между кыргызами и хакасами прослеживается в родовом составе хакасского этноса. Анализируется роль и значение эпохи кыргызского великодержавия на террито­рии Центральной Азии.

 

В Минусинской котловине еще в бронзо­вом веке появились предпосылки для появ­ления предгосударственной организации. Богатая мифология обитателей окуневской культуры, наличие оборонительных сооруже­ний и святилищ свидетельствует о том, что уже тогда, на заре бронзового века, окуневцы стояли на стадии формирования государ­ственной организации. Татарскую культуру раннего железного века связывают с народом динлин из китайских источников. Массивные каменные курганы типа Барсучьего лога и Салбыкского кургана могли возводить только большие массы народа, имеющие отличную организацию и сильную сакральную власть. Поэтому носителей тагарской культуры свя­зывают с упоминанием в ханьских источ­никах Динлин-го, при этом иероглиф «го» в китайской традиции обозначает государство. Археолог А. И. Мартынов считает, что уже в раннем железном веке в Южной Сибири обра­зовались государственные организации.

На государственное наследие енисей­ских кыргызов претендуют два тюркоя­зычных народа: хакасы и киргизы. Поэтому исследователи этнической и политической истории енисейских кыргызов разделяются на тех, которые отождествляют хакасов со средневековыми кыргызами, и тех, которые связывают с ними тянь-шаньских киргизов. К ученым, которые считают государство енисейских кыргызов государством предков хакасского народа, можно отнести С. В. Бах­рушина, Л. Р. и И. Л. Кызласовых, В. Я. Бута- наева, С. А. Угдыжекова. К исследователям, изучавшим Кыргызский каганат в качестве государства киргизского народа, примыкают К. Е. Петров, Ю. С. Худяков и И. Б. Молдо- баев. Киргизские ученые гибель Кыргыз­ского каганата обычно связывают с вторже­нием армии Чингисхана, затем Хубилая и с переселением киргизов на Тянь-Шань. Про­блема зарождения Кыргызского государства на Енисее чрезвычайно актуальна в связи с тем, что это не только первое самостоятель­ное государство на территории Сибири, но и, пожалуй, единственное построенное сибир­скими народами, если не считать Сибир­ского ханства, имевшего династийные корни в мангытской среде.

В Синь-Таньшу и тексте памятника Кюль- тегину о кыргызах-гяньгунях говорится как о малочисленном народе. Поэтому Л. Р. Кызла- сов предполагал, что кыргызы были не особым народом, а аристократической группой среди древних хакасов. Род кыргыз занимал главен­ствующее положение в государстве, население которого составляли разноязычные родо-пле- менные группы, орхонские тюрки и уйгуры, поэтому все население государства обозначали под именем «кыргызы». Для народа государ­ства Енисей Л. Р. Кызласов придумал термин «хакас», взятый им из китайских источников [1, с. 62].

 

В китайских источниках, относящихся ко времени правления династии Тан, назва­ние племени гяньгунь (цзянькунь) эпохи династии Хань и шаньюя Маодунь стало отождествляться со средневековым обо­значением кыргызов хягясами, хагасами (сяцзясы): «Хакас есть древнее государство Гяньгунь». В рунических памятниках упо­минаются кыргызы, отождествление их с хягясами (сяцзясами) и гянгунями (цзяньку- нями) в китайских летописях стало неоспо­римым [2]. Постольку этнонимы «хакас» и «кыргыз» выступают в качестве синонимов, то, говоря о енисейских кыргызах, мы под ними будем подразумевать хакасов.

Но отдельное мнение по этому поводу имел Н. В. Кюнер, который считал, что этно­нимы «хакасы» и «кыргызы» в монгольскую эпоху XIII в. обозначали различные группы (части) одного и того же народа. Для имени кыргыз существуют более ранние транс­крипции — гйегу, гйегунь, гяньгунь, поэтому термин «хягас» имеет самостоятельное проис­хождение [3].

Этноним «кыргыз» считается экзоэтнони­мом, поэтому в енисейских надписях этот тер­мин никогда не встречается. Он отмечен в един­ственной надписи из Суджи, Монголии, на земле кыргызов, после завоевания его кыргызами в середине IX в.: «Я сын кыркызов» [4, с. 311].

Енисейские кыргызы, разгромив своих врагов - древних уйгуров, выходят в степи Центральной Азии и начинают подчинять своей власти древнетюркские и телеские племена. Вероятно, именно в эту эпоху кыр­гызского великодержавия в Ала-тоо и Тянь- Шань постепенно просачиваются кыргызские племена и начинают ассимилировать другие тюркские племена. Таким образом, власть кыргызского Ажо, объявившего в 820 г. себя каганом, распространяется на обширные районы Центральной Азии. Родственными связями были привязаны к новой Централь­ноазиатской империи тюргеши и карлуки, ранее имевшие свои каганаты - наследников Древнетюркского каганата [5, с. 355].

Титул государя «древних хакасов» Ажэ Л. Р. Кызласов отнес к самодийской лексике: ассе - «отец страны» [6, с. 81]. С. Е. Яхонтов и Г. П. Супруненко попытались реконструиро­вать термин «ажэ» как «инал». Как сообщал Абульгази в XVII в.: «Киргизы своего прави­теля называют Иналь: это слово у них тоже, что у Монголов (каан) и Таджиков падишах». Е. И. Кычанов на основе китайских источни­ков термин «ажэ» считает и титулом, и клано­вым именем (син) правящего дома [7, с. 123].

Гораздо более убедительным является вывод В. Я. Бутанаева: азы, или народ «ач», древнеенисейских эпитафий соответствует названию династии Ажо. Согласно китай­ским летописям, фамилия Ажо происхо­дила из одного рода с царствующим в Китае Домом Тан, уходящем своими корнями к зна­менитому полководцу Ли Лину. В подтверж­дение своей версии В. Я. Бутанаев приводит наличие сеока «ажыг» в составе хакасов [8, с. 116].

Период IX-X вв. академик В. В. Бартольд назвал «кыргызским великодержавием». В результате термин «кыргызское великодер- жавие» настолько прижился в отечественной научной литературе, что не обсуждаются ни его историческая правомерность, ни рамки, в которые включают памятники «кыргызского великодержавия». П. П. Азбелев отмечает тот факт, что в китайской летописи почти не записывали хронику Кыргызской державы. Следовательно, не было «кыргызского вели- кодержавия». Сам термин возник в пору ста­новления киргизской государственности в рамках СССР. В. В. Бартольд по нему предло­жил публицистическую формулу. Л. Н. Гу­милев отводил кыргызам лишь роль разру­шителей. По утверждению П. П. Азбелева, часть считающихся кыргызскими призна­ков, распространившихся в южносибирских культурах в конце I тыс., имеет на самом деле не кыргызское, а восточноевропейское про­исхождение; кыргызы усвоили их наравне с другими южносибирскими народами [9, с. 112-113].

По утверждению С. А. Васютина, Кыргыз­ский каганат относился к кочевым ксенокра- тическим империям, представлявшим собой суперсложное вождество [10, с. 120-121].

По мнению Н. Н. Крадина и Т. Д. Скрыннико- вой, власть в кочевых империях опирается не на разветленных гражданских чиновников, не на фискальную систему, государственный суд и письменный закон, а на кочевые тра­диции и институт престижной экономики (распределение военной добычи, дани). Тре­тья ступень представлена двумя формами: типичными и данническими. В типичной империи номадов данничество охватывает наименее престижные группы кочевников, которые поставляли скот, и оседлое населе­ние таежных окраинных областей (кышты- мов) [10, с. 122].

Обычно утверждается, что енисейские кыргызы, в отличие от степных предше­ственников, после разгрома своих против­ников не распространились по территории Центральной Азии, а продолжали жить в Минусинской котловине, то есть кыргызы не воспользовались плодами своей победы. Только Е. И. Кычанов отнес новые племена: кереитов и найманов, появившихся на тер­ритории Монголии в X в., - к племенам «кыргызского великодержавия», которые могли быть племенами, выделившимся из кыргызского союза племен. Намеки на этот счет имеются у Рашид ад-Дина. Так, он счи­тает кереитов племенем, прикочевавшим с запада, с Иртыша, найманов - коренным населением Кема (Енисея), откуда их вытес­нили кыргызы. Действительно, кереиты, состоявшие из племен сакаит, тунгкаит, тумаут, вполне могли иметь южносибирское происхождение. Сами кереиты (керетцы) были представлены в составе енисейских кыргызов в XVII в.

Т. Барфилд поражается неспособности кыргызов осуществлять политику экспан­сии. Они не создали кочевую империю в Центральной Азии. Кочевая империя требует умелого руководства, кыргызы не создали такого управления. Они, победив уйгуров, не воспользовались плодами своей победы. После их прихода степи Центральной Азии охватил хаос и анархия. Проживая вдали от мировых торговых путей, они не понимали его значение. Превосходные воины оказались никудышными политиками. Они превратили Монголию в захолустье. Единственным их желанием оказалось захватить Карабалга- сун и ограбить его. Таким образом, кыргызы подвергаются исторической критике, так как не вымогали подарков с цивилизованного Китая [11].

