Войти
Обновлено 10:21 PM +07, Mar 13, 2017
A+ A A-

Борьба народов Южной Сибири против иноземных завоевателей - МОНГОЛЬСКИЕ НАШЕСТВИЯ XII—XIII вв. И ГИБЕЛЬ ДРЕВНЕХАКАССКОГО ГОСУДАРСТВА

Стихи из «Тайной истории монголов» 1240 г. (§ 254) образно и точно воспроизводят всю остроту политической ситуации, в которой находились разноэтничные группы и народности Центральной Азии в XII в.:

Звездное небо поворачивалось — была всенародная распря.

В постель свою не ложились — все друг друга грабили.

Вся поверхность земли содрогалась — всесветная брань шла.

Не прилечь под свое одеяло — до того шла общая вражда.

Борьба за вытеснение из центральноазиатских степей их прежних тюркоязычных хозяев переплеталась с кровопролитными междоусобицами монголоязычных этнических групп в процессе их слияния в единое государство. Так, в конце XII в. 'Гэ-мучин (будущий Чингисхан) вел войну с найманами. В 1199 г. он разгромил возле оз. Кызыл-Баш (ныне Улунгур-Нур) на Черном Иртыше найманского Буюрук-хана, который бежал после этого и «ушел в область Кэм-Кэмджиут, принадлежавшую к местностям, входившим в область киргизов, т. е. в Туву. В 1204—1205 гг. Тэмучин завершил покорение монгольских племен и, разгромив найманов, завоевал Северо-Западную Монголию и Джунгарию. Он поставил там наместником и неограниченным властителем своего друга Хорчи, указав: «Будь темником и управляй этой западной страной до Золотых гор» (т. е. до Алтая).

В 1206 г. Тэмучин на всеобщем курултае был провозглашен кааном Чингисом. Грозная монгольская опасность уже нависла над многими странами Азии и Европы.

Первыми с этой опасностью встретились тюркоязычные племена Южной Сибири, и прежде всего этнические группы, входившие в государство древних хакасов. Как мы уже видели,. б XI—XII вв. им пришлось сражаться с монголоязычными най-манами, ойратами и киданями, которые, продвигаясь на запад,, постепенно занимали земли местных тюркоязычных и других, племен.

В начале XIII в. федерация древнехакасских княжеств переживала процесс феодальной раздробленности и была ослаблена. Под двойным ударом киданей и найманов в середине XII в. погибло, как мы уже говорили, южнохакасское княжество в котловине Больших озер. Обособилось княжество Алтай.

Рашид ад-Дин указывал, что в конце XII — начале XIII в. от древнехакасской федерации сохранились лишь два объединенных княжества: Киргиз (коренные земли хакасов, т. е. собственно Хакасско-Минусинская котловина) и Кэм-Кэмджиут (Тува, так ее называли монголы по наименованию рек Кем-Енисей и Кемчик). Рашид ад-Дин пишет: «Киргиз и Кэм-Кэмджиут — две области, смежные друг с другом; обе они составляют одно владение. Кэм-Кэмджиут — большая река, одной стороною она соприкасается с областью монголов (Могули-стан), и одна [ее] граница — с рекой Селенгой, где сидят племена тайджиутов; одна сторона соприкасается с [бассейном] большой реки, которую называют Анкара-мурэн, доходя до пределов области Ибир-Сибир. Одна сторона Кэм-Кэмджиута соприкасается с местностями и горами, где сидят племена найманов. Племена кори, баргу, тумат и байаут, из коих некоторые суть монголы и обитают в местности Баргуджин-Токум, также близки к этой области. В этих областях много городов и селений и кочевники многочисленны. Титул [каждого] их государя, хотя бы он имел другое имя,— инал, а родовое имя тех из этой области, кто пользуется уважением и известностью,— иди. Государь ее был... (пропуск). Название другой области — Еди-Орун, государя тамошнего называли Урус-инал».

Из приведенного текста можно заключить, что в начале

XIII в. княжества Хакасия (монголы называли ее Киргиз) и Кешдим (Тува) еще «составляют одно владение» под эгидой древнехакасского рода Кыргыз, но каждое из них имело своего правителя, которого звали инал, т. е. наследник. Вероятно, пра-вителями-наследниками были два брата — сыновья одного живого, но уже немощного отца-государя. При захвате бассейна верхнего и среднего течения Енисея монголам пришлось, таким образом, иметь дело с двумя правителями. Оба они претендовали на отцовский престол.

