AskizON.ru - сайт о Хакасии и ее коренном населении... История, Культура, Быт, Достопримечательности...

ПРАЗДНИЧНЫЙ КОСТЮМ

1.1. Мужской праздничный костюм

Праздничная одежда в языке хонгорцев носит специальное название «сымайлых». Подобного термина нет в других языках тюрков Саяно-Алтая.

Наплечная одежда «сымайлых», надеваемая мужчинами в праздничные дни, состояла из рубахи и халата, сшитых из шелковых тканей. Шелк с вышитыми мелкими рисунками на ткани использовался для изготовления рубах, а с крупными узорами - для халатов. В Хонгорае отдавалось преимущество тканям красных, синих, зеленых и чёрных цветов. Покрой повседневной и праздничной рубах был одинаковым, разница состояла только в качестве тканей. Для пошива мужской рубашки использовалось до пяти метров шелка.

В Хакасском национальном музее хранится значительное количество мужских праздничных рубах. Покрой у них прямой с разрезом на груди и отложным воротником «мойдырых». У ворота пришита одна пуговица «марха». Объёмные рукава с частыми сборками у поликов «ээн» заканчиваются узкими обшлагами со сборками. Под мышками вставлены квадратные ластовицы «холтых». Мужская рубашка при ношении подпоясывалась шелковым кушаком «чибек хур» [ХНКМ. КП № 6576].

Верхней демисезонной одеждой хонгорцев во время праздников было суконное пальто «секпентон». Аналогичная суконная одежда «шекпентон» бытовала у тувинцев. Русские крестьяне в свое время носили «чекмень» - старинные кафтаны из сукна. Данный вид одежды и сам термин были заимствованы из тюркских языков, где «чекмен» означал сукно и суконный халат без подкладки.

Мужской «секпентон» имел широкий прямой покрой, длинные рукава, застегивался на одну пуговицу у ворота, запахивался слева направо и подпоясывался кушаком. На кушаке со стороны спины привешивалось серебряное огниво. По покрою он почти не отличался от распашного кафтана с цельной спинкой. Шился на подкладке из мерлушки или черной китайки. «Секпентон» покрывался тонким сукном темного или красного цвета, по бортам полы, рукавам и подолу делалась опушка из выдры. Воротник шился из меха выдры. Пальто «секпентон» было длиннополым. Надевалось на свадьбу, даже летом. В XIX в. «секпентон» стоил от 50 до 200 рублей [Костров, с. 7; Кузнецова, с. 209; ХНКМ КП-8712].

Зимой крупные баи Хонгорая носили соболиные шубы «чыпчатон», или «харакистон». Подклад изготавливался из меха соболя, иногда колонка или горностая. Покрывался «чыпчатон» шелком. Большой и длинный шалевый воротник делался из соболя. Опушка бортов пальто «чыпчатон» и подол сшивались из соболиных лапок. На этой мужской шубе каймы «хааджы» не бывает. Борта шубы «чыпчатон» выкраивались прямыми. Левая пола запахивалась на правую. «Чыпчатон» трижды обвязывался шелковым кушаком «чибек хур». Подобные шубы составляли праздничный наряд хонгорских мужчин.

В Хонгорае у мужчин модными считались камчатые шубы «хамгытон».

Покрой указанных шуб ничем не отличался от традиционной верхней одежды хонгорцев. Эти праздничные крытые шубы шились с подкладом из белых мерлушек. Камчатые шубы «хамгытон» покрывались шелковой узорчатой камкою. Отложной воротник и опушка «хума», идущая по бортам и по краю рукавов, делались из меха выдры «хамнос» или бобра «хундус». Рукава на обшлагах украшались национальным орнаментом. Камчатые шубы «хамгытон» в XIX в. стоили до 400 рублей [Костров, 1884, с. 211; Кузнецова, с. 209].

Среди хонгорских баев были популярными мужские халаты «чимче». Название восходит к древнетюркскому термину «fengiju» - куртка.

Праздничные халаты «чимче» шились из шелка. В начале XIX в. минусинский уездный начальник князь Н. Костров отмечал, что хонгорские богачи летом носят весьма длинный, особенного покроя шелковый халат «чимче», затканный золотом. Он бывает из шелковой материи, преимущественно желтый, синий или пунцовый с бархатной отделкой. Левая пола вырезалась двумя ступенчатыми выступами, вверху которой пришивалась пуговица. Рукава широкие, длинные, немного суживаются к концам [Костров, 1852, с. 17].

Праздничные халаты «чимче» стоили очень дорого. В 1825 г. среди вещей, украденных у богатой женщины Ф. Янгуловой, находились мужские шелковые халаты из китайской материи зеленого, черного, красного и черемухового цветов, которые стоили 125-160 рублей [Кузнецова, с. 207, 209.; ГАРХ. Ф. И-1. On. 1. Д. 21. Л. Зоб].

Осенью мужчины носили бархатные кафтаны «килингтон». Они были на соболином меху. Покрывались черным бархатом и каймой по бортам из соболя. Кафтан подпоясывался кушаком из черного шелка с кисточками на концах [Кастрен, с. 136].

Состоятельные хонгорцы имели распашной халат «хаптал». Он шился из плотной шелковой ткани «гарнитур» (гродетур) желтого цвета. Подклад делался из белого тонкого шелка. Застегивался на круглые бронзовые пуговицы «хола марха». Раньше у тюрков Саяно-Алтая широко бытовали круглые бронзовые пуговицы «хола марха» с ушком. Такие пуговицы, согласно суеверным представлениям, обладали особой силой против нечистых духов, которых можно поразить из ружья, заряженного ими.

На мужском «хаптале» вышивки нее было. Рукава длинные, широкие. Концы рукавов обшивались плисом и подгибались назад. Воротник был шалевый и покрывался черным плисом. Полы хаптала прямые с окаймлением «хума» из плиса. По плисовой кайме шла вышивка геометрических орнаментов в виде зигзагов из зеленых шелковых нитей. С двух сторон полы окаймлялись завитками из алых нитей. Подпоясывался шелковым кушаком.

Летние халаты «пёстон» в Хонгорае были достоянием байской одежды. Они были покрыты белой или синей нанкой «пёс». Подкладка изготавливалась из холста, а в подтаёжной местности — из мехов горностая и колонка. В делах Сагайской степной думы XIX в. имеются сообщения, что хонгорские баи носили «халат голубой нанковый с плисовым воротником на холщовом подкладе» [ГАРХ. Ф. И-2. On. 1. Д. 306. Л. 34]. Полы халата были прямыми с запахом направо. Длинный шалевый воротник, обшлага рукавов и борта обшивались чёрным бархатом.

Праздничным головным убором мужчин Хонгорая служила соболья шапка «киспёрик», или «албагы пёрик». Слово «киш» - тюркское, восходящее к древнетюркскому «ki§» - соболь.

Соболья шапка «киспёрик» была круглая, с околышем шириной 15 см из меха черного соболя. Низ околыша обшивался окантовкой «чылбых» из чёрной мерлушки. Острая тулья, поднимающаяся на 10 см выше околыша, сшивалась из четырёх клиньев чёрного плиса или бархата, на макушке тульи пришивалась красная или темно-малиновая лента «чалаа». Подкладка была из белой мерлушки. Между мерлушковым подкладом и плисовой тульей вставлялась войлочная основа. Мужские головные уборы «киспёрик» дошли до этнографической современности из глубины веков. По сведениям китайских летописей, глава Кыргызского государства «Ажо зимою носит соболью шапку, а летом шляпу с золотым ободочком, с коническим верхом и загнутым низом». Согласно переводу Н. Кюнера, у енисейских кыргызов «одежда сходна с туцзюэской. Зимой делают шапки из соболя, летом золотом украшают шапки, заостряют маковку и свертывают ее конец. Они, по знакомству с хуйгусцами, доныне еще надевают такие головные уборы» [Бичурин, с. 352; Кюнер, с. 58].

Необходимо отметить, что на Саяно-Алтае собольи шапки «киш бёрук» носились также телеутами. Такая шапка состоит из четырех прямоугольных клиньев, выкроенных из красного сукна. Снаружи по нижнему краю сукна шапки нашивается широкая полоса из собольего меха. По швам нашивается золотой или серебряный галун шириной в 3,5 см. Подклад из мерлушки [Эдоков, с. 157].

