Войти
Обновлено 10:21 PM +07, Mar 13, 2017
A+ A A-

Гибель древнехакасского государства в 1293 г. - МОНГОЛЬСКИЕ НАШЕСТВИЯ XII—XIII вв. И ГИБЕЛЬ ДРЕВНЕХАКАССКОГО ГОСУДАРСТВА

После этого все Саяно-Алтайское нагорье, как и вся Монголия вошли во владения монгольской династии Юань (1260— 1368), которую основал великий каан Хубилай (1260—1294). Еще в 1260 г. он предложил все земли на юго-запад от Амударьи считать владением его брата Хулагу, земли «с той стороны Алтая» до Амударьи — владением Алгу, внука Чагатая. «А с этой стороны от Алтая и до берегов моря-океана я буду охранять»,— заявил он. Это подтверждает Рашид ад-Дин: «С восточной стороны, непосредственно с побережья океана, и до границы области киргизов [каан] не имеет ни одного непокорного».

В «Юань ши» говорится, что все владения императоров монгольской династии были разделены на 12 провинций, причем современная Монголия, включая и Саяно-Алтайское нагорье,, входила в пров. Лин-Бэй с центром в г. Каракоруме. Каждая провинция (шэн) делилась на области (лу), округа (фу), префектуры (чжоу) и уезды (сянь).

Бассейн верхнего и среднего течения Енисея также получил административное деление, но с учетом собственных, исторически сложившихся районов. Согласно «Юань ши», Хакасско-Минусинская котловина называлась областью Киргиз, бассейн р. Ангары — областью Ангара (Анкэла), а Западные Саяны по долине р. Ус — областью Усы.

На территории Тувы были образованы: область Ханьхэна (Капканас), т. е. современная Тоджа; Кяньчжоу (Енисейская префектура) — земли по среднему течению Енисея, современные Чаа-Хольский и Улуг-Хемский районы; Иланьчжоу (Змеиная префектура) — бассейны Элегеста и Межегея, т. е. современный Тандинский район.

Монгольские власти придавали важное значение бассейну Енисея в качестве промышленной и сельскохозяйственной базы для снабжения коренного улуса великого каана. В 1270 г. император Хубилай назначил правителем-наместником территорий Киргиз, Ханьхэна, Кяньчжоу, Иланьчжоу и других земель губернатора Лю Хао-ли. Резиденцией его стала префектура Иланьчжоу с главным городом на левом берегу Элегеста, руины которого были открыты и исследованы (они названы Меж-егейским городищем). Этого опытного администратора назначили «в отдаленный край непременно для умиротворения его».

Однако умиротворения не получилось. В 1273 г. «северные князья подняли мятеж, привели Хао-ли в свое войско и чуть ли не убили. Их военачальник за то, что Хао-ли был добрым в обращении с людьми, освободил его. Весной 16-го года чжи-юань (т. е. в 1279 г.— Л. К.)мятежный князь пригласил Хао-ли прибыть в Кянь-Кяньчжоу (монг. Кэм-Кэмджиут.— Л. К.). Он сказал: „Император сомневался во мне, это привело к нынешнему". Хао-ли ответил: ,,Не сомневался. Если бы сомневался в князе, то, [когда] пригласил князя в столицу, разве согласился бы на [его] возвращение?11».

Не подлежит сомнению, что взбунтовались и освободились от монгольского господства те же князья из рода Кыргыз, которые и прежде были правителями народов, населявших Саяно-Алтайское нагорье. Поскольку в источнике упоминается Кянь-Кяньчжоу, очевидно, что восстание возглавлял князь, живший на Улуг-Хеме в Туве (округ Кяньчжоу). Из диалога князя и Лю Хао-ли видно, что этот князь по приглашению Хубилая ездил от имени местной знати в столицу императора (в 1264 г. она была перенесена из г. Каракорума в новый г. Дайду, построенный на месте современного Пекина). Очевидно, князь просил право на самостоятельное управление родным краем в качестве вассала, но император сомневался в его преданности и прислал в эти земли своего чиновника. Недовольство местной княжеской верхушки вылилось в восстание 1273 г.

Лю Хао-ли ожидал подхода карательных войск монголов, но, не дождавшись их, весной 1280 г., «возглавив множество [людей], ушел в другое место, оборонялся в теснине, ожидая прибытия войск». Однако «войска мятежного князя разбили [его]. Хао-ли на западе прошел через снеговые горы» (возможно, это Монгун-Тайга). Убедившись, что оттуда ему не пройти в Монголию, Хао-ли «одеждой подкупил тысячника мятежного князя», который пропустил китайцев и монголов на восток «тропинками в горах Теби-Шань» (букв. «Железная стена»), С тысячью своих приверженцев Хао-ли добрался до Дайду и был щедро награжден Хубилаем.