Из данных Рашид ад-Дина следует, что монголы называли именем Кэм-Кэмджиут территорию современной Тувы, которая, однако, имела и свое, местное название. К сожалению, это название не приведено в рукописи Рашид ад-Дина. В тексте, где говорится о поездке послов Чингисхана из Монголии «к киргизским эмирам и начальникам», указано: «Сначала они прибыли в область, название которой (пропуск), а тамошнего эмира называли (пропуск). После того они [прибыли] в другую ■область, название которой Еди-Урун, а тамошнего эмира называли Урус-инал».

Из географического расположения областей очевидно, что -в этом месте упущено местное название Тувы и имя ее правителя, а под Еди-Урун (букв. «Семь мест», «Семь урочищ») монголам была известна Хакасско-Минусинская котловина, которая в начале XIII в. являлась личным владением старшего князя Урус-инала. Северная граница княжества Урус-инала проходила по району впадения Ангары в Енисей, где находился город Кикас, о котором Рашид ад-Дин сказал: «Город тот принадлежит к области киргизов».

В 1207 г., как сообщает «Тайная история монголов», огромная армия под командованием Джучи (1184—1226), старшего сына Чингисхана, покорила все «лесные народы», жившие в Южной Сибири от Байкала и Косогола до западносибирских степей. При этом были подчинены Саяно-Алтайское нагорье и федерация княжеств древнехакасского государства.

В источнике сказано: «В год зайца (1207) Чжочи был послан с войском Правой руки к лесным народам. Проводником отбыл Буха... Подчинив ойратов, бурятов, бархунов, урсутов, хабханасов, ханхасов и тубасов, Чжочи подступил к тумен-кир-гизам. Тогда к Чжочи явились киргизские нойоны Еди-инал, Алдиер и Олебек-дигин. Они выразили покорность и били государю челом белыми кречетами-шинхот, белыми же меринами и белыми же соболями. Чжочи принял под власть монгольскую все лесные народы, начиная оттуда по направлению к нам, а именно: народы шибир, кесдиин, байт, тухас, тенлек, тоелес, тас и бачжиги. Взял он с собою киргизских нойонов — темников и тысячников, а также нойонов лесных народов и, представив Чингисхану, велел бить государю челом своими белыми кречетами, да белыми ж меринами, да белыми ж соболями».

Сообщений о военных действиях на Саяно-Алтае в то время нет. Поэтому следует заключить, что кыргызские правители древнехакасского государства, хорошо знавшие новую политическую ситуацию в Центральной Азии, в 1207 г. только номинально признали верховную власть нового монгольского кагана и откупились обычными по тому времени подарками, свидетельствовавшими об их миролюбии. Или, как пишут по традиции среднеазиатские авторы, военачальники кыргызов Енисея «выразили свою покорность Чингисхану». После этого Чингисхан передал в подданство Джучи-хану все покоренные «лесные народы», обложив их данью. Однако, как сообщается в ряде источников («Юань ши», «Шэн-у цинь-чжэн лу», в сочинениях Рашид ад-Дина и Абул-Гази), в конце осени того же 1207 г., после похода на тангутское государство Си Ся, Чингисхану понадобилось получить подтверждение о подчинении ему саяноалтайских областей, во главе которых продолжали оставаться кыргызские государи. К ним были направлены монгольские послы Алтан и Бура. «Оба эти эмира (кыргызские.— Л. К.) оказали полный почет упомянутым послам и, послав вместе с ними своих двух послов, имя одного [из которых] Илик-Ти-мур, а другого — Аткирак, отправили обратно с белым соколом и подчинились Чингисхану».

Судя по этим источникам, правителя области Еди-Урун (бассейн Среднего Енисея) называли Урус-инал или иногда Еди-инал (последнее, видимо, по наименованию области). Местное название Тувы отсутствует и в этих текстах, но имеется имя князя из рода Кыргыз, который владел Тувой,— Алтыэр (букв, «шестой мужчина»).

Так как источники сообщают о трех кыргызских послах к Чингисхану (Урут-Утуджу, Элик-Тимур и Аткирак) и о трех кыргызских нойонах (Еди-инал, Алтыэр и Олебек-дигин), бивших ему челом через Джучи-хана, то возможно, что власть монгольского кагана признали все три древнехакасских княжества. Третьим княжеством, где также правил представитель рода Кыргыз по имени Олебек-тегин (т. е. «принц» Олебег), был, скорее всего, Алтай. Весьма вероятно, что все три князя были братьями. Из них прямым престолонаследником был Урус Еди-инал, правитель главного домена государства — «области Еди», т. е. Хакасско-Минусинской котловины.