Зимой зажиточные хонгорцы носили бобровые шапки «кемчет». Они были круглыми, с бобровым околышем шириной в 15 см. Околыш снизу подшит окантовкой из черной материи шириной 2 см. Невысокая тулья, поднимающаяся на 5-7 см выше околыша (вся высота шапки — 20-25 см), сшивалась из четырёх клиньев «тала» из плиса или бархата черного, коричневого, зеленого или малинового цветов. Подкладка «кемчета» была из белой мерлушки или смушки. Между мерлушковым подкладом и плисовой тульей вставлялась войлочная основа.

В царское время одна шапка «кемчет» стоила одну лошадь. Такая шапка была приобретена нами в 1970 г. у Сайма Какашкина в Усть-Бид-же и ныне находится в республиканском музее. Среди архивных документов XIX в. встречаются описания и стоимость этих головных уборов. Например: «шапка круглая, околыш камчатского бобра, верх зелёного бархату» стоимостью в 100 рублей; круглая шапка «камчатского бобра, верх из полос малинового бархата» стоимостью 90 рублей. Сам околыш для шапки из камчатского бобра стоил 30^10 рублей [ГАРХ. Ф.и-2. On. 1. Д. 1197. JI. 51].

В долине Абакана среди мужчин были распространены шапки «чалангма». Околыш «хас» такой шапки делался из выдры. Высокая тулья шилась из четырех клиньев из плиса. Высота плисового клина шапки «чалангма» - одна четверть, плюс ширина четырех пальцев. Четырехугольная тулья шилась с лентами по четырем углам, образуя как бы четыре рога. В свое время А. Кузнецова отмечала, что в Сагайском ведомстве по р. Еси, Тее и Абакану встречались «шапки с околышем из выдры, с большим висячим верхом из плиса, который иногда бывает вышит шелками» [Кузнецова, с. 168].

Праздничные штаны шились для мужчин их женами из узорчатого шелка, из черного плиса или черного сукна. Мужские брюки «плис ыстан» обязательно выкраивались с прорезными карманами «изеп» по бокам. Поверх карманов нашивались шёлковые или парчовые лампасы «таспа», желтеющие или алеющие из-под подола рубахи в виде раздвоенной вилки внизу. Ниже обшивки боковые прорехи кармана украшались вышивкой из узоров красными и белыми шелковыми нитками. Широкие штаны вверху на поясе держались на вздержке «пилпаг», свитой из белой шерсти [Кузнецова, с. 154]. Необходимо отметить, что лампасами «тасма» из позумента украшались брюки у калмыков. Вполне возможно, здесь прослеживается джунгарское влияние.

По праздникам хонгорские баи одевали нарядные сапоги «саллыг» (саллыг одик) из дубленой кожи с многослойной подошвой. Знатные люди носили сапоги «саллыг» и летом, и зимой. Полосы цветной сафьяновой кожи, из которой составлялась многослойная подошва праздничной обуви, обозначаются термином «сал». Аналогичные названия «шал» для вставок из цветного сафьяна на подошву кожаной обуви имеются у тувинцев, алтайцев, киргизов и калмыков.

Хонгорские сапоги «саллыг» были с квадратными, немного загнутыми кверху носками, на низком каблуке и толстой многослойной подошве. Подошва толщиной в 2-3 пальца состояла из пяти или семи слоев сафьяновой кожи «сал» красного, синего, зелёного, белого, жёлтого и чёрного цветов. В местах соединения головки с голенищем находилась обшивка из цветного материала. Носки и задник украшены нашитым орнаментом [МКМ. О.Ф. № 28288]. Сапоги «саллыг» на ногах всадника, сидящего верхом на коне, производили особый эффект.

Исходя из того, что подобные нарядные сапоги с подошвами из цветных кожаных слоев «шал» бытовали у киргизов, алтайцев, тувинцев и калмыков, то, вероятно, такая мода существовала в монгольскую эпоху.

1.2. Женский праздничный костюм

Саяно-Алтай, представляющий северную периферию Центральной Азии, с древнейших времен был связан торговыми отношениями с Китаем, Согдом, Ираном и другими восточными странами. Хонгорай достигала кыргызская ветвь Великого Шелкового Пути. С далекого юга сюда завозили дорогие восточные ткани. Ещё во времена Кыргызского государства местные женщины носили платье из шерстяных и шелковых тканей, которые они получали из «Ань-си, Бэй-тьхин и Дахи», т. е. из Туркестана и Аравии [Бичурин, 1950, с. 352].

Учитывая древность кыргызской ветви Великого Шелкового Пути, снабжавшей жителей долины Среднего Енисея китайскими и персидскими товарами, можно объяснить богатую терминологию языка тюрков Саяно-Алтая в области текстильной промышленности. В Хонгорай привозились товары из Китая, Согда, Индии и Ирана, а начиная с XVII в. и из России. Из российских городов привозили парчу, юфть, сукно; из Джунгарии и Восточного Туркестана - яркендские товары: выбойки, чардары, бязи, хамы (полотно), зенде-ни, шелковые кушаки [Историко-географические описания, с. 105]. Вплоть до начала XVIII в. в долину Среднего Енисея поступали товары из Монголии, Тибета, Китая. Например, в январе 1722 г. Мессершмидт отмечал, что во время его путешествия прибыл в Абакан «купец, торговавший за Саянскими горами с язычниками или сойотами. Он привел с собой верблюда, которого там купил за 15 рублей. На нем он вез груз весом 15 пудов». Купец привез китайку, ватин, камку и другие ткани [Мессершмидт, с. 34].

У франтих Хонгорая обыкновенно целые сундуки были заполнены различными шелковыми материями самых разнообразных рисунков и красок, доставшихся им еще от прабабушек [Островских, с. 317].

В языке тюрков Саяно-Алтая имеются следующие названия для шелковых тканей: «торгы» - шелк, «хамгы» - камка (шелковая китайская ткань с разводами), «хангма» - канфа (высший сорт китайского шелка); «килинг» - бархат, «мангных» - магнут, атлас (название китайского шелка с вытканными золотом или серебром драконами), «чучунче» - чесуча (плотная китайская шелковая материя) и др.

Тюрки Саяно-Алтая отдавали предпочтение тканям красного, синего, зелёного, коричневого, бордового и чёрного цветов. Они не любили жёлтый цвет, ибо он ассоциировался с видом духа - хозяйки малярии «тудан еези» и желтухи «сарыг хат». Традиционный костюм у них прекрасно гармонирует с природой Саяно-Алтая. Суровая простота кроя, колорит и узор вышивки сливаются с плавными ритмами степей, невысоких холмов, далеких возвышенностей, а в подтаежных районах - с зелеными массивами тайги, с седыми каменными скалами. Согласно мифологии, национальный костюм хонгорцы заимствовали у горных духов, от которых был рожден предок тюрков Хонгорая [Бутанаев, 2010, с. 37].

На женское платье требовалось до семи метров шелка. Покрой прямой с разрезом на груди и отложным воротником с длинным расширяющимся подолом. По углам ворота вышивка в геометрическом орнаменте. Стан широкий и состоит из четырех полотнищ, в боковые швы вшиты узкие клинья от проймы до подола. Посередине спинки вшиты два узких клина «чыынчах», а с двух боков вставлено по одному широкому клину «сабыг». Стан платья присобран в мелкие складки у ворота спереди и сзади. Воротник отложной, с острыми концами, из нашитой шелковой материи другого цвета. В широкую пройму вшит рукав, присобранный в мелкие складки на плече и у манжет. Под правой ластовицей находится разрезной карман. От ворота до проймы вшиты наплечники или полики «ээн».