Политическая история Кыргызского каганата прекрасно вписывается в геополи­тическую модель окраинного преимущества Р. Коллинза. Согласно этой модели, обще­ство с наименьшим числом противников на прилегающих территориях имеет тенденцию побеждать в конфликтах и увеличивать свое преимущество. С течением времени окра­инное преимущество пропадает, периферия становится центром и подвергается военному давлению извне. Поэтому военные победы кыргызов в Центральной Азии оказались недолговечными.

В эпоху Великодержавия существенно расширились границы каганата на востоке, севере, западе и, как было сказано, на юге. Стали кыштымами кыргызов воинствен­ные племена бома страны Пестрых лоша­дей, живших на территории современного Красноярского края и Кемеровской области. В результате они полностью исчезают как самостоятельное объединение, вместо них появляется многочисленное племя куш- теми. Кыргызы Енисея доходили вплоть до Байкала. На востоке в пределы кыргызских владений вошла долина р. Кан, на севере - Ачинско-Мариинская лесостепь и долина Енисея вплоть до устья Ангары. В этих райо­нах обнаружены кыргызские памятники IX-X вв. н. э. На западе и северо-западе в орбиту кыргызского влияния вошли Север­ный Алтай, Притомье и лесостепное Приобье [12, с. 141].

В державу кыргызов входила Ангкола, в этом названии можно увидеть Ангару. Сле­довательно, Приангарье, под этим термином подразумевается все Прибайкалье, могло входить в состав Кыргызского каганата. Но под Ангколой, т. е. Ангарой, мог подразуме­ваться Средний Енисей, сливающийся с Ангарой при ее впадении. Само имя бурятов соотносимо с этнонимом «бурут», высту­пающий в качестве названия сеока саяно­алтайских тюрков и обозначения тянь- шаньских кыргызов.

Енисейские кыргызы могли участвовать в этногенезе саха. Об этом свидетельствует существование якутских легенд о племени кыргысов, проживавшего на Средней Лене во времена прихода с юга прародителей саха - Омогоя и Эллэя. Фольклорные сведения о существовании погребального обряда с тру- посожжением у легендарных кыргысов сви­детельствует о реальности проникновения на Среднюю Лену представителей енисей­ских кыргызов, имевших подобный обряд. В то же время в некоторых легендах сами прародители народа происходят от народа кыргыс. Прародитель саха Эллэй в боль­шинстве случаев происходит из племени кыргысов. Кыргыс Сарабай Баай и его дочь Сахсары, или Сайсары, считаются пред­ками народа саха. Следовательно, кыргызы реально могли участвовать в этногенезе бурятского и якутского народов на террито­рии Прибайкалья.

В монгольскую эпоху страна кыргы- зов состояла из пяти областей: Кяньчжоу (р. Кемчик), Иланьчжоу (илан - змея), Анкэла (Ангара), Ханьхана (Хапханас) и Усы. В них входят Енисейский край (Кем), степная часть Южной Тувы, Приангарье, видимо, район Среднего Енисея и Северного Приангарья, высокогорная Тоджа (капкан) и долина реки Ус. Таким образом, можно ска­зать, что в монгольскую эпоху Кыргызское государство переживало период феодальной раздробленности.

По словам Л. Р. Кызласова, в областях Киргиз и Кэм-Кэмджиут в XIII в. политиче­ское господство принадлежало феодалам из рода кыргыз. По данным «Юаньши», кыр- гызы возникли в результате смешения 40 девушек земли Хань с мужчинами Усы. По свидетельству Рашид ад-Дина, в областях Киргиз и Кэм-Кэмджиут было много горо­дов [1].

Население Кыргызского каганата пла­тило налоги пушниной, соболями и бел­ками. Совершеннолетние мужчины всех бу считались военнообязанными и должны были нести повинности, были «теми, кто обязан служить и работать» [7, с. 124]. В Кыргызском государстве налоги и дань взимались натурой. Китайские источники сообщают: «Ясачные вносят подати собо­лями и белкою». В памятниках рунической письменности встречается слово «йака» - плата, вознаграждение [8, с. 122]. Первыми в Сибири ясак в виде пушнины стали взимать не служилые люди московского государя, не татаро-монгольские завоеватели, а ени­сейские кыргызы.

Ясак кыргызов был систематическим, почти «окладным сбором», который норми­ровался только княжеским рангом. Кроме пушнины, железных и других изделий, а также скота, ясак брали с кыштымов и хле­бом. Кыргызские князья эксплуатировали кыштымов и путем различных торгово­ростовщических операций, которые носили кабальный характер. Долговые платежи превращались в тот же албан (ясак), кото­рый вносился князьям-кыргызам [1, с. 151].

Кыргызский каган имел свое законодатель­ство. За воровство полагалась смертная казнь. За мятеж, измену и дезертирство из рядов армии также наказывались подобным образом. Кыр­гызский каган имел ставку в горах, городке, окруженном частоколом [1, с. 125].

Кыргызами управляли семь цзайся- нов и три тутука, которые управляли бу (подразделениями государства, крупными административными единицами), десятью посыльными (чжиши), пятнадцатью дело­производителями (чжанши), непостоянным количеством генералов (сангунов) и тарха­нов (сборщиков налогов) [7, с. 124].

В енисейских эпитафиях сохранилось полная титулатура аристократии енисейских кыргызов. Так, в рунической надписи, най­денной на территории Тувы (Чаа-Холь II), упоминается имя Эльчи-чор Кюч Барс. Чор - наследственный и должностной титул, дававшийся молодым людям, которым предстояло занять высшие посты в государ­стве, т. е. ‘наследный принц’; эльчи означает присланный, командированный из центра; барс отражает родовое имя (фамилию); эпи­тет кюч ‘сила’ собственное почетное имено­вание меморианта [4, с. 107].

Таким образом, Древнехакасскую дер­жаву, или Кыргызский каганат, нельзя назвать кочевой империей, т. е. суперслож- ным вождеством, зато она вполне соот­ветствует понятию раннего государства. Н. Н. Крадин считает приемлемым называть организацию управления государством, если она состоит из большего числа людей [10]. То есть наличие бюрократии свиде­тельствует о существовании государства. Как мы видим, у древних хакасов, или кыр- гызов, существовали разветвленный бюро­кратический аппарат и взимание налогов.

Признаками наличия раннего государ­ства являются существование специальных чиновников, аппарата судей, письменного свода законов [10, с. 281]. Кыргызский кага­нат обладал всеми этими признаками.

Фольклорные источники хакасов под­тверждают историческую преемственность от кыргызов. Наиболее почитаемым героем хакасских преданий является Ир Тохчын. Он жил в устье р. Абакан под горой Ызых, был великим богатырем и прекрасным хайджи. Имя культурного героя восходит к древнетюркским словам: ир - «муж, воин» и титул тохчын (туксин) - «человек, занимаю­щий третью после хана ступень в тюркской административной иерархии» [8, с. 159].

Как видно, Кыргызское государство имело все признаки раннего государства. Это и развитая титулатура, показывающая наличие управленческого аппарата, и госу­дарственная религия в виде манихейских культов, и взимание ясака - налога, также своя письменность. Наследниками этого государства можно считать и другие тюрко­язычные народы Южной Сибири. В период великодержавия кыргызы распространи­лись вплоть до Байкала и Северной Монго­лии, Западной и Восточной Сибири. Изуче­ние первого сибирского государства может стать чрезвычайно актуальным в связи со значением Сибири в экономике России.

ЛИТЕРАТУРА

 

  1. 1.        История Хакасии с древнейших времен до 1917 года. - М., 1993.
  2. 2.        Худяков, Ю. С. Проблемы истории древних кыр­гызов (первоначальное расселение) // Этнографи­ческое обозрение. - 2001. - № 5.
  3. 3.        Кюнер, Н. В. Китайские историки-летописцы о хакасах // Зап. Хакасского НИИЯЛИ. - Вып. 3. - Абакан, 1954.
  4. 4.        Кормушин, И. В. Тюркские енисейские эпита­фии: грамматика, текстология. - М., 2008.
  5. 5.        Бичурин, Н. Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. - Т. I. - М.-Л., 1950.
  6. 6.        Кызласов, Л. Р. Городская цивилизация Средин­ной и Северной Азии: исторические и археологи­ческие исследования. - М., 2006.
  7. 7.        Кычанов, Е. И. Кочевые государства от гуннов до маньчжуров. - М., 1997.
  8. 8.        Бутанаев, В. Я. Мир хонгорского (хакасского) фольклора. - Абакан, 2008.
  9. 9.        Азбелев, П. П. Об инновациях IX в. в южно­сибирских культурах // Изучение историко­культурного наследия народов Южной Сибири. - Вып. 6: сборник научных трудов. - Горно- Алтайск, 2007. - С. 106-115.
  10. 10.     Базаров, Б. В., Крадин, Н. Н., Скрынникова, Т. Д. Монгольская империя и кочевой мир. Кн. 3. - Улан-Удэ, 2008.
  11. 11.     Барфилд, Т. Опасные границы. Кочевые империи и Китай. - СПб., 2009.
  12. 12.     Очерки истории Хакасии (с древнейших вре­мен до современности) / гл. ред. В. Я. Бутанаев; научн. ред. В. И. Молодин. - Абакан, 2008.
Среда, 05 июня 2013 08:00