Разыгравшиеся в середине 70-х годов междоусобицы, многолетняя борьба Хубилая и Хайду (внука Угэдэя) за обладание Западной Монголией, Джунгарией и Восточным Туркестаном, восстание монгольских князей в 1287 г. во главе с Наяном в тылу юаньского государства, на земляк теперешней Маньчжурии,— все это позволило народам Саяно-Алтайского нагорья восстановить свою государственность и вновь развить высокий экономический потенциал.

Со времени восстания 1273 г. и до 1293 г. на Енисее государством по-прежнему управляли местные князья из рода Кыргыз. Однажды один из сторонников Хайду, нойон 'Гук-Тимур, хотел «напасть ка область киргизов» с целью грабежа, но не успел этого сделать. Впоследствии независимые кыргызские князья, хорошо ориентируясь в сложной политической обстановке и лавируя, сумели, очевидно, договориться о поддержке их со стороны Хайду.

В 1292—1293 гг. на Монгольский Алтай и на Енисей вторглась мощная армия тюркоязычных вассалов под командованием кипчака Тутуха, полководца Хубилая. Зимой 1292 г., находясь в Каракоруме, Тутуха получил императорский указ «овладеть-киргизами». Ранней весной 1293 г. его войска достигли Улуг-Хема в Туве и «встали лагерем у реки Кянь» (Улуг-Хем). Обнаружив, что князья из рода Кыргыз со своими дружинами отошли за Саяны, в Хакасско-Минусинскую котловину, к своим сородичам, войска Тутухи по примеру воинов Джучи «по льду шли несколько дней и только тогда дошли до границ их владений. [Армия Тутухи] полностью овладела всем народом пяти их племен, и [монголы] разместили [в их владениях] войска, чтобы охранять их (т. е. оккупировали их земли.— Л. /(.). Тутуха доложил о заслугах и был повышен в чине... Хайду, получив известие о захвате киргизов, послал [им на выручку] на реку Кянь (Енисей) войска. Тутуха снова разбил их и взял в плен полководца Хайду Болоча».

Под «народом пяти их племен» понимается подчиненное-князьям из рода Кыргыз население пяти административных земель, на которые юаньские власти поделили бассейн верхнего и среднего течения Енисея: земли Киргиз, Усы, Ханьхэна (Кап-канас), Кяньчжоу и Иланьчжоу.

Так была уничтожена двадцатилетняя независимость кыргызских князей. 1293 год стал годом окончательной гибели древнехакасского государства. Это произошло лишь 86 лет спустя после первого похода Джучи-хана в Южную Сибирь.

Оккупировав страну и уничтожив верхушку древнехакасских феодалов, юаньские власти стремились воссоздать в Южной: Сибири свою производственную базу, и поэтому они не подрывали местный высокий экономический потенциал. А чтобы окончательно сломить сопротивление местных народностей, они приступили к осуществлению жестокого плана подавления свободолюбивого населения Саяно-Алтайского нагорья. Он заключался в высылке особенно активных и неспокойных групп населения в далекие чужие земли и в насаждении на их место древнемонгольских военных поселенцев.

В том же, 1293 г. Хубилай на землях казненного им за восстание 1287 г. князя Наяна основал в Дунбэе, при слиянии Сунгари и Амура, город Чжаочжоу, который, согласно юань-ской топографии, входил в область Гуанин-фу. В этот город были переселены люди из трех этнических групп, живших до того на Енисее: «усухань (или юаньсухань), ханас и цзилицзи-сы (кыргызы)».

В «Юань ши», в биографии Хара-батура, говорится: «В 1293 г., обращаясь к нему, император Ши-цзу (Хубилай) сказал: „Древние земли Наяна называются Абалаху и доставляют рыбу. Сейчас я в тех землях построил город и поселил там три племени: юаньсухань, ханасы и цзилицзисы (кыргызов). Этот город был назван Чжаочжоу. Ты отправляйся туда и займи пост сюаньвэйши (окружного начальника)"». В 1295 г. в Чжаочжоу создали военно-хлебопашное управление под началом темника Асаня, которому были подчинены тюркоязычные переселенцы.

Юаньские власти выселяли не только людей из Тувы и Ха-касско-Минусинской котловины, но и кыргызских князей, живших в княжестве Алтай, также принимавших участие в восстании. Эта политика продолжалась и после смерти Хубилая, при императоре Тэмуре (1295—1307). «Юань ши» сообщает: «В 1295 г. киргизов, проживающих в горах Цзиньшань (Алтай), переселили в Шаньдун и дали им поля, быков и семена», т. е. их заставили заниматься земледелием, занятием для них привычным.