На праздничном женском платье «когенек» полики «ээн», обшлага «мор-кам» и кайма «кобее», идущая вдоль подола, шились из ткани другого цвета и украшались национальными узорами. Наплечники и обшлага несут на себе основную декоративную нагрузку, их покрывают вышитыми узорами в растительном орнаменте. Цвет фона наплечников и обшлагов подбирают к платью по принципу контраста. Кумачовый, оранжевый тон платья сочетается с черным или густой синевы цветом наплечников и обшлагов, желтый тон платья - с темно-зеленым, черным цветом наплечников. Голубое платье имеет наплечники и обшлага темно-синие, а зеленое с контрастным цветом черного в наплечниках и т. д [Максимов, с. 185-186]. По краю обшлагов и подола на женском платье нашивались надставки «одырынчы» из материи другого цвета. С двух сторон вверху разреза под воротником пришивали по перламутровой пуговице «тана» круглой формы, украшенной коралловыми бусинами с серебряными навершиями «силби». По хонгорской традиции, задний подол длиннее переднего. Женское платье никогда не подпоясывалось (за исключением вдов) [ХНКМ. КП № 7624].

В зимнее время женские платья носились из шерстяной ткани, обычно красного цвета. Стан широкий, благодаря вставленному в спинку и боковые швы клиньям. Под воротником сзади и спереди он собирается в мелкие складки. Воротник отложной, остроугольный, из хлопчатобумажного материала. Наплечники делались из парчи. От них идут широкие рукава, собранные у плеча и у кисти в мелкие складки, прошитые шелком. Рукава оканчиваются узкой манжетой. Квадратные большие ластовицы из цветастой хлопчатобумажной материи. Подол обшит темно-синим плисом, а манжеты - черным [Музей ТГУ. № 5954-102].

Богатые женщины Хонгорая, особенно княжеские жены, зимой носили собольи шубы «харакистон» из черных соболей или горностаевые шубы «аски-стон». Согласно сведениям русских документов XVII в., шубы «собольи под камкою под черною» составляли праздничное одеяние женщин кыргызских князей. Нередко алчные русские воеводы грабили приезжавших княгинь и снимали с них собольи наряды [Бутанаев, 2007, с. 63-64]. Подклады женских шуб «харакистон» и «аскистон» шились из черных соболей или горностая, сверху покрывались китайской камкой на золоте. Опушка «хума» делалась также из соболиных мехов или соболиных лапок. Соболиный воротник был шалевым, с длинными нижними концами.

К выходному наряду женщин относилась белая нагольная шуба «кобискек». Она шилась отрезной, из шкур ярки (двухлетней неягнившейся овцы). На одну шубу требовалось десять овчин. Подол «идек» женской шубы «кобискек» сшивался из десяти клиньев «сабыг». К спинке пришиты восемь клиньев «сабыг», причем задние длиннее передних, так что зад шубы был длиннее переда. К двум боковым клиньям «сабыг» справа и слева пришивались полы. Воротник «мойдырых» выкраивался отложной, длиной 50 см. С нижней его стороны подшивалась меховая опушка «хума» из мерлушки. За опушкой повдоль шла кайма «хааджы» из шелка или плиса. Проймы обшивались декоративным швом «орбе». Рукава были длиной 60-65 см, значительно суживающейся к низу. Заканчивается он мерлушчатым обшлагом «моркам» с окантовкой «чылбых» из бахромы. Обшлаг скошенный, длиннее в верхней части и короче в нижней. Выше обшлага рукав отделан полоской цветной материи. Эта полоска носит название «хааджы».

По низу подола шириною 310-320 см идет широкая меховая опушка «хума» из овечьих черных лапок. Край подола по самому низу опушен меховой бахромой «чылбых», или «кодиртпек». Высота спинки «чарын» 40 см. По линии шва, соединяющего спинку с клиньями подола, расположен особый вид хонгорской вышивки - «пыраат», характерный только для Хонгорая. Пырааты представляют аппликации из шёлковых квадратов материи, натянутые на картон. По виду фигура аппликации «пыраат» напоминала трёхрогую корону. Над короной располагались вышивки растительного орнамента. В ряду насчитывались три, пять или семь «пыраатов, центральный делался более масштабным. Каждый из них обшивали тамбурным швом, затем декоративной вышивкой «орбе», которую опять окаймляли тамбурным швом.

Над центральным пыраатом вышивался рисунок в виде пяти лепестков «пис азыр», или «пис салаа», напоминающий лотос. Возможно, этот рисунок был заимствован в монгольское время из буддийской орнаментальной культуры, где почиталось изображение лотоса, приносящего людям счастье.

Различные цветовые гаммы придавали особый колорит женской одежде. Например, крайние «пырааты» обшивались шелком синего цвета, третий и четвертый - красного и центральный - зеленого. Размер пыраатов равнялся приблизительно 5 х 5 см [Шибаева, с. 24].

Под каждым «пыраатом», по верхнему краю каждого центрального клина «сабыг» у самого шва, соединяющего спинку с подолом, собиралась складки «тартханы», скрепленные цветными шелковыми нитками. Они прошиваются насквозь ровными строчками и одновременно собираются в мелкие сборки. Строчки редких швов проходят в несколько рядов (от четырех до шести), одна над другой. Стежки в них располагаются в шахматном порядке. Нитки пропускаются через овчину, и концы каждой нитки спускаются по обе стороны так, что в них образуются разноцветные кисточки. Ширина каждого тартхана - 5-7 см, а длина кисточек - около 10 см [Шибаева, с. 24].

Красивые аппликации «пыраат» являлись предметом тщеславия мастериц, которые любили продемонстрировать перед людьми своё искусство. Отрезные шубы и халаты с аппликациями «пырааттыг тон», служащие выходным нарядом, носились без безрукавки «сегедек».

Борта шубы «кобискек» делались прямыми, левая пола запахивалась на правую. По бортам полы, по краю рукавов и подолу шла меховая опушка «хума» из мерлушки или беличьих лапок. Над меховой опушкой «хума» нашивалась широкая кайма «хааджы» из шелка, которая окаймляет подол и борта. За «хааджы» по левой поле идет еще узкая полоска шелка другого цвета.

Одевается «кобискек» так, что левая пола запахивается на правую. На последней с наружной стороны полы пришиты сверху две петли, из материи, которые должны застегивать пришитые пуговицы с края внутренней стороны левой полы. При шитье шубы «кобискек» на кайму «хааджы» уходило три метра материи, на опушку «хума» - 300 беличьих лапок [Шибаева, с. 35-36].

К выходной женской одежде относилась шуба «куппе», или «купейке». Аналогичные названия для верхней одежды «кёппё» («купи», «гуппи») бытовали у киргизов (шуба из меха верблюжонка), казахов (прямоспинная крытая шуба), башкиров (стеганка), узбеков (толстый, ватный, стеганый халат). Название восходит к древнетюркскому «kupik» - верхняя одежда на вате [Захарова, с. 51].

Женская шуба «куппе» была отрезной, сшитой из белой мерлушки и покрывалась чёрным плисом или шелком. Низ и прямые полы обшивались меховой опушкой «хума», составленной из камусов выдры или передних лапок белок «тиин харсах», или соболей «кис харсах». На одну опушку уходило до 300 лапок зверьков. Они нашивались в два ряда. Меховые обшивки из передних лапок белок и соболей были характерны также для одежды кетов [Алексеенко, с. 140].

Меховая опушка «хума» по внешнему краю оторачивалась чёрной мерлушкой шириной в два «илиг», т. е. указательного и среднего пальцев. Такая окантовка (оторочка) называется «чылбых». Она присуща только для женской одежды.

Над меховой опушкой на шубу нашивалась широкая кайма «хааджы» из шёлка или парчи. Аналогичные названия «хаажы» («каадьы») для каймы на одежде бытовали у тувинцев, алтайцев и монголов.

Обшлага рукавов делали из меха выдры. Поверх них также нашивалась кайма «хааджы». Края обшлагов выкраивались скошенными, закрывали верхнюю часть кисти руки, напоминали конские копыта. Форма скошенного выступа манжета в виде подковы на рукавах женской одежды носит название «омах». Такими манжетами девушки и женщины прикрывали лица, когда смеялись, стыдились посторонних людей или хотели скрыться от назойливых взглядов парней. Аналогичные формы обшлагов бытовали у алтайцев и тувинцев. «По-видимому, - считает этнограф В. Дьяконова, - у тюркоязычных и монгольских народов копытообразный манжет появился сравнительно поздно и, скорее всего, под влиянием маньчжурского костюма цинского периода. Без-манжетность рукавов — довольно устойчивый признак одежды ранних кочевников» [Дьяконова, 2001, с. 87].