В «Тайной истории монголов» упоминается, что в 1207 г. Джучи-хан столкнулся на Саяно-Алтайском нагорье с «тумен-киргизами» (т. е. с «десятитысячными киргизами») и имел дело с «киргизскими нойонами — темниками и тысячниками». Это подтверждает, что в древнехакасских княжествах население и войско были разделены по древней десятичной системе на территориальные воинские единицы — десятки, сотни, тысячи и ту-мены (десятки тысяч). Следовательно, имелись десятские, сотники, тысячники и темники. Такая военно-административная организация, как говорилось выше, зародилась в древнехакасских землях еще в древности, вероятно в таштыкскую эпоху, и окрепла во время бесконечных войн в IX—X вв. Очевидно, что старая система управления и организации войск, укоренившаяся в древнехакасском государстве, не была затронута монгольскими феодалами. Для начала они ограничились только сбором дани.

Гнет и поборы особенно усилились после того, как Чингисхан начал свои бесконечные завоевательные войны, напав в 1211 г. на государство чжурчжэней, находившееся в Северной Маньчжурии и Приморье.

С этих пор древнемонгольские правители стремились из завоеванных народов выжать все, что нужно для многотысячных войск, совершавших грабительские походы в богатые цивилизованные страны. Такая политика вызывала постоянное возмущение свободолюбивых обитателей Саяно-Алтайского нагорья. На протяжении всего XIII в. здесь вспыхивали восстания, шла борьба и лилась кровь.

В восточной Туве жили тюркоязычные туматы (потомки древних дубо), во главе которых стоял Тайтула-Сокар. В 1207 г. Тайтула-Сокар вместе с «киргизскими нойонами» подчинился Джучи. Но в 1217 г. туматы, которые «жили в пределах страны киргизов и были чрезвычайно воинственным племенем и войском», восстали.

Чингисхан послал большую армию, возглавляемую опытным полководцем Борагул-нойоном. Завязались «большие сражения», во время которых Борагул-нойон был убит «мятежными» туматами.

Монгольским войскам было непривычно действовать в таежных гористых местах, где жили туматы. Назначенный вместо Борагула нойон Дорбо Докшин (Дурбай-нойон), «вооружив ратников тойорами, тесаками, пилами, и долотами, и всяким потребным инструментом... приказал прорубать просеку по следу буйволов, пилить и рубить деревья. И вот, поднявшись на гору, он внезапным ударом обрушился на пировавших беспечно туматов и полонил их». Сто семейств туматов были отданы в рабство семье убитого Борагула. Рашид ад-Дин так комментировал это событие: «Так как туматы были злокозненным и недоброжелательным племенем, то [монголы] множество из них перебили».

Восстание туматов и расправа с ними взволновали все население древнехакасского государства.

В следующем, 1218 г., когда монгольские сборщики дани потребовали для своих феодалов туматских девушек, оскорбленные туматы восстали вторично. Их поддержали другие местные этнические группы: «В год барса (1218), когда восстало одно [из] племен тумат, сидевшее в Баргуджин-Токуме и Бай-луке, для его покорения [монголы], из-за того что оно было поблизости от киргизов, потребовали от киргизов войско; те не дали и восстали»,— пишет Рашид ад-Дин.

Началась ожесточенная война. Армию восставших возглавил полководец Курлун из рода Кыргыз.

Следует отметить, что подобная реакция кыргызских правителей древнехакасского государства была для них вполне естественной. Они терпели притеснения от захватчиков и смирялись лишь до той поры, пока не было кровно обижено одно из этнических объединений, входящих в их государство на правах кыштымов и пользовавшихся их покровительством и защитой. Требование выступить с войском на подавление одного из своих вассальных племен переполнило чашу терпения.

Для подавления восстания народностей Саяно-Алтайского нагорья Чингисхан вновь послал большую армию во главе с «верховным владетелем лесных племен» Джучи-ханом. Передовой отряд, как и в 1207 г., вновь возглавил верный Буха-нойон.

В 1218 г. произошло первое кровавое завоевание Южной Сибири. Буха, как пишет Рашид ад-Дин, обратил «в бегство киргизов и вернулся назад от восьмой реки». Разведывательный отряд Буха-нойона встретил их передовые караулы в пограничной части Северной Монголии и отогнал их в Туву. Буха вернулся из Восьмиречья, которое находилось в истоках Каа-Хема, чтобы доложить обстановку.