Орхоно-енисейские надписи

Орхоно-енисейские надписи

Орхоно-енисейские надписи


На снимке одна из енисейских надписей из района Минусинской котловины.
Большая советская энциклопедия сообщает нам: " Орхоно-енисейские надписи- древнейшие письменные памятники тюрко-язычных народов. Открыты русскими учёными С. Ремезовым, Ф. Страленбергом, Д. Мессершмидтом в 1696—1722 в верхнем течении Енисея; на р. Орхон (Монголия) — Н. М. Ядринцевым в 1889. Дешифрованы датским лингвистом В. Томсеном (1893), впервые прочтены русским тюркологом В. В. Радловым (1894). Датируются 7—11 вв.; написаны т. н. руническим письмом, восходящим через старосогдийское к арамейскому."
В глаза сразу бросаются не очень славянские фамилии первооткрываетелей орхоно-енисейских надписей, причем работали они именно во времена масонской тирании Петра Первого, когда странным образом у славян появилась новая история, культура, язык и даже самоназвание... Если учесть, что эти первооткрыватели Страленберги и Мессершмидты были пришлыми масонами, то разумеется, орхоно-енисейские надписи должны были им быть совершенно не понятны. Но ведь для тех, кто там жил, они были реальной и понятной письменностью.
Еще более удивительно и нелепо выглядит утверждение БСЭ о дешифровке орхоно-енисейских надписей... датским лингвистом В. Томсеном.
25 ноября 1893 г. На заседании Академии наук Датского королевства Вильгельмом Томсеном было сделано сенсационное заявление, потрясшее научный мир. Учёный сообщил, что им найден ключ к разгадке древних текстов. Он заявил также, что язык, на котором они выполнены – язык тюркских народов! Самыми первыми словами, которые удалось расшифровать исследователю, были общеизвестные слова «тэнipi –тенгри» и «турik – тюрк». Почти одновременно с этим академик В. Радлов самостоятельно расшифровывает около 15 букв рунического письма и затем за короткое время полностью прочитывает и переводит тексты каменных стел.
Получается, что все эти академики иностранного происхождения, открывшие загадки орхоно-енисейских надписей и поведавшие их миру, такие же Миллеры-Шлёцеры, писавшие нам историю по заданию иноземных масонов.
Примечательно, что до сих пор, никто (!) из наших академиков не перепроверил и не опроверг выводов этих иностранцев, а наоборот, опираются на их труды, как на нечто фундаментальное и неоспоримое. 
Еще большее недоумение вызывает то, что по сути орхоно-енисейские надписи так никем и не прочитаны! 
А не прочитаны они потому, что иноземные масоны увели всех в сторону, заявив, что письмена эти тюркские. И НИКТО не пытался причислить их к славянам и прочитать по славянски. А зря... Вот посмотрите на письмена дощечек из "Велесовой книги":
Орхоно-енисейские надписи

И сравните с орхоно-енисейскими письменами:
Орхоно-енисейские надписи

Очевидно, что руническое письмо в обоих случаях имеет одинаковую графическую основу, т.е идентично.
Так как же можно было "прочесть" орхоно-енисейские надписи по тюркски? Особенно если учесть, что все(!) тюркские языки-это новоделы, созданные начиная только с 1920-х годов (а алфавиты и того позднее, напр, турецкий с 1923г). До этого все тюрки использовали арабскую графику (алфавит), а язык состоит на 80% из арабо-персидских слов. Но разве в орхоно-енисейских надписях есть арабская графика? Нет. Это чистая руница, аналогичная велесовице.
Однако сегодня в книжных магазинах легко можно встретить увесистые труды злобствующих писарчуков вроде Мурада Аджиева, чьи труды вполне тянут на экстремистские по 282й из-за ненависти к славянам. Так вот этот писарь вообще переплюнул всех и снова "расшифровал" и "прочитал" орхоно-енисейские надписи. Естественно, на своем кавказско-тюркском диалекте.
 
Понедельник, 23 сентября 2013 08:00

Большой Салбыкский Курган - Долина Царей

БОЛЬШОЙ САЛБЫКСКИЙ КУРГАН – МОГИЛА ПЛЕМЕННОГО ВОЖДЯ

Большой Салбыкский курган – крупнейший курган бассейна Среднего Енисея – был раскопан в 1954-56 гг. экспедицией института истории материальной культуры и Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории, под руководством С.В. Киселева[1].

Раскопки Большого Салбыкского кургана заставили пересмотреть ранее сложившееся представление об уровне развития тагарского общества.

Курган расположен в урочище Салбык в 60 км к северу от Абакана. Высота насыпи 11,5 м, окружность 496 м. В Салбыкской степи в радиусе около 5 км разбросано 56 курганов, 5 из которых лишь немногим меньше Большого, а высота остальных главным образом 4-6 м. Характерной для Салбыкской группы особенностью является пирамидальная форма насыпи, что особенно хорошо заметно в утренние и вечерние часы. Земляная насыпь первоначально достигала, по подсчетам С.В. Киселева, высоты 25-30 м. К моменту раскопок насыпь сильно оплыла, однако сохранила геометрическую правильность формы, благодаря тому, что главное ядро и облицовка кургана были сложены из дерновых брикетов с прослойкой из тонкоотмученного глинистого материала. В западной части насыпи имелась яма диаметром до 19 м и глубиной до 5 м – следы грабительских раскопок XVIII в.

 

Курган был обнесен квадратной 70 х 70 м оградой из плит девонского песчаника, возвышавшихся над уровнем земли примерно на 2 м. Ограда ориентирована по странам света с небольшим отклонением к СВВ. По углам ее стояли колоссальные стелы определенной формы, ориентированные узкими стенками на восток и запад. Кроме угловых каменных столбов по линии ограды симметрично располагались такие же простеночные стелы, по пять на западной и по четыре на восточной, северной и южной сторонах. Снаружи плиты ограды были укреплены контрфорсами. До раскопок ограда была скрыта под оплывшими полами насыпи, на поверхности плиты были видны только по углам ограды.

С восточной стороны ограды находился так называемый "вход" в курган в виде 14-метрового коридора, который начинался от двух средних стел ограды и был перпендикулярен восточной стенке ограды кургана. Сложенные из плит стенки коридора оканчивались двумя высокими каменными столбами. Вход в курган был заложен стенкой из плиток, а на уровне восточной стены ограды между простеночными стелами был завален пятью лиственничными бревнами.

Внутри каменной ограды, в 2-3 м от нее под насыпью была заключена деревянная ограда, имевшая конструктивное значение. Эта ограда была образована из положенных друг на друга бревен с поперечными деревянными прокладками. Пространство между внешней каменной и внутренней деревянной оградами было заполнено землей, поверх которой была сделана стенка из положенных плашмя небольших песчаниковых плиток. На верхней грани каменных плит ограды плитки были подогнаны друг к другу таким образом, что с внешней стороны кургана образовывали отвесную в обрезе стенку высотой до 0,7 м. В результате общая высота стены ограды кургана колебалась от 2,5 до 2,8 м. Деревянная ограда представляла собою внешнюю обкладку земляной эстакады, на которую на катках вкатывались плиты строившейся ограды. Плиты перевешивались через бревенчатую обкладку и под действием собственной тяжести соскальзывали в вырытые для них канавки. Чтобы плиты при их сталкивании в траншейки не раскалывались, дно канавок выстилалось деревом.

В западной части насыпи ограды находилась могила, перекрытая сверху накатом в 6 рядов крест-накрест положенных бреен, верхней площадью 8 х 8 м. Внешне склеп представлял сооружение в виде усеченной пирамиды из раскатов бревен и земляной подсыпки высотой до 2 м. Сверху пирамида была застлана берестой до 15 слоев, кроме того, верхние бревна пирамиды были завернуты в прошитую бересту. Могильная яма квадратная, размером 5 х 5 х 1,8 м. Стены ее укреплены вертикальными стойками, а по углам толстыми бревнами, заключавшими внутренний сруб из четырех венцов обтесанных брусьев, рубленных на углах в обло и в лапу. Дно могильной ямы, а также пространство между ее стенками и вертикальными стойками заполняла красная глина. Поверх глины пол был застлан берестой на дощатом основании.

С запада от средней стены ограды в погребальную камеру вел коридор – дромос, шириной в 2-3 м. Его стенки были обложены досками, застланными берестой, покрыт дромос сверху был плотными досками. В западном склоне пирамиды, возведенной над могильной ямой, был проделан узкий лаз, ведущий в склеп. Лаз оказался плотно забитым обрубками дерева. На этом основании С.В. Киселев считал, что древние грабители не проникли в склеп через дромос, но рыли свою мину сверху.

При входе в склеп у южной стены дромоса лежали два мужчины, из которых один был сброшен ничком. У погребенных руки были перевиты и пальцы соединены. Следов трепанации и повреждений на черепах нет. С.В. Киселев полагал, что эти люди были задушены или отравлены. Под угловыми камнями ограды были обнаружены строительные жертвы – скелеты взрослых людей у северо-восточной и юго-западной стел и детские скелеты под угловыми камнями восточной стороны.

В погребальной камере находились остатки семи скелетов, один из них мужчина лет 70, остальные 35-40 лет. Три черепа хорошо сохранились. М.М. Герасимов высказал предположение, что двое из них – брат и сестра.