В местах соединения обшлагов с рукавами и рукавов с проймами оставляли недоштыкованные полоски (первую - длиной с толщину пальца, вторую - с четверть), которые скреплялись швом «чорбеп», т. е. через край. Они считались местом притяжения душ «хут сыынчанг».

Отложной мерлушковый воротник с тыльной стороны обшивался опушкой «хума» из меха выдры. За ним шла шёлковая кайма «хааджы». При посадке воротника со стороны спины оставляли недошитую полоску шва, длиной с толщину пальца, для притяжения души «хут сыынчанг».

Спинка шубы «куппе» обязательно украшалась пятью или семью аппликациями «пыраат» с шёлковыми кисточками, унизанными кораллами.

Середина аппликации «пыраат» заполнялась черным шелком, края обшивались шелком другого цвета - у боковых голубым, следующих за ними - зеленым и средних - красным.

Под каждым пыраатом находятся сборки «тартханы», прошитые цветными нитками. Средний «тартхан» отделан синими, зелеными и черными нитками. Соседние «тартханы» прошивались розовыми, красными, желтыми и одним рядом синих ниток, самые крайние сборки «тартханы» - желтыми, розовыми и синими нитками. Края этих ниток, собирающие овчину в сборки «тартханы», выпущены как кисточки длиною приблизительно от 12 до 20 см. Орнамент спинной вышивки растительный, состоит из двух обращенных друг к другу рисунков. Цветы голубые, синие, красные, розовые. Орнамент связан с каждым «пыраатом».

Под отрезной спинкой сшивалось от 6 до 10 мелких клиньев «сабыг», благодаря чему подол становился очень широким (равнялся 12 четвертям). «Куппе» застёгивалась на пуговицы «чага марха» у ворота и на груди подмышкой «холтых марха».

В праздничные дни женщины надевали шубы «кинджетон», или «плис тон», покрытые бархатом или плисом.

Шуба «кинджетон» шилась из черного бархата, на основе черной или белой осенней мерлушки «киндже». Покрой был прямым. Подол в задней части шубы составляли шесть клиньев «чыынчах». Отложной воротник «мойды-рых» делался из черной мерлушки или меха выдры. Тыльная сторона воротника опушена мерлушкой, за ней идет полоска «хааджы» из шелка. Рукава «ниин» с парчовой обшивкой и обшлагом из меха выдры со скошенным выступом «омах». Кромка опушки и обшлагов оторочена черной мерлушкой «чылбых». Носили ее, запахивая левую полу на правую. Левая пола «сол паары» и

Борта шубы «кобискек» делались прямыми, левая пола запахивалась на правую. По бортам полы, по краю рукавов и подолу шла меховая опушка «хума» из мерлушки или беличьих лапок. Над меховой опушкой «хума» нашивалась широкая кайма «хааджы» из шелка, которая окаймляет подол и борта. За «хааджы» по левой поле идет еще узкая полоска шелка другого цвета.

Одевается «кобискек» так, что левая пола запахивается на правую. На последней с наружной стороны полы пришиты сверху две петли, из материи, которые должны застегивать пришитые пуговицы с края внутренней стороны левой полы. При шитье шубы «кобискек» на кайму «хааджы» уходило три метра материи, на опушку «хума» - 300 беличьих лапок [Шибаева, с. 35-36].

К выходной женской одежде относилась шуба «куппе», или «купейке». Аналогичные названия для верхней одежды «кёппё» («купи», «гуппи») бытовали у киргизов (шуба из меха верблюжонка), казахов (прямоспинная крытая шуба), башкиров (стеганка), узбеков (толстый, ватный, стеганый халат). Название восходит к древнетюркскому «ktipik» - верхняя одежда на вате [Захарова, с. 51].

Женская шуба «куппе» была отрезной, сшитой из белой мерлушки и покрывалась чёрным плисом или шелком. Низ и прямые полы обшивались меховой опушкой «хума», составленной из камусов выдры или передних лапок белок «тиин харсах», или соболей «кис харсах». На одну опушку уходило до 300 лапок зверьков. Они нашивались в два ряда. Меховые обшивки из передних лапок белок и соболей были характерны также для одежды кетов [Алексеенко, с. 140].

Меховая опушка «хума» по внешнему краю оторачивалась чёрной мерлушкой шириной в два «илиг», т. е. указательного и среднего пальцев. Такая окантовка (оторочка) называется «чылбых». Она присуща только для женской одежды.

Над меховой опушкой на шубу нашивалась широкая кайма «хааджы» из шёлка или парчи. Аналогичные названия «хаажы» («каадьы») для каймы на одежде бытовали у тувинцев, алтайцев и монголов.

Обшлага рукавов делали из меха выдры. Поверх них также нашивалась кайма «хааджы». Края обшлагов выкраивались скошенными, закрывали верхнюю часть кисти руки, напоминали конские копыта. Форма скошенного выступа манжета в виде подковы на рукавах женской одежды носит название «омах». Такими манжетами девушки и женщины прикрывали лица, когда смеялись, стыдились посторонних людей или хотели скрыться от назойливых взглядов парней. Аналогичные формы обшлагов бытовали у алтайцев и тувинцев. «По-видимому, - считает этнограф В. Дьяконова, - у тюркоязычных и монгольских народов копытообразный манжет появился сравнительно поздно и, скорее всего, под влиянием маньчжурского костюма цинского периода. Без-манжетность рукавов - довольно устойчивый признак одежды ранних кочевников» [Дьяконова, 2001, с. 87].

В местах соединения обшлагов с рукавами и рукавов с проймами оставляли недоштыкованные полоски (первую - длиной с толщину пальца, вторую - с четверть), которые скреплялись швом «чорбеп», т. е. через край. Они считались местом притяжения душ «хут сыынчанг».

Отложной мерлушковый воротник с тыльной стороны обшивался опушкой «хума» из меха выдры. За ним шла шёлковая кайма «хааджы». При посадке воротника со стороны спины оставляли недошитую полоску шва, длиной с толщину пальца, для притяжения души «хут сыынчанг».

Спинка шубы «куппе» обязательно украшалась пятью или семью аппликациями «пыраат» с шёлковыми кисточками, унизанными кораллами.

Середина аппликации «пыраат» заполнялась черным шелком, края обшивались шелком другого цвета - у боковых голубым, следующих за ними - зеленым и средних - красным.

Под каждым пыраатом находятся сборки «тартханы», прошитые цветными нитками. Средний «тартхан» отделан синими, зелеными и черными нитками. Соседние «тартханы» прошивались розовыми, красными, желтыми и одним рядом синих ниток, самые крайние сборки «тартханы» - желтыми, розовыми и синими нитками. Края этих ниток, собирающие овчину в сборки «тартханы», выпущены как кисточки длиною приблизительно от 12 до 20 см. Орнамент спинной вышивки растительный, состоит из двух обращенных друг к другу рисунков. Цветы голубые, синие, красные, розовые. Орнамент связан с каждым «пыраатом».

Под отрезной спинкой сшивалось от 6 до 10 мелких клиньев «сабыг», благодаря чему подол становился очень широким (равнялся 12 четвертям). «Куппе» застёгивалась на пуговицы «чага марха» у ворота и на груди подмышкой «холтых марха».

В праздничные дни женщины надевали шубы «кинджетон», или «плис тон», покрытые бархатом или плисом.

Шуба «кинджетон» шилась из черного бархата, на основе черной или белой осенней мерлушки «киндже». Покрой был прямым. Подол в задней части шубы составляли шесть клиньев «чыынчах». Отложной воротник «мойды-рых» делался из черной мерлушки или меха выдры. Тыльная сторона воротника опушена мерлушкой, за ней идет полоска «хааджы» из шелка. Рукава «ниин» с парчовой обшивкой и обшлагом из меха выдры со скошенным выступом «омах». Кромка опушки и обшлагов оторочена черной мерлушкой «чылбых». Носили ее, запахивая левую полу на правую. Левая пола «сол паары» и подол после бархатной обшивки стана шубы украшались парчовой полосой «хааджы». Борта обшивались широкой опушкой «хума» из беличьих лапок или лапок соболя. Вся шуба (подол, полы, обшлага, воротник) имеет меховую мерлушчатую бахрому «чылбых». Спинка «чарын» вышита цветным шелком в растительном мотиве. В цветах преобладают красные тона (красный, алый, темно-оранжевый), затем в вышивке есть синий цвет и светло-зеленый. Рисунки нанесены тамбурным швом другого тона, отличным от нанесенного гладью. Вышивалась шуба после того, когда она была скроена. По хонгорской традиции, задний подол длиннее переднего. На одну шубу шло девять мерлушачьих овчин (три на спину, три на грудь и по одной на рукава и воротник) и шесть метров бархата [ГАРХ. Ф. и-2. On. 1. Д. 306. JI. 34].