Джучи с основной армией пошел с востока зимой. «Он прошел по льду через Селенгу и другие реки, которые замерзли», а когда вошел в Туву, то «лед уже сковал реку Кэм-Кэмджиут (Улуг-Хем.— Л. К.). Он прошел по льду и, покорив и подчинив киргизов, вернулся назад». Селенга в этих событиях фигурирует не случайно. Один из арабских авторов XIII в., Хамдуллах Каз-вини, пишет «о землях киргизов, обитающих на Селенге».

Очевидно, затем армия Джучи по льду Енисея прошла в Хакасско-Минусинскую котловину и покорила там древних хакасов, ибо и в тексте «Шэн-у цинь-чжэн лу» сказано, что он прошел «реку Кянь (Енисей.— Л. К.) и вниз по ней. Покорил кэр-гисы, ханьхасы, теляньу, кэшидими, хоин и ирган роды».

Армия Джучи, неся потери, огнем и мечом истребила основные силы восставших. Рашид ад-Дин указывает, что в этом походе Джучи покорил «лесные племена» урасут, теленгут и куштеми, которые «обитают по лесам в пределах страны киргизов и кэм-кэмджиутов», а также тех из них, страна которых «была расположена по ту сторону киргизов [на расстоянии] около одного месяца пути... Во время [этого] похода и возвращения он также захватил и те племена».

Очевидно, в восстании участвовали почти все этнические группы Южной Сибири. Задача противодействия общему врагу сплачивала всех. Восстание населения древнехакасского государства и расправа с ним вызвали широкий отзвук в Центральной Азии. В том же году взбунтовались некоторые монголоязычные племена, и прежде всего жившие к югу от Южной Сибири найманы, а также меркиты. Чингисхан, задумавший поход на Среднюю Азию, должен был послать карательные войска против найманов «и других племен, которые бунтовали по всем углам его владений». Карательная армия Джучи-хана, ослабленная в предшествующих боях, прямо с Енисея, без передышки, выступила на помощь войскам Субэдая для разгрома мятежных меркитов, бежавших в Кипчакскую степь.

Данных о том, что завоевание Южной Сибири в 1218 г., несмотря на всю его жестокость, подорвало экономику и уничтожило самобытную культуру древиехакасского государства, нет. Видимо, Саяно-Алтайскому нагорью монголы отводили роль производственной и сырьевой базы для снабжения своих войск оружием, мясом и хлебом.

В Центральной Азии нет залежей железа и цветных металлов. В источниках XIII—XIV вв. постоянно указывается, что* «[татарам] неоткуда было получать железо», «что татары хотят покупать... железо» и что «земля [их] не родит железа». Древние монголы, а до них и тангуты, охотно покупали железо и медь в Китае. Через Хэдун и Шэньси вывозились пудами железные монеты, из которых ковали «оружие в большом количестве».

Поэтому завоевания северных территорий (Саяно-Алтая, Забайкалья и Приморья) богатых рудными ископаемыми и населенных опытными горняками, металлургами и кузнецами, первоначально, в 1207—1211 гг., совершались древнемонгольскими феодалами по экономическим причинам. Монголы стремились создать тыловые базы для снабжения армий хлебом, оружием и конским снаряжением. В Южной Сибири создавались ремесленно-хлебопашеские поселения, строились города, возникали фактории купцов-мусульман. Туда принудительно переселяли захваченных в плен опытных ремесленников и землепашцев, работавших под надзором монгольских военных поселенцев.

Южная Сибирь находилась в улусе Джучи-хана до его смерти. Как старшему сыну, ему «в качестве улуса и юрта были назначены земли, наиболее отдаленные на запад от собственно Монголии». Столица его помещалась на Иртыше. После 1207 г. он не успел продвинуться далеко на запад потому, что ему пришлось потратить много сил и времени на укрепление своих тылов в Южной Сибири, населенной «мятежными» народностями. Только сын: его, Бату-хан, вторгся в Европу и расширил улус Джучи до размеров того государства, которое русские летописцы называли Золотой Ордой.

Упорная, кровопролитная борьба, которую вело древнехакасское государство против войск Джучи, задержала на несколько десятилетий вторжение основных сил монголов на территорию Восточной Европы, которое произошло уже только во времена Бату-хана. В этом заключается историческая заслуга населения древнехакасского государства перед западной цивилизацией, и прежде всего перед Русью. Следует особо подчеркнуть, что ни одна из этнических групп, обитавших в Южной Сибири, не участвовала в военных акциях на стороне войск древнемонгольских феодалов и не выставила для их армий ни одного воинского отряда 2.