Из инвентаря в срубе был найден лишь миниатюрный бронзовый нож с трапециевидной ручкой и баночный сосуд значительно больших, чем обычно, размеров. На поясе одного из лежащих у стенки дромоса слуг были найдены две конические ворворки и однодырчатый бронзовый нож.

Конструктивные особенности Большого Салбыкского кургана были привлечены для миграционных построений Н.Л. Членовой. На миграцию населения с запада, по ее мнению, «указывает появление тагарских погребальных сооружений нового типа – прямоугольного сруба со сходом-дромосом в западной стенке и покрытием из шести рядов бревен. Такое сооружение обнаружено пока лишь в одном кургане – Большом Салбыкском, но вполне вероятно, что они есть и в других курганах Салбыкской группы[2]. Н.Л. Членова считает возможным сравнивать конструкцию Б. Салбыкского кургана и больших курганов Восточного Казахстана и Семиречья, а именно Чиликтинских и Бесшатырских, она пишет, что «сходство этих сооружений с салбыкскими очень велико"[3].

Остановимся на сравнительном анализе конструктивных особенностей этих курганов.

Чиликтинский могильник, расположенный примерно в 100 км южнее озера Зайсан, состоит из 51 кургана. Курганы тянутся на 8 км в направлении с северо-запада на юго-восток. 13 курганов в этом могильнике высотой 8-10 м, остальные от 2 до 5 м. Конструкцию Чиликтинских курганов рассмотрим на примере типичного для данной группы кургана № 5, известного в литературе под названием "Золотого"[4]. Этот курган высотой в 6 м имел правильную круглую форму с уплощенной вершиной и пологими скатами в отличие от Большого Салбыкского, имевшего усеченно-пирамидальную форму. Насыпь кургана была сооружена из глины, выше глины была насыпана земля с мелкой галькой, затем поверхность кургана была облицована крупной светло-серой галькой. Главное ядро и облицовка Большого Салбыкского кургана были сделаны из дерновых брикетов. Камень, галька при возведении насыпи не употреблялись. У основания Чиликтинского кургана было выложено кольцо из трех рядов крупного битого камня. Салбыкский курган был обнесен традиционной для тагарских курганов квадратной каменной оградой. Яма Чиликтинского кургана размером 8,3 х 7,1 х 1м находится точно под вершиной кургана, а в Большом Салбыкском в северной части. Погребальная камера сверху перекрыта потолком в один ряд бревен, затем засыпана крупным битым камнем, слой камня над бревнами крыши 1-1,2 м, В Салбыкском кургане могильная яма была перекрыта накатом из 6 рядов крест-накрест положенных бревен, сверху застланных берестой. В могильной яме Чиликтинского кургана было сложено квадратное сооружение площадью 4,8-4,6 м, причем бревна положены друг на друга без всяких креплений и врубок, образуя собой клетку, а не сруб. В Салбыкском кургане в могильной яме находится настоящий сруб из 4 венцов бревен. Промежутки между стенками погребальной камеры и могильной ямы заполнены битым камнем, что не наблюдалось в Салбыкском кургане. Дромос шириной 2 м и глубиной в 1 м шел от центра ямы на восток. В Салбыкском кургане дромос шел на уровне древней дневной поверхности на запад. В Салбыкском кургане в месте стыка дромоса и погребальной камеры был вырублен лаз, в Чиликтинском дверные приемы отсутствуют. Южная стенка сооружения пересекает под прямым углом дромос почти в 3,5 м от его начала, проходя над ним.

Могильник Бесшатыр состоит из 32 курганов[5]. По размерам насыпей их делят на большие, средние и малые. Высота больших от 17 до 6 м, средних – 5-6 м, малых – 2-0,8 м. Из больших курганов раскопано три (№ 1,3,6). Насыпи курганов Бесшатырского могильника состоят из слоев камня и щебенки. Так, в третьем кургане насыпь состояла из 17 чередующихся слоев камня и вместе со щебнем. Почти у всех курганов камни у основания плотно уложены, что создает впечатление фундамента. Наиболее крупные курганы окружены каменным валом, представляющим остатки каменных стен, окружавших насыпь. У шести курганов около насыпи имеются цепочки из больших камней, опоясывающих курган или располагавшихся с восточной или юго-западной стороны насыпи. Таким образом, внешний вид Бесшатырских курганов резко отличен от Салбыкского. Что же касается внутреннего устройство, то здесь также ни о каком сходстве говорить не представляется возможным. Под насыпью больших Бесшатырских курганов находились деревянные постройки, воздвигнутые на древней дневной поверхности. Бесшатырские бревенчатые усыпальницы, представленные полностью наземными вооружениями, являются своего рода уникальными памятниками.

Усыпальница состоят из трех частей: коридора (дромоса), придверной пристройки и погребальной камеры. Потолком и крышей служат бревна наката, положенные прямо на стенки камеры в длину в меридиальном (а не крест-накрест, как в Большом Салбыкском кургане) направлении. Коридор представляет собой очень высокое сооружение (высота его около 5 м) без перекрытия. Придверная пристройка является продолжением коридора и примыкает к восточной стене погребальной камеры, она прямоугольной формы и значительно ниже коридора. Погребальные камеры из бревен в 13-16 рядов, высотой до 4 м. На углах камер бревна лишь касаются друг друга и не скреплены между собой. Такие примитивные по технике строительства сооружения нельзя назвать срубами. Бревна, образующие стены камеры, удерживают вертикально врытые внутренние и наружные столбы. В курганах имеются подземные ходы, достигавши протяженности 55 м. Эти катакомбы связаны с ритуалом погребения и являются конструктивной особенностью Бесшатырских курганов.

Из описания больших Бесшатырских курганов, как и Чиликтинских, следует, что не удается проследить сходство между их конструкциями и сооружениями Большого Салбыкского кургана. Сходство заключается лишь в грандиозных размерах курганных насыпей и в наличии дромосов. Подобное сходство никак нельзя отнести за счет миграции населения. Грандиозные курганы, имеющие.дромосы, в середине второй половины I тысячелетия до н.э. – начале I тысячелетия н.э. встречаются на широкой территории и связаны в конечном счете с уровнем социально-экономического развития древних обществ. В то же время нельзя рассматривать конструкции Большого Салбыкского кургана как что-то принципиально новое, не связанное с предшествующим развитием. Конструкции Большого Салбыкского кургана представляют закономерное развитие местных, сугубо тагарских традиций в создании погребальных сооружений.

Анализ погребального обряда не дает оснований для вывода о миграции населения в Минусинскую котловину с запада, как это делает Н.Л. Членова, писавшая о появлении на Среднем Енисее среднеазиатских племен. «Не исключено, что вместе с саками, – пишет она – пришли и тохары и они дали имя Тагарскому озеру, по которому, по счастливой случайности и вся культура названа тагарской. Однако, при современном состоянии наших знаний это является не более как предположением, которое одинаково трудно и доказывать и опровергнуть"[6]. Полагаю, что Н.Л. Членова ошибается: опровергнуть это предположение значительно проще, чем доказать.

Культура скифского времени на Среднем Енисее была названа С.В. Киселевым тагарской по месту первых раскопок "тагарских" курганов на острове Тагарском близ Минусинска и по месту наиболее замечательных находок в курганах около оз. Тагарского. Как сообщил мне Л.Р., Кызласов, на Татарском острове совершались главные жертвоприношения хакасов. Свое название остров получил от хакасского слова "тагр", что в переводе означает "главное жертвоприношение".

Мы, к сожалению, не знаем какие сокровища были положены в склеп Большого Салбыкского кургана. Эти сокровища привлекли грабителей как в древности, так и в ХVIII веке, когда в хакасских степях орудовали артели "курганщиков" и "бугровщиков". Курган был ограблен по крайней мере два раза и ограблен тщательно.

При возведении рядового тагарского кургана не требовалось усилий большого коллектива. Такая задача могла быть решена силами одной семьи. При сооружении Большого Салбыкского кургана был затрачен титанический труд многих людей.

Доставка плит для ограды была чрезвычайно трудоемким делом. Курган возведен в голой степи. Ближайшие от Салбыка выходы девонского песчаника имеются на горе Кызыл-Хая в 20 км к юго-западу от кургана по дороге на ст. Капчалы, где были обнаружены остатки древних каменоломен. Эти плиты выламывались из скал, видимо, при помощи деревянных клиньев На горе Кызыл-Хая добывались плиты для стены ограды. Гигантские стелы, достигающие веса 50 тонн, невозможно отбить в пологих слоях горы Кызыл-Хая. С.В. Киселев полагал, что они могли быть выломаны лишь в крутопадающих обнажениях берегов Енисея, то есть в 70 км от кургана. Плиты доставлялись на место сооружения кургана, видимо, зимой по насту из деревянных катков. При расчистке нижней части насыпи было обнаружено много бревен лиственницы; часто сухостойной, или взятой с лесных пожарищ. Эти бревна, возможно, являлись катками, на которых передвигали стелы и плиты. Бревна были перевезены, судя по зарубкам на концах, волоком на аркане. С.В. Киселев нарисовал следующую картину сооружения ограды кургана. Доставленные плиты устанавливались на место изнутри, то есть с той площади, на которой затем была сооружена насыпь кургана. Вертикально плиты устанавливались при помощи рычагов, обломки которых в виде сгнившего дерева сохранились в траншейках. Для удержания круто поднимавшихся склонов пирамидальной насыпи кургана после установки плиты закреплялись контрфорсами-подпорками из плит меньшего размера, врытых перпендикулярно линии стены. Кроме того, на верхней грани плит была сооружена накладка из горизонтально положенных плиток, с наружной стороны образовавших отвесную в обрезе стенку. Все это обеспечивало большую прочность ограды, выдержавшей давление колоссальной насыпи кургана.