Образцом старинной моды на Саяно-Алтае являлись женские шубы «идек-тиг-тон». Они отличались своеобразным перехватом подола «идек», откуда и получили название «идектиг», т. е. подольная.

Шубы «идектиг-тон» были прямого покроя с перехватом и сборками на уровне колен. Они шились из овчин, барловых козлин и покрывались черным плисом. Запахивается шуба «идектиг-тон» левой полой на правую сторону. Левая пола имела четырехугольный выступ «пайыр». В тувинской одежде такой вырез носил название «оолет», т. е. олетский или ойратский. В данном случае прослеживается монгольское влияние на костюм тюрков Саяно-Алтая. У монголов квадратный вырез полы «энгэр» отмечался в XIII в. «Одной из особенностей костюма маньчжуров, - отмечал С. Вайнштейн, — был ступенчатый вырез в верхней части левой полы. Халат такой формы был обязательным компонентом официального костюма, введенного маньчжурами законодательным путем в подчиненных ими районах, включая и Китай, превратившись в характерную деталь простонародной одежды» [Вайнштейн, с. 197; Викторова, с. 36].

Подол и полы шубы «идектиг-тон» обшиты парчовой каймой «хааджы» и оторочены опушкой «хума» из соболиных, беличьих или колонковых лапок. Отложной воротник из овчины. Рукава собраны в складки на месте выреза, а на концах опушены мехом в виде раструба. Проймы рукавов глубокие, под рукавом ластовицы. На высоте колен шуба собрана в сборки при помощи жильных ниток, образуя как бы юбку от колен. Перехват со сборками носит название «тоорым» (букв, подруб), а юбочная часть под ним - «хондырых» (букв, насадка).

На плечах шелковыми нитками вышит растительный орнамент. На уровне талии под рукавами имеются тканые петли для подвешивания сумочек [Музей ТГУ. № 5954-89].

Аналогичные формы женских шуб бытовали среди костюмов соседних народов Саяно-Алтая. Например, тувинцы ещё в XIX в. носили праздничные халаты и шубы «эдектиг-тон». На верхней левой поле был фигурный ступенчатый вырез «оолет». На уровне живота «эдектиг-тон» имел полосу черного бархата, который контрастно выделялся на фоне зеленого и красного бархата. На уровне колен, левее и ниже прямоугольного выступа нашивался насборен-ный подол, который также обшивался черной полосой бархата. Покрой женской шубы, отмечал Ф. Кон, был тождествен хонгорской моде. Так же, как и в Хонгорае, подол собирается в складки и снизу обшивается широкой каймой из плиса. Изнутри стягивался в сборки жилами. Позднее напоминанием осталась имитация воланов и незначительная насборенность на уровне колен. В XX в. их сменили шубы монгольского покроя [Сат-Бриль, с. 46-47; Кон, с. 167].

Самой нарядной и почётной одеждой в Хонгорае считалась женская шуба «хат-ээнниг» (букв, слоеное предплечье). Она обычно одевалась замужними женщинами на свадьбы.

Женская шуба «хат-ээнниг» шилась прямой, из белых осенних мерлушек «киндже» и покрывалась китайчатым шёлком «мангных» высшего качества. Ее рукава у предплечья прошивались несколькими рядами сухожильных ниток, образующих слоеные перехваты из частых сборок. От данной моды произошло название шубы «хат-ээнниг», т. е. имеющая слоеное предплечье. Подол на уровне колен был также с перехватом «тоорым» со сборками «чыырынды», которые получались благодаря прошитым шелковым нитям. Данный вид шуб относится к разряду одежды типа «идектиг-тон».

Основную декоративную нагрузку выполняла радужная вышивка «чеек» на рукавах и подоле. Одна радужная кайма «чыганах чеек» располагалась ниже сборок на уровне локтей, а вторая - «олтырых чеек» над обшлагами. Вышитые узоры имели форму бараньих рогов или громадных зигзагов. Поверх сборок подола вышивались три дорожки радужной каймы «чеек».

Борта обшивались широкой опушкой «хума» из лапок соболя «кис харсах». За опушкой следовала широкая шёлковая кайма «хааджы», отличная по цвету от покрытия шубы. Обшлага рукавов делались из меха выдры с характерным скошенным копытообразным выступом «омах». Кромки опушки и обшлагов оторачивались чёрной мерлушкой «чылбых».

Кительный воротник украшался радужной каймой «чеек». Прямая спинка и проймы рукавов обшивались декоративным швом «орбе». Левая пола, находящая на правую, кроилась с прямоугольным выступом «пайыр». Последний украшался тремя рядами радужного узора «чеек», вышитых на чёрном плисовом фоне.

Узоры «чеек» делались из узеньких шнурочков, вручную сплетённых из шёлковых ниток и нашитых вплотную, ряд за рядом, швом «через край». Сначала три человека ровно ссучивали три нити одного цвета. Затем из трёх ссученных нитей сплетали цветные шнурочки, которые нашивали на одежду, обязательно по два одноцветных рядом.

В декоре «чеек» сочетались семь цветов, напоминающих порядок цветов радуги: малиновый, жёлтый, оранжевый, белый, голубой, зелёный и алый.

В некоторых вариациях чередовались следующие цвета - коричневый, сиреневый, лиловый, розовый, красный, светло-желтый и желтый. С двух сторон радужной вышивки «чеек» идет окаймление золотой нитью [Шибаева, с. 45]. Ширина вышитой дорожки равнялась ширине большого пальца. В более ранние времена вышивали три дорожки «чеека», а в современный период - только одну. Радужная кайма «чеек» из плетеных шнурков известна среди вышивок одежды тувинцев, казахов, калмыков и других тюрко-монгольских народов.

Шуба «хат-ээнниг» носилась вместе с сегедеком. Она являлась достоянием только богатых замужних женщин. Незамужним девушкам и вдовам ее надевать запрещалось. Шуба «хат-энниг» относится к одному из древних видов одежды Хонгорая, сохранилась, вероятно, со времен Кыргызского государства.

Летом хонгорские женщины носили праздничный халат «тузалых».

Он кроился прямым, с перехватом со сборками на подоле. На уровне колен подол халата сзади и с боков простегивался сухожильными нитками, образующими перехват из мелких сборок, который носит название «тузалых» (т. е. путы). Нижняя юбочная часть от колен обозначается «тузалых идек», т. е. стреноженный подол. Поверх сборок перехвата нашивались цветные дорожки вышивки «чеек». По своеобразному перехвату ведёт своё название и весь халат. Производилось впечатление, что ноги связаны, и человек может упасть.

Праздничный халат «тузалых» обычно шился из шёлка или плиса на подкладке из хлопчатобумажной ткани. Воротник кительный. Левая пола с правильным прямоугольным выступом «пайыр» запахивалась на правую сторону на высоте груди и до подола.

Декором «чеек» украшался кительный воротник «мойдырых чеек», прямоугольный выступ «пайыр» левой полы «паар чеек», рукава повыше локтя «ниин чеек» и подол над сборками «тузалых чеек». В верхней части левой полы на выступе «пайыр» нашиты два ряда радужной вышивки «чеек» из семи или девяти разноцветных полос, несущих основную декоративную нагрузку. Между ними находилась вышивка золотой нитью в виде геометрического орнамента.

Борта и манжеты рукавов опушивались мехом выдры (шириной в четыре пальца «тёртилиг») или беличьими лапками. Подол обшивался черным плисом. С двух сторон под рукавами «тузалыха» имелись петли «илбик», за которые женщины для красоты привязывали шёлковые платки и длинные декоративные кисеты [МКМ. № 1756].