К 1293 г. относится другое сообщение: «В сентябре 1293 г. Шицзу (Хубилай) разместил на землях Хэсыхэ в качестве военных поселенцев 700 семей чжирхэхусотай[ских] цирцзисы». В. Н. Казин прочел это место иначе: «Семьсот дворов кирги-сов, излишних у джирхахов, поселены в земле хас-ха». Заметим, что «хэсыхэ» — это китайская транскрипция местного названия «хасха», как совершенно правильно реконструировал этот термин В. Н. Казин.

Земли этнической группы хасха находились в Хакасско-Ми-нусинской котловине, где с глубокой древности живут хакасы, одно из подразделений которых имеет многочисленные территориальные «кости», носящие этноним «хасха».

Таким образом, выселяя мятежных кыргызских князей и людей из числа коренного населения с Саяно-Алтайского нагорья, юаньские власти старались заменить их верными и преданными военными поселенцами, и таковыми оказались «чжирхэху-сотай[ские] киргизы».

Центральноазиатские киргизы в эпоху Монгольской империи являлись вассалами юаньских феодалов. Будучи тюрками, родственными кипчакам, они входили в одну армию с кипчаками, которой командовал кипчакский хан и юаньский генерал Туту-ха (Тутук). Во время восстания саяно-алтайских племен и их 20-летней самостоятельности эта армия размещалась в г. Каракоруме на р. Орхон.

О центральноазиатских киргизах сообщают следующие строки «Юань ши»: «В 1283 г. было указано передать 600 голов быков, отданных пастись богатым жителям Туле-ту (бассейн р. Керулен,— JI. К-), бедным из киргизов». И далее: «В 1289 г. проинспектировали семьи киргизов, живущих в Хэлинь (г. Каракорум), и оказали помощь бедным семьям», и в том же году «из Хэлинь была отправлена расквартированная там армия циэрцисы (киргизов)», которой командовал Тутуха. Она выступила против коалиции Хайду и Наяна.

Армия Тутухи, состоявшая из киргизов, живших в Каракоруме и по рекам Орхон и Керулен в Монголии, оказалась основой тех карательных войск юаньских властей, которые «в огне и воде», а точнее, в крови потопили в 1293 г. восстание саяно-алтайских народностей. Часть преданных монголам солдат из числа центральноазиатских киргизов Хубилай поселил в качестве военных поселенцев на древней опустошенной земле хаа-сов (качинцев). Недаром личность кровавого завоевателя «князя Хубилая» для хакасов стала воплощением зла, и они до настоящего времени его именем называют одного из злых духов.

При великом каане Тэмуре (1295—1307), третья жена которого была киргизкой из Центральной Азии, управление провинцией Лин-бэй с центром в Каракоруме было поручено старшему брату императора, Камале. В сферу его владений входила и территория Тувы: «Областями Каракорум... Онон, Керулен, Кем-Кемджиют, Селенга, Баялык до границ киргизов и великого заповедника Чингисхана, называемого Бурхан-Халдун, всеми он ведает».

Весь XIV в. на территории Монголии происходила борьба между потомками Чингизидов. Огромная Монгольская империя, раздираемая внутренними противоречиями, восстаниями угнетенных народов против ига монгольских феодалов, распадалась. В 1368 г. пала монгольская династия Юань. Монгольский каан, его чиновники и войска были изгнаны из Китая. В 1380 г. войска китайской династии Мин вторглись в Монголию и разрушили г. Каракорум; на западе русские войска разгромили орды Мамая на Куликовом поле. Монгольская империя распалась, и на ее месте возникли мелкие феодальные княжества.

Конец XIV—XV вв.— темное время в истории народов Саяно-Алтайского нагорья. До сих пор мы почти не имеем письменных источников этого периода. Очень скудны и данные археологии. О том, что происходило в это время в Южной Сибири, мы можем только догадываться. Наиболее поздними сообщениями о кыргызах являются сведения уроженца г. Баку Абд ар-Рашида ибн Салиха ибн Нури ал-Бакуви. Его книга «Сокращение [книги о] „Памятниках и чудесах царя могучего'1» написана в начале XV в. Книга является компилятивной редакцией сочинения Захарийа ибн Мухаммада ал-Казвини «Памятники стран и сообщения о рабах [Аллаха]», составленного в 1275—1276 гг. Сведения ал-Бакуви в основном относятся к концу XIII в. Но в тексте много анахронизмов, ибо, в свою очередь, ал-Казвини заимствовал многие факты из сочинений Абу Дулафа, ал-Джайхани и ал-Истахри.

