Войти
Обновлено 10:21 PM +07, Mar 13, 2017
A+ A A-

Кыргызы — господствующий род хакасов - ХАКАСИЯ В XVII —НАЧАЛЕ XVIII в.

Как уже говорилось, «Киргизская землица» XVII в., состояв­ шая из четырех княжеств, была заселена на северо-западе кызыльцами, на юге — сагайцами, бельтирами и отдельными шорскими родами, на востоке — моторцами и байкотовцами (которые позднее стали называться койбалами) по правобе­режью Енисея, а от низовьев р. Абакан до Красноярска — ызырцами (хаасами). Возникает вопрос: где жили кыргызы?

Мы выяснили, что «Киргизская землица» была заселена ха­касскими племенами, а «енисейские киргизы» не имели своей определенной территории. Дело в том, что кыргызы в XVII в. не являлись каким-то особым народом, а представляли собою, как мы уже говорили, аристократический княжеский сеок (род), господствовавший, как и в раннем средневековье, среди других сеоков и этнических групп хакасов. Рассмотрим документы о походе 1641 г. «в Киргизы» Якова Тухачевского. В предписа­ниях и документах, исходивших из центра тогдашнего Русско­го государства, и во всех «сказках» и «росписях» беглых гово­рилось, что «киргизы» кочуют по Черному и Белому Июсам и имеют «белый каменный городок» в устье р. Белый Июс. Когда Яков Тухачевский пришел на Белый Июс, то на указан­ном месте он действительно обнаружил «белый каменный го­родок», но самих кыргызов здесь не нашел. К удивлению Туха­чевского, на Июсах проживали не кыргызы, как он ожидал, а кызыльцы. Прибыв на Июсы, выяснив обстановку и изучив местность, Тухачевский написал «отписку», в которой сказано: «А Кызыльская, государь, волость стоит посреди Киргизские земли, на речке Июсе». Казак Максим Макеев сообщал, что «кызыльский князец Татылбай» кочевал «с киргизскими лучши­ми улусными людьми на реке Белом Июсе поблизко устья Чер­ного Июсу». Из приведенных документов видно, что в цент­ре «Киргизской землицы» жили кызыльцы (состоявшие из раз­личных сеоков) и с ними вместе — кыргызы. Если бы кыр­гызы представляли собой народ, отличный от других хакасских ллемен или этнических групп, то они вряд ли смогли бы века­ми находиться не на собственной территории, а на земле своих кыштымов.

Сеок кыргыз был знатнее, могущественнее и богаче других, и поэтому верховная власть традиционно принадлежала его представителям. Он и в XVII в. составлял крепкое государст­венное ядро. О господствующем положении этого рода мы уз­наем из документов: «Князцы кызыльские Татылбай и Изер- чен» однажды не дали казакам ясак, потому что кыргызы им запретили это делать. Свой отказ они мотивировали так: «Как де нам киргизских князцов не слушать, они де государи на­ши». Все же ясак, хотя и не полный, был собран. При этом они сказали: «Больше де того нам ясаку нечего, забрали де у нас ясак государи наши киргизские князцы». В «Расспросной речи Григория Михайлова» в Приказе Казанского двора гово­рится, что «всех киргизских князьков самих человек с 300». Ко­нечно, такого количества князей у кыргызов никогда не было. Здесь имеется в виду число всех мужчин из княжеского рода Кыргыз, которые были настолько родовиты, что русские их всех считали князьями. Приведенные документы ясно показы­вают, что кыргызы — господствующий сеок (род) среди соро­дичей и соплеменников. И этот сеок являлся носителем древ­ней местной государственности хакасов.

Считать кыргызов за отдельный народ не позволяют также и прямые указания источников об их крайней малочисленно­сти. Русские писали: «А киргизы де и тубинцы люди неболь­шие, только многие землицы завладели и многое дурна чинят». Этот документ характеризует два момента: во-первых, кыргы­зы малочисленны; во-вторых, они являются господствующими над другими, так как «завладели многие землицы»6.

Хакасские князья и «лучшие люди» сами неоднократно под­черкивали, что их всего 100 человек. Представители русских властей не оспаривали этой цифры, а соглашались с тем, что кыргызов небольшое количество и брали с них соответствую­щий ясак: только 100 соболей, т. е. по одному соболю с чело­века, а с их кыштымов — по 6—10 соболей с человека.

Слово «кыргыз», как и понятие «Киргизская землица», упо­треблялось в русских документах в двух значениях — в узком и широком. В узком смысле под кыргызами имели в виду алты- сарцев, а в широком — всех вместе: и алтысарцев, и езерцев, и алтырцев, и тубинцев. Так, в январе 1691 г. красноярский вое­вода писал: «А киргизы де все: езерцы, и тубинцы, и алтырцы, и алтысарцы — от калмыцких поборов скотом оголодали». В данном случае под кыргызами подразумеваются: езерцы (хаасы), алтырцы (сагайцы и бельтиры), тубинцы (хаасы и койбалы) и алтысары (хаасы и кызыльцы), т. е. все основные этнические компоненты хакасского народа. Имеется немало до­кументов, где говорится, что князь Иренек приходил под Крас­ноярск войной «с киргизы, и с тубинцы, и с алтырцы, и с мо- торцы». В этом перечислении нет алтысарцев, но есть слова «киргизы», которое здесь употреблено в узком смысле для обо­значения только алтысарцев.