«Тузалых» обязательно надевался с безрукавкой «сегедек». После смерти хозяйки, согласно традициям, праздничную одежду хоронили вместе с нею. Вероятно, поэтому в настоящее время подобные наряды среди хонгорцев практически не сохранились.

Летом хонгорянки носили шелковые или нанковые халаты «чайлых» (в русских документах «жайлок»). Их надевали свахи на свадьбу, женщины - на праздник, в них хоронили. Носился как замужними женщинами, так и девушками.

Халат «чайлых» был прямого покроя. Шился из шелка, синей нанки, бязи, выбойки или плиса. Подклад выкраивался из холщовой ткани. Рукава оканчивались обшлагами в форме «омах». На рукавах шелковые обшлага малинового цвета, отвороты на обшлагах из голубого плиса. Воротник кительный, стойка. Основа кительного воротника выкраивалась из четырёх матерчатых прокладок, склеенных клейстером, и была идентична технике изготовления в тувинских костюмах. Воротник и обшлага обшивались плисом. На воротнике пришивались перламутровые пуговицы «тана». Борта «чайлыха» шились с прямой полой, без выступа и обшивались каймой «хааджы» из красного шелка. Застежка на правом боку. Радужной вышивки «чеек» на «чайлыхе» обычно не бывало. Иногда левая пола делалась с четырёхугольным выступом «пайыр». В таком случае борта и мундирный воротник украшались вышивкой «чеек». Ступенчатый раскрой левой полы был занесён в Хонгорай из Монголии.

Халат «чайлых» на уровне колен собран в сборки «тоорым», образуя как бы юбку. Характерный для женской одежды Хонгорая, но странный на вид перехват на высоте колен производил впечатление, что ноги связаны [МКМ. О.Ф. 2013].

Поверх чайлыха надевались женские безрукавки «сегедек». Согласно русским источникам начала XVIII в., у хонгорцев «женский полк... летом носят жайлоки [т. е. «чайлых» - В. Б.] по их вере и сверх того носят чигилек [т. е. сегедек - В. Б.], подобен басроку» [Андреев, с. 102].

В Шории женщины носили халаты с аналогичным названием «чайлык». Он шился из хлопчатобумажной ткани черного цвета или из дабы синего цвета, на подкладе из хлопчатобумажной ткани. Покрой туникообразный. Стан состоял из двух перегнутых пополам по линии плеч полотнищ. Между полками и спинкой вшито по треугольному клину длиной от проймы рукава до подола. Воротник сзади выкроен стойкой, спереди переходит в шалевый, пришит к краям полок. Обшит по краю белым кантом. Концы украшены раковинами каури и разноцветными пуговицами. Левая половина воротника украшена тремя рядами пуговиц. Квадратные ластовицы из той же ткани, что и халат. Рукава широкие, слегка зауженные к кистям рук, цельные, с нижним продольным швом. Левая полка и подол обшиты тремя полосками белого ситца, правая полка и края рукавов - двумя такими же полосками. Этот вид халата являлся традиционной повседневной и праздничной женской одеждой шорцев [Шорцы, с. 55, 57].

Среди алтайцев и телеутов бытовал легкий праздничный шелковый халат «чеймек», напоминающий хонгорский «чайлых». Шился он на подкладе в виде куртки. Его носили поверх платья. Для шитья чеймека выкраивали спинку, две полы и два рукава. Головка рукавов впереди более круглая, чем сзади. На боках пришиты продольные карманы. На груди застежка или завязки. Воротник шалевый, накладной, длиной более полуметра, шириной около 8 см. Наглухо пришивался к вырезу ворота. Имел яркую окраску [Функ, с. 153].

Весной и осенью женщины Саяно-Алтая носили демисезонный распашной халат «секпен». Среди алтайцев он известен как «чекпен», у тувинцев -«шекпен». Он представлял собою нарядную праздничную верхнюю одежду. Его шили из тонкого черного сукна, которое также называлось «секпен». Халат секпен был двух типов: отрезной и прямой.

Спинка прямого секпена украшалась растительным орнаментом, а линии соединения проймы рукавов обшивались декоративным швом «орбе» (косая сетка или козлежка наперекрест). Шелковые нитки шва «орбе» пересекаются и образуют косую сетку.

Отрезной «секпен» украшался тремя или пятью аппликациями «пыраат», которые пришивались по низу спинки. Под каждым пыраатом спинка собиралась в четыре продольные складки, которые обшивались декоративным швом «орбе». Кисточки здесь не делались.

Остальные элементы в пошиве секпенов были общими. Шалевый воротник покрывался шёлком или парчой. На севере Хонгорая у кызыльцев воротник украшался растительным орнаментом. На лацканах нашивали перламутровые пуговицы «тана» или раковины каури, а края окаймляли жемчужными пуговицами «узумджюк». На левом борту секпена сверху под самым воротником нашивалось девять крупных перламутровых пуговиц «тана»: по три в три ряда. Иногда белые перламутровые пуговицы разных величин с прикрепленными посередине мелкими кораллами собирались в виде своеобразного узора.

По бокам делались карманы. Обшлага рукавов и клапаны боковых карманов шились из чёрного бархата или плиса и украшались шёлковыми узорами. Следует отметить, что концы обшлагов «секпена» (как, впрочем, и у другой женской верхней одежды) делали со скошенным выступом в форме конского копыта. Подобная форма носит название «омах». Форма «омах» для обшлагов характерна для женской одежды монголов, бурят и калмыков, что свидетельствует об этнокультурных связях Саяно-Алтая с монгольскими народами [Викторова, с. 35].

Полы были прямые. Между полами и спинкой вставлено с каждой стороны по два клина, верхними концами пришитых в области подмышек, благодаря чему секпен сзади лежит глубокими складками. Застегивается левая пола на правую двумя круглыми пуговицами «марха». Подол и полы подшивались материалом красного цвета. Проймы рукавов глубокие, доходят до пояса. Рукав цельнокроеный. Обычно на секпене вышивался воротник, боковые части спинки, обшлага рукавов и клапан кармана. Подол сзади был длиннее, чем спереди [Музей ТГУ. № 5459-103].

На Саяно-Алтае женщины и девушки осенью по праздникам носили шелковые кафтаны «хаптал», или «мангных», напоминающие «секпен» прямого покроя. Аналогичные виды женской одежды «каптал» бытовали у алтайцев, казахов, сибирских татар. Слово древнетюркского происхождения, где наименование «qaftan» означало верхнюю одежду, халат, кафтан.

«Хаптал» шился из китайской шелковой материи «мангных», иногда плиса или тонкого сукна темных цветов. Шелковая материя «мангных» (мангдык, магнаг) с вытканными на ней золотом и серебром цветами применялась в женской одежде алтайцев, тувинцев и монголов.

Внутренний подклад делался из синей нанки «пёс». От пояса «хаптал» в подоле расширяется от вставки двух или четырех клиньев. По подолу и по полам обшивается узкой каймой какой-либо яркой, чаще красной материи. Длинные и широкие рукава кончаются раструбом из меха барсука, обшиты плисом и вышиты шелком. Такая же полоса плису и шитья - на рукавах выше локтя. Борта были прямые, застегивались на правой стороне на бронзовые пуговицы «хола марха». Разрез пол обшит до талии мехом и плисом, подол — мехом. Воротник делался отложным из плиса, бархата или парчи. На нем нашивались для украшения круглые пуговицы «топчы» и перламутровые пуговицы «тана».

Клапаны карманов и обшлага украшены трехлепестковым узором. Концы обшлагов сделаны со скошенным выступом «омах». Спинка украшена в растительном орнаменте в виде цветов и побегов, выполненных косо наложенным, стебельчатым и гладью швами, линии соединения проймы рукавов обшиты декоративным тамбурным швом [ХНКМ. Кп 3809/2].

Среди алтайцев бытовала легкая, верхняя одежда с аналогичным названием «каптал». Верх каптала предпочитали шить из зеленого вельвета, подклад - из хлопчатобумажной ткани. Покрой стана отрезной, состоит из кофты и юбки. Спинка и полки выкраиваются из одного полотнища ткани, сложенного вдвое по долевой нити. Полки выкраиваются одинаковыми, но к левому для создания фигурного выступа «дьебетел» делают надставку. Закругленные проймы зауживают спинку и перед «каптала». Распашные полы запахиваются слева направо. Юбка выкраивается из одного или несколько полотнищ и в густую сборку соединяется с верхом. Воротник отложной, закругленный [Дьяконова, 2001, с. 90].