Для выяснения вопроса, какое количество труда требовалось для возведения насыпи, С.В. Киселев привлек данные урочного положения об укладке вручную дерна при постройке железнодорожной насыпи. Согласно этим приблизительным подсчету 100 человек должны были возводить насыпь в течение 7 лет. Представляется более достоверным, что в работах по возведению насыпи принимал участие значительно больший коллектив, и возводилась она соответственно в более краткий отрезок времени.

О необычайном даре научного предвидения С.В. Киселева, его умении "видеть сквозь землю" говорит тот факт, что он еще до раскопок Большого Салбыкского кургана писал в отношении Салбыкских пирамид, что в них можно видеть "нечто более исключительное, чем коллективные погребения сородичей, обычные для второй тагарской стадии". Это предвидение С.В. Киселева блестяще подтвердилось в результате раскопок Большого Салбыкского кургана, в погребальной камера которого находились остатки только 7 трупоположений. Первоначально здесь были погребены, вероятно, 1-2 человека, остальные погребались позднее через дромос. Само количество погребенных является показателем того, что курган представлял не родовую, а семейную усыпальницу.

Большой Салбыкский курган является, очевидно, могилой вождя племени или союза племен.

Можно предполагать, что в Салбыкской курганной группе, тагарском священном Герросе, сооружения которого являются памятниками культового и ритуального назначения, размер курганов зависел от степени знатности погребенного. Не исключено, что курганы возводились еще при жизни того, кому они предназначались. Зародившаяся татарская племенная знать стремилась увековечить свое господствующее положение и после смерти, возводя курганы, подобные Большому Салбыкскому.

Под камнями ограды Большого Салбыкского кургана были обнаружены строительные жертвы, что свидетельствует о наличии в тагарском обществе несвободных членов, которые должны следовать за своими хозяевами в загробный мир. Лежащие у входа мужчины являлись, возможно, слугами, призванными охранять вход в усыпальницу хозяев или сопровождать их после смерти.

Выводу о далеко зашедшей дифференциации тагарского общества имеется дополнительное подтверждение из области состояния производительных сил. В забутовке стен Большого Салбыкского кургана был найден жернов вращающейся ручной мельницы. Я, как участница раскопок, хорошо помню, как бурно, темпераментно, обрадовался С.В. Киселев этой находке. Тут же на кургане он отметил, что почти нет случаев, чтобы ручная мельница являлась принадлежностью доклассового общества. Еще К. Маркс указывал, что "ручная мельница дает общество с сюзереном во главе"[7].

Раскопки Большого Салбыкского кургана в Хакасии, а также недавние раскопки царского кургана "Аржан" в Туве[8] свидетельствуют о далеко зашедшей социальной дифференциации в скифское время на Енисее.

В настоящее время Большой Салбыкский курган представляет собою музей под открытым небом, являясь своеобразным памятником руководителю раскопок, известнейшему советскому археологу Сергею Владимировичу Киселеву.

Примечания:



[1] Киселев С.В. Исследование Большого Салбыкского кургана в 1954 и 1955 гг. // "Тезисы докладов на сессии Отд. Исторических наук и Пленуме ИИМК, посвященных итогам археологических исследований 1955 г.". M.-Л., 1956; его же. Отчет о раскопках в 1954 г. // Архив ИА, ф. 1, д. 975; его же. Краткий отчет о раскопках Большого Салбыкского кургана в 1955 г. // Архив ИА, ф.1, д. 1165.

[2] Членова Н.Л. Происхождение и ранняя история племен тагарской культуры. – М., 1967, С. 219.

[3] Там же. С. 220.

[4] Черников С.С. Загадка золотого кургана. М., 1965.

[5] Акишев К.А. Культура саков долины реки Или (VII-IVдо н.э.). В кн.: Акишев К.А.. Кушаев Г.А. Древняя культура саков и усуней долины реки Али. Алма-Ата, 1963.

[6] Членова Н.Л. Тагарская культура на Енисее. Материалы по древней истории Сибири. Улан-Удэ, 1964, С. 307.

[7] Маркс К. Нищета философии // К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., изд. 2, т. IV, с. 133.

[8] Грязнов М.П., Манай-оол М.Х. Курган Аржан – могила "царя" раннескифского времени // УЗ. ТувНИИЯЛИ. Вып. XVI. Кызыл, 1973.

 

Источник: 

М.А. Дэвлет

Большой Салбыкский Курган – могила племенного вождя // Из истории Сибири. Вып. 21. Материалы совещания по проблеме "Экономика и социальная структура древнего населения Западной Сибири" (Томск, 17-22 марта 1975 г.). Томск: изд-во Томского ун-та, 1976. 270 с. –

С. 146-154.

http://www.iria-art.com/index.php?option=com_content&task=view&id=379&Itemid=48

Суббота, 21 сентября 2013 08:00

Енисейские кыргызы

Енисе́йские кыргы́зы (древние кыргызы, кит. упр. 黠戛斯, пиньинь: xiájiásī, палл.: сяцзясы) — древний тюркский народ, проживавший в районе Саяно-Алтая; родственный древним динлинам и предок современных алтайцев, тувинцев и хакасов.

Кыргызы в хуннское время

Первое упоминание о кыргызах содержится в «Исторических записках» Сыма Цяня в связи с подчинением их [прото]государственного образования хунну (201 год до н. э.)[1]. Китайский источник IX века описывает древних кыргызов как европеоидов: «…[они] вообще рослы, с рыжими волосами, с румяным лицом и голубыми глазами. Чёрные волосы считались нехорошим признаком»[2]. Китайцы считали, что у кыргызов было собственное государство Цзянькунь (堅昆) (или Цзюу 居勿, Цзегу 結骨), население которого считали смешанным с динлинами. По легенде, правили кыргызами потомки хуннского чжуки-князя, китайского полководца Ли Лина (李陵).

Кыргызский каганат.png
Предметы кыргызской культуры.jpg

Кыргызы при тюрках и уйгурах

В V—VIII веках кыргызы были подчинены жужаням, Тюркскому каганату, Уйгурскому каганату. При уйгурах кыргызов было довольно много: больше 100 000 семейств и 80 000 воинов. От земель кыргызов до ставки уйгурского кагана было 3000 ли или 40 дней пути наверблюдах[3].

Описание страны

В китайских хрониках сохранилось достаточно подробное описание страны кыргызов, составленное посольством, шедшим из Ордоса через Уйгурский каганат в земли кыргызов. В 841 году по указу императора династии Тан (династия) У-цзуна чиновники ритуального приказа опросили кыргызских послов и составили следующее описание их страны.

Почвы болотистые, зимы снежные. Женщин больше, чем мужчин. Мужчины носят серьги в ушах, по характеру — отважные и сильные. Повсеместны татуировки: у воинов на руках, у замужних женщин на лице. Браки не очень крепкие. Знают месяцы, сезоны и 12-летние циклы годов. Сеют просо, пшеницу, овсюг, ячмень. Муку делают ручными жерновами. Сеют в апреле, жнут в октябре. Делают пиво. Овощи и фрукты не выращивают. Разводят крупных и сильных лошадей. Много коров, овец, меньше верблюдов. Лошадьми и овцами платят калым, богачи дают 100—1000 голов. Стада богачей в несколько тысяч голов коров. Из еды предпочитают мясо и молоко, для правителя делают пиво и пироги.

Охотятся на тарпанов, козулей, дзеренов, баранов, оленей, чернохвостых коз. Ловят рыбу, судя по описанию — осётры. Охотятся на птиц: гуси, утки, ястребы, сороки, орлы. В их стране растут деревья: берёзы (больше всего), сосны, ива, ель, вяз. Добывают золото, железо, оловодля чего вырывались шахты, которые местные жители позже именовали чудские копи. Во время дождя (?) выплавляли железо называемоецзяша (迦沙) из которого делали крайне острое оружие, поставляемое тюркам.

Носят белые валяные шляпы, пояса с точилом. Бедные одеваются в овчины и шляп не носят. Женщины одеваются в шерстяные платья или привозной шёлк. Зимой живут в избах, покрытых корой. На войне используют луки, знают знамёна, у всадников есть деревянные щитки для рук и ног, наплечники от сабельных ударов и стрел. Воинов собирают из всех родов.

Правителя называют «ажо» (阿熱) и династия также называется Ажо.[4] Перед домом царя установлено знамя, он одевается в соболью шапку зимой и колпак с золотым ободом летом. Его ставка у поросших лесом гор (青山), вокруг деревянные стены. Шатёр ажэ называется мидэджи (密的支).

Народ платит подати соболями и белками. Есть чиновники шести разрядов. Военные: семь министров, трое командующих, десять чжиши (職使). Гражданскими делами занимаются 15 чанши (長史), остальные чиновники не имеют определённого числа. За бегство в сражении, нерадивости в посольстве, подачу плохого совета царю, и за воровство рубят голову. Если у вора жив отец, то он должен носить с собой голову сына до самой смерти.