Но борьба южносибирских народностей на этом не закончилась. В 1226 г. умер Джучи, а в 1227 г.— Чингисхан. Саяно-Алтайское нагорье, в течение 20 лет номинально находившееся в улусе Джучи-хана, отошло теперь к коренному улусу великого каана и перешло во владение Тулуя, младшего сына Чингисхана, а после его смерти (1233 г.)—во владение его старшей жены, известной Соркуктани-беги, матери Мункэ, Хубилая, Хулагу и Ариг-Буки.

Во время правления великого каана Угэдэя (1229—1241), старавшегося прослыть «справедливым», монгольская знать пыталась урегулировать отношения с верхушкой «немирных покоренных» племен, среди которых постоянно происходило брожение. С этой целью Угэдэй взял себе в жены меркитку и кыр-гызку (по «Юань ши»: «цилицзи-хутени»). Последняя была четвертой «главной» женой Угэдэя, и, по сообщению Рашид ад-Цина, ее звали Джачин.

В эту пору «страна кыргызов», вероятно, формально еще не входила в собственно Монголию. Во всяком случае, вот как описал Монголию в «Тарихи джахангушай» («Истории завоевателей мира») персидский историк XIII в. Ала ад-Дин Ата ме-лик Джувейни, в 1249—-1253 гг. дважды побывавший в этой стране: «Место жительства и происхождения татар — равнина, неизмеримая ни в длину, ни в ширину. Окружность ее — более семи-восьми месяцев пути. На востоке [она граничит] со страной Хитай, на западе — со страной уйгур, на севере со [страной] киргиз и [рекой] Селенгой, с южной стороны [находятся] Тангут и Тибет».

В период правления великого каана Мункэ (1251 —1259) по-всей Монголии прошла смута и были разоблачены заговоры. В этих условиях вновь возникли волнения среди населения бассейна Енисея. Для предотвращения назревавшего восстания Мункэ пришлось послать многоопытного Буха-нойона «с двумя туменами войска к границам киргизов и кем-кемджиута».

После смерти Соркуктани-беги весной 1252 г. владетелем западной части Монголии и Саяно-Алтайского нагорья стал Ариг-Бука, младший сын ее и Тулуя, брат Мункэ и Хубилая. Рашид ад-Дин писал, что Ариг-Бука был женат на знатных женщинах из местных западномонгольских племен ойратов и найманов и опирался на эти племена; в частности, ойраты составляли ядро его войска. Он обычно жил на своих землях: «Его летнее становище было в Алтае (Монгольском.— Л. /С.), а зимнее — в Теке и Киргизе. Между ними три дня пути».

Здесь под областью Киргиз, очевидно, понимается Тува и Хакасско-Минусинская котловина вместе, так как от Монгольского Алтая за три дня пути конному или тем более кочевому каравану можно добраться лишь до верховий Енисея, а не до Хакасско-Минусинской котловины.

В 1260 г. началась борьба между братьями Ариг-Букой и Хубилаем за престол великого каана. Мункэ умер в Китае во время одного из завоевательных походов; в Каракоруме, тогдашней столице Монгольской империи, правителем оставался Ариг-Бука. Его и провозгласили великим кааном. Но воевавшие в Китае царевичи и нойоны провозгласили великим кааном своего полководца Хубилая. Как мы уже сказали, началась междоусобная война между братьями.

Осенью войска Ариг-Буки были разбиты. «Ариг-Бука и войска его испугались, обратились в бегство, рассеялись и прибыли в область киргизов», т. е. в личное владение Ариг-Буки. Оттуда он послал в область Тангут новое войско, но и его разбили полководцы Хубилая, «а оставшиеся бежали и присоединились к Ариг-Буке в области киргизов... А Ариг-Бука, расстроенный и растерянный, стоял с отощавшим и голодным войском на границе Кэм-Кэмджиют у реки... (пропуск), из боязни прихода каана он отправил [к нему] гонцов и просил прощения».

Когда в 1264 г. Ариг-Бука был вынужден поехать с повинной к Хубилаю в Северный Китай (где и умер в 1266 г.), oir оставил свои западномонгольские земли сыновьям.

    Источник: Текст -  История Хакасии с древнейших времен до 1917. Л.Р. Кызласов

Последнее изменениеЧетверг, 22 Сентябрь 2016 13:52

для детей старше 16 лет