Замужние женщины поверх праздничных халатов и шуб прямого покроя обязательно надевали своеобразную безрукавку «сегедек». Аналогичный вид безрукавной одежды - «чегедек» («шегедек», «цэгдэг») - бытовал у алтайцев, тувинцев, западных монголов и калмыков. По всей видимости, эта форма одежды ойратского происхождения [Сат-бриль, с. 49].

Безрукавка «сегедек» шьется из парчи, сукна, плиса и шелковых материй на ситцевом подкладе. Его делали распашным, с прямым разрезом. Воротника нет, полы ровные и прямые. Полы сходились посередине, за которыми виднелись вышитые узоры халатов и праздничных шуб. Широкие до пояса проймы «холторым», ворот «чага» и полы «паар» обшивались черным плисом и украшались радужной каймой «чеек». Вокруг проймы нашивались две дорожки «чеек», а по бортам и воротнику - одна. Помимо вышивки «чеек» «сегедек» украшали шелковыми кистями, шелковыми нитяными завязками, дорогими пуговицами и вышивкой по линии шва, соединяющего верх с низом. Иногда «чеек» заменяли обшивкой из золотого позумента или тесьмы. Каркас (лиф) «сегедека» делали из четырёх слоев ткани, склеенных клейстером, благодаря чему он был жестким и хорошо сохранял свою форму. Подобная основа называется «чабаа». Первоначально «чабаа» изготовлялась из тонкой кожи. Такой факт отмечен Ю. А. Шибаевой и подтверждается данными диалектов Хонгорая, в которых термин «чабаа» сохранился ещё в значении «кожа, шкура». Спина у сегедека делается разрезной и у пояса образует две идущие внутрь неглубокие складки. Швы спины и боков украшаются цветными узорами из шелковых ниток, как и у секпена. Подол обшит полоской красного кумача [МКМ. О.Ф. 1841; 1842].

«Сегедек» был двух типов: отрезной и прямой. Безрукавка прямого покроя обычно шилась из шелка. Спинка украшалась растительным орнаментом. Подол обшивался кисточками. Во второй половине XIX в. шёлковая женская безрукавка «сегедек» стоила 20 рублей.

Для отрезного сегедека использовался шелк и плис. Состоял он из двух частей: лифа на подкладе и юбки, собранной в сборки с разрезом сзади.

Вырезы рукавов, ворот и верх запаха обшивался черным плисом. На черном плисе вышивка радужной каймой «чеек» из трех рядов чередующихся разноцветных шелковых шнурков. Длина его была до уровня колен. Спинка украшалась тремя, пятью или семью аппликациями «пыраат». Под каждым пыраатом спинка собиралась в четыре продольные складки - «тартханы», которые обшивались цветным декоративным швом «орбе». Складки прошивались шелковыми нитями, которые заканчивались кисточками. Вся вышивка составляла одно целое. Присобранная в талии юбочная часть - «хондырых» - шилась из клиньев, выкраиваемых из шёлка, парчи, бархата с нашитой понизу бахромой из шелковых кистей [ХНКМ. КП № 3902].

На Алтае женский безрукавный халат «чегедек» шился из двух слоев хлопчатобумажной ткани черного цвета, подклад - из цветистого ситца. Края полок, ворота, проймы и разреза внизу спинки украшены нашитыми полосами парчи, рядом с которыми пришиты узкие полоски шелка зеленого, салатного и красного цвета. Полки сходятся, но не застегиваются. Верхняя часть халата отрезная. Покрой спинки и полок туникообразный, они сшиты из двух полотнищ.

Изначально готовился каркас. Для этой цели использовался ситец, который укладывался тремя слоями, склеенными для жесткости клейстером. Затем вырезался каркас, единый от лопаток со спины и до груди переда, далее узкой полосой до подола. По каркасу выкраивался весь «чегедек».

По краям остова нашивали украшения. По самому краю проходила полоса парчи. Далее шли вышивки «чеек» из скрученной вдвое шелковой нитки, по паре одинакового цвета. Первую нить скатывают по направлению к себе, а вторую - от себя. Обычно нашивали 11 парных цветных полосок в следующей последовательности: черная, три зеленых, белая, желтая, три оранжевых, вишневая, желтая. Полы в виде широких прямых полотнищ собирались по талии в сборку. Под верхнюю часть чегедека или его остов подшивалась подкладка. Полы были без подкладки. В месте пройм на спинке и в полках имеются глубокие вырезы в виде углов. Подол чегедека сшит из четырех полос и пришит к верхней части сборками. Плечи алтайских чегедеков, в отличие от покроя хон-горской безрукавки, шьются чуть приподнятыми вверх, высокими и острыми [Потапов, с. 29; Бабрашева, с. 23].

Все замужние женщины дербетов в Западной Монголии сверх шубы и халата носили безрукавку «цегедек», состоящую из жилета и пришитой к ней сборчатой юбки. Последняя сзади до пояса разрезана. Полы цегедека спереди остаются открытыми, чтобы расшитая грудь халата была видна. Грудная часть цегедека расшивается парчой и разноцветной материей [Вяткина, с. 198].

У калмыков род длинной безрукавки «цегдек» надевается сверх халата. По поясу идут широкие сборы или складки. Вместо воротника идет продолговатый, широкий четыреугольный вырез, через который виден расшитый ворот халата. На груди полы скошены от воротника, так что сходятся под острым углом лишь у пояса. По обоим бокам пришиты петли для платков. Такие безрукавки носят замужние женщины [Житецкий, с. 10].

На Саяно-Алтае обычным правом накладывали своеобразные табу на ношение некоторых форм одежды. Так, девушкам до замужества запрещалось носить «сегедек» и праздничную шапку «чаппах», предназначенные только для замужних женщин. Не имели права носить подобный наряд и вдовы. Женщины не должны были показываться без сегедека свёкру и деверю. Они не могли входить без этой одежды в юрту свёкра и деверя, даже если последних уже не было в живых, ибо боялись духов умерших. Женщинам и девушкам запрещалось подпоясываться, поэтому в отношении их применялось иносказание «хуры чох», т. е. без пояса. Пояс могла носить только вдова, в знак траура и горя [Бутанаев, 2004, с. 132].

Вплоть до первой половины XIX в. женщины Хонгорая по праздникам носили белые вязаные колпаки «киптес», или «ах-пёрик». Они вязались из шерстяных ниток, свитых из козьей шерсти. Колпак «киптес» вязался в виде сужающегося чулка (ширина - 25 см, длина - 65-75 см) с полосками красного и синего цветов. На конце находилась кисточка «чачах» из красных ниток. Нижний край его, украшенный линиями геометрического орнамента, подгибался в виде околыша и напоминал подгиб «курее» на платке. Их носили летом, подогнув края. Волосы укладывались в колпак «киптес». В 1825 г. «колпак азиатский» стоил 10 руб [Кузнецова, с. 209].

Идентичные колпаки носили русские женщины Минусинского округа. В XIX в. он вышел из употребления. Головной женский убор «калпак» был «вывязан из белой бумаги широким (22 см) и длинным (80 см) мешком с орнаментом из сосен; кончается кисточкой из бумаги; вышел давно из употребления, распущенные волосы вкладывались в мешок, который надевался на лоб» [Яковлев, с. 132]. В данной ситуации мы имеем русское заимствование материальной культуры тюрков Хонгорая.

Замужние женщины Хонгорая зимой одевали праздничные шапки «чаппах» («чебак»). Близкие по звучанию головные уборы «шапак» (легкая, из тонкой материи тюбетейка, надеваемая под шапку) бытовали у кыргызов Тянь-Шаня.

Женская праздничная шапка «чаппах» шилась с круглым околышем «хас» из меха соболя, выдры или бобра. Меховой околыш чаппаха внизу подбивался окантовкой «чылбых» из чёрной мерлушки. Подклад шился из белой мерлушки. Между подкладом и тульей вставлялся гусиный пух, а на макушке укреплялся войлочный квадрат по размеру головы, придающий прочность заданной форме. Верх шапки «чаппах», отмечал Е. Яковлев, делается твердым четырехугольником, на манер польской конфедератки [Яковлев, с. 7].