Ал-Бакуви рассказывал, что страна кыргызов «расположена в шестом климате», «начинается от поселений восточных тюрок-кани, кун, хирхиз, кимак, ат-тогузгуз, стран туркмен, хазар...» и т. д. О кыргызах сказано: «Страна хирхизов. Это тюрки. Протяженность [их страны] —один месяц [пути]. У них есть царь, которому они подчиняются, и он осведомлен об их нуждах. Никто не может подойти к нему, пока ему не минет сорок лет.

Во время молитв они пользуются размеренной речью. Молятся они, повернувшись к югу лицом. Там есть камень, который зажигают ночью, и он заменяет им светильники».

Новым в этом тексте по сравнению с более ранними сообщениями арабо- и персоязычных источников X—XII вв. являются сведения об употреблении хакасами на Енисее каменного угля, что подтверждается и археологическими данными XIII—XIV вв.

После разгрома и выселений 1293 и 1295 гг. Саяно-Алтайское нагорье, обескровленное и придавленное оставленными монголами военными поселенцами, вновь вошло в юаньскую провинцию Линбэй, которой управлял Камала. В 1309 г. наместник Линбэя предлагал императору устроить на северной стороне Алтая военно-пахотные поселения. По-видимому, поселения такого рода существовали и на Енисее вплоть до падения Юаньской династии в конце XIV в. В «Юань ши» под 1 сентября 1321 г. сказано: «Пожалованы сиротам и вдовам северных племен зерно и бумажные деньги... Бедным семьям из племен у-эр-су (ursud) и хань-ха-на-сы (qamqanas) и других выданы по две кобылицы».

Таково последнее известное нам сообщение XIV в. о племенах Верхнего Енисея, если только в данном случае речь идет не о ранее высланных с Енисея в Северный Дунбэй урсутах и хабханасах.

После этого насильственно переселенные на Саяно-Алтай-сксе нагорье монгольские и другие военные поселенцы выехали в родные края или были изгнаны, и местное население в конце XIV и начале XV в., скорее всего, было независимым.

Безжалостный военный разгром и физическое уничтожение больших масс населения были произведены полчищами древнемонгольских феодалов в государствах аборигенов, начиная от Саяно-Алтайского нагорья на западе до Приамурья и Приморья на востоке.

Завоевания древнемонгольских феодалов подорвало закономерное поступательное развитие исторического процесса среди племен, населявших Саяно-Алтайское нагорье. Они разрушили их самобытную государственную организацию и производительные силы, прервали процесс консолидации отдельных племен в единую народность.

Физическое уничтожение больших масс населения, высылка «бунтовщиков» в чужие земли — все это гибельно сказалось на высокой культуре государства средневековых хакасов. Упало самобытное художественное ремесло и производство металлических изделий. Было потеряно и высшее достижение местной культуры — книжная культура. Были разрушена созданная многовековым трудом система оросительных каналов (особенно на территории Хакасско-Минусинской котловины), в связи с чем значительно сократилось земледелие. Имея в виду засушливые страны Востока, Ф. Энгельс справедливо указывал: «Плодородие земли достигалось искусственным способом. и оно немедленно исчезало, когда оросительная система приходила в упадок... достаточно бывало одной опустошительной войны, чтобы обезлюдить страну и уничтожить ее цивилизацию на сотни лет». Именно это случилось с Южной Сибирью в XIII—XIV вв., где самобытная цивилизация была безвозвратно погублена древнемонгольскими феодальными правителями.

Огромный регресс, вызванный монгольскими завоеваниями XIII в., был причиной того, что в Сибири в XV—XVII вв. обитало сравнительно малочисленное население, переживавшее глубокий экономический и культурный упадок. Только в Сибирском ханстве и в южной полосе кое-где существовали мелкие, разрозненные феодальные улусы.

Обессиленное и малочисленное население Хакасско-Минусинской котловины в XV—XVII вв. было независимым, но оно подвергалось нападениям иноземных врагов. Здесь продолжался период феодальной раздробленности. Отдельные княжества и феодальные вотчины по-прежнему находились в руках князей из рода Кыргыз. Все княжества составляли федерацию. Именно такое положение зафиксировано источниками начала XVII столетия 3.

    Источник: Текст -  История Хакасии с древнейших времен до 1917. Л.Р. Кызласов

Последнее изменениеЧетверг, 22 Сентябрь 2016 14:10

для детей старше 16 лет