В русских источниках XVII в. слово «кыргыз» (киргиз) чаще всего встречается в сочетании с другими этническими группа­ми хакасов. Например, князь Иренек «собрался с киргизами, и с тубинцами, и с езерцами, и с алтырцами, и с моторскими, и с байкотовскими татары, и с кыштымами своими приходили под Красноярский острог»'. Эти документы еще раз подтвер­ждают, что кыргызы — не особый народ, а только немногочис­ленный род.

Князья из хакасского аристократического рода Кыргыз в каждом из четырех княжеств составляли феодальную верхуш­ку, управлявшую всем населением княжества. Отсюда стано­вится понятным, почему кыштымы заявляли русским казакам, что «киргизы де государи наши», т. е. речь здесь шла о всем сеоке кыргызов данного княжества. Поэтому же кыргызы, в свою очередь, нередко говорили русским, что они с кыштымами «одни люди, и род, и племя» и «сами у них женятся, и дочерей своих за них выдают, и мысль у них с ними одна». Поэтому в документах не встречаются данные о кыштымах из рода Кыргыз, нет также никаких указаний о каких-либо собственно кыргызских сеоках. Таковых не было.

Подобную картину разделения на сеоки мы видим и у со­временных хакасов. Например, хаасскими (качинскими) сеока- ми являются: хыррыс, хаас, ызыр, пюрют, хасха и др.; сагай- скими — хыррыс, сагай, том, том-сагай, юс-сагай, ечиг, сайын и др.; кызыльскими — хыррыс, кызыл, пуга, аргын, ажыг и др.; бельтирскими — гшльтир, хара-чыс, таг-хахпына, хара-пильтир и др.; койбальскими — хойбал, чонмай, хаан, хазын и др.; арин- скими — ара, сохы. Как видим, не случайно сеок кыргыз име­ется среди хаасов (качинцев), сагайцев и кызыльцев, ибо кыр­гызы за многие столетия стали собственно хакасами, сохранив лишь название своего сеока.

Будучи господствующим родом хакасов, кыргызы считали себя хозяевами всей земли и жили там, где они хотели. Так, алтысарские кыргызы кочевали на территории «Кызыльской землицы», среди кызыльцев, в устье Белого Июса; алтырские — среди сагайцев на реках Нине и Тёе; тубинские — на р. Упсе, в окружении моторцев и байкотовцев. Таким образом, не слу­чайно Б. О. Долгих на карте, приложенной к его монографии о народах Сибири XVII в., не нашел места для народа «кир­гизов» 8.

Кыргызы, являясь сеоком, не имели и своего самостоятель­ного языка. По крайней мере никто не зафиксировал сущест­вования кыргызского языка на Енисее, а русские писали, что кыргызы говорят «по-татарски». Между тем языки даже ас­симилирующихся племен, подчинявшихся кыргызам, известны науке. Г. Ф. Миллер в 30-е годы XVIII в., проезжая через Ха­касию, составил словник уже исчезнувшего аринского языка. Но Г. Ф. Миллер не нашел ни одного человека, который гово­рил бы на особом кыргызском языке, ибо такого языка не бы­ло. Кыргызы говорили на общехакасском языке, значит, были хакасами, а в племенном отношении являлись хаасами (ка- чинцами).

Это знал еще Н. Спафарий, русский посол в Китайскую им­перию, проплывший по Енисею в 1675 г. В своем дорожном дневнике, упоминая «кыргыз», он писал: «Их человек с 1000, толко гораздо воисты, а язык и вера их татарская». Как ус­тановили исследователи, хакасы в XVII в. имели единый, об­щепонятный язык, относившийся к тюркскому языковому се­мейству; он разделялся на четыре местных диалекта соответ­ственно четырем княжествам. Нельзя не отметить, что при изучении памятников народного искусства XVII в. ученые фик­сируют у разных территориальных групп населения Хакасско- Минусинской котловины наличие единого изобразительного ис­кусства (наскальные рисунки).

Справедлив вывод С. В. Бахрушина о хакасах XVII в.: «Мы присутствуем при образовании одной народности, в со­став которой входят близкие и по языку, и по культуре пле­мена и более мелкие родовые единицы. Это племенное объеди­нение возглавлялось киргизами и носит в источниках название

Киргизской земли»9. Именно С. В. Бахрушин первым из исто­риков правильно оценил всю этнополитическую ситуацию, ука­зав: «Под „Киргизской землей11 источники XVII в. подразуме­вают конгломерат различных „родов" и „землиц“, среди кото­рых собственно „киргизы" составляли лишь один „род"»10. «Господствующим родом» их считали и другие историки, изу­чавшие документы XVII в.

Русские, придя на юг Сибири, застали хакасов в период становления их как единого народа. Ввиду неблагоприятных внешнеполитических условий этот процесс, как можно судить по археологическим и антропологическим материалам, а также письменным источникам, продолжался более тысячи лет. В связи с приходом русских на Средний Енисей и изменением на этой территории политической обстановки и экономических отношений процесс консолидации хакасского народа получил дальнейшее развитие. В XVII в. хакасы находились на завер­шающей стадии сложения в единую народность и делились на ряд родственных этнических групп и сеоков, среди которых, как и в древности, господствующим был род Кыргыз, по имени которого называли и всю землю, на которой жили хакасы.

    Источник: Текст -  История Хакасии с древнейших времен до 1917. Л.Р. Кызласов

Последнее изменениеЧетверг, 22 Сентябрь 2016 15:48

для детей старше 16 лет