Над меховым околышем возвышалась высокая плисовая, шелковая или бархатная тулья, сшитая из четырёх длинных пятиугольных клиньев «тала», которые придавали убору квадратную форму. Высота клина шапки равнялась одной четверти «харыс», плюс ширина четырех пальцев «тортилиг», т. е. около 0,5 м. Тулья имела вид небольшого мешка «хапчых» длиной в 30-40 см.

Четыре стороны высокой тульи вышивались на каждой стороне узорами с пятью листочками или в виде птицы, квадратный верх (четырехугольный) расшивался яркими художественными швами с четырьмя перекрещиваюши-мися линиями, а в центре вышивка с восемью лепестками. На маковке укреплялась перламутровая пуговица «тана» с красной кисточкой «чалаа» или пришивались красные и синие ленты «чалама». При ношении чаппаха высокая тулья свешивалась набок и, как флюгер, меняла направление в зависимости от сильного ветра. Иногда верх свешивается мешком почти до плеч. В связи с этим она имела полное название «хыйын тусченг торткил чаппах пёрик» -квадратная шапка «чаппах» с падающей набок тульей [МКМ. Оф. 1671; РЭМ. № 664-55].

На севере Хонгорая, в долине р. Чулым и Июсов, широкий околыш делался с вырезом для лица, закрывая уши и затылок. Поэтому северные хонгорцы называли данный головной убор «чирик пёрик» - букв, резная шапка.

Шапка «чаппах» вместе с шубами «идектиг-тон», «хат-ээнниг» и сегедеком составляли женский праздничный наряд, который надевали на свадьбу, поминки, при поездке в гости и по воскресеньям. В основном ее надевали на поминки пожилые женщины. Девушкам запрещалось надевать этот головной убор.

У теленгитских женщин Алтая бытовала подобная шапка под близким названием «таарчык бёрик», т. е. головной убор с тульей в виде небольшого мешка «таарчык». Подклад делали из мерлушки. Тулья ее состояла из четырех равнобедренных трапеций, а верхушка шапки представляла собой квадрат. Сверху шапку крыли однотонной тканью. Околыш делался из меха соболя или мерлушки. На макушку нашивали маленький кружок из ткани другого цвета, к нему через короткую снизку бисера крепили кисточку из цветных ниток. Тулья шапки «таарчык бёрик» свешивалась набок до плеч [Алтайский, 1990, с. 10].

Аналогичная шапка под названием «хаджилга» имелась у калмычек.

Околыш калмыцкой хаджилги очень выпуклый и высокий, покрыт мерлушкою утробного ягненка. Четырехугольная тулья сшита из оранжевого или желтого сукна, квадрат верхушки покрыт красным сукном, а в центре пунцовая лента «залаа». Шов между верхним квадратом и желтым четырехугольным верхом обшит серебряным или золотым шнурком. Хаджилга всегда довольно высокая (более четверти) и объемистая шапка. Шапка эта одним углом квадрата наглухо пришивается к мерлушечьему околышу и надевается назад пристегнутым углом [Житецкий, с. 10]. Вполне возможно, что женская шапка «чаппах» появилась на Саяно-Алтае благодаря влиянию ойратской моды.

Женские панталоны «сюбюр» по своему крою ничем не отличались от повседневных штанов, т. е. с обязательной квадратной вставкой «тахтай». Обычно они шились из качественных тканей синей окраски.

В героическом эпосе хонгорцев имеются сведения о старинном типе праздничной женской обуви «махайах», или «мекей». Созвучное название «мёкю», или «мёкючё», для кожаных сапог с загнутыми кверху носками, на мягкой подошве и без каблуков встречается среди обуви киргизов.

По всей видимости, «мекей» представляли из себя кожаные башмачки. Шились они из черной яловой кожи, украшались золотым бисером. Башмачки «мекей», или «махайах», надевались невестой на свою свадьбу. Они носились в комплекте с лисьей шапкой и собольей шубой или шелковым халатом.

Исходя из идентичности названия «махайах» с обозначением поршневидных тапочек «махпайах», можно предполагать, что кожаная поршневидная обувь относится к одной из ранних форм и поэтому была широко распространена у абсолютного большинства народов Северной и Центральной Азии.

По праздникам богатые женщины Саяно-Алтая надевали летом нарядные сапоги «саллыг», или «хатыг одик» (букв, твёрдая обувь). Аналогичные сапоги «шалду» с подошвами из цветных кожаных слоев бытовали у алтайцев, тувинцев и киргизов.

Они шились из выделанной и черненой кожи дикого козла ворсом вовнутрь. Сапоги были с квадратными, немного загнутыми кверху носками, на низком каблуке и на толстой многослойной подошве. Подошва, толщиной в 2-3 пальца, состояла из пяти или семи слоев сафьяновой кожи - красного, синего, зелёного, белого, жёлтого и чёрного цветов. Разноцветные слои подошвы носят название «сал» (отсюда обозначение сапог) [Кузнецова, с. 170].

Женские сапоги «саллыг», кроме того, на подъёме по швам головки украшались мишурой или золотым бисером. Они производили особый эффект на ногах всадниц, сидящих верхом на коне. Знатные люди носили «саллыг» и летом, и зимой. Их надевали не только на праздники, но и на похороны и поминки.

Аналогичная праздничная обувь «шалду одик» бытовала у алтайских женщин. Она шилась из красной кожи «шири», выделанной из жеребячьих шкур. Сапоги «шалду» украшали блестящей тесьмой, нашивая друг на друга до пяти рядов. По методу отделки нашивкой «шал» такая женская обувь названа «шалду одик» [Тадина, с. 109; МАЭ. № 5065-20].

В летние праздничные дни женщины Хонгорая надевали кожаные сапоги «тим маймах», или «тим одик», которые украшались золотым шитьём.

Они шились из яловой кожи «тим» особого качества. Носки обуви были квадратной формы. Головки сапог сначала разрезались пополам и затем сшивались золотыми нитками «алтын чип». Такая техника художественного пошива носков обуви носит название «хасха», т. е. обшивка художественным швом посередине лицевой стороны. Золотой мишурой также обшивался язычок головки в местах соединения с голенищем.

Золотые нити сначала в определенном количестве ровно наматывались на шило и в таком виде пришивались сухожилиями. Передняя часть сапог «тим маймах» и союзки «чурек» украшались золотым орнаментом в виде меандра или латинской буквы «S». Подошва у сапог «тим маймах» была пяти- или шестислойной, из цветного сафьяна «сал», напоминающего цвет вышивки «чеек».

Золотом шитая обувь «алтын ораган» считалась почётной и была доступна только байским женам. Среди архивных источников за 1825 г. есть упоминание, что у кызыльской богачки Ф. Янгуловой были женские сапоги, «золотым шитьём шитые», стоили 60 руб [Кузнецова, с. 208].

Зимой жещины носили овчинные рукавицы «меелей». Изготовление рукавиц и украшение их вышивкой - наиболее распространенный вид народного творчества в аалах Хонгорая. Рисунки вышивок разнообразны, и нет среди них одинаковых, повторяющихся. Праздничные женские рукавицы «хоос мелей» покрывались чёрным плисом. Лицевая сторона украшалась растительным орнаментом, вышитым разноцветными шёлковыми нитками. Узор выполнялся тамбурным швом и заполнялся гладью. Используемые цвета ниток: красный, синий, фиолетовый, сиреневый, розовый, зеленый. Шов большого пальца украшался узорами. Верхний край рукавиц окантовывался опушкой «хума» из черной мерлушки, а за ней следовала шёлковая или парчовая кайма «хааджы» [Музей ТГУ. № 5954-81].

Праздничные наряды женщин Хонгорая имеют неповторимый вид, подтверждающий в очередной раз самобытность культуры народа Хонгорая. Несмотря на значительное влияние ойрато-монгольской моды, женская одежда в основном комплексе сохранила стиль и традиции своих кыргызских предков.

Последнее изменениеПонедельник, 22 Август 2016 16:44
Другие материалы в этой категории: « ПОВСЕДНЕВНАЯ ОДЕЖДА ОБРЯДОВАЯ ОДЕЖДА »

для детей старше 16 лет