Из инструментов знают флейту, бубен, Шэн, бамбуковый рожок (觱篥), барабан. Любят канатоходцев и представления с обученными животными.

Жертвы духам приносят в поле в любое время. Шаманов называют «гань» (甘, ср.). На свадьбах платят калым. На похоронах оплакивают покойного, три раза обёртывают его в саван и сжигают, через год останки зарывают и снова оплакивают.

Язык их взаимопонимаем с уйгурским, знают письменность (вероятно Древнетюркское руническое письмо).

Кыргызы были сильным соседом и тюркские каганы отдавали своих дочерей в жёны правителям кыргызов.

Разгром уйгуров и расселение кыргызов

В первой половине VII века кыргызы попали в зависимость от сюеяньто и уйгуры поставили к ним наместника (頡利發) для надзора. Впрочем сохранилась власть царя и его трёх советников: цисибэя (訖悉輩), цзюшабобэя (居沙波輩), амибэя (阿米輩).

В 648 году сюеяньто были разгромлены империей Тан и многие уйгуры вступили в танское подданство. Кыргызы решили отправить послов к императору. Ко двору приехал старейшина Сылифа Шибоку Ачжань (俟利發失缽屈阿棧). На пиру он попросил императора сделать его своим вассалом. Император велел принять земли этого старейшины под названием губернаторства цзянькунь (堅昆府), старейшина получил военное звание цзо туньвэй да цзянцзюнь (左屯衛大將軍, ранг неясен), назначен главой округа (都督, дуду) и подчинён Яньжаньскому наместничеству (燕然都護).

С 650 по 683 гг. отправили 2 посольства в Китай.

В 707—710 гг. прислали подарки императору Тан Чжун-цзуну и он упомянул, что выделяет кыргызов из своих вассалов из-за близости происхождения[5].

С 712—756 гг., при императоре династии Тан Сюань-цзуне, четыре раза присылали подарки.

В 758 году уйгуры Моян-чура завоевали кыргызов. Похоже, кыргызы разделились на несколько княжеств. Были налажены связи с арабами-даши (приходили караваны с узорчатыми тканями), Тибетской империей, карлуками, которых использовали как проводников на караванных путях. Ажэ получил от тюрок титул пигадуньцзецзинь (毗伽頓頡斤, пига=бильге=мудрый).

В 840 году они разгромили Уйгурский каганат и образовали Кыргызский каганат, более 80 лет бывший гегемоном в Центральной Азии. Примерно в 818 году Ажэ объявил себя каганом, свою мать (она была из тюргешей) ханшей-вдовой (可敦), жену (она была дочь тибетского генерала) — ханшей. Уйгуры отправили армию во главе с министром, но не смогли победить. Война продлилась 20 лет и уйгуры не достигли успехов. Ажэ уверовал в скорую победу. У уйгур случилось междуцарствие и старейшина Цзюйлу Мохэ (句錄莫賀) привёл кыргызскую армию в столицу уйгуров. Хара-балгас был сожжён, посреди пепелища Ажэ поставил свою золотую палатку. В числе трофеев к нему попала Тайхэ (太和公主) китайская царевна и вдова четырёх каганов. Каган перенёс ставку в горы Лаошань и отправил китайскую царевну с эскортом в Тан, но по пути напал Уге-хан и забрал царевну. Каган отправил Чжуу Хэ Су (註吾合素) к императору, чтобы поведать о случившимся.

В 841 году к императору династии Тан У-цзуну прибыл кыргызский посол. Император очень радушно принял его, поставил его выше посла из государства Бохай (渤海). Распорядитель (卿) Чжао Фан (趙蕃) отправился к кагану с ответным визитом. Также император приказал министрам и чиновникам из «Ритуального приказа» (鴻臚寺) опросить послов и составить описание страны кыргызов. Министр Дэ Юй (德裕) предложил составить родословную Ажэ и написать его портрет.

Ажэ стал преследовать Уге-хана, укрывшегося у маленького племени «чёрнотележников», и попросил у Тан поддержки. Но империя невероятно ослабла и держалась только по причине уничтожения уйгур и распада Тибета. Император приказал наградить Ажэ титулом Цзун Инсюну Ченмин кэхань (宗英雄武誠明可汗), но в 846 году Тан У-цзун умер, не успев отправить послов, и новый император Тан Сюань-цзун не стал торопиться. На общем совете высших чинов решили, что титулы давали уйгурам, когда они были сильны и если награждать и кыргызов, то они возгордятся и станут опасны. Император отозвал грамоту.

В 847 году каган умер. Император дал новому кагану титул Ину Чен Ми кэхань(英武誠明可汗).

С 860—874 гг. кыргызы три раза присылали послов в Тан. После историки не вели записей.

Впоследствии каганат распался на несколько княжеств, включенных в 1207 г. Джучи в состав Монгольской империи.

Доспехи кыргызского воина.jpg

Разделение кыргызов и вытеснение их из Южной Сибири

Енисейские киргизы в долине Енисея и горах Алтая стали родоначальниками современных хакасов и алтайцев.

Кыргызы Южной Сибири имели в начале XVII века конфедерацию четырёх княжеств — улусов, получившую в русских источниках названиеКиргизская землица, в таком составе:

  • Алтырский улус
  • Алтысарский улус
  • Исарский (Езерский) улус
  • Тубинский улус

Енисейские кыргызы около 100 лет сдерживали продвижение русских в Южной Сибири, однако в основной массе были вынуждены в 1703 г.покинуть Хакасско-Минусинскую котловину. В 1667 и 1679 гг. кыргызский полководец бек Иренек дважды осаждал Красноярский острог, основанный в 1628 году именно для защиты от набегов кыргызов. Только после гибели Иренека в войне с монголами в 1687 году русским удалось окончательно установить контроль над Южной Сибирью и Саянами.

Часть потомков енисейских кыргызов ныне проживает в уезде Фуюй КНР[6].

О первоначальном языке кыргызов — древнекыргызском — практически ничего неизвестно. Предполагается, что он является предком современных языков хакасской подгруппы (см. тюркские языки): чулымского, фуюйско-кыргызского (небольшая группа в Маньчжурии),хакасского и шорского.

Примечания

  1.  Керимбекова Н. Формирование этнической территории и государственной границы Кыргызстана
  2.  Худяков Ю. С. Проблемы истории древних кыргызов
  3.  Верблюд проходит около 50 км в день по хорошей дороге
  4.  其君曰「阿熱」,遂姓阿熱氏
  5.  Правящая фамилия Ли 李 происходила от тюрок по крайней мере с женской стороны
  6.  Бутанаев В. Я., Худяков Ю. С. История енисейских кыргызов. Абакан: Изд-во Хакасского гос. ун-та им. Н. Ф. Катанова, 2000

Литература

Логотип Викитеки
В Викитеке есть оригиналтекста по этой теме.
См. Новая книга Тан. 217б
  • Китайские письменные источники о древних кыргызах // Подготовлены для сайта www.kyrgyz.ru С. Угдыжековым.
  • Азбелев П. П. Древние кыргызы. Очерки истории и археологии. Он-лайн версия.
  • Азбелев П. П. Значение архивных материалов для изучения культуры енисейских кыргызов. // Проблемы изучения Сибири в научно-исследовательской работе музеев. Красноярск: 1989, с.131-133.
  • Бичурин Н. Я. (Иакинф) Собрание сведений…{/}I. Хакяньсы. Хагас
  • Бутанаев В. Я. Кыргызское государство (VI в. н. э. — 1207 г.н. э.)
  • Бутанаев В. Я., Худяков Ю. С. История енисейских кыргызов. Абакан: Изд-во Хакасского гос. ун-та им. Н. Ф. Катанова, 2000.
  • Грач А. Д., Савинов Д. Г., Длужневская Г. В. Енисейские кыргызы в центре Тувы (Эйлиг-Хем III как источник по средневековой истории Тувы). М.: Фундамента-Пресс, 1998. 84 с.
  • Длужневская Г. В. К определению названия археологической культуры енисейских кыргызов VI—XII вв. // Проблемы археологии н этнографии Сибири (Тезисы докладов конференции). Иркутск: 1982.
  • Длужневская Г. В. Енисейские кыргызы. Историко-культурный аспект // Fasciculi Archaeologiae Historicae. Fasc. VII. Lódź: 1994. С. 9-12.
  • Савинов Д. Г. Археологические данные о связи енисейских и тян-шанских кыргызов в конце I — начале II тыс. н. э. // Вопросы этнической истории киргизского народа. Фрунзе: 1989. С. 77-90.
  • Скобелев С. Г. Створка панагии из погребения енисейского кыргыза позднего средневековья
  • Угдыжеков С.А. Социальная структура раннесредневековых кыргызов / Дисс. на соиск. степ. канд. ист. наук. — Абакан, 2000. — 172 с. Платный доступ.
  • Яхонтов С. Е. Древнейшие упоминания названия «киргиз» // СЭ. 1970. № 2. С. 110—120.
  • Большая библиография по древним кыргызам
Современный ареал расселения и численность

Южная Сибирь, Монголия, Тянь-Шань

   
Археологическая культура

Таштыкская культура, чаатас,Аскизская культура, сууктер

Язык

древнекыргызский язык,Тюркская группа

Религия

Шаманизм (Тенгрианство)

Родственные народы

Гаоцзюй, Телэ, Телеуты,Теленгиты, раннесредневековые тюркские народы

Источник:http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%95%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BA%D1%8B%D1%80%D0%B3%D1%8B%D0%B7%D1%8B

Кызыльцы (хак. хызыл) — этнографическая группа хакасского народа. Носители кызыльского диалекта хакасского языка.

Проживают в настоящее время в северной части Хакасии в долине реки Чёрный Июс.

Сформировались в 18 — 19 веках отдельно от других хакасских родоплеменных групп в составе Ачинского уезда, на месте бывшего Алтысарского улуса, являвшегося политическим центром Киргизской землицы. Несмотря на относительную изоляцию, кызыльцы сохранили представления о своем родстве с другими хакасскими группами. Одна часть кызыльцев возводила себя и сагайцев к двум братьям Кызылаху и Сагаяху, другая часть считалась одного происхождения с качинцами. Ведущее положение в XVIII веке занимал один из бывшихаймаков Алтысарского улуса — род «хызыл», по имени которого были названа «землица», а позже и степная дума (см. Кызыльская степная дума). Кызыльский род являлся консолидирующим, вследствие чего этноним был принят остальными родами, проживавшими в пределах той же административной единицы. В 1794 кызыльцев насчитывалось 2109 душ мужского пола. К ним относилось около 200 различных фамилий. Кроме местных родов, в состав этнической группы кызыльцев вошли выходцы из Алтая и часть сибирских татар.

Сеоки кызыльцев

  • босагарцы
  • игинцы

источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%8B%D0%B7%D1%8B%D0%BB%D1%8C%D1%86%D1%8B

Динлин-Го - первое государство на территории Южной Сибири (Хакасско - Минусинской котловины)

Динли́ны (Dingling (丁零) или Гаочэ (高車), Чилэ (敕勒), Телэ (鐵勒)) — древний народ Южной Сибири и Монголии, упомянутый впервые в китайском описании завоеваний хуннского шаньюя Модэ около 202 до н. э.

С IV—V веков обосновались на территории Китая в составе южных сюнну. Они играли довольно большую роль в варварских династиях.

В самой же Центральной Азии динлины появляются вновь в конце IV в. как враги табгачей. Немного позже они вступают в соперничество с жуаньжуанями.

Около 487 г. динлины образовали конфедерацию из 12 племён во главе с двумя братьями Афучжило и Цюнци. Этноним динлин продолжает использоваться, но одновременно возникают и используются другие транскрипции и переводы. Одним из них являетсягаочэ (или гаоцзюй) — «высокие повозки», другими — дили, тэлэ, чилэ, чжилэ и телэ.

Источники недвусмысленно подчеркивают кочевой хозяйственно-культурный тип и тюркоязычие динлинов. Несколько раз упоминается, что они говорят так, как сюнну, но с небольшими отличиями:

«… переезжают с места на место в зависимости от наличия воды и травы, одеваются в кожи, едят мясо, имеют такой же крупный рогатый скот, овец и прочих домашних животных, как и жуаньжуани, только колеса их повозок высокие, с очень большим количеством спиц» .

Китайские описания довольно детальны и, видимо, отразили непосредственные наблюдения. У динлинов не было верховного правителя, каждое племя возглавлялось самостоятельным вождём. Тем не менее, в случае набегов или возникновения внешней угрозы, они объединяли свои силы. В битвах они не образовывали правильных боевых порядков и не могли выдержать упорного фронтального столкновения, полагаясь на мобильность и внезапные налёты. «Варвары» в своем поведении были далеки от ли(церемонного китайского этикета), что особенно ярко проявилось в брачных церемониях:

При заключении браков представляют в качестве сговорных даров крупный рогатый скот и лошадей, считая это за честь. После заключения договора о браке родственники жениха окружают лошадей повозками и велят родственникам невесты выбирать по собственному желанию любую лошадь. Затем родственники невесты садятся на неоседланных лошадей и выезжают за заграждение. Хозяева лошадей, стоящие за заграждением, машут руками и всячески стараются напугать лошадей. Не упавший с лошади оставляет её себе, а упавший выбирает другую. Выбор лошадей заканчивается, когда набирают нужное количество. По существующим обычаям [во время свадьбы] не едят зерна и не делают вина. В день встречи невесты мужчины и женщины несут кислое кобылье молоко и варёное мясо, разнятое по суставам. Хозяин принимает гостей, не соблюдая порядка в предоставлении мест. Все садятся вместе перед юртой, целый день пируют и остаются ночевать. На следующий день невеста возвращается домой, а через некоторое время родственники жениха приводят в её дом табун из лучших лошадей, и, хотя отцу, матери и братьям жениха и жалко их, они никогда не говорят об этом. Особенно избегают жениться на вдовах, но относятся к ним хорошо и с сожалением. На домашнем скоте имеются метки, и, хотя он свободно пасется в степи, никто никогда не ворует его. В домашнем быту неопрятны.

Характерно внимание источника к поведению динлинов во время грозы и восприятию грома:

«Любят удары грома. При каждом ударе грома кричат и стреляют в небо, а затем покидают это место и переходят в другое. Осенью следующего года, когда лошади зажиреют, снова посещают место, где гремел гром, закапывают там в землю чёрного барана, разводят огонь, вынимают [из ножен] кинжалы, а шаманки произносят заклинания, подобно тому как молятся в Срединном государстве, чтобы отвратить несчастье. [В это же время] группы мужчин скачут вокруг на лошадях и, сделав 100 кругов, останавливаются. Затем люди, держащие в руках пучки ивы или кустарника, ставят их [в землю] кругами и поливают кислым молоком».

Динлины не использовали титул каган. Правителя называли хоулоу фулэ, «что на языке династии Вэй означает „великий сын Неба“». По всей видимости, транскрибирование gэwlэw bэklэk — воспроизведение тюркского ogul bэgrэk. Этот титул может означать «величайший сын», наподобие китайского Тянь Цзы (Сын Неба). Схожие конструкции известны в средневековых памятниках тюркской письменности: звания огул тарканогул тегин; имя собственное Огул Тонга и пр. В середине I тыс. племенная конфедерация гаоцзюйских динлинов включала и кыргызов (хэгу):

«Предки телэ — это потомки сюнну. Племен очень много. На востоке от Западного моря, по горам и долинам (живут) повсюду. Только на север от р. Ло имеются пугу, тунло, вэйхэ, баегу, фуло… На запад от Иу, на север от Яньци, по сторонам Байшаня имеются циби, боло, чжии, де, субо, нагэ, уху, хэгу, едеу, ниху и др.»

.

Так, на протяжении почти 800 лет динлины и кыргызы находились в постоянном соседстве и сложном взаимодействии, которое завершилось, по словам китайского источника, «смешением». Обе эти группы говорили на языках тюркской группы и вели кочевой образ жизни. Таким образом, именно кочевники-скотоводы были создателями новой общности, включавшую по источникам Танской династии, и «лесные племена»: дубо, бома, милиге и др. Вероятно, именно эти группы жила в рубленных срубных избах, пользовавшихсякерамической посудой, вместе с тем, разводящих хороших лошадей. Ряд элементов духовной и материальной культуры, социальной структуры и истории динлинов позволяет обнаружить близкие аналогии у средневековых народов Саяно-Алтая.

Динлин.jpg

Южная Сибирь, Монголия, севернее Китайских владений

Археологическая культура

Тагарская культура

Язык

Тюркская группа

Религия

Шаманизм (Тенгрианство)

Родственные народы

Гаоцзюй, Телэ, Телеуты,Теленгиты, раннесредневековые тюркские народы

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B8%D0%BD%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D1%8B

 

 

 

Кӧп сан хозымнарынаңар (об окончаниях множественного числа в Хакасском языке)

Когда людей, живых существ и предметов больше одного, следует использовать специальные показатели множественного числа: -тар/ -тер, -лар/ -лер,  -нар/ -нер. Они присоединяются к основе слова. Но основы слов бывают разные. В зависимости от качества гласного и последнего звука в слове следует использовать один из шести фонетических вариантов показателя множественного числа:

1)      Если слова имеют в последнем слоге гласные  а, о, у, ы, используйте показатели с «а» вариантом (-тар, -лар, -нар): аттар «кони», палалар «дети», аңнар «звери»;

2)      Если слова имеют в последнем слоге гласные е, э, и, і, ӧ, ӱ, используйте показатели с «е» вариантом (-тер,-лер,-нер): пестер «печи», чиллер «ветра», чирлер «земли», кӱннер «дни»;

3)      Если слово оканчивается на глухую согласную, используйте показатели –тар/ -тер: хастар «гуси», інектер «коровы»;

4)      Если слово оканчивается на гласную или звнкую согласную, используйте показатели –лар/ -лер: пабалар «отцы», кізілер «люди»;

5)      Если слово оканчивается на сонорные звуки, такие как м, н, ң, используйте показатели  –нар/ -нер: ханнар «цари», тииннер «белки».

 

 

Напишите эти слова во множественном числе в соответствующие колонки.

Кізі, паба, ат, пес, чир, хан, тиин, суғ, хамыс, хум, хайа, салғах, киме, арға, пас, хулах, харах, пурун, тіл, хузурух, мойын, кӧксі, харын, азах, хыс, адай, ооол, ипчі, кирек, тоғыс

- лар

палалар

- тар

хастар

- нар

аңнар

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

- лер

чиллер

 

-тер

 

кӧстер

 

- нер

 

кӱннер

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Полчатхан орнын паза парчатхан сарин тныхтиры

(обозначение местонахождения и указание на направление движения)

Местонахождение, предвижение людей, животных и перемещение предметов выражают падежные оканчания. Изучите их внимательно.

  1. 1.    Местный падеж отвечает на вопрос хайда?(где?). Он указывает на местонахождение людей, живых существ и предметов в пространстве. Для этой цели используются специальные падежные окончания: -да/ -де, -та/ -те.

Например:        тура – дом                                                                турада – в доме

                      чир – земля                                                              чирде – на земле

                      ағас – дерево                                                           ағаста – на дереве

                      пес – печь                                                                песте – на печи

  1. Исходный падеж отвечает на вопрос хайдаң? (откуда?). Он указывает на исходную точку движения, на место, откуда прибыли или люди, живые существа или доставлены предметы. Для этого используются следующие падежные окончания: - даң/ -дең, -таң/ -тең, -наң/ -нең.

 

            Например:  тура – дом                                                             турадаң – из дома

                           чир – земля                                                            чирдең – с земли, из земли

                           ағас – дерево                                                         ағастаң – с дерева

                           пес – печь                                                              пестең – из печи

  1. Направительный падеж отвечает на вопрос хайдар? (куда?). Он указывает на цель, куда направляются люди, живые существа или перемещают предметы. Для этого используются следующие падежные окончания: -зар/ -зер, -сар/ -сер.

 

            Например:      тура - дом                                                                      туразар – в дом

                               чир - земля                                                                     чирзер – на землю

                               ағас - дерево                                                                  ағассар – в дерево

                               пес - печь                                                                       пессер – на печи

 

 

  1. 1.       Прочитайте название городов. Запомните их с падежными окончаниями.

 

Ағбан – Абакан

Ағбанда – в Абакане, Ағбаннаң – из Абакана, Ағбанзар – в Абакан

 

Харатас – Черногорск

Харатаста – в Черногорске, Харатастаң – из Черногорска, Харатассар – в Черногорск

 

Хызылчар – Красноярск

Хызылчарда -  в Красноярске, Хызылчардаң – из Красноярска, Хызылчарзар – в Красноярск

 

Москва

Москвада – в Москве, Москвадаң – из Москвы, Москвазар – в Москву

 

  1. 2.       Прочитайте. Переведите на русский язык. Запомните окончания.

           Туразар – в дом, турадаң - ……………, турада - …………..,

Агбанзар - …………., Асхыссар - …………., Ағбаннаң - …………, Харатассар - …………, Ағбанда - …………, Харатастаң - ………, Харатаста - ……….., Москвада - …………., Хызылчардаң - …………., Хызылчарда - ………, Хызылчарзар - …………, Москвадаң - …………., Москвазар - ………… 

Бирюсинцы (хак. пӱрӱс) — субэтническая группа хакасов, часть сагайцев. Основу бирюсинцев составили родоплеменную группу кыштымов, зависимых от енисейских кыргызов. Проживали в подтаёжной местности Кузнецкого Алатау в бассейне pp. Мрассу, Кондома.

До XVIII в. значительная часть населения, входившая в Алтырский улус, занималась металлургией и изготовлением различных видов вооружения и предметов быта для населенияЮжной Сибири и Центральной Азии. После присоединения к России власти запретили традиционное кузнечное дело, вследствие чего местное население вынуждено были перейти на другие формы хозяйства. В XVIII в. бирюсинцы вобрали в себя множество беженцев из кыргызских улусов, скрывавшихся от русского завоевания. В результате проведения границТомской и Енисейской губерний в XIX в. бирюсинцы оказались разделены на две группы. Одна часть приняла участие в сложении хакасского этноса, другая — шорского. Название многих сеоков связаны с местами былых расселений. В 1822 бирюсинцы вошли в состав Сагайской степной думы и в течение XIX в. полностью слились с сагайцами.

Бельтырыбельтиры (хак. пилтір, мн. ч. пилтірлер) — этнографическая группа хакасского народа, часть сагайцев. Носители бельтырского говора хакасского языка. Первые документальные известия о относятся к 30-м гг. XVII века.

По русским письменным источникам, Бельтырский аймак Алтырского улуса Кыргызской земли известна с 1635. В XVIII в. Бельтырская землица располагалась по правобережьюАбакана, от Арбатов до Табата. В 1822 бельтыры на правах отдельного рода вошли в состав Сагайской степной думы.

До сер. XIX века бельтыры (бельтиры) составляли группу сеоков, сформировавшуюся из остатков кыргызских аймаков Алтырского улуса и небольших групп переселенцев из Алтая,Тувы, Шории и Джунгарии. Их местом расселения являлось среднее течение Абакана.

Позднее в XIX столетии они влились в состав сагайцев и стали считать себя сагайским сеоком. Своё название данная группа получила по имени ведущего сеока — «Пилтір». Этимология этого этнонима возводится к двум значениям.

Первое из них приводится в работах Л. П. ПотаповаМ. И. Боргоякова, которые отмечали, что бельтыры — это люди, живущие по устьям рек устьинцы (от хакасского «пилтір» — «устье») (Потапов, 1957, с. 234; Боргояков, 1973,). Действительно, в XVIII—XIX веках бельтыры проживали в долине Среднего Абакана по устьям его притоков — Аскиза, Еси,Тёи,Таштыпа, Матура и др.

Однако, следует отметить, что родоплеменная группа бельтыров была известна в русских документах ещё до XVIII века, когда место её расселения находилась в другом месте. Поэтому более приемлемой является другая точка зрения, выражаемая в работах Н. Н. Козьмина — в хакасском языке помимо указанного имеется другое значение слова «пилтір» — «метисы».

Сага́йцы (хак. саға́й, мн. ч. саға́йлар) — этнографическая группа хакасского народа. Носители сагайского диалекта хакасского языка, проживающие в основном в долине р. Абакан, начиная от р. Уйбат и до верхних притоков.

На современном этапе сагайский субэтнос является доминирующим — более 70 % от общей численности хакасов.

Впервые упоминаются в известиях Рашид-ад-дина о монгольских завоеваниях; первые упоминания в русских документах относятся к 1620, когда указывалось, что у них «уложеноясаку не платить и ясачников побивать».

Версии происхождения термина «сағай» ведут к сакам скифо-сарматского времени, которые проживали на территории Центральной Азии. В исторической науке, уже неоднократно указывалось, что самоназвание якутов «саха», этническое ядро которых переселилось из Южной Сибири на север, восходит к тому же корню. В этнологической науке было проведено немало примеров общих черт в духовной и материальной культуре хакасов и якутов. Подобный этноним известен среди казахов (сакаи — подразделение племени найман) и киргизов(племя сайак, в имени которых, вероятно, произошла метатеза).

Известны две волости XVII века — Юс-Сагайская и Том-Сагайская, которые располагались в верховьях рек Июсов и Томи. Сагайцы вплоть до 1703 г. оставались неподвластными русской администрации. После увода 1703 года енисейских кыргызов в Центральную Азию, сагайцы в XVIII в. составляли отдельную Сагайскую землицу. В это время в состав сагайцев начинают вливаться небольшие родоплеменные группы из близлежащих местностей.

Фольклор относит сагайцев к одному из поколений енисейских кыргызов. Это же отмечается и в ряде научных трудов таких исследователей как В. В. Радлов, Н. Ф. Катанов,И. П. Кузнецов-Красноярский и др.

Полярными точками зрения на историю родоплеменной группы «сагай» можно назвать с одной стороны свидетельство хакасского этнографа С. Д. Майнагашева, исследовавшего хакасское население в начале XX века, который отмечал, что сагаи не выводят себя из Кузнецкого уезда, а считаются местным сеоком [Майнагашев, 1914, с.115.]. С другой стороны мнение Л. П. Потапова, который в результате своих полевых исследований, напротив, отметил, что сагайцы не представляли и не представляют собой единой группы и являются переселенцами из таежных районов [См.: Потапов, 1947].

П. С. Паллас отмечал:

«Лицом и житием сагайцы отличны от кашинцов и схожи лучше с бельтирцами в Кузнецком уезде живущими: лицо у них обыкновенно настоящее татарское, и редко калмыцкого что в себе имеет, как в бороде, так и на прочем теле гораздо волосасты, собою они более телистее и в членах крепче, нежели качинцы. Может быть, оное поколение дикими и горными своими местами в коих обитают, умело себя избавить от калмыцкого семяни, повсюду почти меж качинцами продолжающегося»

[Паллас, 1788, с.468].

Схожую оценку дает и Г. И. Спасский:

«Хотя они и одного происхождения с качинцами, но в лицеообразовании своем, более, нежели те имеют сходства с татарами»

[Спасский, 1819, с.65].

Позднее в XIX столетии в состав сагайцев влились бельтыры и стали считать себя сагайским сеоком.

Страница 103 из 106